harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Categories:

Закон о колосках (7/8) - гуманное советское законодательство.

Некоторые фото за эти годы стали недоступны, источники приведены в "Закон о трёх колосках"

Оригинал взят у man_with_dogs в репрессивное законодательство: закон о колосках (7/8)
Недавно поднимался вопрос, что можно считать репрессиями? Давайте почитаем текст "закона о колосках" ("указа 7/8") и посмотрим, как считали сами большевики: этот закон СУДЕБНАЯ РЕПРЕССИЯ и отчитывались в своих отчётах о применении этой репрессии.


картинка к закону о колосках в учебнике Граждановедения за 7 класс"Закон о колосках", по которому расстреливали или отправляли на 10 лет в тюрьму/концлагерь ввели при самом активном участии Сталина между 2 эпизодами голодомора 1932-33. Только-только крестьян разграбили и согнали в колхозы, где они, не имея стимулов работать, работали кое-как. Да ещё под управлением колхозного начальства набранного из голодранцев и городских. После массового забоя скота (в т.ч. и рабочего), который крестьяне провели, чтоб не отдавать голодранцам. И в год неурожайный. Т.е. большевики уничтожили все положительные стимулы к работе у крестьян, довели сельское хозяйство до ручки. И теперь следили, как бы крестьяне "не съели лишнего". И чтоб крестьянин не зарился с голода на колхозное зерно и был введён этот репрессивный закон, по которому людей отправляли в концлагеря и убивали за кражу, даже за самую мелкую (что и названо "судебной репрессией" в самом законе). Новый барин - советская власть - показала свою плётку своим крепостным.

Стоит так же не забывать, что с 1935 года уголовное преследование стали применять и к детям с 12 лет - в т.ч. и за КРАЖИ. Кражи соцсобсственности - за которые и расстреливали. (См:1,2)

Вот тут Клара возмущается тем, что в частности поставили это постановление на одну доску с законами Хаммурапи:


Законы вавилонских и шумерских царей оказались на одной доске с "Русской правдой" (подразумевается, что по своим целям и по своей жестокости они равны), сюда же привязано и упомянутое постановление ЦИК и СНК СССР - получается, Сталин, так же как Хаммурапи, творил жестокость ради самой жестокости, ради запугивания народа (так и сказано в учебнике: "...Можно сказать, что в подобных случаях власть добивалась подчинения на основе страха людей перед наказанием - санкцией (выделено в учебнике. Claire) со стороны государства")

К создателям учебника можно предъявить массу претензий, но расстрелы или 10 лет концлагерей голодающим людям за кражу несколько картофелин с колхозного поля - это как раз ближе к Хаммурапи. Кстати, слова выделены в учебнике - для повторения, а не для понимания.

Ещё один момент - утверждают, что это постановление - первый официальный документ, где появился термин "враг народа". Это ещё одна причина считать закон о колосках в одном ряду с другими репрессивными постановлениями и законами сталинщины. Людей убивали (прямо называя это репрессиями), отправляли на несоразмерные содеянному сроки в концлагеря, называли врагами народа, выискивали в реакции на закон контрреволюцию и антисоветчину. В дальнейшем к этому набору что прибавилось?

И ещё - насчёт "колосков". Вышинский, когда говорил об осуждении по этому постановлению за несколько колосков (см. ниже) - ещё не был объявлен врагом народа, а находился на прокурорской службе у большевиков.




http://lj.streamclub.ru/history/tragedy.html (3.3М)
И.Е.Зеленин

7 августа 1932 г. ЦИК и СНК СССР приняли закон (постановление) «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности» (док. № 160), ставший для крестьян «законом о пяти колосках». Публикуемые отрывки из переписки Сталина с Кагановичем (док. № 151) [28] свидетельствуют, что генсек был инициатором и основным автором этого антикрестьянского закона. Он не только отдавал себе полный отчет о драконовском характере предложенных им карательных мер («минимум десять лет заключения», а «как правило — смертная казнь» без права применения амнистии), но даже употребил сам этот термин («драконовский»!), увязав с «социалистическим характером» карательных акций, необходимых для укрепления нового общественного строя.

Проект закона, подготовленный, видимо, Кагановичем на основании писем Сталина, был разослан членам Политбюро 1 августа 1932 г. Генсек дополнил и уточнил редакцию преамбулы (сохранился автограф его правки). 7 августа Политбюро утвердило этот текст [29].

Юридическая безграмотность закона просматривается не только в отсутствии дифференциации мер наказания (10 лет тюрьмы или расстрел предусматривались за любое хищение социалистической собственности — малое или большое), но и в игнорировании известной правовой нормы «закон обратной силы не имеет». Инструкция по его применению, утвержденная 16 сентября 1932 г., допускала применение установленных репрессивных мер до его издания, «в случае, когда преступления имеет общественно-политическое значение» (док. № 169).

28 - Подробнее см. Зеленин И.Е. «Закон о пяти колосках»: разработка и осуществление // Вопросы истории. 1998. № 1.
29 - РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 952. Л. 76, 83.
док. № 151 Из писем И.В.Сталина Л.М.Кагановичу в связи с разработкой и осуществлением закона от 7 августа 1932 г., 20 июля — 17 августа 1932 г.
РГАСПИ. Ф. 81. Оп. 3. Д. 99. Л. 106-113, 117, 121-123, 144-145, 151; Д. 100. Л. 1-7.

док. № 160
Постановление ЦИК и СНК СССР «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности»
7 августа 1932 г.


За последнее время участились жалобы рабочих и колхозников на хищения (воровство) грузов на железнодорожном и водном транспорте и хищения (воровство) кооперативного и колхозного имущества со стороны хулиганствующих и вообще противообщественных элементов. Равным образом участились жалобы на насилия и угрозы кулацких элементов в отношении колхозников, не желающих выйти из колхозов и честно и самоотверженно работающих за укрепление последних.

Центральный исполнительный комитет и Совет народных комиссаров Союза ССР считают, что общественная собственность (государственная, колхозная, кооперативная) является основой советского строя, она священна и неприкосновенна, и люди, покушающиеся на общественную собственность, должны быть рассматриваемы как враги народа, ввиду чего решительная борьба с расхитителями общественного имущества является первейшей обязанностью органов Советской власти.

Исходя из этих соображений и идя навстречу требованиям рабочих и колхозников. Центральный исполнительный комитет и Совет народных комиссаров Союза ССР постановляют:

I
1. Приравнять по своему значению грузы на железнодорожном и водном транспорте к имуществу государственному и всемерно усилить охрану этих грузов.
2. Применять в качестве меры судебной репрессии за хищение грузов на железнодорожном и водном транспорте высшую меру социальной защиты — расстрел с конфискацией всего имущества и с заменой при смягчающих обстоятельствах лишением свободы на срок не ниже 10 лет с конфискацией имущества.
3. Не применять амнистии к преступникам, осужденным по делам о хищении грузов на транспорте.

II
1. Приравнять по своему значению имущество колхозов и кооперативов (урожай на полях, общественные запасы, скот, кооперативные склады и мага зины и т.п.) к имуществу государственному и всемерно усилить охрану этого имущества от расхищения.
2. Применять в качестве меры судебной репрессии за хищение (воровство) колхозного и кооперативного имущества высшую меру социальной защиты — расстрел с конфискацией всего имущества и с заменой при смягчающих обстоятельствах лишением свободы на срок не ниже 10 лет с конфискацией всего имущества.
3. Не применять амнистии к преступникам, осужденным по делам о хищении колхозного и кооперативного имущества.

III
1. Повести решительную борьбу с теми противообщественными кулацко-капиталистическими элементами, которые применяют насилия и угрозы или проповедуют применение насилия и угроз к колхозникам с целью заставить последних выйти из колхоза, с целью насильственного разрушения колхоза. Приравнять эти преступления к государственным преступлениям.
2. Применять в качестве меры судебной репрессии по делам об охране колхозов и колхозников от насилий и угроз со стороны кулацких и других противообщественных элементов лишение свободы от 5 до 10 лет с заключением в концентрационный лагерь.
3. Не применять амнистии к преступникам, осужденным по этим делам.

СЗ. 1932. № 62. Ст. 360.


№ 169

Инструкция по применению постановления ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г. об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной ( социалистической ) собственности 1 *
16 сентября 1932 г.

Секретно.

Верхсуду СССР и прокуратуре Верхсуда СССР, НКЮ союзных республик, председателям краевых (областных) судов, краевым (областным) прокурорам, председателям и прокурорам линейных судов, районным прокурорам. Председателю ГПУ Украины, полномочным представителям ОГПУ, ДТООГПУ, начальникам оперсекторов

Раздел 1
Преступления, подпадающие под действие закона от 7 августа. Закон от 7 августа надлежит применять при хищениях государственной и общественной собственности:
а) промышленной (хищения заводского и фабричного имущества);
б) совхозной;
в) государственных торговых организаций;
г) колхозной;
д) кооперативной;
е) грузов на железнодорожном и водном транспорте и местном автотранспорте.

Раздел 2
Категории расхитителей и мера социальной защиты, которую необходимо к ним применять:


1. По делам об организациях и группировках, организованно разрушающих государственную, общественную и кооперативную собственность путем поджогов, взрывов и массовой порчи имущества — применять высшую меру социальной защиты — расстрел, без послабления.

2. В отношении кулаков, бывших торговцев и иных социально-чуждых элементов, работающих в государственных (промышленных и сельскохозяйственных — совхозы) предприятиях или учреждениях, изобличенных в хищениях имущества или растратах крупных денежных сумм этих предприятий или учреждений, а также должностных лиц государственных учреждений и предприятий, применять высшую меру наказания; при смягчающих вину обстоятельствах (в случае единичных и незначительных хищений) высшую меру наказания заменять десятилетним лишением свободы.

При хищениях, хотя и мелких, совершенных лицами указанных социальных категорий, но влекущих за собой расстройство или остановку работы госпредприятий (хищения частей агрегатов и машин, умышленное уничтожение или порча совхозного инвентаря и т.п.) — также применять высшую меру наказания.

3. В отношениях кулаков, бывших торговцев и иных социально-враждебных элементов, проникших в органы снабжения, торговли и кооперации, а также должностных лиц товаропроводящей сети, изобличенных в хищении товаров или продаже их на частный рынок и растратах крупных денежных средств — применять высшую меру наказания, и лишь при смягчающих вину обстоятельствах, в случаях незначительных размеров хищений, высшую меру наказания заменять десятилетним лишением свободы.

Той же мере наказания подвергать и спекулянтов, хотя непосредственно в хищениях не участвующих, но спекулирующих товарами и продуктами, зная, что товары эти похищены из государственных учреждений и кооперации.

4. В отношении лиц, изобличенных в хищении грузов на транспорте, применяется высшая мера наказания, и лишь при смягчающих обстоятельствах (при единичных случаях хищений или хищений незначительных размеров) может быть применено десятилетнее лишение свободы.

Если хищения на транспорте производятся при участии железнодорожных служащих и рабочих, то к ним должна применяться та же мера репрессии.

5. В отношении кулаков, как проникших в колхоз, так и находящихся вне колхоза, организующих или принимающих участие в хищениях колхозного имущества и хлеба, применяется высшая мера наказания без послабления.

6. В отношении трудящихся единоличников и колхозников, изобличенных в хищении колхозного имущества и хлеба, должно применяться десятилетнее лишение свободы.

При отягчающих вину обстоятельствах, а именно: систематических хищениях колхозного хлеба, свеклы и других сельскохозяйственных продуктов и скота, хищениях организованными группами, хищениях в крупных размерах, хищениях, сопровождающихся насильственными действиями, террористическими актами, поджогами и т.д.— и в отношении колхозников и трудящихся единоличников должна применяться высшая мера наказания.

7. В отношении председателей колхозов и членов правлений, участвующих в хищениях государственного и общественного имущества, необходимо применять высшую меру наказания и лишь при смягчающих вину обстоятельствах — десятилетнее лишение свободы.



Раздел 3

О порядке направления дел по хищениям.

1. Рассматриваются ПП ОГПУ:

Дела о хищениях, сопровождающихся массовыми выступлениями, насильственными действиями, террористическими актами, поджогами и т.д., а также дела, по которым проходят организованные группировки с большим количеством арестованных.

2. Рассматриваются соответствующими судами:

Дела о хищениях на железнодорожном транспорте и все остальные дела, кроме перечисленных в п. 1 настоящего раздела.

Раздел 4

О специальном применении декрета ЦИК и СНК от 7 августа 1932 г.

1. Допустить применение меры репрессии по делам, подпадающим поддействие закона от 7 августа в отношении преступлений, совершенных до издания закона, в случаях, когда преступления имеют общественно-политическое значение.

2. Изъять из подсудности сельских общественных и колхозных товарищеских судов дела о хищениях колхозного имущества.
В ведении сельских общественных и колхозных товарищеских судов оставить лишь дела о преступлениях против личной собственности колхозников и единоличников.

Раздел 5

О сроках ведения следствия по делам о хищениях.

1. Судебно-следственные органы обязаны заканчивать дела и выносить по ним приговоры не дольше, чем в 15-дневный срок с момента раскрытия преступления и возникновения дела.

2. Как исключение, только в отношении дел, по которым проходит большое количество обвиняемых, срок ведения дела и вынесение приговора определяется не дольше, чем 30 дней.

Председатель Верхсуда Союза ССР А.Винокуров

Прокурор Верхсуда Союза ССР П.Красиков

Зам. председателя ОГПУ И.Акулов

РГАСПИ. Ф.17. Оп. 3. Д. 2014. Л. 33—34. Подлинник. Подписной экземпляр.
1* Заголовок документа. Инструкция утверждена на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) 16 сентября 1932 г., протокол № 116, пункт 31/16


№ 170

Спецсправка Секретно-политического отдела ОГПУ о реагировании населения Иваново-Промышленной области на закон от 7 августа 1932 г.
16 сентября 1932 г.

Совершенно секретно
По состоянию на 5 сентября 1932 г.
...
Отрицательные настроения

Отрицательные суждения о постановлении, как правило, в своем большинстве исходят от антисоветского элемента. Основным мотивом данных суждений являются разговоры о том, что постановление предназначено «для запугивания крестьян». Характерны заявления о том, что «постановлением обойден вопрос о кражах у единоличника».

Лежневский район. Котлов Григорий, единоличник д. Малое Ростилково Ростилковского сельсовета, о постановлении говорил: «Очень строго и почему-то только за государственное и общественное имущество, а, по-видимому, у единоличника можно воровать сколько хочешь, а судить их будут так же слабо, а уж раз судить, так судить надо одинаково за все».

Ростовский район. Ганюшин Христофор Михайлович, бывший торговец и кустарь г. Ростова, говорил: «Постановлению правительства о расстреле за воровство173 люди будут рады, так как жизнь становится невозможной, взять хлеба негде, да и заработать не можешь, поэтому идут воровать хлеб, и за это пусть правительство расстреливает, довели до того, что расстреливать людей только и осталось, потому что их девать некуда».

Кротов Иван Андреевич, служащий з[агот]пункта Союзплодовощ из с. Петровское говорил: «Постановление правительства о расстреле это только пример, сделают 5 — 10 показательных случаев, а потом судить будут, так как нельзя расстреливать людей в свободной стране за то, что жрать нечего, они вынуждены идти воровать».

Даниловский район. Агроном Федуринского участка Прохоренко А.И., бывший управляющий помещичьим имением, антисоветская личность, заявил: «Этим постановлением хотят запугать крестьян, чтобы не растаскивали колхозное добро, но все равно ничего не выйдет, крестьянин не дурак».

Положительные отклики

Основная масса деревенского населения, ознакомившаяся с постановлением по газетам, встретила его одобрительно. В разговорах на собраниях, в группах, при читке газет установлено единодушное мнение о том, что «постановление своевременное, хорошее и несомненно послужит тому, что имеющиеся хищения значительно сократятся».

Лежневский район. На собраниях по обсуждению постановления в ряде селений Воскресенского сельсовета колхозники и единоличники, одобряя постановление, заявляли: «Вот это хорошо, что взялись за хранение государственного и общественного имущества, а то, где ни послушаешь, во всех кооперативах, а также и в колхозах, производятся хищения».

Отдельные колхозники по вопросу постановления заявляют — Кузнецов Кузьма Ефимович, середняк, колхозник с. Воскресенского: «Давно бы нужно было выпустить такое постановление, а то кулаки и другой вредный элемент распустился, кулаки, пролезшие в колхоз, обворовывают колхозы, этим постановлением Советская власть обобьет руки преступному элементу».

Забываев Александр Яковлевич, единоличник с. Воскресенского: «Вот хорошо, этим постановлением хотят взяться за дело, теперь уничтожат хищения, а то у нас кулаки Пикины весь колхоз обворовали, из-за них в прошлом году крестьяне остались без хлеба, хорошо бы, если бы ихнее дело попало под разбор решения этого постановления, не мешало бы такую сволочь уничтожить».

Ростовский район. Член колхоза с. Воржа Власичева Анна Ивановна в присутствии колхозников говорила: «Правильно правительство делает, а то ведь безобразий столько пошло, воруют не только ночью, но и днем, вот человека два по району расстреляли бы, ну другие воровать не пошли бы».

Член колхоза д. Машницы Осницкого сельсовета Корочкин заявил: «Давно бы надо было вводить ответственность за возложенную работу в колхозе, да не только в колхозе, а во всяком деле, если тебе дали плуг, так ты и смотри за ним, а украли, так отвечай за него».

Даниловский район. Член колхоза д. Гридкино Семивраговского сельсовета Ершов Дмитрий и Семенов Никифор, середняки, обсуждая закон об охране колхозного имущества, говорили: «Давно бы так надо, а то слишком много развелось безобразий».

Такого же мнения было большинство присутствующих.

Член колхоза «Ленинский путь» Середского сельсовета Веселов Петр в разговоре с группой колхозников по вопросу постановления говорил: «Теперь, пожалуй, увидишь, мешок хлеба лежит на дороге, да если знаешь, что хлеб колхозный, так подумаешь, как взять, а то наплачешься».

Гороховецкий район. Наумков, единоличник из д. Погост, говорил: «Всех воров государственного имущества надо наказывать, отбирать у них имущество или их расстреливать».

В Мячковском колхозе на собрании был поднят вопрос о хищении имущества колхоза сторожем Токаревым Г., колхозники высказались о привлечении его к ответственности и исключении из колхоза. Бедняк Лукьянов в своем выступлении заявил: «Постановление правительства послужит укреплению колхозов и поднимет ответственность колхозников за сохранение колхозного имущества».

В течение последней декады за хищение колхозного имущества привлечено 22 чел. По социальному положению привлекаемые являются кулаками и торговцами.

Начальник СПО ОГПУ Г. Молчанов Начальник 2 отделения Люшков

ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 10. Д. 514. Л. 103—106. Заверенная копия.


http://dn.archives.gov.ua/photos.htm

Постановление ЦИК и СНК СССР об охранне имущества госпредприятий, колхозов и кооперации и укрепления общественной (социалистической) собственности. Газета "За соціалістичне постачання" від 12.08.1932г.
http://dn.archives.gov.ua/images/photos/vystavka2/golod7.jpg

закон о колосках (7/8/32) на укрмове


Отчет Донецкой о работе областной прокуратуры и областного суда по борьбе с хищениями общественной собственности. март 1933г. ГАДО, ФР-920, оп.1, д.9, л.44.
http://dn.archives.gov.ua/images/photos/vystavka2/golod32.jpg

с 7/УШ - 1/1 - 33г. т.е. за 5 м-цов по области заслушано судебным порядком 4736 дел и ослуждено 6203 человека. За первый кватрал 33 года заслушано 1869 дел и осуждено 3083 человека.

Отчет Донецкой о работе областной прокуратуры и областного суда по борьбе с хищениями общественной собственности. март 1933г. ГАДО, ФР-920, оп.1, д.9, л. 45.
http://dn.archives.gov.ua/images/photos/vystavka2/golod33.jpg

Динамика дел о хищениях общественной собственности и применении судебной репрессии
(таблицу транспонировал, чтоб удобней было помещать в сеть, и сверил суммы по столбцам, %% не проверял)
1. 2. 3. 4.
Время возбуждения дел С 7/УШ-1/1-33г. Январь 1933г. Февраль 1933г. Март 1933 года.
Всего заслушано дел 4736 713 510 616
Всего осуждено лиц. 6203 1262 780 1041
Расстрел 169 64 30 38
%% к числу осужденных 2,5 5. 4. 3,4
Лиш. своб.на 10 лет. 754 181 67 99
%% к числу осужденных 12,5 12. 9. 9.
Лиш. своб.от 5 до 10л. 1058 339 154 279
%% к числу осужденных 17. 27. 20. 26,8
Лиш. Своб.на 5 лет. 2491 441 271 324
%% к числу осужденных 40. 35 34. 31,2
Принудработы 1731 215 245 279
%% к числу осужденных 28. 17. 21 26,8
Другие меры соц.защиты. - 22 13 22
%% к числу осужденных - 1 2 2,8

Т.е. каждый месяц по одной только Донецкой области расстреливали несколько десятков (30-60) человек по этому репрессивному закону - 2,5-5% от общего числа осуждённых. Сажали в концлагеря и тюрьмы - от 600 до тыщи - 2/3 от числа осуждённых. 2-3 сотни отправлялись на принудительные работы.



http://kleio.asu.ru/aik/bullet/23/42.html
А.В. Матис (Тверь)

"ЗАКОН О ПЯТИ КОЛОСКАХ"
НА МАТЕРИАЛАХ БАЗЫ ДАННЫХ ПО УРАЛУ

В настоящее время одним из приоритетных направлений в отечественной историографии является исследование различных репрессивных кампаний в СССР. К их числу относится реализация Постановления ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г. "Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности", известного в историографии как "Закон о пяти колосках". Данное Постановление официально было направлено на борьбу с "врагами народа" - расхитителями. Оно предусматривало расстрел и длительные сроки заключения даже за незначительные хищения и кражи. Однако сталинский режим активно использовал репрессивную силу Постановления для расправы со всеми, кто был недоволен проводившейся политикой. Поэтому реализация его на практике стала классическим примером политики массовых репрессий.

Одним из важнейших исторических источников по данной проблеме являются судебно-следственные дела. Каждое из них представляет собой совокупность разнообразных по своей форме и содержанию документов. Наличие в деле большинства из них было обусловлено требованиями Уголовно-процессуального Кодекса, а также документацией, регламентировавшей деятельность карательных органов. По своей информационной направленности все разновидности можно условно подразделить на две смысловые группы: материалы о социальном облике осужденных и документы о деятельности органов следствия и суда. Явным преимуществом судебно-следственных дел по сравнению с другими комплексами источников ( сводные отчеты милиции и прокуратуры, периодическая печать и др.) является то, что они позволяют детально конкретизировать весь ход репрессий, вызванных введением "Закона".

В государственных архивах сохранилась естественная выборка судебно-следственных дел по Постановлению от 7 августа 1932 г. Так, в Государственном архиве Свердловской области находится около 200 таких дел. Их анализ указывает на отсутствие какого-либо устойчивого критерия, на основании которого производился отбор дел на хранение. Учитывая данное обстоятельство, а также то, что судебно-следственные дела - массовый источник, наиболее оптимальным способом обработки
{стр.105}

является создание базы данных. В результате из всей совокупности естественной выборки методом случайной выборки было отобрано 63 судебно-следственных дела, по которым проходило более 300 человек.

Поскольку информация источника представлена в нарративной форме, следующий этап его обработки связан с формализацией. С этой целью была разработана унифицированная анкета на осужденного. Она состоит из 170 признаков. При этом характер вопросов, включенных в неё, и структура призваны как можно более полно охватывать объект изучения - репрессивную политику, связанную с Постановлением от 7 августа 1932 г. Исходя из этого, структура анкеты состоит из двух составных частей. Первая из них посвящена социальному облику осужденных, вторая - деятельности органов следствия и суда. В свою очередь, каждая из этих частей образует несколько информационных блоков. Так, все признаки, характеризующие социальный состав, можно подразделить на три группы, отражающие демографическую структуру, политическую ориентацию, профессионально-трудовую деятельность осужденных. Деятельность карательных органов раскрывается при помощи сведений, демонстрирующих ход предварительного следствия, судебного заседания и кассации приговора.



Анализ БД показывает, что среди подследственных преобладали крестьяне, причем значительная их часть являлась членами колхозов. Характерно, что зажиточных было привлечено гораздо меньше, чем колхозников. Обращает также на себя внимание высокий процент представителей руководящего состава колхозов, осужденных по "Закону о пяти колосках". В ходе предварительного следствия выяснялось, что практически каждый из привлекавшихся к ответственности был уличен в нелояльности к Советской власти. Чаще всего при этом инкриминировалась агитации против организации колхозов, критика существующих порядков и т.д. В результате "Закон" активно использовался правящим режимом для расправы со всеми противниками коллективизации. С его помощью власти также смогли нейтрализовать наиболее инициативных и самостоятельных руководителей колхозов. Анализ информации БД дает возможность получить интересные сведения о деятельности карательных органов. Так, например, следователи были склонны обвинять подследственных по ст.162 Уголовного Кодекса, предусматривавшей незначительные сроки лишения свободы. В то же время представители прокуратуры настаивали на безусловном и широком применении Постановления от 7 августа 1932 г.
{стр.106)

Часто прокуроры собственноручно вносили коррективы в текст обвинительного заключения. Характерным является и то, что подавляющее большинство кассационных жалоб, направленных осужденными в Судебно-кассационную коллегию Верховного Суда РСФСР, было удовлетворено. Наиболее типичной была замена расстрела на длительные сроки лишения свободы. Вынесение смертных приговоров носило во многом пропагандистский характер. На деле для правящего режима было гораздо выгоднее использовать осужденных в качестве бесплатной рабочей силы на стройках первой пятилетки.

Таким образом, создание базы данных "Закон о пяти колосках"(по материалам Урала) позволяет получить наиболее полные и достоверные сведения о массовых репрессиях, связанных с применением Постановления от 7 августа 1932 г. Материалы БД могут быть также использованы в работе генеалогических обществ; для поиска сведений о репрессированных родственниках и т.д.
{стр.107}

Информационный бюллетень Ассоциации "История и компьютер"

Ещё одна тема связанная с большевицкими репрессиями - "перегибы". Сначала главари большевизии натравливают часть общества на "врагов народа", а потом - по итогам массовой борьбы с этими "врагами народа", объявляют о "перегибах на местах" - мол свора собак не так поняла команду "фас!" и вместо того, чтоб кусать в рамках соц.законности и только самых главных "врагов народа", кусали всех подряд и беспорядочно. Совки до сих пор цепляются за эту отмазку и приписывают народу всю жестокость - мол, это плохой народ, а Сталин - добрый и усатый, или Ленин - добрый и с прищуром. И демонстрируют как великое благодеяние бумажки в которых эти перегибы критикуются или даже чуть-чуть сглаживаются.

Когда народ протестует против тирании большевиков - это называется контрреволюцией. А как в народе верховодить начинают отобранные большевиками кадры (тупые убийцы), и выполняют указания большевиков - так "народ плохой и жестокий".

Свидетельство о том, какой творился беспредел - арестами занимался всяк, кому не лень и кто обладал хоть толикой советской власти, и кто являлся его источником. Не забываем и о времени действия - июль 1932 - это первый (весна-лето 1932) эпизод второго советского голодомора, в который не то, что поезда грабили, а людей убивали и ели (см.).


http://ru.wikipedia.org/wiki/Закон_о_колосках
Причины появления

Сталин — Кагановичу, Молотову
20 июля 1932 г.
Кагановичу, Молотову. Пишу вам обоим вместе, так как времени до отъезда фельдъегеря остается мало. … 3. За последнее время участились, во-первых, хищения грузов на желдортранспорте (расхищают на десятки мил. руб.), во-вторых, хищения кооперативного и колхозного имущества. Хищения организуются главным образом кулаками (раскулаченными) и другими антиобщественными элементами, старающимися расшатать наш новый строй. По закону эти господа рассматриваются как обычные воры, получают два-три года тюрьмы (формально!), а на деле через 6-8 месяцев амнистируются. Подобный режим в отношении этих господ, который нельзя назвать социалистическим, только поощряет их по сути дела настоящую контрреволюционную «работу». Терпеть дальше такое положение немыслимо. Предлагаю издать закон (в изъятие или отмену существующих законов), который бы:

а) приравнивал по своему значению железнодорожные грузы, колхозное имущество и кооперативное имущество — к имуществу государственному;
б) карал за расхищение (воровство) имущества указанных категорий минимум десятью годами заключения, а как правило — смертной казнью;
в) отменил применение амнистии к преступникам таких «профессий». Без этих (и подобных им) драконовских социалистических мер невозможно установить новую общественную дисциплину, а без такой дисциплины — невозможно отстоять и укрепить наш новый строй. Я думаю, что с изданием такого закона нельзя медлить.

Реакция властей на перегибы на местах

После ознакомления с практикой применения закона была издана Инструкция ЦК ВКП(б) и СНК ССР от 8-го мая 1933 № П-6028 «О прекращении применения массовых выселений и острых форм репрессий в деревне», четко разграничивающая полномочия репрессивных органов

ЦК и СНК считают, что в результате наших успехов в деревне наступил момент, когда мы уже не нуждаемся в массовых репрессиях, задевающих, как известно, не только кулаков, но и единоличников и часть колхозников. Правда, из ряда областей все еще продолжают поступать требования о массовом выселении из деревни и применении острых форм репрессий. В ЦК и СНК имеются заявки на немедленное выселение из областей и краев около ста тысяч семей. В ЦК и СНК имеются сведения, из которых видно, что массовые беспорядочные аресты в деревне все еще продолжают существовать в практике наших работников. Арестовывают председатели колхозов и члены правлений колхозов. Арестовывают председатели сельсоветов и секретари ячеек. Арестовывают районные и краевые уполномоченные. Арестовывают все, кому только не лень и кто, собственно говоря, не имеет никакого права арестовывать. Не удивительно, что при таком разгуле практики арестов органы, имеющие право ареста, в том числе и органы ОГПУ, и особенно милиция, теряют чувство меры и зачастую производят аресты без всякого основания, действуя по правилу: «сначала арестовать, а потом разобраться».

2. Об упорядочении производства арестов
1. Воспретить производство арестов лицами, на то не уполномоченными по закону, председателями РИК240, районными и краевыми уполномоченными, председателями сельсоветов, председателями колхозов и колхозных объединений, секретарями ячеек и пр. ...
2. Запретить органам прокуратуры, ОГПУ и милиции применять в качестве меры пресечения заключение под стражу до суда за маловажные преступления.
...

Прокурор СССР, А. Я. Вышинский, выступил в газете «Правда» со статьёй, резко осуждающей подобные действия.

…. Обнаружилось и другое явление, не менее недопустимое в работе органов юстиции: применение закона от 7 августа в случаях маловажных хищений, не представляющих не только особой, но и какой бы то ни было социальной опасности, и назначение притом жестких мер социальной защиты. Осуждались колхозники и трудящиеся единоличники за кочан капусты, взятый для собственного употребления и т. п.; привлекались в общем порядке, а не через производственно-товарищеские суды; рабочие за присвоение незначительных предметов или материалов на сумму не менее 50 руб., колхозники — за несколько колосьев и т. п. Такая практика приводила в конечном счете к смазыванию значения закона 7 августа и отвлекала внимание и силы от борьбы с действительными хищениями, представляющими большую социальную опасность. Как отмеченные случаи правооппортунической недооценки значения закона 7 августа, так и данные моменты перегибов в его применении и в распространении его действия на случаи, явно под него не подпадающие, квалифицированы Коллегией НКЮ как результаты влияния классово-враждебных людей, как внутри, так и вне аппарата органов юстиции…

Если вы прочитали выше Инструкцию по применению постановления ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г. об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной ( социалистической ) собственности от 16 сентября 1932 г. (Секретно.):
Раздел 4
2. Изъять из подсудности сельских общественных и колхозных товарищеских судов дела о хищениях колхозного имущества.
В ведении сельских общественных и колхозных товарищеских судов оставить лишь дела о преступлениях против личной собственности колхозников и единоличников.

Большевицкое лицемерие: обвинять исполнителей в том, что они исполняют указания свыше. Если "кочан капусты" был колхозным - то судить за него по инструкции должны были не товарищеские суды, и осуждать должны были на расстрел или минимум 10 лет концлагеря с конфискацией имущества. И именно прокуроры перекраивали дела с мелких краж на указ 7/8 (об этом в материале о базе данных - см.выше).


Tags: советская власть, сталин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments