harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Categories:

Перунова месть: легенда и статуя

Оригинал взят у swinow в Перунова месть
Оригинал взят у svatopolk в Перунова месть
На днях наткнулся на весьма любопытную чешскую, вернее, пражскую легенду о Перуне, этнографическую достоверность которой мне так и не удалось определить. Иначе говоря, она вполне может быть как действительным преданием далеких веков, так и "новоделом", созданным в нашем веке для привлечения туристов. Поэтому я прошу воспринять ее именно как легенду и не более того. Хотя несколько весьма любопытных связанных с ней совпадений я все же укажу ниже, после пересказа текста.

Преамбула
Итак, думаю, всем известна одна из главных пражских достопримечательностей - Карлов мост, возведение которого Карлом 4. было начато в 1357 и закончилось в начале 15. века.
Так вот, если встать на Малостранской стороне моста лицом к Старомнестской, то по правую руку на пилоне, расположенном на острове Кампа, будет видна статуя, изображающая одетого в доспехи рыцаря с сияющим золотым мечом в руке. Это - герой народных сказаний Брунцвик, у которого не было единого исторического прототипа. Предания о нем вобрали в себя все - от Одиссеи и плаваний Синдбада, до рыцарских романов Европы и фрагментов биографий вполне реальных лиц из соседних стран. Но речь не о нем.
Брунцвик, скульптура 1886 года, Людвик Шимек

Легенда
Говорят, когда-то на том самом месте, где сейчас стоит статуя Брунцвика, была священная роща, посвященная Перуну, в которой стоял его кумир, сжимающий в руке меч. Горожане часто приходили туда, чтобы разрешить свои тяжбы. Однако когда христианство пришло в Прагу, священные деревья были вырублены, а кумир - сброшен в реку.
Люди, преданные старой вере, пытались достать кумир из речных вод, но те навсегда скрыли от людских глаз изображение бога. И тогда оскорбленный бог решил наказать тех, кто его предал: являясь прохожим на мосту (видимо, имеется в виду Юдитин мост, стоявший когда-то на месте Карлова, а возможно, и его деревянный предшественник) под личиной богомольца, он рассказывал им, что побывал в святой земле и узнал: если спрыгнуть в воду возле креста, украшающего середину моста, то попадешь сразу в царствие небесное. Единственное, что отличало его облик от обычного богомольца - отсутствие крестика на посохе, поэтому многие ему верили и бросались в воду. И так продолжалось многие десятки или сотни лет, до тех пор, пока с ним не повстречался один богомолец, в самом деле вернувшийся из святой земли и имевший дар видеть, кто есть кто. И когда этот последний приложил к руке бога крестик из кипариса с Голгофы, то на ней тут же образовалась язва, загремел гром, богомолец ослеп, а когда вновь прозрел - увидел, что весь мост разрушен, уцелел лишь тот пилон, на котором стоит он сам.
Больше, гласит легенда, Перун не карал на мосту неверных, а чтобы окончательно лишить его силы, в один из пилонов моста был вмурован меч, который некогда сжимал в руке его кумир. На том месте, где когда-то стояло изваяние, была поставлена статуя Роланда, на которой были нанесены особые знаки, закрепляющие за горожанами Старого Мнеста (тогда еще - независимого) их права и свободы. Статуя простояла там до тридцатилетней войны, когда была сильно повреждена штурмующими город шведами. С отбитыми руками и ногами Роланд простоял до конца 19. века, когда во время реставрации и реконструкции моста его место занял Брунцвик. Говорят, тогда же, в 1890 году между камней моста был обнаружен замурованный огромный насквозь проржавевший меч. К сожалению, не только судьба, но даже и внешний вид его нам сегодня неизвестны. Некоторые рассказывают, что это - меч самого Брунцвика, способный убивать врагов самостоятельно: достаточно достать его из ножен и сказать, кого следует убить. Еще рассказывают, что в самые тяжелые для чехов времена, когда из недр горы Бланик поднимутся спящие там рыцари, то меч Брунцвика будет в руках ведущего их в бой с врагами святого князя Вацлава, что тот поднимет его с камней моста, из которых меч выскочит прямо под копыта его коня. Впрочем, другие считают, что меч сокрыт не между камнями моста, а в реке, где его в назначенный час найдет старуха, прядущая (стирающая) на берегу. Она и поднесет меч Вацлаву.

Наблюдения
Так как я сам попросил Вас относиться к этой легенде только как к легенде, то я не стану анализировать ее на предмет достоверности и вообще не стану анализировать, однако поделюсь некоторыми аналогиями, пришедшими в голову во время знакомства с ней.

Свержение кумира в реку напоминает крещение Киева и Новгорода, причем в первом случае имеет место попытка спасти кумир ("выдыбай, боже"), а в последнем фигурирует и оружие Перуна - правда, палица, а не меч - которую он бросил на мост (!), где "люди будут убиваться во славу мою".

Странник, выдающий себя за посетителя некой "святой земли", у которого нет креста на посохе, наводит на мысли о богомольцах, ходивших из уже крещеной Чехии в Арконский храм. А самоубийство в качестве кратчайшего пути на в царствие небесное... Менее христианским представляется только поведение тех "христиан", которые этому богомольцу безоговорочно поверили.

Колонна Роланда 15. век, вероятно, Матей Рейск (музей Праги, гравюра получена от Й. Дёблера в 1822 году)
Любопытно, что знаки, символизирующие права и свободы горожан (вынесены на щитах), чрезвычайно напоминают небезызвестные "тамги" Киевской Руси, а так же владельческие знаки рыбаков с Руяны.
Кроме того, как минимум две летописных миниатюры из русских летописей



изображают кумиры Перуна как раз в виде скульптуры вооруженного мужчины, стоящего на столбе. Правда, в руке одной из скульптур копье, другой - что-то вроде пучка молний, и уж точно нигде среди атрибутов Перуна не упоминается меч (если не считать изображение Свентовита из Арконы, которого некоторые исследователи так же определяют как Перуна). Но, с другой стороны, и Чехия поближе к Руяне будет.

И напоследок: упоминание чудесной помощи, которая приходит в годину самых тяжких бедствий, неизбежно вызывает в памяти чудовищного вепря из Доленского озера, долженствующего появиться в аналогичной ситуации. Ну, и образ святого Вацлава с мечом Перуна в руках доставляет отдельно )))

Оригинал взят у swinow в Перунова месть - 2: легенда и статуя
Оригинал взят у svatopolk в Перунова месть - 2: легенда и статуя
Поиски источника приведенной мною ранее легенды, к сожалению не увенчались успехом. Однако мне удалось обнаружить другую легенду, рассказывающую о мести Перуна, а так же некоторые любопытные факты относительно колонны Роланда, упомянутой мной ранее.

Легенда

Josef Svátek (1835-1897) Pražské pověsti a legendy, 1883
Стр. 110-111 статья «Кумир Перуна» (Modla Perunova)

На том месте, где сейчас статуя Брунцвика стоит, стояла в языческие времена статуя наивысшего славянского бога Перуна, которому здесь посреди священной рощи на острове Кампе богатые жертвы приносили. Но когда христианство в Чехии появилось, сброшен был кумир Перуна в рядом текущую Влтаву, а меч, что этот языческий бог в правой руке держал, вмурован между камнями моста был, чтобы никто более мечом тем обезглавлен не был, как то во времена власти того Перуна бывало. Из мести утопил это языческий бог в этом месте много христиан и, говорят, еще много потопит – за то, что отреклись от него верующие и кумир его во Влтаве потопили. Старые рыбаки и лодочники пражские из-за того боялись для себя несчастий, если бы вдруг кому-нибудь, кто в этих местах тонет, помочь вздумали. Каждый год, говорят, Перун здесь кого-то топит, поскольку полагалось ему каждый год жертвоприношения получать. Еще в начале этого (19-го) столетия между лодочниками пражскими бытовало поверье, что нельзя помогать никому, кто неподалеку от затопленного кумира Перунова тонет, иначе каждый из спасателей утонет так же.
При переводе я старался сохранить язык оригинала, поэтому прошу меня простить за некоторую неудобочитаемсть текста.

Статуя

К сожалению, в книге не указаны источники, но такие признаки, как ряд взаимоисключающих, причем следующих прямо друг за другом посвященных одному и тому же предмету легенд, наводят на мысли, что перед нами действительно собранные и записанные предания, а не авторская фальсификация. Зато ряд вопросов вызывает сама статуя Брунцвика, упомянутая в тексте. Дело в том, что Брунцвик появился на своем месте только через семь лет после выхода этой книги, тогда как предыдущая статуя, по мнению ученых, изображала Роланда и была разрушена шведами еще в 1648 году. То есть на момент написания книги взору обывателей были представлены исключительно ноги, тогда как торс переехал в городской музей. Так почему же Брунцвик, если Роланд? И почему, собственно, Роланд?
Вот что пишет по этому поводу профессор Франтишек Рут:

Kronika královské Prahy a obci sousedních. Sebral a vypravuje Professor František Ruth, 1903, третий том
Стр. 510-511

Эта статуя стояла на мосту с давних времен, в период правления Ладислава Ягеллона (Ladislav Jagellovec, 1471–1516) была поставлена новая скульптура, которая была расстреляна шведами в 1648 году. Остатки хранятся в городском музее. Это был знак городских торговых и таможенных прав, своего рода персонификация водного права, символ усиленной охраны мира, как и подобные колонны Роланда в Бремене, Гамбурге, Девине и др., установленные на торжищах и у пристаней, то есть тут на берегу о. Кампы сгружался товар, что доставляли в Прагу по реке. Народ называл такие скульптуры по имени известного сказочного рыцаря – Роландом, а у нас – Брунцвиком.
Сноска в тексте: Мне так же попадалось рассуждение, что изначально название было Rolle-saule от rolle – оплата, пошлина, которое позже превратилось в Rolandsaule. Самая старая пражская статуя представляла собой важного старца с опущенным мечом, который стоял спиной к реке, а вовсе не лицом к мосту, как нынешняя. Модель этой старой статуи, выполненная из слоновой кости, есть в городском музее.
Происхождение слова Брунцвик (Bruncvík) излагает Redel (Das sehenswurdige Prag 1729) так: как Venceslaus (Václav) стало в немецком языке Vencel, из Boleslaus (Boleslav) – Buncel, Břetislav – Przetislaus превратилось в Pretzel, так и из Přemysl – Przemysl получилось Pruncel, потом Prunclík или Brunclík, а это, собственно, и был наш славный король Пржемысл Оттакар 2.
Этот король, говорят, возвращаясь в Прагу после победы над венгерским Белой, бросил меч свой в воды Влтавы, чтобы тот оставался там де тех пор, пока не будет переполнена чаша народного терпения. И когда наступят самые тяжелые времена меч этот появится над Влтавой, чтобы с его помощью король поразил всех врагов.
По другой легенде, Карл 4. повелел поставить эту статую в честь строителя моста, а в пилоне под ней приказал замуровать чудесный меч, который он получил в чужих краях от одного отшельника. Когда чехов постигнет беда, этот меч сам разрушит камни и в языках пламени вознесется на вершину горы Бланик, чтобы чешские рыцари поднимались на помощь.
Так же говорят, что на этом месте стоял кумир языческого бога Перуна, который мстит христианам тем, что у этого пилона каждый год тонут люди, а желающие их спасти так же гибнут.

Интересно, что в самом раннем источнике, повествующем о Брунцвике (Kronika o Bruncvíkovi, кон. 14. века) никакого волшебного меча при нем не упоминается. Нет в ней, впрочем, и никакой связи с мостами вообще и этим конкретным в частности. Но еще более важно, что название колонны выводится автором совсем не из имени сказочного рыцаря. И он в этом далеко не одинок: Maximilian Franz Xaver Millauer (1784-1840) – профессор и ректор Карлова (тогда еще Фердинандова) университета писал, что название «Роландова колонна» вполне вероятно происходит не от Роланда, а от немецкого слова «rollen», что означает «свиток» (ср. свитки в руках фигур на постаменте пражского Брунцвика), либо от слова «rugen», которое в немецком  языке означает «наказание по результатам расследования/суда», указывая, что публичные места, где осуществляется правосудие, носят поэтому название «Rugeland». А его старший современник Josef František Jaroslav Schaller (1738- 1809) в своей работе "Beschreibung der Hauptstadt Prag" 1795 и вовсе говорит о том, что старая статуя Роланда была в действительности очень старой, сохранившейся, возможно, еще со времен славянских. Изначально она, якобы, изображала бога Перуна, а позже христианами была переделана в более приемлемую для них фигуру.

Последнее представить себе довольно сложно (хотя чего только не бывает на свете), но как бы там ни было, Роланд оказывается совсем не тем Роландом, которым кажется.
С другой стороны, относительно Брунцвика-Пржемысла (чья история в исходном варианте 14. века представляет собой лишь миф о возникновении чешского герба) напрашивается мысль, что и меч, и мост, и миф о помощи в трудные времена оказались здесь "по наследству" от древнего Хозяина этих мест, чей кумир был когда-то сброшен в реку.
Tags: источники, мифы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments