harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Categories:

Политика идентичности в США

И видео в тему о совсем свихнувшихся на толерантности западниках


«В одном университете активисты потребовали убрать из программы английской литературы Шекспира, так как это представитель «белого привилегированного большинства».

Оригинал взят у ammosov в Политика идентичности в США
А я забыл свою статью о "политике идентичности" в США (то, что не помогло Хиллари побить Трампа) повесить. А статья неплохая.

Вот с таким багажом образованный класс Америки встречает конец демократического восьмилетия Обамы — Клинтонов. Поэтому одним из острейших вопросов в политике США является то, как новый президент Трамп поступит с наследием «политики идентичности». Объективно «политика идентичности» была направлена, конечно, не на гражданское равноправие, а на создание управляемого массового электората Демократической партии, которым можно манипулировать по групповому принципу.
            _____________________________________________________________________

Устали быть всегда виноватыми
Юрий Аммосов о том, почему консервативная Америка проголосовала против «политики идентичности»


Mary Schwalm/Reuters
Протестующие против Дональда Трампа на улицах Бостона, Массачусетс


<…>   Группы студентов-активистов все чаще выдвигали к преподавателям и мероприятиям на кампусе цензурные требования, в том числе и когда подразумеваемые «жертвы» претензий не заявляли, а сами активисты никак в спорных курсах и мероприятиях не участвовали.
В одном университете активисты потребовали убрать из программы английской литературы Шекспира, так как это представитель «белого привилегированного большинства».
В другом — убрать из истории экономических учений Маркса, так как в его «Капитале» «отсутствует расовый анализ». Студенты Нью-Йоркского университета в 2014 году возмутились, увидев на лекции древнегреческое изображение сирен Одиссея с обнаженной грудью — до официальной жалобы дело не дошло, но вполне могло дойти.
Спустя три года атмосфера в кампусах университетов серьезно поменялась. Руководству университетов стало проще избавиться от обвиняемого, не утруждаясь разбором дела по существу, чем противостоять федеральным инспекторам по равноправию. Студентов и преподавателей часто травили, преследовали или вышвыривали вон по обвинениям, которые через некоторое время оказывались заведомо ложными (как, например, известный случай с «матрасом» в Колумбийском университете).
Недоверие и отчуждение между группами по принципу пола и цвета кожи нарастало. Возникшие в 1970 годы «безопасные места» (зон в кампусе, где представители дискриминируемых групп могут собираться без угрозы для себя) превратились в места только «для своих», а фактически — для агрессивного студенческого актива.
Руководство университетов начало побаиваться групп активистов, которые пользовались безусловной поддержкой (если не организационной, то моральной) OCR. Активисты, в свою очередь, стали требовать зачетов за общественную работу и особого отношения на курсах и экзаменах, то ли наивно, то ли цинично мотивируя это тем, что общественная работа — пикеты, плакаты, собрания и прочее — не оставляет им времени для академических занятий.
До «освобожденной общественной работы» по образцу советского комсомола осталось не так уж много.
Интересно, что пострадавшими от новой политики оказались американцы еврейского происхождения. В последние годы борцы за равноправие уверенно включают евреев в белое привилегированное большинство. Указания, что исторически это, мягко говоря, ложно, парируются аргументом «Ваши предки наших (их) предков продавали в рабство» (отсылка к мифу столетней давности о евреях как профессиональных работорговцах).
В 1950–1960 годы белые супремасисты на глубоком Юге преследовали белых активистов борьбы за гражданские права черных как «этих нью-йоркских еврейчиков» — и действительно, среди белых прогрессивных активистов было немало евреев, вчерашних жертв такой же дискриминации. Этот вклад сейчас в «прогрессивном» дискурсе США забыт, и американцы еврейского происхождения считаются белыми угнетателями, которые обязаны признавать и искупать бремя исторической вины.
Концепция коллективной ответственности за грехи предков, подлинные или мнимые, праву США несвойственна, наоборот, с 1930-х годов суды рассматривали расу как самоидентификацию, и теоретически любой американец может считать себя кем угодно. На практике же расовую принадлежность считают врожденной, а в последнее время периодически происходят скандалы, оттого что молодые активные правозащитники то тут то там провозглашают белокожих «врожденными расистами».
Интересно, что не только «привилегированное большинство» не обладает никакими сколь-либо очевидными привилегиями, но и «угнетенные меньшинства» чаще всего не имеют опыта дискриминации.
Большая часть цветных студентов в США — выходцы не из низших слоев, где проблемы социальной адаптации реальны и остры, а из вполне успешных семей среднего класса, потерявших связь с цветной беднотой и не встречавших дискриминацию иногда на протяжении уже двух поколений. То же верно и для девушек, которые росли в обстановке, максимально исключавшей дискриминацию по полу. Фактически борьба с дискриминацией оборачивалась борьбой за привилегии.
Вот с таким багажом образованный класс Америки встречает конец демократического восьмилетия Обамы — Клинтонов. Поэтому одним из острейших вопросов в политике США является то, как новый президент Трамп поступит с наследием «политики идентичности». Объективно «политика идентичности» была направлена, конечно, не на гражданское равноправие, а на создание управляемого массового электората Демократической партии, которым можно манипулировать по групповому принципу. Поэтому у Трампа будет стимул нанести «политике идентичности» как можно больший урон, чтобы подорвать базу демократической машины к выборам 2020 года.
Полностью на https://www.gazeta.ru/comments/2016/11/10_a_10319225.shtml
Tags: безмозговие, европейские нравы, сша
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments