harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Categories:

Галковский и его жалкое жульничество с Булгаковым

Из сериала «бесконечный тупичок Галковского»
В продолжении такой интересной темы о плагиате юзером  galkovsky «Назревал глухой скандал...» , а в результате полнейшего незнания и пиарения липового сочинителя Галковского и появляются такие восхищенные отзывы как у, например,  oleg_nasobin" Читаю в блоге у Дмитрия Галковского его записки о "Золотом Теленке" и 12 Стульях, написанных, как убедительно доказывает это ДЕГ, Михаилом Булгаковым. Восхитительное, великолепное чтиво, отличная научная работа. Снимаю шляпу, как говорится. - Отметили? - "Убедительно доказывает", украв чужое исследование, вот так мифы и создаются.

Оригинал взят у kosarex в Для писаний под чужим именем есть свои основания
Чтобы понять, насколько Галковский заврался, надо прочитать его вранье в дополнение к версии Ирины Амлински. Идея честного дележа книги - Катаеву и Булгакову пополам из 90% гонорара, Ильфу и Петрову 10% на двоих. Это чисто произвольное деление без учета реальности. Прежде, чем говорить о тех временах, поговорим о более близких. Мой отец писал под именем приятелей разные статьи. Это халтура, когда публиковали по дружбе.
Понятно, что главной причиной были алименты на меня. Смешно, но я отца одобряю. Система алиментов такова, что у мужчины в советское время не остается денег ни на себя, ни на ребенка. Какая женщина даст из алиментов долю, чтобы вы свозили, например, ребенка на байдарке? Я недаром в своё время говорил, что, благодаря советской власти, самые прочные семьи у водопроводчиков, рыночных торговцев и кавказцев. Водопроводчик получал 70 рублей в виде зарплаты и 200 в виде дарений от несчастных жильцов. Какой смысл женщине разводиться с мужем или хамить в браке, если алименты будут аж 18 рублей, а ради 50 рублей после развода надо будет не хамить? С кавказцами ещё проще. Зарплата 120, участок мандарин дает 30 000 в год. Собирают мандарины все, а получателем денег официально будет отец. Отец сына не обделит, бывшая жена окажется в денежном провале. Уж лучше жить в браке, чем выпендриваться. Это была сознательная социальная политика. Одним разваливали семьи, другим укрепляли. Хотя выгоднее было купить дешевые мандарины в Турции, обложить южные участки в СССР адекватным налогом.

Есть иные моменты. Например, при социализме пил водку с одним еврейским писателем. Вот он мне ныл, что его везде затирают, он половину гонорара отдает соответствующим гражданам. За это публикуют. Да и начальник армянин прижимает. Я делал вид, что мне не хочется засмеяться. Про армянина было известно - он позволил не шибко хорошему писателю вечно бить баклуши, прогуливать, являться на работу к часу дня, план не выполнять, а премию получать. Это он на свой лад спонсировал его. Что касается 50% за публикацию, то мне как русскому без связей такое счастье не светило. Ну, снимали с его гонорара часть надбавки за тираж, пережить можно. Куда страшнее, что своих у них столько, что чужие уже не нужны. Да и не нужны им слишком хорошо пишущие, они будут ронять авторитет корифеев, которые и так проигрывали конкуренцию иностранной литературе. Но писать под псевдонимом от него не требовали. Тем более, не требовали дать кому-нибудь поставить своё имя.

Для всякого действия нужны достаточно весомые основания. В СССР свои книги и право на контракт по переводу чужих книг авторы пробивали не только через издательства, но и через Главлит. Стишок мой на эту тему кто хотел, тот прочитал. Существовала логика дележа доходов. Например, Главлит наваривал на пристраивании рукописей и переводов в издательства, но и издательствам нужно кушать, иначе они дурную, блатную книгу завернут. У них свои экономические интересы. Существовала система вознаграждения. Главлит навязывает часть изданий, глава издательства и главный редактор гребет навар с других. Что-то получают редакторы. Например, Акунин именно так получил возможность заниматься переводами, обзавелся опытом, связями, стал делать карьеру. Естественно, никто никогда не говорил, что с чего конкретно поимел. Главлит с этого, главред и известный любитель клубнички Анджапаридзе с другого, завредакцией третье. Но тому же Акунину не надо было ставить чужую фамилию под своим переводом. У него диплом япониста, он право имеет.

Вот объяснил бы Галковский нам, сирым и убогим, почему Булгаков должен был писать книгу за какого-то Ильфа и Петрова, если он мог писать под чужими фамилиями фельетоны. Деньги сразу, обманут при расчете, так берем другого журналиста, которому нужны качественные публикации. Объяснил бы, зачем Ильфу и Петрову отдавать 45% гонорара Катаеву, если писал Булгаков. На одном человеке свет клином не сошелся. Нет рекомендации от Катаева, получим иную рекомендацию. Островскому с Как закалялась сталь перекрыли кислород в Москве, пока Сталин не нажал. Островский за счет провинциальных издательств сыскал себе не только всесоветскую славу и славу среди иностранных коммунистов. Он и гонорары получал. Хорошо жил. Гудок это связи с провинцией. Железные дороги - ключевой сектор экономики. Или мы честно раскрываем реальные механизмы творчества и пристраивания рукописи для издательства, или пишем ерунду.

Вся эта чушь существует только за счет украденной идеи об авторстве Булгакова у Ирины Амлински и фактуры, которую она собрала для своей книги 12 стульев от Михаила Булгакова. Но прямиком писать своё мнение я не могу, если не раскрою кое-какие общие проблемы жизни писателей в раннем СССР. У нас даже наши проблемы толком не понимают.

Система коррупции в книгоиздании в РФ создала особую систему мотиваций. Например, журналы читают мало, зато есть право почти не платить авторам. Один знакомый по сайту опубликовал очень хороший рассказик то ли в Знамени, то ли в Новом мире, получил 275 рублей. Но то был курс бакс к 30. Всё равно ерунда. Журналам и издательствам нет смысла платить авторам, поскольку они все деньги могут оставить себе. Если знакомым платить хороший гонорар и брать половину себе в карман, то надо экономить на остальных. А прибылью за неофициальный тираж, напечатали сто тысяч, официально только пять тысяч, надо делиться с торговлей и людьми, которые к литературе отношения не имеют. Фининспекция это одна организация, а аналог Главлита это другая. На Западе есть жесткая система контроля, мешающая выпускать левые тиражи, гонорар придется выпустить в полном объеме. Нет такой системы политического контроля, которая приводит к сращиванию в единую систему издательских домов и сетей книжных магазинов. Вы можете заказать книгу в типографии и пристроить её в книжные лавки, у нас сразу встанет вопрос риска - вдруг неофициально намекнут, что книга сомнительна. Короче, возникла система отношений, которая искушает не платить вообще. А в СССР издательства по закону были обязаны придерживаться определенных расценок и четко заявить тираж. Поэтому у нас крайне трудно писателям без кураторства администрации президента и ФСБ, да и той же администрации президента оформить писателя на синекуру, найти спонсора, например, Газпром, чем лезть в разборки с издательствами, которые заинтересованы не платить ничего. Но эта система позволяет блатным вроде Донцовой нанимать литрабов, поскольку тем прожить на свои книги слишком сложно. Современная коррупция и коррупция 20-ых и 30-ых сильно отличаются.

Другой момент это вопрос взаимодействия писателей в процессе творчества. Тут тоже есть свои тайны, которые нельзя свести исключительно к Булгакову. Пока же подчеркну - всё, что Галковский не уворовал у Ирины Амлински, это полный вздор.
Tags: авторское право, галковский, литература, советское
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments