harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Categories:

Кто был агентом какой разведки в советском руководстве.


Молотов, Сталин и верный его пес - начальник охраны генерал Власик, в заключении

Оригинал взят у oboguev в Продолжаем разбираться в том, кто был агентом какой разведки в советском руководстве.
(Начало здесь.)

Английскими шпионами были Микоян и Ворошилов
(см. David Holloway, "Stalin and the Bomb: The Soviet Union and the Atomic Energy, 1939-1956", Yale University Press, 1994, стр. 292)
Характерно для Сталина, что как-то, когда мы сидели у него за затянувшейся трапезой, он вдруг говорит: "Как пролез Ворошилов в Бюро?". Мы не смотрим на него, опустили глаза. ... Сталин же говорил нам в узком кругу, что подозревает Ворошилова как английского агента.

а Молотов был американским агентом:
Я находился на даче у Сталина... и вдруг ему взбрело в голову, что Молотов является агентом американского империализма, продался американцам, потому что в 1945 году ездил через США по делам ООН в железнодорожном салон-вагоне. Значит, имеет свой вагон, продался!

Вот так и спалился агент американского империализма Молотов на салон-вагоне.

Но этим дело не ограничивается: жена Молотова была изобличена и сидела как агентка сионизма и агентка США, следовательно и Молотов тоже был не только американским, но и сионистским агентом (как это, несомненно, выяснилось бы на процессе, если бы тов. Сталин пожил еще немного). Т.е. Молотов двойной (как минимум) агент: американской и сионистской разведок.

Что не мешало Молотову быть также и английским агентом:
Майского арестовали 19 февраля 1952 г. Вслед за ним арестовали троих его недавних подчиненных, бывших сотрудников советского посольства в Лондоне. Среди них был известный публицист Эрнст Генри (Семен Ростовский) [...] из них стали выбивать показания о том, что Молотов был завербован английской разведкой и сионистами во время своего визита в Англию весной 1942 г. В поезде Глазго - Лондон Молотов без свидетелей более часа беседовал с английским министром иностранных дел Энтони Иденом. Времени вполне достаточно для вербовки!

Сионистский заговор вообще был чрезвычайно разветвлённым и охватывал руководство МГБ начиная от Абакумова:
Игнатьев и ставший его заместителем Рюмин арестовывают большое количество чекистов (Райхман, Эйтингон, Питовранов, Селивановский, Кузьмичев, Белкин, Броверман, Свердлов и др.), из которых хотели сформировать "коллектив сионистов-заговорщиков для процесса врачей-убийц во главе с Абакумовым".

На этом этапе Сталин настаивал, что главным заговорщиком являются не медики, а Абакумов. [...] 18 октября 1952 г. Сталин потребовал от руководства МГБ применения "физического воздействия на арестованных". У Игнатьева случился инфаркт, и руководство текущей деятельностью МГБ перешло в руки первого заместителя министра Серго Гоглидзе, которого Сталин напутствует следующим образом: "Нельзя работать в МГБ в белых перчатках и при этом оставаться чистым". Гоглидзе указание вождя принял к исполнению. В декабре 1952 г. в кабинете начальника внутренней тюрьмы МГБ по одобренному Сталиным эскизу создается камера пыток под видом хирургического кабинета, где подследственных пытают скальпелями и другими режущими инструментами.

. . . . .

Так возникло дело о «сионистском заговоре» в МГБ. По мнению историка Р. Пихоя, из редакционных пометок Сталина на проект обвинительного заключения очевидно, что он лично руководил следствием и определил степень виновности.

. . . . .

Рюмин обвинил Абакумова в том, что он утаил от руководства страны преступную деятельность жены Молотова Полины Жемчужиной, ее постоянную связь с послом Израиля Голдой Меир. От Абакумова и его подельников требовали сознаться в подготовке заговора с целью убийства Сталина. Добивались, чтобы он назвал состав правительства из сионистов, которое собирался сформировать.

Сталин читал материалы следствия, направлял его.

Шварцман [...] заявил, что является помощником Абакумова по сионистской террористической организации, в состав которой входило высшее руководство МГБ и все евреи-сотрудники госбезопасности. Он признал, что получил от Абакумова задание создать группу из числа сионистов для проведения террористических актов против Советского правительства и его главы товарища Сталина. Шварцман написал в своих показаниях, что он гомосексуалист и состоял в интимной связи с министром Абакумовым, а также с послом Великобритании Арчибальдом Кларком Керром. Далее он признался, что его партнерами по гомосексуальным связям были американские агенты Гаврилов и Лаврентьев, через которых он получал указания из посольства США.

На основе показаний Шварцмана было выдвинуто обвинение против 30 высокопоставленных сотрудников МГБ - евреев по национальности. Им "шили" участие в подготовке терактов, антисоветскую деятельность.

В марте 1953 года после смерти Сталина был арестован Рюмин, а месяц спустя изрядно струхнувший подполковник госбезопасности Гришаев написал в рапорте: "...в октябре 1951 г. я вместе с Рюминым оформлял аресты ответственных работников МГБ СССР и Прокуратуры СССР, которые были по национальности евреями. Компрометирующих материалов на них вообще не было. Рюмин объяснил, что аресты производятся по личному указанию главы советского правительства. Он, просматривая показания Шварцмана, принял такое решение".

Генерала Наума Эйтингона, организатора убийства Троцкого, арестовали прямо у трапа самолета, когда он возвращался из служебной командировки в Литву. Там он участвовал в операциях против местных националистов. В Москве же оказался в тюрьме как еврейский националист.
Была арестована и сестра Эйтингона - Соня. Она работала главврачом поликлиники автозавода имени Сталина (ЗИС). Вначале ей предъявляли обвинение в том, что она отказывалась лечить русских. Затем Рюмин подобрал ей более важную роль - связной между кремлевскими врачами и сионистами-заговорщиками в МГБ.

. . . . .

Дальнейшее развитие событий подтверждало самые худшие опасения соратников вождя. Сталин 1 декабря 1952 г. созывает заседание Президиума ЦК КПСС, на котором заявляет о существовании в стране "разветвленного заговора", состоящего из "абакумовцев", "врачей", "грузинских националистов" и неназванных им "партийных руководителей", причем заговорщики связаны не только между собой, но и со Сланским, Тито и спецслужбами США, Великобритании и Израиля.

Следующим шагом стало расширенное заседание Бюро Президиума ЦК КПСС (орган, не предусмотренный в уставе партии!) 9 января 1953 г., переквалифицировавшее "сионистский заговор в МГБ" в "дело врачей". По всем признакам, готовился пленум ЦК с соответствующими оргвыводами.

Берию Сталин также подозревал в сотрудничесте с иностранными разведками, а также с мингрельским подпольем:
Сгущались тучи и над Берией. В конце 1951 - начале 1952 г. органами МГБ был арестован ряд ответственных партийных и советских работников Грузии по обвинению в принадлежности к "существовавшей там мингрельской националистической организации, которую возглавлял второй секретарь ЦК КП(б) Грузии Барамия - "мингрельское дело". В ноябре 1951 и марте 1952 г. ЦК ВКП(б) принимает по этому вопросу специальные постановления. Кстати, в начале июня 1952 г. на пленуме ЦК Украины главным вопросом обсуждения тоже был "буржуазный национализм", только украинский. Берия, мингрел по происхождению, понял, что подбираются к нему. По приказу Сталина первый заместитель министра госбезопасности Огольцов направил в Тбилиси группу следователей с целью получить у арестованных мингрелов признания против Берия. Министр госбезопасности Грузии Рухадзе по заданию Хозяина искал в Грузии следы, ведущие к "большому мингрелу". Во время следствия в Будапеште, Софии, Праге и Варшаве из арестованных по делам Ласло Райка, Трайчо Костова, Сланского и Гомулки-Бермана выбивали показания против Берии. В Чехословакии этого от некоторых удалось добиться, в Польше генеральный секретарь ПОРП Болеслав Берут из чувства самосохранения затянул следствие и тем самым спас Гомулку. Соответственно, из Варшавы Сталин искомого не получил. Безусловно, Берия не мог об этом не знать, и с каждым днем его тревога возрастала.

. . . . .

Летом 1951 года появляется дело о сионистском заговоре в МГБ, при этом Сталин лично инструктировал следователей, как и где искать главного сиониста. Осенью того же года начинаются массовые аресты в Грузии, при этом даже самого мелкого взяточника заставляли признаваться, что он состоял в преступной связи с группой Берия и отдавал туда процент от наворованного.

То же и Поскрёбышев с Власиком.

Как учил тов. Сталин, "вы как слепые котята, что вы будете без меня делать? Наша страна погибнет, так как вы не умеете распознавать врагов".

Однако же не все были слепыми котятами. Берия, как минимум, пытался выявить и разоблачить главного агента буржуазных разведок в советском руководстве:
Со своей стороны Берия тоже собирал компромат на Сталина. В 1945 г. секретарь ЦК компартии Грузии Шария по заданию Берия выезжал во Францию якобы с целью возвращения музейных ценностей, вывезенных грузинским меньшевистским правительством в 1921 г. В Париже он конспиративно встречался с лидерами грузинской эмиграции, в частности, бывшим главой правительства независимой Грузии Ноем Жордания. Как стало известно уже в годы перестройки, Шария по поручению Берия стремился получить у грузинских эмигрантов материалы, компрометировавшие деятельность Сталина в Грузии в дореволюционные годы. В начале 50-х Шария был арестован и доставлен на Лубянку. Вероятно, до Сталина дошла каким-то путем информация о его конспиративных встречах в Париже.
Tags: советская власть
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments