harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Categories:

СТРАХ И ДРУЖБА В НАШЕМ ТОТАЛИТАРНОМ ПРОШЛОМ.

Иосиф Сталин, Алексей Рыков, Григорий Зиновьев, Николай Бухарин

... Мы, да и многие родители верили, что дети – в центре «забот» партии и правительства. Именно так мы восприняли, например, «восстановление» елок в конце 1934 года. Это была инициатива Павла Петровича Постышева – второго секретаря компартии Украины и «великого друга детей», и это, конечно, было полностью одобрено еще более «великим другом» трудящихся, который, не покладая рук, трудился в Кремле, где, как уверял Анри Барбюс в 1935 году, в «его» кабинете никогда не гас свет. Все это принималось за чистую монету большинством активного населения страны. Я помню, с каким трепетом и радостью вела меня мама на первую елку в Дом пионеров и какой был праздник в городе, освященный благодарностью к власти.

Что бы ни думали в моей семье и в новой семье Алика (как и в большинстве других семейств) о советской власти, взрослые никогда не позволяли себе в присутствии детей делать антисоветские замечания. Они не делали этого по тысяче и одной причине, включая и страх перед «феноменом Павлика Морозова». В страшном 1937 году, когда мне было одиннадцать лет, разозлившись на тетю Лиду, я напомнил ей, что она была исключена из партии (правда, временно), за что и получил справедливую пощечину от своего дяди. А еще раньше, наверное, когда мне было восемь лет, я, возмущенный почему-то отцом, обозвал его «троцкистом». (Если бы кто-нибудь это услышал, даже из уст «дитяти», это могло иметь тяжелейшие последствия. Помню ужас родителей после этих моих слов.) Тогда же я страстно коллекционировал портреты всех вождей – и московских руководителей и членов украинского политбюро. Однако мне приходилось систематически расставаться со многими фотографиями по мере поступления информации о превращении «вождей» во «вредителей». А в ноябре 1936 года я слушал у соседей по приемнику, а не по радиоточке (огромная редкость в те времена), с полным благоговением доклад Иосифа Виссарионовича Сталина о новой конституции ...

Мемуары социолога в 4-х частях
Владимир Шляпентох. СТРАХ И ДРУЖБА В НАШЕМ ТОТАЛИТАРНОМ ПРОШЛОМ. Часть1
часть 2 - http://jlm-taurus.livejournal.com/31342.html
часть 3 - http://jlm-taurus.livejournal.com/31649.html
часть 4 - http://jlm-taurus.livejournal.com/31744.html
_______________________________________________

От  российской социологии он никуда не уезжал...
«он считал, что только советские социологи «могли создавать во-истину новые методики, приспособленные к советской действительности». В Америке, встречаясь с корифеями  опросов, он чувствовал себя не учеником, а специалистом, умеющим изучать вместе с Грушиным общественное мнение в тоталитарном обществе, неизмеримо лучше чем они. «Только приехав в США, - писал Шляпентох, - я осознал насколько наивны были ведущие  американские специалисты по опросам не только в отношении изучения общественного мнения в тоталитарном обществе, но даже в своей Америке. Они  поразительным образом полагали, что их респонденты честные граждане, торопящиеся сообщать им только правду о своих взглядах и чувствах. Я не  мог обнаружить ни в их учебниках, ни в первоклассных исследования иногда даже строчки об эмпирической достоверности информации, о влиянии ценностей, господствующих в их среде, на ответы респондентов».

В 1960-е годы ученый проводил с коллегами первые в СССР социологические исследования аудиторий центральных газет: «Известий», «Труда», «Литературной газеты», «Правды». Тогда впервые были получены научные данные о политических настроениях советских людей. В рамках этого проекта была разработана и реализована территориальная выборка, репрезентировавшая по многим аспектам взрослое население страны.
Вплоть до эмиграции с 1969 до 1979 года трудился в Институте социологических исследований РАН СССР в Москве. Его научным интересом была методология социологии, социология СМИ, социально-политическое устройство советского общества. Стал автором книг о факторах, «зашумляющих» данные опросов, и о приемах очистки получаемой информации; монографию о построении выборок, книгу о методах прогнозирования в социологии.
В 1979 году он эмигрировал в Соединенные Штаты. Работая в Мичиганском университете ученый занимался многомерным сегментированием общества и его системным анализом, а также изучением тоталитаризма, его различных форм и проявлений.
За годы жизни в Америке Шляпентохом опубликовано около двух десятков книг, его статьи публикуются в New York Times, Washington Post, Christian Science Monitor и в других широко читаемых изданиях. В частности, работы об элементах феодализма в современных американском и российском обществах.
Владимир Шляпентох воспитал несколько поколений социальных исследователей. http://wciom.ru/news/sobytiya/ushel_iz_zhizni_uchenyi_vladimir_ehmmanuilovich_shljapentokh/
Tags: идиллия в союзе, мемуары, советское
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments