harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Categories:

Как власти Российской Империи издевались над финнами

"Состоя под шведским владычеством, Финляндия никакими особыми правами и преимуществами не пользовалась. Она не имела своей финляндской конституции. Законодательство, суд, администрация, финансы и пр., все было общее со Швецией. Она была и оставалась инкорпорированной провинцией Швеции, законы которой распространялись на Финляндию так же, как и на другия части шведскаго государства. Особаго сейма финны не имели (с 1616 года это было воспрещено)…
Финский язык был совершенно необработан и простой народ пребывал в полном невежестве и бедности...
Вообще развитию финской национальности Швеция не сочувствовала и ея языку совершенно не давала места ни в суде, ни в школе, ни в административной жизни края. Этой же политики держится Швеция и теперь в принадлежащих ей финских приходах…
В составе РИ - Относительно положения русских в Финляндии, надо заметить, что обособленное положение, занятое Финляндией в составе Российскаго Государства, при отсутствии до 1908 года надлежаще организованнаго надзора со стороны Имперских властей за развитием местнаго законодательства, повело к тому, что в законодательстве этом постепенно появились нормы, существенным образом ограничившия русских уроженцев в пользовании правами, принадлежащими местным гражданам…»


Оригинал взят у ystrek в Как власти Российской Империи издевались над финнами
На сайте Зеленогорска/Териоки пишут о местном духовном лидере начала прошлого века:

===
Для местного финского населения это был духовный лидер, символ борьбы за освобождение от "русской тирании". У нас бы сказали - "лидер местных националистов". (…)
Терийоки в начале 20-го века были селением с многообразной культурной и общественной жизнью. Почву для этого расцвета подготовило пробуждение национального самосознания в Финляндии, которое произошло в конце предыдущего столетия. А его инициатором и вдохновителем был Микко Уотинен (…)

Не секрет, что Уотинен сочувствовал российским социал-демократам и даже предоставлял им для нелегальных собраний в 1906 и 1907 годах свой вместительный дом на Куоккальской дороге (по некоторым сведениям, дом сохранился). На этих собраниях бывал и тайно приезжавший из-за границы лидер большевиков В. Ульянов (Ленин). (…)

В качестве активного члена (и даже короткое время - председателя) собрания общины Уотинен усиленно боролся с "русским засильем", в частности, с т. н. "законом о равноправии", т. е. об уравнении в правах с финляндскими гражданами других российских подданных
.
===

(выделено мною. y.) Русские обнаглели, в самом деле. (Тот факт, что В.Кн.Финляндское, при всех своих правах, всё же имело некоторое весьма непосредственное отношение к Российской Империи, в расчёт, видимо, не принимался, как мелкая посторонняя деталь.) — На том же сайте нашлось и более подробное разъяснение:

===
Сеймовый Устав, предоставивший политические права, соединенные с активным и пассивным избирательным правом, одним финляндским гражданам; законы о сельском и городском общинном управлении, лишившие русских, проживавших в пределах финляндских общин, прав по участию в местном самоуправлении; закон о промыслах, приравнявший русских уроженцев к иностранцам в отношении права заниматься промышленною и ремесленною деятельностью; устав о воинской повинности, согласно коему весь командный состав финских войск формировался исключительно из финляндских граждан, и мн.др.

Так в отношении политических прав русские подданные, не принадлежавшие к числу финляндских граждан, фактически не пользовались правом занятия должностей в правительственных установлениях Великого Княжества.

Русские подданные, не пользовавшиеся правами финляндского гражданства, были ограничены: в правах по производству торговли и промыслов вообще, в праве винокурения и торговли хлебным вином, в правах судостроения, судовладения и судовождения, в правах по железнодорожному строительству, в сфере банковой деятельности, в праве учреждения акционерных обществ, сберегательных касс и занятия должностей в ссудных и других подобных учреждениях, и т. п.

Ограничения профессиональных прав были следующие:

Лица, окончившие курс богословского факультета Императорского Юрьевского Университета, не пользовались правами на получение духовного сана в Финляндии; русские уроженцы не могли открывать аптек в крае; русские врачи были стеснены в праве медицинской практики в Финляндии.

Далее для лиц, получивших образование в Империи, установлены были более стеснительные правила поступления в Императорский Александровский университет и в Финляндский технический институт, нежели для лиц, получивших образование в местных школах.

Засим русские уроженцы ни при каких условиях не могли быть назначены опекунами и притом не только над малолетними финляндскими гражданами, но и над русскими, проживающими в Финляндии, если имущество их находится в пределах сего края.

Такое несправедливое отношение к русским подданным было, наконец, устранено законом 20-го января 1912 г., уравнявшим руcских подданных в Финляндии в правах с местными гражданами. Закон этот, изданный в порядке общегосударственного законодательства, был встречен некоторыми, преимущественно левыми партиями, крайне несочувственно, находившими, что права русских граждан должны быть нормированы местным законодательством, вопреки прошедшему через Государственную Думу и Государственный Совет закону 17-го июня 1910 года.

Между тем в местном порядке финляндцы за самое последнее время собирались установить ряд новых стеснений для русских. Эти стеснения не осуществились только благодаря Высочайше утвержденным 20-го мая 1908 года правилам о надзоре Совета Министров за финляндским управлением и законодательством. До 1908 года соблюдение интересов России зависело от финляндского должностного лица, Министра Статс-секретаря Великого Княжества Финляндского. ===
_________________________________________________________________________

Подробнее о великих страданиях финнов в "российской тюрьме народов"
"В настоящее время в Финляндии насчитывается более 3 миллионов населения (около 2% населения всей России).

Главную массу населения Финляндии составляют финны и только 1/8 часть шведы...

Население Финляндии под шведским влады-чеством в XII веке уже занималось земледелием, скотоводством, охотойирыбной ловлей. Торговля в это время получила значительное развитие, но являлась привилегией высших сословий.

Господствующая религия была католическая, а первенствующим языком - шведский.

Финский язык был совершенно необработан и простой народ пребывал в полном невежестве и бедности, благодаря, между прочим, тому обстоятельству, что вся денежная и воинская повинность падала на крестьян, тогда как все льготы и преимущества приходились на долю высших сословий.

Твердое начало протестантства в Финляндии было положено в 1548 году Михаилом Агрикола, который явился также основателем финской письменности. Однако, церковная грамотность среди финнов даже к периоду великой северной войны ограничивалась лишь уменьем читать.

"Состоя под шведским владычеством, Финляндия никакими особыми правами и преимуществами не пользовалась. Она не имела своей финляндской конституции. Законодательство, суд, администрация, финансы и пр., все было общее со Швецией. Она была и оставалась инкорпорированной провинцией Швеции, законы которой распространялись на Финляндию так же, как и на другия части шведскаго государства. Особаго сейма финны не имели (с 1616 года это было воспрещено), а посылали своих депутатов на общие шведские риксдаги. В Стокгольме сосредоточивались все главныя управления, там же находилась казна и банки".

Вообще развитию финской национальности Швеция не сочувствовала и ея языку совершенно не давала места ни в суде, ни в школе, ни в административной жизни края. Этой же политики держится Швеция и теперь в принадлежащих ей финских приходах. Что же касается защиты финнов в минуты опасности, угрожавшей со стороны России, то Швеция зачастую бросала Финляндию на произвол судьбы, а случаев нападения русских было не мало уже потому, что карельскую землю, побережье Ладожскаго озера и Неву новгородцы с давних времен считали старым русским достоянием и вели этим путем свою торговлю. В XI веке владычество русских простиралось до Ледовитаго океана...

Прошло почти сто лет со времени Петра Великаго, и Финляндия вновь была завоевана русским оружием. 20-го марта 1808 года император Александр I манифестом обявил о присоединении новой провинции:

"Страну сию оружием нашим таким образом покоренную, Мы присоединяем отныне навсегда к Российской Империи, и, вследствие того повелели Мы принять от обывателей ея присягу на верное Престолу Нашему подданство".

В манифесте 5-го июня 1808 года к обывателям Финляндии обявлялось, что "в чреде народов, скипетру российскому подвластных и единую Империю составляющих, обыватели Финляндии с сего времени навсегда восприяли свое место", что "от сего великаго состава противу воли и предопределения Вышняго ничто отторгнуть их не может". "Судьба страны вашей решена невозвратно... Слово Наше о сохранении в единстве есть непреложно". Обыватели призывались быть твердыми и непоколебимыми в преданности России. Этим манифестом и дарованы были особыя привилегии Финляндии, которыя в грамоте Боргоскому сейму были лишь "вновь" удостоверены.

И с того времени население Финляндии впервые могло вздохнуть свободною грудью. Состоя по Фридрихсгамскому мирному трактату "в собственности и Державном обладании Империи Российской", страна получила возможность все свои силы направить на благоустройство внутренней жизни, и для сего ей Александром I было даровано широкое самоуправление во внутренних делах. С этого времени собственно и начинается наше близкое знакомство со страной и с народом, ее населяющим.

Прежде всего следует отметить, что со времени присоединения к Российской Империи население Финляндии под покровом матери России возросло в два с половиною раза. Главное занятие финскаго народа - земледелие, которым до 8О% всего населения достает себе пропитание. Однако, пользование плодами земледельческаго труда поставлено в Финляндии в худшия условия, чем в остальной России, кроме северной ея полосы. Земельною собственностью владеют лишь зажиточные финские крестьяне, громадное же большинство состоит из безземельных торпарей, бобылей и рабочих постояльцев.

По изследованиям Гебхарда из 2.170,000 че-ловек, живших в 1901 году вне городов Финляндии, таких крестьян собственников было, приблизительно, 400,000 человек. 350,000 человек было торпарей и 504,000 бобылей, живущих батраками, главным образом, у крестьян; 225,000 - не имевших определенных занятий, около 300,000 живущих службою, промыслами и торговлею, и около 150,000 прислуги, питавшейся с общаго с хозяевами стола.

У одного из изследователей Финляндии встречаем такое описание подразделений крестьянскаго населения.

"Торпарь - род мелкаго арендатора, мелкаго фермера. Землевладелец-крестьянин, не имеющий достаточно рабочих сил, чтобы расширить свои пашни или поддержать в порядке разработанные ранее участки, уступает на известных условиях право пользования некоторою частью своей земли, выделивши ее под названием торпа. Такой торп может заключать в себе до 5 и даже 10 гектаров пашни с соответствующим количеством луга. Он может прокормить 2-3 лошади, 8-10 коров. Жилой дом и другия строения так же хороши, или так же плохи у торпаря, как и в обыкновенных крестьянских усадьбах подобных размеров. Сами торпари ни одеждой, ни образом жизнине отличаются от других крестьян. Но с точки зрения крестьянина торпарь всетаки ниже его. Брак дочери крестьянина с сыном торпаря всегда считается для нея несколько унизительным, хотя бы семья торпаря и была столь же достаточной, как и ея".

"Впрочем, в большинстве случаев, положение торпаря гораздо хуже сейчас разсказаннаго. Крестьянин при всей своей бедности чувствует себя свободным и независимым на том участке земли, который он обрабатывает. Иное дело торпарь. В силу договора, он чаще всего занимает по отношению к землевладельцу подчиненное положение, почти его слуги. К тому же его труд в результате обогащает землевладельца, а не его. Иногда, по истечении срока, договор не возобновляется, или торпарь вследствие несоблюдения каких-нибудь условий бывает принужден покинуть свой участок, обыкновенно без всякаго вознаграждения за многолетний труд, потраченный им на обработку чужой земли".

"Что касается до бобылей, то они живут в одиноко стоящих избушках, ютящихся на окраинах земельных участков. К такой избушке, низенькой, тесной, состоящей из одной комнаты с сенями, пристроен амбар и иногда небольшая закута. У самой избушки - гряды картофеля. Это жилище бобыля, но не его собственность; он только нанимает его у землевладельца. Наемная плата, конечно, не велика - всего каких-нибудь пять марок, но к этому присоединяется плата 10-20 марок за пастбище для единственной коровы, да несколько летних дней работы на хозяина. Средства к существованию достает бобыль случайными заработками у окрестных крестьян. Редко уходит он искать работы в более отдаленныя местности, потому что его жилище, как оно ни скромно, все же доставляет его семье хотя какое-нибудь пристанище. Это прочно привязывает его к месту".

"Обе названныя группы безземельных работников Финляндии имеют то преимущество, что у них есть постоянное жилище - важное условие для семейной жизни и для воспитания детей. Но кроме них существует еще группа рабочих-постояльцев, которые живут в хозяйской избе. Этот обычай очень распространен в северной и восточной Финляндии, где зачастую в одной комнате избы живут 10, 12 и более человек. Плата за постой, две марки в неделю, выплачивается работой".

"Естественныя свойства страны: ея богатство лугами и пастбищами, обилие воды для питья рогатому скоту - все это способствует скотоводству. Частые неурожаи хлеба в Финляндии заставили правительство обратить внимание на улучщение скотоводства. С этою целью ежегодно разезжают по краю опытныя скотницы, чтобы обучать крестьянских женщин приготовлению масла и сыра".

Что касается народной нравственности, то во времена покорения Финляндии, Булгарин писал: "Нравственность финляндцев вообще была безукоризненная. Примерные христиане, верные блюстители законов, твердые в слове, честные во всех своих взаимных сношениях, финны могли служить примером для гражданских обществ, и этими похвальными качествами обязаны они своему духовенству, самому про-свещенному в Европе".

Однако, за последнее время наблюдается падение нравственности, что отмечается и финскими публицистами. В одном из номеров газеты "Каики" за 1910 год встречаем следующия строки: "Финский народ пользовался в минувшие годы вне границ своей страны репутацией добраго, честнаго и высоконравственнаго на рода".
"Но настали трудныя времена, и тогда значительная, так называемая культурная часть нашего народа, как бы пробудясь от сна, вспомнила, что несмотря на все восхваления, глубокие слои находятся еще в состоянии полнаго неве-жества - и, как казалось, с рвением принялась за просвещение этих глубоких народных слоев, но было уже слишком поздно. Зло было посеяно; дремавшие до тех пор дурные инстинкты и склонность к преступности успели уже проявиться. Грабежи, убийства и другия гнусныя преступления стали обыденным явлением дня. Чистый до того герб нашей страны был запачкан, и запачкал его сам народ".
Такова жизнь народа, с которым придется встретиться туристу, если он пожелает заглянуть за черту городов...

Относительно положения русских в Финляндии, надо заметить, что обособленное положение, занятое Финляндией в составе Российскаго Государства, при отсутствии до 1908 года надлежаще организованнаго надзора со стороны Имперских властей за развитием местнаго законодательства, повело к тому, что в законодательстве этом постепенно появились нормы, существенным образом ограничившия русских уроженцев в пользовании правами, принадлежащими местным гражданам. Большая часть помянутых ограничений возникла в шестидесятые годы, когда - одновременно с возобновлением деятельности сеймов - в политических кругах Великаго Княжества получила признание и широкое затем распространение теория государственной обособленности Финляндии. В это именно время были изданы:

Сеймовый Устав, предоставивший политическия права, соединенныя с активным и пассивным избирательным правом, одним финляндским гражданам; законы о сельском и городском общинном управлении, лишившие русских, проживавших в пределах финляндских общин, прав по участию в местном самоуправлении; закон о промыслах, приравнявший русских уроженцев к иностранцам в отношении права заниматься промышленною и ремесленною деятельностью; устав о воинской повинности, согласно коему весь командный состав финских войск формировался исключительно из финляндских граждан, и мн.др.

Так в отношении политических прав русские подданные, не принадлежавшие к числу финляндских граждан, фактически не пользовались правом занятия должностей в правительственных установлениях Великаго Княжества.

Русские подданные, непользовавшиеся правами финляндскаго гражданства, были ограничены: в правах по производству торговли и промыслов вообще, в праве винокурения и торговли хлебным вином, в правах судостроения, судовладения и судовождения, в правах по железнодорожному строительству, в сфере банковой деятельности, в праве учреждения акционерных обществ, сберегательных касс и занятия должностей в ссудных и других подобных учреждениях, и т. п.

Ограничения профессиональных прав были следующия:

Лица, окончившия курс богословскаго факультета Императорскаго Юрьевскаго Университета, не пользовались правами на получение духовнаго сана в Финляндии; русские уроженцы не могли открывать аптек в крае; русские врачи были стеснены в праве медицинской практики в Финляндии.

Далее для лиц, получивших образование в Империи, установлены были более стеснительныя правила поступления в Императорский Александровский университет и в Финляндский технический институт, нежели для лиц, получивших образование в местных школах.

Засим русские уроженцы ни при каких условиях не могли быть назначены опекунами и притом не только над малолетними финляндскими гражданами, но и над русскими, проживающими в Финляндии, если имущество их находится в пределах сего края.

Такое несправедливое отношение к русским подданным было, наконец, устранено законом 20-го января 1912 г., уравнявшим руcских подданных в Финляндии в правах с местными гражданами. Закон этот, изданный в порядке общегосударственнаго законодательства, был встречен некоторыми, преимущественно левыми партиями, крайне несочувственно, находившими, что права русских граждан должны быть нормированы местным законодательством, вопреки прошедшему через Государственную Думу и Государственный Совет закону 17-го июня 1910 года.

Между тем в местном порядке финляндцы за самое последнее время собирались установить ряд новых стеснений для русских. Эти стеснения не осуществились только благодаря Высочайше утвержденным 20-го мая 1908 года правилам о надзоре Совета Министров за финляндским управлением и законодательством. До 1908 года соблюдение интересов России зависело от финляндскаго должностнаго лица, Министра Статс-секретаря Великаго Княжества Финляндскаго.

Борьба финляндских сепаратистов против применения закона о равноправии русских выразилась в ряде отказов со стороны магистратов разных городов от предоставления русским прав на производство промыслов. Привлечение членов Выборгскаго магистрата за подобное нарушение закона о равноправии к ответственности пред Петербургским окружным судом вызвало протест со стороны Императорскаго Выборгскаго гофгерихта, позволившаго себе издать распоряжение об освобождении арестованнаго по предписанию русской судебной власти члена мигистрата и требовать предания суду Выборгскаго губернатора, исполнившаго это предписание. В январе 1913 года 23 члена Выборгскаго гофгерихта были приговорены Петербургским окружным судом к высшей мере наказания. Надо надеяться, что финляндцы освободятся от давления антирусских влияний и поймут необходимость подчиниться закону." http://terijoki.spb.ru/history/templ.php?page=karelin_02&lang=ru

О убийстве ненавидимого финнами Николая Ивановича Бобрикова - Генерал-губернатора Финляндии

Делай что должно, и будь что будет...


В августе 1898 г. Бобриков был назначен на пост финляндского генерал-губернатора. Им была разработана программа мероприятий в отношении Финляндии, которые должны были укрепить связь финляндской окраины с Российской империей. Бобриков предлагал: объединить финляндскую армию с российской; упразднить статс-секретариат Великого князества Финляндского; ввести русский язык в учреждениях и учебных заведениях Финляндии; провести проверку учебников во всех учебных заведениях Финляндии, учредить официальную русскую разету; упростить торжественность церемонии открытия сессий сейма; ввести общегосударственное законодательства для Финляндии и Империи.
В программе Бобрикова важное место занимало введение в финляндском Сенате, учебных заведениях и прочих учреждениях русского языка. Вопрос об использовании русского языка в финляндских государственных учреждениях в 1899 г. рассматривался в Особом совещании под председательством Е.В. Фриша. Бобриков принимал участие в его работе. Он считал, что «Правительство на всем пространстве России должно говорить одним языком. ... Язык – духовное знамя Империи и первейшее условие внутреннего объединения всех ее составных частей, он – выражение жизненности русского народа и его государственности», поэтому «допускать для Финляндии какое-либо исключение из сего общего правила нет никаких оснований». В 1900 г. по инициативе Бобрикова и В.К.Плеве был издан манифест о языке. Учреждения Великого княжества Финляндского должны были перейти на русский язык к 1905 г. Бобриков попытался ускорить переход учреждений Финляндии на русский язык. Он издал циркуляр губернаторам, где предлагал перейти на русский язык к 1901 г. Но Плеве высказался против, считая, что инициатива Бобрикова противоречит императорскому манифесту.
Начало работ по введению русского языка в Финляндии стало толчком к замене чинов местной администрации. Бобриков существенно изменил состав своей канцелярии, где чиновники финны были заменены русскими, владевшими шведским или финским языком. Бобриков стремился к тому, чтобы во всех учреждениях Финляндии часть должностей занимали лица, владеющие русским языком.
Бобриков считал, что росту российского влияния в Великом княжестве активно препятствует Сенат. Поэтому Бобриков настаивал на более четком разграничении полномочий сената и генерал-губернатора. К 1903 г. были подготовлены документы, определявшие по-новому полномочия Сената и генерал-губернатора. Принятие Сенатом решений по важнейшим делам становилось возможным только с участием генерал-губернатора или его помощника. Отмечалось, что Сенат работает под руководством генерал-губернатора. Местные органы управления и самоуправления также подчинялись генерал-губернатору. К компетенции генерал-губернатора была отнесена выдача разрешений на проведение публичных собраний, сбор средств на различные нужды.
В начале 1903 г. из-за инцидентов, вызванных уклонением от исполнения воинской повинности губернаторам-финнам пришлось выйти в отставку. Этим воспользовался Бобриков и на освободившиеся посты были назначены или русские или финны, лояльно настроенные к российскому самодержавию. Для более активной замены местных чиновников в 1902 г. по инициативе Бобрикова было издано постановление, которое давало право административным решением устранять чиновников, которые совершили поступки «несовместимые со служебным долгом или служебным положением». До этого чиновники смещались только по решению суда. Бобриков провел существенные кадровые перестановки в судебных учреждениях, органах охраны порядка и городских управлениях. В губерниях Уусимаа и Выборгской были уволены все бургомистры. На эти посты назначались финны, представители старофинской партии, занимавшие пророссийскую позицию, или русские и эстонцы, владеющие финским языком.
Во время своего генерал-губернаторства Бобриков также занимался вопросами образования. В 1900 г. Бобриков предложил создать особую комиссию для пересмотра школьных учебников, используемых в школах Финляндии. По-мнению Бобрикова они были составлены так, что не воспитывали в учащихся должного партиотизма и правильного отношения к России. Для обоснования своей точки зрения Бобриков приводил, например, цитаты из учебников по географии для народной школы. Финляндия в них рассматривалась как самостоятельное государство, о России говорилось очень мало. О русском народе говорилось, что: «любит пить чай с сахаром, охотно ест кислые щи, лук и огурцы». Но осуществить этот проект Бобрикову не удалось. В 1903 г. Сенат образовал комитет по этому вопросу, но после убийства Бобрикова работы остановились. Неосуществленной осталась и идея генерал-губернатора о введении во всех учебных заведениях Финляндии в качестве особых и обязательных предметов истории и географии России.
В Великом княжестве Финляндском действовали как финляндские, так и русские школы. Русские учебные заведения в Финляндии подчинялись Министерству народного просвщеения Российской империи. Положение русских школ в Финляндии было сложным из-за недостаточного финансирования. Министерство финансов сокращало средства на их содержание, а средства из бюджета Великого княжества также не выделялись. В период генерал-губернаторства Бобрикова в Финляндии было основано 11 новых русских народных школ и их общее число возросло до 28.
Укрепление влияния Российской империи в Великом княжества Финляндском Бобриков связывал с ростом роли православной церкви. Бобриков в докладе Николаю II отмечал: «Рост успеха православия, способствуя поддержанию достоинства Империи в глазах народной финской массы, равносилен подъему значения русского имени и русской государственности в крае». При Бобрикове в Финляндии было построено или отремонтировано более десяти православных храмов.
Вступив на пост генерал-губернатора, Бобриков отметил, что в Финляндии периодическая печать пользуется большой популярностью. Содержание газет вызвало критику со стороны Бобрикова. Он отмечал, что финляндские газеты распространяют идеи «сепаратизма». Как генерал-губернатор Бобриков имел право делать газетам предупреждения, приостанавливать на время издание газет или закрывать их навсегда. По инициативе Бобрикова была закрыта выходившая в Выборге шведоязычная газета «Эстра Финланд», называвшая себя «часовым на посту против Востока». Но вместо закрытой газеты стали выходить другие издания, сохранявшие внешний вид запрещенной газеты. После этого Бобриков настоял на расширении своих полномочий и получил право не только предупреждать и закрывать газеты, но и по собственному усмотрению требовать замены главного редактора. В 1899 г. в Великом княжестве было закрыто 4 газеты, в 1900 – 3, в 1901 – 12. Больше пострадали шведоязычные газеты.
В 1899 г. Бобриков обратился к императору с просьбой об учреждении русскоязычной газеты в Гельсингфорсе. В ноябре 1899 г. император издал рескрипт, согласно которому из казенных средств Финляндии ежегодно выделялось 30 тыс марок на издание русскоязычной газеты. Газета была освобождена от цензуры. В Великом княжестве стали выходить русскоязычноая «Финляндская газета» (с 1900 г.) и газета «Суомен Саномат» на финском языке, в которой публиковались в переводе статьи из «Финляндской газеты». Газеты бойкотировались местным населением. Выпуск «Суомен саномат» прекратился в 1904 г. Попытка Бобрикова создать противовес финляндской печати оказалась в значительной мере безуспешной.
До 1865 г. в Великом княжестве действовала российская монетная система. Великое княжество Финляндское имело свою монетную систему. Основной денежной единицей была марка. Марка, в отличие от русского рубля была обеспечена золотом, поэтому Финляндия в течение длительного времени отказывалась вводить рубль, ссылаясь на нестабильность курса рубля. Введение единой монетной системы грозило Финляндии убытками. В 1897 г. российская монетная система тоже была переведена на золотую основу и министр финансов Витте вновь поставил вопрос о введении единообразия монетной системы империи и Финляндии. Бобриков принимал активное участие в обсуждении этого вопроса. Длительные переговоры с финнами привели к соглашению о параллельном использовании в Финляндии марки и рубля.
Позицию Бобрикова разделял император Николай II. В феврале 1899 г. был опубликован манифест, который изъял из ведения финляндского сейма дела общегосударственного значения, затем были ликвидированы вооруженные силы Финляндии, был издан манифест о переводе деятельности финляндских учреждений на русский язык. Политику Бобриков в Великом княжестве поддерживал министр внутренних дел Плеве. В Финляндии зрело недовольство. Одной из форм протеста была активная помощь финнов русским революционерам и общественным деятелям. Финны помогали всем российским подпольным политическим организациям, считая их своими соратниками в борьбе с русским правительством.
«Мне беспрестанно пишут угрозы, и я к ним немного попривык. Буду твердо охранять вверенный мне пост, и как часовой, не сойду с него во что бы то ни стало... Служа здесь Царю и Родине, готов с радостью сложить голоу, не сдавая ни на йоту русских интересов», - писал Бобриков генералу Куропаткину. Это были не просто слова. Бобриков искренне делал то, что, по его мнению, было необходимо. Он работал до поздней ночи. В письмах он упоминал о том, что «забот масса, и нельзя оставить окраины...».
Изменения в Финляндии, связанные с деятельностью Бобрикова, беспокоили многих. Мать императора Николая II Мария Федоровна считала, что царь неправ. Она писала ему, что все, что «сделано и делается в Финляндии... ведет прямо к революции». Николай II отвечал, что суть финляндской проблемы в том, что «шведы стремятся возвратить себе прежнее, господствующее положение в Финляндии, вводя в заблуждение широкие круги народа. Против таких господ надо было предпринимать решительные меры».
В июне 1904 г. Бобриков был смертельно ранен в здании финляндского Сената. Стрелял в Бобрикова 29-ти летний сын сенатора Эуген Шауман. После выстрелов в Бобрикова он застрелился. У него в кармане нашли письмо, адресованное императору. Он писал, что приносит в жертву свою жизнь, чтобы убедить царя в том, что в «Великом княжестве царит великая несправедливость».
В Финляндию был назначен новый генерал-губернатор И.М.Оболенский. В Финляндии Николай II распорядился успокоить население, и сказал, что из-за врагов Бобрикова вся страна страдать не должна.», - биографию составила А.Ю.Бахтурина.

Источник: http://www.novorosinform.org/articles/5996
____________________________________________________________
Кое-что о "загадочных" обстоятельствах убийства Н.Бобрикова:
ПЯТЬ ВЫСТРЕЛОВ В СЕНАТЕ

16 июня 1904 г. в 11 часов утра в Гельсингфорсе, в здании Сената, на площадке лестницы второго этажа Эуген (Евгений) Шауман произвел из «Браунинга» 3 выстрела в генерал-губернатора Финляндии Н.И. Бобрикова. Одна пуля попала в шею по касательной и не была опасной для жизни. Вторая пуля попала в орден на груди генерала и вызвала у последнего контузию, а третья, также по касательной, попала в живот.

Ни один из трех выстрелов не был смертельным. Раненый, пошатываясь, спустился по лестнице вниз
и вышел на улицу. Убийца же, напротив, оказался метким самострелом, застрелив себя сам двумя выстрелами в грудь, не пытаясь скрыться.

Дальше начались совсем интересные вещи.
Раненого Бобрикова повезли не в военный госпиталь на Унионинкату (около 600 м. от Сената), а домой на Вуоримиехенкату, 1 (напротив современного Олимпийского терминала в районе Улланлинна).

Несколько часов Бобриков провел на кушетке, истекая кровью, без какой-либо врачебной помощи. И только к вечеру его отвезли в больницу Kirurgi. Не было сделано переливания крови. Оперировал раненого профессор R.W.Falt.


Коридор в здании Сената, где Шауман стрелял в Бобрикова источник

На операции из живота была извлечена пуля, найдено много сгустков крови, отнята пораженная пулей часть тонких кишок, но было поздно. Н.И.Бобриков скончался на операционном столе в ночь на 17 июня 1904 г.


Дом, где жил Н.И.Бобриков, современный вид. Не так давно его квартира (3-й этаж с угла) выставлялась на продажу
отсюда http://v-murza.livejournal.com/124471.html

Tags: империя, история, финляндия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments