?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у jlm_taurus в "Вы хочете фактов - их есть у меня"
Вы хочете фактов - их есть у меня
Из серии "Документы советской истории". Советская повседневность и массовое сознание 1939-1945, тираж - 1000 экз. раздел репрессивная практика

об Указе Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 г.

№ 197 Письмо рабочего И.А. Кошаева А.А. Жданову
8 августа 1940 года
Андрей Александрович!
Я обращаюсь к Вам в постигшем меня несчастье и прошу Вашего содействия и Вашей помощи.
Я, рабочий завода № 189 им[ени] С. Орджоникидзе, цеха № 9 Кошаев И.А., работаю на данном заводе и в данном цехе с 1931 г[ода]. За мое честное отношение к труду Указом Президиума Верховного Совета от 29 марта 1939 г[ода] я награжден высокой наградой — медалью за «Трудовое отличие». Моя жена — работница того же завода и того же цеха, испытавшая много горя за время болезни и после смерти первого мужа, на иждивении которой оставался ребенок и старушка-мать. Она честно трудилась, отдавая производству все, не считаясь со временем, работая по 1'/2—2 смены. Работает она на данном заводе с 1935 г[ода]. За время работы, за 5 лет, она не имела ни одного опоздания, не только прогула.Она могла служить только примером как по труддцисциплине, а также по выполнению порученной работы. С 7 мая 1940 г[ода] она была направлена в декретный отпуск по беременности. По окончании отпуска после родов она пришла с заявлением, с просьбой о временном расчете, чтобы месяцев 5—6 порастить грудного ребенка. Заявление ее начальником цеха не было принято, а направили к начальнику найма и увольнения, а оттуда к директору завода. Так она проходила безрезультатно три дня, ничего не добившись, пока ей сказали: «Твое дело передано в нарсуд, как прогульщицы. Теперь ожидай суда». До суда она работать не приступала из-за детей: один ребенок только народившийся, а второму пять лет. 16 августа нарсуд 6 участка Свердловского района, не принимая во внимание малолетних детей, ее честное отношение к труду, заслуженные хорошие характеристики с работы, применил статью, как к злостным дезорганизаторам производства: ее приговорили к трем месяцам тюремного заключения, и [она] немедленно взята под стражу и отправлена с грудным ребенком 2-х мес[яцев] в тюрьму (Арсенальная ул[ица] 9).
Я очутился в жутком положении — потерял жену и грудного ребенка. Мне 37 лет, я первый раз только женат, у меня первый ребенок, и я хотел, чтобы он воспитывался несколько времени при матери. Мне просто жаль было такого маленького носить в ясли, отчего и получилось такое тяжелое положение. Второй ребенок 5-ти лет находится при мне, вожу его в очаг, но каждый раз свести и привести не могу, [так как] работаю в две смены. Больше приходится просить чужих людей. Прихожу с работы домой, невольно брызжут слезы из глаз. Потеряно все, даже жутко, невозможно выразить. Я даже боюсь насовсем потерять и жену, и ребенка. Она женщина слабохарактерная, ей не перенести эти три мес[яца] наказания.
Я убедительно прошу Вас, Андрей Александрович, походатайствовать о смягчении наказания. В просьбе прошу не отказать. Прошу, пожалуйста, сообщить по адресу: В[*] о[бласть]., Гаванская ул[ица] 37-а, кв[артира] 40. Кошаев И.А.
8.УП1.40 г[ода]2. ГА РФ. Ф. Р-5446. Оп. 24 а. Д. 158. Л. 69-68. Копия, машинопись.
1 Речь идет об Указе Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 г. 2 В деле имеется ответ за подписью прокурора Союза ССР В.М. Бочкова на имя А.А. Андреева от 9 сентября 1940 г., в котором сообщается о пересмотре в порядке надзора пересланных в Прокуратуру СССР дел осужденных по Указу Верховного Совета СССР от 26/У1-1940 г. М.А. Никитиной, К.А Соколовой и А.П. Кошаевой. Сообщается, что оснований к отмене приговора по делу Кошаевой нет, так как «КОШАЕВА — работница завода № 189 - не возвратилась на работу 12.У11. с[его] г[ода] после отпуска по беременности, мотивируя это тем, что не может оставить грудного ребенка, а в ясли его устроить не хочет. Второй ребенок КОШАЕВОЙ, 5-ти лет, помещен в очаг». (ГАРФ. Ф. Р-5446. Оп. 24а. Д. 158. Л. 73.)

№ 198 Письмо школьницы В.Н. Никитиной А.А. Жданову
[до 22 августа 1940 г]1
Товарищу Жданову. От ученицы 7-го класса 19-й ср[едней] школы Кировского района Никитиной В.Н., проживающей на улице Стачек д[ом] № 4/2, кв[артира] 31
Товарищ Жданов! Обратите внимание на наше положение. Так как у нас забрали мать, мы остались 4 ребят совершенно беспризорными.Мама наша просила у начальника, чтобы ей дали расчет по собственному желанию 28-го мая, до постановления нового закона. Но начальник не обратил на это внимание и дал отпуск за свой счет. Как раз пришел срок выходить на работу во время нового закона. И мама не пошла, потому что не с кем оставить 2-х ребят - одной 2 месяца, а другой 4 года. А мы, ребята, трое учимся все в первую смену. Дело разбиралось в суде [на] Обводном 173, и маму приговорили на 4 месяца тюремного заключения с грудным ребенком.И теперь мы остались, 4 ребят, совершенно без присмотра, а отец у нас пьет, редко бывает трезвый. И остался среди нас ребенок 4 лет, которого совершенно должны бросить на улицу, когда идти учиться. Товарищ Жданов! Обратите внимание, так как мама у нас работала на заводе «Красный треугольник» 25 лет, не отходя от производства. Никогда у нее не было ни прогулов, ни замечаний. И за что ее так покарали и отобрали у нас мать? Теперь я осталась одна, девочка 14 лет, должна делать все по хозяйству. И вдобавок я держу испытания в техникум, и мне теперь на ум (ничего) не идет. В школе я окончила 7 классов благополучно и имею отметки: 3 - хорошо, остальные отлично. Но теперь мне приходится тяжело, и я боюсь, что не сдам испытаний, потому что мне учение в голову не идет. Но мне хочется повысить свои знания и продолжать учиться дальше. Кроме меня, у нас еше учатся двое ребят, и один тоже сдает испытание. Но т[ак] к[ак] у нас оторвали маму и сделали нас беспризорными, мы может все это провалить. Каждый день у нас идет только учение, кто больше всех переплачет. Дорогой Андрей Александрович! Не оставьте нашей детской просьбы, верните маму домой -- Никитину Марию Андреевну. И прошу Вас дать ответ быстрей, так как [срок] ходатайства 5 дней. Мама у нас сильно больная и очень нервная.
НИКИТИНА В.Н.
3 ГА РФ. Ф. Р-5446. Оп. 24 а. Д. 158. Л. 70. Копия, машинопись. 1 Судя по материалам дела, письмо написано до 22 августа 1940 г., так как этим числом датируется письмо заведующего особым сектором Ленинградского обкома и горкома ВКП(б) Гутмана секретарю ЦК партии А.А. Андрееву: «По поручению товарища] Жданова А.А. направляются копии заявлений Никитиной В.Н., Соколовой К.А. и Кошаева И.А.» с резолюцией Андреева «Т[оварищам] Бочкову и Вышинскому. Надо бы осадить ретивых загибщиков и страховщиков из судов, подрывающих своими действиями Указ Верховного Совета от 26.VI.», датированной 23 августа (ГА РФ. Ф. Р-5446. Оп. 24а. Д. 158. Л. 71). - Речь идет об Указе Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 года. ' В деле имеется ответ за подписью прокурора Союза ССР В.М. Бочкова на имя 1А.А. Андреева от 9 сентября 1940 г., в котором сообщается о пересмотре в порядке надзора пересланных в Прокуратуру СССР дел осужденных по Указу Верховного Совета СССР от 26/У1-1940 г. М.А.Никитиной, К.А. Соколовой и А.П. Кошаевой. Приговор по делу Никитиной по протесту прокуратуры был отменен, осужденная 25 августа освобождена от стражи, а в отношении судьи, вынесшего неправильный приговор, поставлен вопрос перед наркомом юстиции СССР о наложении дисциплинарного взыскания (ГА РФ. Ф. Р-5446. Оп. 24 а. Д. 158. Л. 74.

№ 199 Письмо инспектора инспекции Норильского комбината В.В. Закитина М.И. Калинину
[24 августа 1940 года]1 Москва. Кремль.
Председателю президиума верховного Совета Союза ССР Михаилу Ивановичу Калинину
от инспектора Мобинспекции Норильского комбината Закитина Василия Васильевича

Обращаюсь к Вам, Михаил Иванович. Я хочу Вам рассказать причины моей судимости, а вследствии чего, может быть, исключения из рядов ВЛКСМ и снятия меня с занимаемой должности. Мне всего 19 лет. Я закончил 8 классов ср[едней] школы. На производстве работаю полтора года, и за время моей работы я не имел ни одного прогула. Чл[ен] ВЛКСМ. Я командирован в Заполярный городок Норильск работать и строить, как представитель передовой молодежи, т[о] е[сть] член ВЛКМ. За время работы в Норильском полиметаллическом комбинате не имел ни одного административного взыскания так же и по линии ВЛКСМ тоже не имел. 3-го июля 1940 года я опоздал на работу на 40 мин[ут]. Причины моего опоздания неуважительные: вечером работал, а утром проспал. Мы живем в квартире с товарищем и не имеем в квартире даже часов, да их в условиях г[орода] Норильска очень трудно достать.Я проспал механически. Я никогда этого не хотел сделать, и никогда у меня не было таких случаев. По своему происхождению я - сын крестьянина, в настоящее время -инспектор Моб[илизационой] Инспекции Норильского Комбината и лагеря. До сих пор я имел не плохие документы о происхождении, работе и общественно-политической жизни. 20 июля 1940 я осужден судом Таймырского Национального округа и приговорен по суду к 6-ти месяцам и[справительно]-т[рудовых] р[абот] с вычетом 25% из моей заработной платы и без права обжалования приговора. Я считаю, что суд ко мне подошел неправильно, приговорив меня к 6 месяцам и[справительно]-т[рудовых] р[абот]. Я сделал опоздание не злостно на 40 минут, а есть случаи, что люди по три рабочих дня пьянствуют официально, и они получили меньшую меру наказания, чем я. Нельзя не отметить и того, что бывшие з[а]к[люченные] занимают ответственные должности и пользуются в некоторых случаях большими поощрениями и уважением, чем даже комсомольцы 2.
ГА РФ. Ф. Р-7523. Оп. 25. Д. 30. Л. Зб—Збоб. Подлинник, рукопись.
1 Письмо зарегистрировано в Секретариате 24 августа 1940 г. 2 В деле сохранилась копия ответа от 12 сентября 1940 на данное письмо за подписями заведующего приемной Савельева и консультанта Чигина: «Из ознакомления с Вашим заявлением видно, что за нарушение трудовой дисциплины Вы приговорены к 6 мес[яцам] и[справительно]-т[рудовых] работ с удержанием из заработной платы 25%. Поэтому данное Вам наказание нужно отбыть».

№ 201 Письмо орденоноски А.И. Качаниной М.И. Калинину ,8 декабря 1940 года
Михаилу Ивановичу Калинину.
От орденоноски Качаниной Александры Игнатьевной
Адрес: Ленинградская] ж[елезная] д[орога], станция Ильинская, Коммунистический просек, дом 23/18.
Дорогой М[ихаил] И[ванович]. Мне очень хочится узнать от вас несколько ответов на мои вопросы, так как я еще молодой член партии - с 1939 г[ода]. Может быть, и ошибаюсь в своих вопросах, но вы меня уж в этом простите. : М[ихаил] И[ванович], я еще до сего времени слышала о суде, что суд не карает, а исправляет. И я была с этим согласна. Но поскольку мне пришлось видеть своими глазами и слышать своими ушами, это совершенно не так.
У меня муж осужден по указу за вторичный прогул на 4 1/2 месяца тюремного заключения. И что же получается. 3-го/ХII 40 г[ода] поехала к нему на свидание. Он находится по адресу: город Углич Ярославской области. Почтовый ящик 29/3-3. Лагпункт Учма. И что же я там видела. Заключение очень и очень оборваные. Грязные это, что есть из печи сажа. Спят совершенно на голых досках. Работают с 5 часов утра до 7 часов вечера. Кормят их в 5 часов — ковш супу и ложку овсяной каши, и в 8 часов тоже самое дают кушать. И еще один самый возмутительный случай. Мне пришлось говорить с одним заключенным. В одно прекрасное время бригадир сказал заключенному: «Сложи дров метр с четвертью». Он сложил, подходит десятник: «Я тебе велел сложить больше, а ты почему столько сложил?» Заключеный говорит: «Ведь вы мне столько велели». Тогда бригадир берет заключенного, выводит на самый ветер, становит его на пенек, где было срезано дерево. Заключенный весь мокрый, потому что работают по колено в воде, говорит бригадиру: «За что ты меня поставил?» Тогда подходит бригадир и, дав ему как следует по уху, говорит: «Стой, раз я тебя поставил». И через несколько мгновений еще 2 раза палкой ударил его же. Михаил Иванович, ответьте мне: верно ли это, так должно быть? И если неверно, то я вас очень прошу проверить эту колонию в каком состоянии она находится. Качани на.
Попутно с этим добавляю. Михаил Иванович, я хочу учится! Но мои условия очень плохие, я живу за городом за 40 километров. Я очень прошу Вас, не смогу ли я своим ходатайством перед вами охлопотать жилплощадь в Москве, чтобы добиться возможностей в учебе? Семья у меня 4 человека: муж, мать 70 лет, сын 14 лет. Михаил Иванович, дорогой, ответьте мне по моему адресу письменно. Награжденная я Орденом Трудового Красного знамени за выполнение спецзаказов. Жду вашего ответа на 2 [*]. Качанина. 8/ХП-40 [года].
ГА РФ. Ф. Р-7523. Оп. 25. Д. 31. Л. 103-ЮЗоб. Подлинник, рукопись.

№216 Письмо заключенной М.Г. Луниной Р.С. Землячке , [Не позднее 3 августа 1943 года]1
Заместителю] Председателя Совнаркома СССР Тов[арищу] Землячке Р.З.
От заключенной Луниной Марии Григорьевны, 18 лет, образование 9 классов средней школы.

Розалия Самойловна, я к Вам обращаюсь с великой просьбой дочери. 4 февраля 1943 года я была осуждена Молотовским судом на 5 лет тюремного заключения согласно Указа президиума Верховного Совета СССР о самовольном уходе с предприятия. В 1942 году я окончила 9 классов средней школы. В августе 1942 года я была мобилизована на лесозаготовительные работы, проработала до 25 декабря 1942 года, а 28 декабря того же года впервые пошла работать на завод -1 ГПЗ. Первые дни работы были в ночной смене и поэтому сильно отражались на состоянии здоровья уже подорванного на лесоразработках. На заводе я проработала только 3 дня, т[о] е[сть] до 1 января 1943 года, а 2 января пошла работать в другое предприятие — на склад Военно-Морского флота. За время работы на 1 ГПЗ я не имела постоянного заводского рабочего пропуска, отмети на паспорте о приеме, а также двухнедельного испытательного срока. Этот переход я совершила только по своей почти детской глупости, послушав легкомысленное рассуждение своих одноклассниц.В настоящее время я освобождена помилованием М.И. Калинина (22 июня 1943 года), при условии работы в армии, но так как я не имею никакой военной специальности, то меня не берут. Я до сих пор все еще продолжаю находиться в заключении. В отношении дисциплины, качества и количества работы от начальника лагеря имею положительные отзывы. Розалия Самойловна, очень прошу Вас окончательно освободить меня, так как для работы в армии я не могу подойти, потому что я не имею никакой военной специальности, а также большую роль будет играть состояние моего здоровья (сейчас гортанное кровотечение, так как я работаю на обжиге кирпичей, где большая температура и очень много кирпичной пыли). Розалия Самойловна. Еще раз обращаюсь к Вам, оказать мне содействен-ную помощь в окончательном освобождении, ведь мне только 18 лет. Мой адрес: Московская область, станция Одинцово, п[очтовый] я[щик] 93, отдельный лагерь НКВД. Желаю здоровья и многих лет жизни.
Мария Лунина.
ГА РФ. Ф. Р-5446. Оп. 56. Д. 21 Л. 49. Подлинник, рукопись.

Указ
http://www.koenig.ru/~kc/aktkbg/KALININ/akkab_05b.htm

Дополнительные линки по указу
Земсков
К началу Великой Отечественной войны на учете БИРов ГУЛАГа находилось 1 264 тыс. лиц, приговоренных к исправительно-трудовым работам без лишения свободы. В их числе осужденные по Указу от 26 июня 1940 г. составляли подавляющее большинство. Например, по состоянию на 1 декабря 1944 г., всего тогда имелось в наличии 770 тыс. осужденных за различные преступления к исправительно-трудовым работам без лишения свободы, из них 570 тыс., или 74%, - по Указу от 26 июня 1940 г. По Указу от 26 июня 1940 г. к лишению свободы сроком от двух до четырех месяцев приговаривалась меньшая часть нарушителей, но все равно таковых было сотни тысяч. 10 августа 1940 г. вышло два Указа: об ответственности за выпуск недоброкачественной и некомплектной продукции и о рассмотрении народными судами без участия народных заседателей дел о прогуле и самовольном уходе с предприятий. В результате, по данным на 1 декабря 1940 г., при лимите тюрем в 234 тыс. человек, в них содержалось почти 462 тыс. заключенных

Дополнение
часть 1 ст. 5 Указа от 26 июня 1940 г. в общей форме говорит о самовольном уходе служащих и рабочих из государственных, кооперативных и общественных предприятий или учреждений. Характер предприятия не играет. здесь никакой роли.
Но в противоположность широкой санкции ст. 596 санкция в данном случае оказалась недостаточной и не соответствующей опасности, представляемой во время войны. самовольным уходом' служащих и рабочих с предприятий военной промышленности. Как указывает введение к Указу, потребовалось усиление ответственности рабочих и служащих, работающих на военных заводах. С этой целью Указ от 26 декабря 1941 г. выделил из общего состава — самовольного ухода — один конкретный его вид — самовольный уход рабочих и служащих с предприятий военной промышленности — и образовал из него новый дробный состав преступления с санкцией, соответствующей тяжести преступления: тюремное заключение на срок от 5 до 8 лет

ссылка на Б.С. Утевского
Сошлюсь на малоизвестную брошюру Б.С. Утевского «Преступления в области трудовых отношений», изданную в Москве в 1945 г. в серии «Библиотека народного судьи и народного заседателя».
Автор обобщил судебную практику применения Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 г., которым была установлена уголовная ответственность за самовольный уход с работы и прогул, и Указа Президиума Верховного Совета СССР от 15 апреля 1942 г. на ту же тему. Согласно этому Указу субъектами уголовной ответственности могли быть не только рабочие и служащие всех государственных, кооперативных и общественных предприятий и учреждений, но и учащиеся, заключившие трудовое соглашение о работе на время каникул (то есть фактически дети!), и подростки до 16 лет, работающие на транспорте.
Прогулом без уважительных причин признавались:
1) опоздание без уважительных причин на работу более чем на 20 минут;
2) опоздание после обеденного перерыва, вызвавшее потерю более 20 минут рабочего времени;
3) уход с работы до окончания рабочего дня, вызвавший потерю более 20 минут рабочего времени;
4) уход с работы до обеденного перерыва, вызвавший потерю более 20 минут рабочего времени;
5) указанные нарушения, вызвавшие потерю рабочего времени не более 20 минут каждые три раза в течение одного месяца или четыре в течение двух месяцев подряд1.
Кто осуждался по Указу от 26 июня 1940 года? Вот типичные примеры. Инвалид Ж., 64 лет, имел стаж работы 43 года. Из-за болезни он два дня не выходил на работу, но не мог вызвать врача. Оправдательный приговор народного суда был отменен Верховным Судом РСФСР на том основании, что при отсутствии врачебного документа суд не мог признать доказанным факт болезни. М., одна из передовых работниц цеха. 18 июля 1944 г. была отпущена мастером на 4 часа для устройства ребенка в детский сад. Но ребенок не был принят из-за болезни. М. во второй половине рабочего дня на работу не вышла, т.к. не с кем было оставить больного ребенка. Осуждена. Инвалид Д., имеющий 50-летний производственный стаж, опоздал 10 июля 1940 г. на работу на 24 минуты. Осужден. Сторож, опоздавший на работу в день получения извещения о гибели его сына на фронте. Осужден…
15 апреля 1942 г. Президиумом Верховного Совета СССР был принят Указ о признании преступлением невыполнение без уважительных причин обязательного минимума трудодней членами колхозов. По этому Указу была осуждена колхозница Л., которая еще в 1941 г. потеряла зрение на 90%. Вместо установленного минимума в 25 трудодней выработала только 5 трудодней... Все перечисленные выше случаи имели «счастливый» финал. Коллегия по уголовным делам Верховного Суда СССР отменила приговоры в отношении этих несчастных. Но это были очень редкие случаи. Известный политический и общественный деятель, бывший член Политбюро ЦК КПСС А.Н. Яковлев, в течение двенадцати лет возглавлявший комиссию по реабилитации жертв политических репрессий, приводит в своей книге воспоминаний следующие данные: по указам от 26 июня 1940 г. и 15 апреля 1942 г. в 1940 г. было осуждено более двух миллионов человек, в 1946 г. — 1,2 млн, в 1947 году — более 938 тыс и т.д. Даже в 1953 г. по этим указам осудили более 308 тысяч человек.
В целом за послевоенные годы за опоздания на работу и невыполнение нормы трудодней было осуждено более 6 млн человек2. Столь жестокого законодательства о труде, как подтверждают исследования, не было ни в одной стране мира, за исключением нацистской Германии. Масштабы применения уголовных репрессий в области трудовых отношений впечатляют и очень многое объясняют в поведении современных россиян, которые пассивно мирились с нарушениями их трудовых прав в 90-е годы, в ходе перестройки, то есть в массовом порядке продолжали трудиться в течение многих месяцев, не получая заработную плату.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ЦК ВКП(б)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ЦК ВКП (б) "О КОНТРОЛЕ НАД ПРОВЕДЕНИЕМ В ЖИЗНЬ УКАЗА ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР ОТ 26 ИЮНЯ 1940 г. "О ПЕРЕХОДЕ НА ВОСЬМИЧАСОВОЙ РАБОЧИЙ ДЕНЬ, НА СЕМИДНЕВНУЮ РАБОЧУЮ НЕДЕЛЮ И О ЗАПРЕЩЕНИИ САМОВОЛЬНОГО УХОДА РАБОЧИХ И СЛУЖАЩИХ С ПРЕДПРИЯТИЙ И УЧРЕЖДЕНИЙ" З1 июля 1940 г.
Не для печати

Пленум ЦК ВКП(б) считает, что Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 года "О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений" проводится в жизнь неудовлетворительно. ........
Пленум ЦК ВКП(б) постановляет: 1. .... 2. .... 3. ....
4. Обязать партийные организации добиться того, чтобы каждый коммунист и комсомолец, прежде всего, лично на деле служил примером честного, социалистического отношения к труду. Установить, что коммунисты и комсомольцы, ушедшие самовольно с предприятия и учреждения или совершившие прогулы, должны не только подвергаться наказанию по суду, но и исключаться из рядов ВКП(б) или из рядов ВЛКСМ, как злостные нарушители государственной и партийной дисциплины.
5. Признать неправильным, что наркомы лично не занимаются вопросами проведения в жизнь Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 года и передоверили это дело второстепенным работникам. .......
6. Признать неправильным, что многие директора предприятий вместо того, чтобы полностью использовать предоставленную им власть и не бояться насаждать дисциплину хотя бы путем применения репрессий, либеральничают с прогульщиками и дезорганизаторами производства, уклоняются от отдачи их под суд и фактически не насаждают дисциплину, а только болтают о ней. .........
7. Обязать наркоматы совместно с ВЦСПС и под руководством Совнаркома СССР разработать и ввести в действие не позднее 1 сентября 1940 г. новые правила внутреннего распорядка, вытекающие из Указов Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня и 10 июля 1940 г. 8. Поручить Наркомюсту СССР совместно с ВЦСПС к 1 октября 1940 года пересмотреть трудовое законодательство и привести его в соответствие с Указами Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня и 10 июля 1940 года. 9…. 10. Снять прокурора СССР т. Панкратьева с занимаемого им поста, как не справляющегося со своими обязанностями и не обеспечившего контроля над выполнением Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 года.

Profile

harmfulgrumpy
harmful_grumpy

Tags

Latest Month

February 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars