harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Category:

Снова о Рослагене, где поселили князя Рюрика, ч. 1

С тех пор, как я сначала на конференции «Начала Русского мира» в Санкт-Петербурге в конце 2010 года, а потом в ряде публикаций, в том числе на Переформате, рассказала о том, что шведского Рослагена не существовало в IX веке как физико-географического объекта – а норманисты именно здесь не одно столетие размещают «прародину» Руси – с тех пор не прекращается умственное волнение среди патриотов этой выдуманной «прародины». Своего апогея возбуждение по данному вопросу достигло после того, как пост о геофизике Рослагена прочитал М.Н. Задорнов и рассказал о его содержании своей громадной аудитории. Вслед за этим, как известно, последовало мое участие в документальном фильме «Рюрик. Потерянная быль», в котором были сняты и кадры о Рослагене с показом уникальной природы архипелага, в безмолвии повествующей о вырастании Рослагена на протяжении столетий из маленьких каменистых островков.

О том, каким злобным оплевыванием встретили норманисты фильм Михаила Задорнова, можно не рассказывать – слишком хорошо это известно. Кадры о Рослагене исключения не составили. Но в норманистской реакции после фильма «все смешалось», как в знаменитом романе.


С одной стороны, от Рослагена стали открещиваться. Кто, дескать, сейчас апеллирует к Рослагену? И вообще, не в Рослагене дело! А вот, у нас есть камень рунный, в Средней Швеции находится, а на нем слово, так вот ежели из этого слова корень извлечь, то все тайны происхождения древнерусской истории лягут как на ладони. Сразу же попутно поясню, что не лягут, поскольку камень с надписью относится к концу XI века, и для древнерусской истории IX века он ничего не дает. Слово, с которым норманисты носятся, как медведь с чурбаном, это др.-сканд. *roþs- – основа, от которой образуются слова со значением «гребец» и др. Но дело в том, что для IX-X вв. названную основу в древнешведском пока не нашли, и настолько в своих поисках запутались, что стали поговаривать: да, может, и не надо искать в древнешведском, есть же она в других германских языках. Но на это другие, не потерявшие чувства реальности, специалисты возражают: как это, не надо?! Несколько столетий морочили людям головы, ничего не нашли, и теперь в сторону?! Нет уж, вы давайте, ищите!


А с другой стороны, к Рослагену, как апеллировали, так и апеллируют! Вот несколько примеров, только за последнее десятилетие.

Д.А. Мачинский на конференции в Эрмитаже в 2007 году сообщал о roþsmæn/roðsmæn, «гребцах, мореплавателях», как о жителях приморской области Швеции Roðen/Roden, Roslagen или, по его толкованию, «росской земли».1

В издании ПВЛ, осуществленном в 2012 г. в Санкт-Петербурге А.Г. Бобровым, А.М. Введенским, Л.В. Войтовичем, С.Л. Николаевым и А.Ю. Черновым, было провозглашено, что происхождение этнонима «Русь» «восходит к древнескандинавскому róþr, róþs- – «гребец», róþsmenn – «гребцы, мореходы» (др.-исл. róa – «грести, плавать на весельном корабле»), а эта основа в форме ruotsi была заимствована предками финнов и эстонцев первоначально для обозначения германцев побережья Средней Швеции, название которых обозначалось терминами Roþ-, Roþen-. Их земля называлась Родрсланд, позже – Руден и Руслаген… Современный Руслаген (Roslagen), Рудрсланд (Roðrsland) рунических надписей – часть береговой полосы провинции Упланд, жители которой издавна строили корабли для морских плаваний».2

Упомянутый Л.В. Войтович уже в собственной работе, опубликованной также в 2012 г., сообщал, что «Ruotsi, судя по всему, происходит от Roslagen – шведской области, находящейся напротив финских берегов… Вначале это название имело этносоциальное «профессиональное» значение («воины и гребцы из Скандинавии, отряд скандинавов на гребных судах») и только на восточнославянской почве развилось в политоним (Русь, Русская земля) и этноним».3

В одной из последних работ В.В. Фомина приводится уже совершенно вопиющий факт манипуляции фальшивкой о происхождении Руси из Рослагена: «Рослаген» как бесспорный «вещдок» в пользу скандинавства варягов и руси запущен ими уже в «образовательный» процесс высшей школы, где призван оболванивать неокрепшие молодые умы. Как, например, разъясняет в своем учебнике В.Г. Вовина-Лебедева студентам-историкам:






полагают, что слово «русь» произошло от слова ruotsi – так называют скандинавов соседи славян – финны. Восточное побережье современной Швеции они именовали Рослаген (Roslagen) – «земля росов».4






Так что никуда Рослаген из норманизма не исчезал. Держатся за него так же, как не умевший плавать герой рассказа Михаила Зощенко «Рогулька» держался за якорную мину после того, как его пароход затонул: отпусти они эту «рогульку» – и все их конструктивы пойдут ко дну. Поскольку с чего, по мнению норманистов, начинается русская история? В публикациях, принадлежащих подавляющей части сотрудников российских академических учреждений и вузов, можно прочесть о том, что начало древнерусской истории отмечено пришествием в Восточную Европу скандинавов, сыгравших ведущую или существенную роль во всех основополагающих процессах и событиях древнерусской истории. Синонимами для этих скандинавов в упомянутых публикациях выступают летописные варяги, которые одновременно отождествляются и как норманны из западноевропейских хроник, и как викинги. И все эти скандинаво-варяго-норманно-викинги прибывали из Средней Швеции, она же прибрежная полоса Рослаген, она же – Упсальский лен в Свеяланде.

Образ «скандинавов» представлен большим многообразием видов: «военные отряды скандинавов» или «дружинная среда», «викингские отряды» или даже просто «фон скандинавского присутствия» у Е.А. Мельниковой; «дружины скандинавов» у В.Я. Петрухина; «норманнские дружинники» или «движение викингов» на север Восточно-Европейской равнины у А.А. Горского; «экспансия викингов» и «норманнские каганаты-княжества», усеявшие всю Восточную Европу, у Р.Г. Скрынникова; «миграции свободного крестьянского населения, преимущественно, из Средней Швеции» у Т.А. Пушкиной, В.В. Мурашевой и Н.В. Ениосовой.5

У Л.С. Клейна есть сразу все: и «воинские и торговые путешествия викингов в Киевскую Русь», и «экспансия на восток», и «миграция норманнов в Восточную Европу», а также – «популяция норманнов, распространившаяся по восточнославянским землям».6 Правда, иногда, идя вразрез с собственными характеристиками массового присутствия норманнов/викингов на Руси, Клейн вдруг оговаривается, что «популяция норманнов… была сравнительно небольшой, но влиятельной, захватившей власть. Она внесла свой вклад в славянскую культуру, историю и государственность…».7

Для осуществления сей высокой миссии указанная «популяция» претерпевала в Восточной Европе чудесные метаморфозы, заключавшиеся в том, что, согласно разъяснениям археолога В.В. Мурашевой «викинги, безжалостные грабители и пираты, наводившие ужас на всю Западную Европу внезапными набегами, на территории Восточной Европы сыграли иную, конструктивную роль – роль катализатора, который способствовал ускорению социальных и политических процессов».8

А с какой стати «безжалостные грабители и пираты» вдруг именно в Восточной Европе мгновенно перековались в конструктивных катализаторов? – это норманистами не раскрывается. Аналогичным образом не разъясняется, за счет каких человеческих ресурсов из Средней Швеции – Рослагена – Упсальского лена были осуществлены грандиозные свершения, приписываемые родсам-гребцам. В связи с последним вопросом мои статьи об отсутствии Рослагена в IX веке явились особенно раздражающим фактором.

Напомню в двух словах о том, что прибрежная полоса Рослаген в IX веке еще не образовалась. В этом районе Балтии дно Балтийского моря постоянно поднимается, за счет чего происходит образование новой суши. В IX веке, по исследованиям шведских геофизиков, уровень моря в районе, где сейчас расположен Рослаген, был минимум на 6-8 м выше нынешнего. Даже в XI-XII вв. уровень моря был на 5 м выше, чем сейчас, а значительная часть береговой полосы была островками, более или менее выступавшими из воды. Только в 1296 году шведские короли решили, что на Рослагене население приросло настолько, что его можно уже начать учитывать, распространив на него существующий закон. Но к выборам короля жителей этой окраины еще не допускали, не настолько сильным электоратом они были даже в то время. См. об этом мой пост, а также очень ценный комментарий к нему геолога Валерия Юрковца с общими данными по воздыманию Фенноскандии в постледниковое время, да и вообще все комментарии там назидательны, каждый по-своему.

Поскольку, кроме Рослагена, норманисты оперируют и более широким географическим понятием «Средняя Швеция», то можно сказать и о ней пару слов. В шведской историографии – это историческая область Свеяланд или земля свеев, примерно район нынешних Стокгольма и Упсалы, и она является сердцем шведской государственности. Но создание собственно шведской государственности относится ко времени не ранее второй половины XIII – начала XIV веков. Развитие городской культуры в Швеции относится также к концу XIII в.9

Что же касается так называемого викингского периода (800-1050 гг.), то территория Швеции этого времени выступала раздробленной на мелкие владения под властью мелких правителей – конунгов, при этом ни один из них вплоть до XIII в. не обладал силами объединить север Швеции (свеев) с югом Швеции (гётами). Тем более никто из них не мог бы организовать крупную международную экспедицию такого масштаба, как освоение и обустройство гигантских просторов Восточной Европы. Исходя из структуры поселений в Средней Швеции в данный период, которая была представлена отдельными дворами с одной семьёй, иногда, с двумя, шведские археологи высчитали, что количество населения на основных территориях Средней Швеции к концу викингского периода предположительно насчитывало 40 000, максимум – 45 000 чел. Поэтому ни потока колонистов, ни армий завоевателей из Средней Швеции в IX веке на Русь проследовать не могло. (Подробнее см. здесь).

Но приведенная выше геофизическая информация, как и указанные данные демографических исследований до российского общества по-настоящему никогда не доводились. Вместо этого, как в упомянутом учебнике 2011 года, распространяются фальшивки с описанием якобы существовавшей «земли росов» на восточном побережье Швеции. Напоминаю, что речь в этом случае идет об учебнике для российских студентов-историков. Теперь вот и школьники получат новый учебник с фальшивкой о скандинавской династии Рюриковичей (об этом уже оповестили в Историко-Культурном стандарте для этого учебника). И эту «династию» опять постараются вывести из Средней Швеции, ибо вся утлая конструкция норманизма держится на гребцах-родсах.










Поэтому понятно, что волнение по поводу геофизики Рослагена в определенных кругах не утихает и, нет-нет, да обнаруживает себя в новых вопросах со стороны читателей Переформата. Так, совсем недавно поступил очередной вопрос с просьбой прокомментировать отрывки с сайта муниципального округа Норртэлье в Стокгольмской губернии, где рассказывается о туристических достопримечательностях округа и где упоминается Рослаген. Чем же привлек этот шведский сайт читателя?

Понять это можно, исходя из комментария данного читателя на сообщение специалиста в области геологии Валерия Юрковца, написавшего, что приведенные в моем посте данные о позднем образовании прибрежной полосы, в XV в. начавшей именоваться Рослаген, совпадают с данными российских геологов. Комментарий читателя, представленный двумя цитатами, вырванными из общего контекста длительной дискуссии по сложнейшей проблематике европейского оледенения, мыслился явно как контраргумент: есть мнение, что значение четвертичных ледников в геологических процессах крайне гипертрофировано. Поскольку это было заявлено в связи с моим постом, то общий смысл угадывается легко: раз есть вышеуказанное мнение, то и приведенные мною данные геофизики о позднем образовании Рослагена также можно рассматривать как гипертрофированные. На эти дилетантские рассуждения, преподнесенные с ученым видом знатока, Валерий Юрковец справедливо возразил: спорить по проблематике оледенения можно о многом (масштабы-то ее гигантские!), но только не в случае с Фенноскандией. Фенноскандия – это уже давно устоявшееся знание. Можно сказать, фундаментальная основа. И изотатическое восстановление этой территории обязательно нужно учитывать при реконструкции исторических событий.

Вот после этого последовал запрос ко мне откомментировать данные шведского муниципального сайта, что я и делаю с удовольствием, поскольку каждый новый поворот в развитии темы приносит дополнительный материал. Что же касается геофизики, то её отменить не удается. Да, муниципалитет в Норртэлье и не пытается ее отменить, напротив, идет с результатами геофизических исследований рука об руку, так же, как и я. Пользуемся-то мы одними и теми же данными, взятыми из отчетов шведских геофизиков.

Прежде чем дать перевод текста со шведского сайта, дополню еще информацию о Рослагене, приведённую в моём давнишнем посте. Название Рослаген, употребленное впервые в 1493 году, понятное дело, с конца XV в. меняло границы своего распространения, как это обычно и происходит со многими административно-географическими наименованиями. На сегодняшний день, как разъясняется в современной литературе, наиболее общепринятое официальное употребление названия Рослаген касается восточного побережья Упланд и прилегающей к нему островной части – одной из исторических провинций в Свеяланд (Швеция традиционно делится на три части: Гёталанд или южная часть страны, Свеяланд или центральная часть и Норрланд или северная часть). То есть это прибрежная полоса чуть к северу от Стокгольма, включающая и часть Стокгольмского архипелага. Это – официальный, исторически верифицируемый Рослаген. Но также обычно оговаривается, что границы Рослагена, зафиксированные документально, нередко оспаривались тем или иным образом. Причины здесь понятны.

Во-первых, Рослаген продолжает расти: идет образование новых островков (это мы и пытались показать в фильме Михаила Задорнова), островки, выросшие вблизи уже прибрежной части, срастаются с берегом и увеличивают площадь береговой полосы, что и делает геофизические границы Рослагена зыбкими.

Во-вторых, имя Рослагена было романтизировано в русле шведских политических мифов XVI-XVIII вв. о вымышленной древнешведской истории и получило большую пиарную ценность, сохраняющуюся и в наши дни. Поэтому сегодня именно в туристических изданиях под именем Рослагена может выступать значительно большее число районов в границах Стокгольмского лена/губернии: например, деятели упомянутого выше муниципального округа Норртэлье в различной связи ненавязчиво отождествляют весь свой округ с Рослагеном и представляют муниципальный центр Норртэлье как главный город Рослагена. Удачная реклама в наши дни – залог успеха, но надо быть очень простодушным зрителем, чтобы рекламу принимать за чистую монету. Особенно, если рекламная продукция не так уж и грешит против исторических фактов.

А теперь предлагаю вашему вниманию информацию с официального сайта Норртэлье о туристических достопримечательностях округа.



Древние крепости (Fornborgar). В Швеции зарегистрировано более 1000 древних крепостей. Крепости использовались на протяжении более 2000 лет, но в разные периоды – с разными целями. Древнейшие из них стали возводиться где-то в середине бронзового века, т.е. начиная с XIV в. до Р.Х. и далее. Эти древнейшие крепости служили, скорее всего, местами отправления культов. Не слишком добротные стены в сравнении с теми крепостями, целью которых была защита, являются их отличительной чертой. Вероятно, они имели, скорее, символическое значение. Так же, как и нынешние ограды вокруг храмов, они отделяли священное место от «обычного мира».

Более поздние крепости имеют мощные стены и чаще всего расположены на вершинах высоких отвесных утесов, куда трудно добраться. Ясно, что в таких случаях мы имеем дело с оборонительными сооружениями. Эти крепости были типичны, прежде всего, для эпохи так называемого Великого переселения народов (V-VI вв. н.э.) периода железного века. В ту неспокойную эпоху многие местные правители пытались захватить власть и подчинить других своему влиянию, поэтому потребность в оборонительных сооружениях была велика. По завершении эпохи Великого переселения народов оборонительные крепости в Швеции практически перестали строиться.

Вот рисунок художника Матса Вэнехема из Стокгольмского губернского музея, на котором он изобразил, как люди того времени спешили укрыться за стенами крепости. Помимо практической задачи, древние крепости служили демонстрацией статуса и престижа, олицетворяли собой символ власти, который должен был быть виден издалека.

В Рослагене мы находим относительно много остатков древних крепостей, 37 штук. Чаще всего они расположены в тех местах, которые примыкали к древним водным путям. У нашего муниципалитета нет возможности взять все руины под свою охрану и превратить их в объекты туризма. Поэтому мы выбрали три из них. Избранным объектам мы уделили много внимания, в результате чего они сделались доступными для посещения. Это – крепостные руины при Дарсйэрде (Darsgärde) и на берегу озера Фрётуна (Frötuna kyrksjö), а также Люндбуборг в Эдсбру (Lundboborg i Edsbro). Эти объекты мы, в сотрудничестве с губернским музеем, обеспечили необходимыми указателями, проложили подъездные и пешеходные дорожки, соорудили лесенки. Муниципальные и другие местные краеведческие общества заботятся о территории вокруг крепостных развалин.

Древняя крепость Дарсйэрде. Эта крепость была расположена на вершине горы, между нынешними населенными пунктами Финстой и Риалой (Finsta, Riala). Она является древнейшим крепостным сооружением в регионе. К тому же, она принадлежит к числу объектов, основательно исследованных в археологическом отношении. Её раскопки проводились под руководством одного из наиболее уважаемых археологов Бьёрна Амбросиани в 50-60-е годы. Древнейшей находкой, обнаруженной при раскопках, является топорик из бронзы, относящийся к периоду поздней бронзы. Определителем же наиболее ранней фазы для самой крепости послужила так называемая Хюсби-пряжка (Husbyspänne), датированная началом VI в. н.э. Таким образом, крепость использовалась в течение длительного периода.

Раскопки показали, что эта крепость была внушительным сооружением с мощными стенами, которые достраивались много раз. Стены венчались мощными деревянными ограждениями. Внутри крепости было обнаружено порядка двадцати фундаментов жилищ, а возле самой стены – место захоронения. Большое количество фундаментов жилищ являлось свидетельством того, что крепость была не только местом укрытия, но и крупным населенным пунктом с постоянно проживавшим, относительно многочисленным населением.

Сейчас в низинах вокруг крепости располагаются пахотные угодья. Но в эпоху бронзы, когда люди стали обживать эти места, уровень моря здесь был на 15 метров выше нынешнего, и утес как часть крупного горного массива вздымался над водой, защищаемый ею с трех сторон. В начале VI в. крепость сгорела, и с тех пор заново не отстраивалась. К тому времени заболоченная земля у подножия утеса начала осушаться, и вероятно, население переместилось туда, в низину. При входе на территорию, не забывайте закрывать за собой калитку. Вокруг комплекса Дарсйэрде пасутся овцы и коровы.

Бывший древний горный массив сейчас представляет собой обширные пашенные угодья, которые очень живописны. И мысль о том, что здесь, где сегодня раскинулись пашни, когда-то было море, кажется невероятной. Но не будем забывать, что уровень воды, окружавшей гору, был тогда на 10-15 м выше нынешнего. Поэтому понятно, почему люди построили крепость здесь, на самом возвышенном месте.











Древняя крепость на берегу озера Фрётуна. Эта древняя крепость, скорее всего, также была заложена к концу эпохи Великого переселения народов. Именно тогда было сооружено большинство крепостей в области Мэларен, где уровень моря был на 7-8 м выше нынешнего. Эта крепость находится на берегу озера, который в то далекое время был частью местной воднотранспортной системы. Крепость была хорошим наблюдательным пунктом, из нее можно было контролировать жизненно важные водные пути. Обычные дороги в то время практически отсутствовали.

В крепости имелось два входа: западный и юго-восточный. Стены были толще при входах, вероятно, там были опоры для ворот. Внутри крепости имелось как минимум два сооружения. На самой вершине хорошо видны остатки фундамента.











В эпоху переселения народов эта крепость выглядела более внушительной и представляла собой сооружение, окруженное стеной, общая длина которой 175 м. Стены поверху, наверняка, были укреплены деревянными ограждениями.

С восточной стороны обрыва, на самом берегу озера есть так называемая гигантская воронка. Она образовалась в ту далекую пору, когда уровень воды был намного выше нынешнего, и потоки воды со страшной силой устремлялись в расселины между скал, обтачивая их в течение длительного времени и пробуривая в некоторых из них глубокие отверстия.

Древняя крепость на берегу озера Фрётуна располагалась к югу от Норртэлье, на горе Боргбергет и относится сегодня к интересным достопримечательностям округа.

Остатки крепости Люндбуборг. Люндбуборг расположен примерно в 300-х метрах к востоку от Эдесбру, на вершине крутого обрыва, подножие которого примыкает к озеру. Озеро когда-то было важным звеном в системе водных коммуникаций. Вплоть до XVIII в. по озеру осуществлялись перевозки чугунных заготовок от доменного производства в Эдесбру до Шебубрюк (Skebobruk). Сейчас трудно представить, что у подножия этих заросших развалин крепости находилась гавань.


Fotograf: Albin Ponnert

Крепость была окружена стеной, длина которой по периметру составляла 210 м, высота – 2,5 м и максимальная толщина – до 5 м. По верху крепостной стены шел, наверняка, деревянный частокол. На вершине с северной стороны видны остатки фундамента жилого помещения. В 2001 году крепостные развалины были исследованы в рамках проекта «Крепости и оборонительные сооружения в Средней Швеции» в период с V по XII вв.


Лидия Грот,
кандидат исторических наук


Продолжение следует ...  Снова о Рослагене, где поселили князя Рюрика, ч. 2

Источник: http://ross.ariy.org/index.php/stati/zaimstvovannye-stati/62-snova-o-roslagene-gde-poselili-knyazya-ryurika

Tags: антинорманизм, источники, швеция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments