harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Виноградов Александр Викторович, геолог. Работа в ГДР 1971-73 ч.1, покупка Волги" ГАЗ-21, 1966

Оригинал взят у jlm_taurus в Виноградов Александр Викторович, геолог. Работа в ГДР 1971-73 ч.1, покупка "Волги" ГАЗ-21, 1966
Выдержки из воспоминаний: "Как я пытался купить автомашину "Волга" и "Впечатления советского человека от пребывания в ГДР (1971-73 гг.)"
"Автор..стал горным инженером по геологоразведочной специальности. Работал на различных должностях в экспедициях на Севере Красноярского края, Приполярного и Северного Урала. 7 лет работал на Семипалатинском ядерном полигоне, из которых 2 года руководил спецучастком по бурению и забивке боевых скважин, живет в Обнинске."

***
"...Закончив работать на Севере в 1966 году, и собрав все отпускные за 4 года, взнос за кооперативную квартиру, и вычтя текущие расходы, мы обнаружили, что имеем финансовую возможность купить в личное пользование автомашину. Какую именно машину - вопрос не стоял. Естественно, только "Волгу" ГАЗ-21. И вовсе не из-за некоего престижа, а исключительно из-за бОльших удобств. Вопрос возник один - где и каким образом её купить. Цена на них поднялись год назад и она стоила уже 5600 рублей.

Тут необходимо небольшое отступление. Легковой автомобиль в личном пользовании и до войны, и ещё лет 10 после войны был в общем-то экзотикой. В Североуральске к середине 50-х годов их было не более 5 штук -"Москвичи" и "Победы" при населении около 20 тысяч человек. Ещё в 1954 году при желании и деньгах можно было в Нижнем Тагиле свободно купить автомобиль "ЗИМ" за 41 тысячу рублей. До наших людей очень долго доходила мысль, что машина даёт ни с чем не сравнимую свободу передвижения и организации семейного отдыха как в месте жительства, так и в поездках за его пределы. Хотя возможности выезда за пределы нашего района были сильно ограничены отсутствием автомобильных дорог в общем понимании этого слова. Зато в те ранние годы Москва, как столица, имела приличную сеть дорог и хорошую связь с Крымом, Кавказом и столицами западных союзных республик.

Первыми прелесть владения автомобилем поняла, как всегда, самая продвинутая часть нашего общества - столичная творческая интеллигенция. И сразу после войны многие её представители стали слать письма "Дорогому Лаврентию Павловичу Берия..." , и "В.М.Молотову..."с просьбой разрешить приобретение личного автомобиля. Обосновывалась просьба тем, что с автомобилем творческий процесс протекал значительно быстрее, чем без оного.

Как во многих делах, пионером освоения собственного авто стал у нас Лёня Виноградов. В 1958 году его от Уралмашзавода послали заниматься шеф-монтажом прокатного оборудования на Орско-Халиловский металлургический комбинат. Это была большая комсомольская стройка, и в штаб строительства для поощрения лучших работников давали из Москвы талоны на покупку легковых автомобилей. Были это в основном "Москвичи" , и Лёне дали модель 402. Денег у него совсем не было, т.к. при зарплате инженера 140-150 рублей, неработающей жене, и дочке в возрасте 7 лет , иметь какие-то накопления было совершенно нереально. Но купить машину очень хотелось. Стоила она около 25 тысяч рублей. Он занял эти деньги у родственников, и взял. Ездил он очень мало, да и зимой на ней ездить было не очень удобно. Если она простояла зимой на открытом воздухе, то после запуска двигателя надо было его долго прогревать при закрытой заслонке -иначе машина не могла стронуться с места.

Спрос населения на автомашины начал быстро расти с конца 50-х гг., а к середине 60-х достиг вполне ажиотажного. Конечно, к этим годам был почти удовлетворён спрос столичной творческой интеллигенции на "Волги", и я думаю, что им уже не надо было писать письма с такими просьбами Предсовмина. Много
машин появилось и в Свердловске, и у нас в городе.

Я начал спрашивать некоторых владельцев машин на тему -где же они купили? Некоторые мялись, другие говорили, что в магазине по записи. Магазин "Автомобили" в те далёкие годы был один - в Москве, на улице Бакунинская, N21. Куда я и решил отправиться.

Это было чУдное время! В те, уже далёкие годы, поездка в столицу была совершенно необременительным занятием. Стоимость билета была 10 рублей, и никаких очередей за билетами. Вылет в 8.15 утра из Кольцово, прибытие в Москву тоже ровно в 8.15. За два часа полёта всем пассажирам давали завтрак, в состав которого входила розеточка с чёрной икрой. Полёты осуществлялись на восхитительном лайнере ТУ-104, который в те времена по внешней красоте и привлекательности просто не имел аналогов в мире. Можно было долго его рассматривать , и никогда не надоедало. Правда, были у него и недостатки: "был ненадёжен, тяжёл, в полёте очень неустойчив и плохо управляем, был склонен к раскачке ("голландскому шагу"). Особую опасность представлял так называемый "подхват". Самолет резко подхватывало, он мгновенно набирал большую высоту, а затем срывался в неуправляемое вертикальное пикирование. По этой причине произошло несколько катастроф, в том числе самая известная катастрофа Ту-104- 17 октября 1958 года, когда рейс Пекин- Москва, пилотируемый экипажем Кузнецова потерпел катастрофу в Чувашии.

После этого в конструкцию самолёта были внесены изменения, которые улучшили управляемость и дальнейших катастроф удалось избежать".(Из Википедии) "Слабая механизация крыла способствовала сваливанию на малых скоростях. Из-за конструктивных особенностей самолёта глиссада не выдерживалась, скорость гасилась ступенчатым снижением. Рекомендованная скорость приземления 225--250 км/ч никогда не соблюдалась, и часто самолёт сажали на 270--300 км/ч. Если загруженный самолёт приземлялся нормально, то на пустом сильно проявлялся эффект земного "экрана"-- на малом газу самолёт продолжал лететь над ВПП, не желая снижаться. Не редкостью на Ту-104 были выкаты за полосу, которые привели к многим катастрофам с жертвами(Из Википедии)". Но советским людям про них тогда не рассказывали, и не морочили головы всякими ужастиками, т.к. не было НТВ, а был только первый канал.

Деньги я вложил в дорожные сертификаты и вылетел в столицу. В Домодедово взял такси( тогда цена была 10 копеек 1 км.) , и поехал в сторону центра искать гостиницу. Самая крупная проблема в Москве, для меня по крайней мере, была поиски ночлега. Родственников в Москве мы не имели, а знакомые были. Но в те времена и родственники, и знакомые жили там, в подавляющем большинстве, в очень стеснённых условиях, в лучшем случае в коммуналках. Ко всяким звонкам с вокзала от прибывших провинциальных родственников и знакомых относились с подозрением - пусти переночевать, а он ещё и пожить попросится! Поэтому я никогда им не звонил, а искал гостиницу. На этот раз начали искать в районе Бульварного кольца, и пройдя несколько штук безрезультатно, уже собрался ехать в Останкино. Тут увидел в окно гостиницу "Урал", и такси остановил. Зашёл в вестибюль, а там рядом с огромными двухэтажными дверями стоит крупногабаритный мужик с роскошной бородой-лопатой. "Места есть?" -спрашиваю. Кивает головой -"Да, есть!" Побежал вниз, и говорю таксисту: "Давай чемодан! Есть места!"

Удивление, которое появилось на лице таксиста, не поддаётся описанию - "Ну, парень, сильно тебе повезло! Сколько лет езжу, в этой гостинице никогда не было мест!" -"Так я же с Урала, и гостиница "Урал" -отвечаю ему. Схватил чемодан и быстро в вестибюль. Подбегаю к этим же огромным дверям, берусь за ручку, а этот же швейцар хватает меня за плечо:"Куда с чемоданом?" "Так Вы ж сказали, что места есть" -говорю ему. "Здесь ресторан -отвечает он. Гостиница на втором этаже".Очень захотелось утереться его бородой, но быстро сообразил -не разрешит. Беру чемодан и поднимаюсь на второй этаж. Действительно, там сидит администратор гостиницы. Однако сзади её , на стене, прикручены большими шурупами навсегда большие кованые из меди буквы, которые, если прочитать по слогам, то выражали такой смысл: "Свободных мест нет". А в глазах администратора я прочёл: "Вопросы ещё есть?" - и мысленно ей ответил, что вопросов больше нет.

Вышел с чемоданом на улицу, и стал думать что делать дальше. Вскоре около меня остановился ещё один паренёк с такими же проблемами. Разговорились. Он сказал, что на Даниловском рынке есть некая странная ночлежка, куда пускают только на трое суток, но в 8 утра её надо покидать, и приходить на ночлег не ранее 20 вечера. Выбора у нас не было. Да и нас это вполне устраивало, т.к. наши дела были в дневное время, а ночью надо спать. Поехали туда и нас приняли без всяких лишних вопросов. Оставшиеся полдня решил заняться подготовкой к основному делу - пообедал, нашёл адресный киоск, где за 20 копеек мне дали точный адрес магазина "Автомобили" , и какими видами транспорта до него проще всего доехать. На оставшееся время сходил в стереокино, где упоительно порхали птички с ветки дерева на нос зрителя, и обратно.Иногда казалось даже, что птички сверху пускают капли на зрителей, и хотелось стряхнуть птичкины "гостинцы", или достать платочек и вытереть замазанный рукав. Каких только столичных штучек-дрючек не приготовлено для провинциалов!

Утром поехал в магазин на Бакунинскую, 21. Это бы двухэтажный дом небольшого размера, причём на втором этаже , мне кажется, были жилые квартиры. Помещение магазина небольшое где-то на 2-3 рабочих места. Сначала стал читать объявления , коих кругом было великое множество. Первое большими буквами на стене - "Запись иногородних на автомобили закончена". Стало понятно, что она, по крайней мере, была. Но мне от этого было не легче. Потом посмотрел на посетителей магазина и обратил внимание, что 90% -это молодые мужчины в специфических фуражках-аэродромах. Не знаю кто, но могу только догадываться, что люди здесь проводят время не за так, а что-то покупают или продают. Скорее всего те же автомобили. Около кассы увидел рукописный листок. Там был перечень автомобилей б/у, которые продавались только людям с московской пропиской. В списке было около 20 машин - "Победы", "Москвичи" и даже одна "Чайка" по цене 13142 рубля. Но все они были зачёркнуты, т.е. проданы, кроме двух горбатых "Запорожцев". На мой вопрос: "Когда будет следующая запись?" - продавец лишь загадочно разводил руками. Делать здесь было больше нечего, и я пошёл в музеи. Сходил в Третьяковскую галерею, Исторический музей , и на следующий день улетел домой.

Где-то уже через месяц работы в Карпинской партии Североуральской экспедиции мне позвонили и сказали, что свою машину "Волгу" ГАЗ -21 будет продавать ст. геолог по бокситам Гуткин Е.С. У него произошло несчастье - после лекции "О международном положении" на шахте N14 СУБРа, и возвращаясь на своей машине домой, в сумерках на обочине сбил насмерть горного мастера шахты. Заведено уголовное дело по данному факту. Я ему позвонил домой и поинтересовался насчёт продажи. Он сказал, что это не телефонный разговор, и велел прийти к нему домой в ближайший выходной день, и дал мне свой адрес - он знал, что я иногда бываю в городе на выходных.

В ближайший выходной поехал в Североуральск и пошёл к нему домой. Жил он в районе вокзала в новой "хрущёвке". В квартире идеальная чистота и порядок. Хорошо меблирован зал и в углу устроен его кабинет. Сели. Он рассказал кратенько произошедшую историю, и сказал, что машину он точно продаст и ездить не будет. Что разбитую фару и крыло , сморщенное от удара, он отремонтирует. Но на всё это надо время. Был вполне приветлив, но сказал, чтобы заглянул к нему через месяц. В назначенный срок он сам не уложился и велел позвонить уже через два месяца. В этот же промежуток состоялся суд и ему дали условный срок. Когда я ему позвонил в назначенное время, то он сказал, что угнал машину в Крым к родственникам, которые попросили у него её поездить. Ещё через неделю, находясь в экспедиции, зашёл к начальнику Гидропартии Плотникову И.И., и между основными делами, он вдруг поинтересовался моими отношениями с Гуткиным Е.С. по машине. Я рассказал. Он посоветовал мне не обращаться к нему больше по этому делу, т.к. он сразу после суда продал её грузинам. Я, конечно, слабо верил, что он мне её продаст за номинальную цену, т.к. грузины в те годы давали, как минимум, двойную. Да и осуждать его за это трудно.

Где-то через пару месяцев после этой закончившейся истории, мне позвонили снова и сказали, что директор СУБРа Елисеев И.В. уезжает на новое место работы и продаёт свою "Волгу". Опять приехал в Североуральск, и звоню. Приятный женский голос отвечает, что "Да, действительно будем продавать. Но там на машине дефект - однажды муж вместо передней передачи включил заднюю, и врезался в столб. Если Вы её так купите, то мы продадим, немного сбавив цену на ремонт." Я ответил, что нет проблем, и я её заберу. Попросила перезвонить через неделю. У меня возникла искра надежды, и я уже хотел искать место для стоянки, но потом подумал -рановато. Сначала надо купить. Звоню через неделю , и тот же приятный голос говорит, что муж решил отдать машину зятю, и наша сделка не состоится. Через несколько недель мы купили мотоцикл ЯВА-250, и все были страшно довольны несколько лет до покупки машины.

Послесловие: Тема трудностей и всяческих кульбитов с приобретением машин в советские времена ещё ждёт своих описателей по типу повести В.Войновича "Шапка", но она ещё более интересна. Где-то в конце 60-гг. в журнале "Крокодил" была блестящая карикатура вроде бы Горяева - Изображено огромное стадо "Волг", которое гонят три джигита на конях в бурках и папахах в сторону Кавказских гор. Довольно точно отражало тогдашнюю действительность. К нам в экспедицию по обмену опытом приезжал паренёк из Азербайджана. Он рассказал нам такую историю. К ним в Белоканский район завезли в магазин ГАЗ-24 чёрного цвета и поставили в свободную продажу. Машина простояла полгода, и никто не купил. На наш вопрос- "Почему?"Он ответил, что надо было доказать законное происхождение средств. Поэтому им было выгодно купить машину в России с рук за две-три цены, и никому не доказывать законность происхождения денег.Этой истории не было бы совсем, если бы я готовую трёхкомнатную кооперативную квартиру в Тюмени продал за рыночную цену, либо мог свободно обменять на 2-3 "Волги". Но для этого "надо было уметь жить" -как говорили в фильмах умные люди.

В 1968 году появилась новая модификация "Волга" ГАЗ-24. Цена её сразу выросла до 9.5 тысяч, а позднее и до 15 тысяч. Однако качество её было гораздо хуже, чем у ГАЗ-21. У первой "Волги" были освинцованный изнутри корпус, и она почти не гнила десятилетиями. У ГАЗ-24 дырки в крыльях появлялись уже на 5-7 году эксплуатации. Надо прямо признать, что цена новой "Волги" не соответствовала её качеству.

Лёня Виноградов тоже мечтал иметь "Волгу", и его мечта сбылась в 1983 году, когда Уралмашзаводу исполнилось 50 лет, а Лёня там проработал 30 лет, и ему дали талон на её приобретение. У нашей семьи возможность приобретения её появилась в середине 80-х и позднее, но я интуитивно чувствовал, что её цена далеко не соответствует её качеству, и не стал менять свои "Жигули". Когда в начале 90-х открылись границы, и в Россию хлынул поток подержанных иномарок, то цены на ГАЗ-24 немедленно рухнули. В нашей семье ездили на разных машинах - "Жигулях", БМВ, УАЗ -буханка, Мерседес-124. Однако мне до сих пор нравится Волга" ГАЗ-21. И если бы на её корпус поставили западный двигатель и трансмиссию, спрос на неё был бы запредельный даже сейчас. Сегодня времена круто изменились.



Подробности и фото http://a-dedushkin.livejournal.com/839370.html
"Магазин по продаже автомобилей в начале 60-х (тогда, когда я его имел счастье посетить будучи школьником) в Москве был единственный, и его филиал, - собственно площадка готовых к продаже автомобилей (как новых, так и комиссионных), находилась в Южном порту. Про период 50-х, как осуществлялась торговля - не скажу, соплив был, но, когда в 1963 покупали Москвич-403, процесс я зафиксировал. Это выглядело так: на предприятие распределялись квоты на автомобили. К примеру - Волга -1 Москвичей - 3, Запор - 2. Администрация с согласия профкома и парткома создавала список "достойных", куда входили руководители, передовики и сильно нуждающиеся.

Итого - Волга - зам директору, Москвичи: гл. инженеру, профсоюзному лидеру, столяру-краснодеревщику - победителю соцсоревнования, Запоры - матери героине и ветерану войны. По спискам, поданым предприятием в магазин (утвержденным администрацией ), счастливый обладатель ОЧЕРЕДИ на машину, сдавал простую открытку с 10-копеечной маркой со своим домашним адресом. Спустя некоторое время (от квартала до полугода-года) в почтовом ящике обнаруживалась та самая открытка с синей печатью, (как у Полыхаева) с приглашением в магазин в строго указанный день вместе с обозначенной в ней цифрой в рублях и при паспорте. Обалдевший от счастья обладатель ОТКРЫТКИ, бежал по друзьям и знакомым, бил об пол кубышки-копилки, вспарывал подушки с "схроном", наведывался в Сберкассу, чтобы в означенный день появиться на Бакунинской улице в Автомагазине с указанной суммой в кармане.

Отстояв очередь из таких же лопочущих счастливцев, он по предъявлении а)открытки, б)паспорта и в)денег, получал на руки некую НАКЛАДНУЮ и чек об оплате, и на следующий день с повизгиванием мчал в Южный порт, чтобы с ранья занять очередь из таких же страждущих получить возможность выбрать автомобиль. Учтите, что на 50 накладных на площадке было 50 автомобилей, и если вы хотели иметь ВЫБОР, то надо было зайти на заветную площадку как можно раньше. А пускали туда порциями по пять человек. И пока они не "выберут", других не запускали. Мы с братом приходили дважды, т.к. в первый день мы попали туда во второй половине дня, сразу из магазина, и ему не понравились оставшиеся машины. После того, как машина была выбрана, продавец забирал накладную и вместо неё выдавал справку-счет для ГАИ, подставлял карман для 3-5 рублей и из обычной 7-литровой лейки плескал в бак 8 капель бензину, чтоб хозяин АВТОМОБИЛЯ мог добраться до ближайшей бензоколонки. Долгое время после того процесс оставался таким же" (С. Ушаков).
******

Работа в ГДР 1971-73 ч.1
"...из Москвы пришла просьба-разнарядка подобрать специалиста для поездки на работу на 2 года на должность главного инженера геологоразведочной экспедиции в Германскую Демократическую Республику(ГДР). Никаких других деталей он мне не сообщил, но сказал, что советует согласиться, т.к. таких предложений до этого не было у них. Тогда я у него спросил по поводу моего нахождения в резерве специалистов на кратковременные по 3-6 месяцев поездки в страны Латинской Америки, Ближний восток и северную Африку. Он ответил, что заявок пока нет, а поездку на 3 месяца в Грецию, куда меня планировали сначала отправить, забрал какой-то специалист из Москвы. Конечно, предложение было лестное, и отказаться от него было трудно.

...заполнил в феврале кучу анкет на всю семью, сдал в отдел кадров и забыл про это дело. .. пришло письмо-вызов на работу с предложением прибыть 28 августа. На бланке вызова стоял типографский штамп Министерства среднего машиностроения. И тут я примерно стал догадываться куда я еду, и чем мне заниматься. Дело в том, что ещё мой начальник в Енисейске, сразу после окончания геологоразведочного техникума был командирован в Польшу по линии тоже Минсредмаша для поисков урановых месторождений. Но времени на раздумья было мало и пришлось срочно собирать семью в дорогу.

Конец августа всегда переполнен пассажирами на всех видах транспорта, т.к. люди возвращаются из отпусков с детьми к началу учёбы в школе. Если из Североуральска до Свердловска билет на поезд я купил, то из Свердловска на самолёт до Москвы пришлось задействовать некоторые знакомства, и прилетели вовремя. По прилёте взял такси, и подъехали по означенному адресу - огромное здание на Ордынке и в строго указанный подъезд. Там мне дали направление в гостиницу в Останкино, и велели купить билеты на всю семью на поезд Москва-Берлин до г. Франкфурт на Одере. На другой день поехал в гостиницу "Метрополь", где со стороны пл. Революции был подъезд и помещения с кассами, где по загранпаспортам продавали билеты на поезда, идущие за границу. Как ни странно, но народу к кассам стояло достаточно много и у меня ушло около 2 часов на приобретение билетов.

После этого я поехал опять в Министерство и назвал дату выезда. Мои данные приняли к сведению и сказали, что встретят, и тут же назвали день и час, номер здания и номер кабинета в ЦК КПСС, куда я должен был прийти на беседу и сдать на хранение партбилет. В запасе было два дня и мы с семьёй поехали в центр Москвы, походили по Красной площади, где детей сфотографировали на цветной слайд и поместили в шарики. Я такое фото до этого никогда не видел. На другой день поехал в ЦК партии. Нашёл нужное здание, у меня проверили пропуск, и я поехал на свой этаж. Перед кабинетом сел, и через пару минут меня пригласил к себе инструктор ЦК КПСС. Беседа наша текла неспешно. Он поинтересовался городом, откуда я приехал, его промышленностью и перспективами. Беседу вёл в спокойной, непринуждённой атмосфере. Чувствовалось, что человек не просто "отбывает" номер, а проявляет искренний интерес к собеседнику. Инструктор произвёл на меня хорошее впечатление.

После беседы в одно из окошечек сдал партбилет, и пошёл по коридору. И тут в фойе увидел открытый буфет. Зашёл и решил малость перекусить. Выбор блюд был вполне на уровне - бутерброды с красной рыбой, заливное мясо, салаты овощные разные, фрукты. Можно было заказать отварную сосиску или сардельку. Цены были раза в два ниже чем в других местах. Но меня удивили американские сигареты "Винстон" по цене 30 коп, пачка. Взял блок 10 штук. Чтобы закончить "буфетную" тему, добавлю, что при возвращении обратно, когда я пришёл забирать партбилет, все буфеты в этом блоке здания закрывались именно в те часы, когда шёл приём посетителей - я прошёл пешком все этажи в поисках открытого буфета и ничего не нашёл. У нас ещё в запасе был день, и мы сходили всей семьёй в Исторический музей на Красной площади, побывали в парке Горького, где скатились с "американских горок".

На другой день на такси приехали на Белорусский вокзал и сели в свой поезд. Вагон у нас был СВ, с кондиционером. Что в полной мере нами было оценено только в Польше. Я с интересом смотрел в окно вагона на проходящие пейзажи. Обратил внимание на то, что обработанная земля как бы разделялась на куски по несколько гектар с усадьбой на одном из концов. Причём на этой усадьбе было хорошо видно разделение посевов по видам - зерновые, сад, овощи. Таких больших единых обработанных полей, я не видел. Вероятно, мне попались на глаза единоличные крестьянские хозяйства. Мне кажется, что зерновые сеять и обрабатывать на таких крохотных полях нерационально. Но местным жителям было виднее, что для них более рационально.

ГДР....Сначала ехали по каким-то дорогам районного значения, но все они были в идеальном состоянии. В это время созревания фруктов в открытые боковые окна автобуса постоянно входил приятный запах спелых груш и яблок, но сами сады были невидны, т.к. находились за лесопосадками у обочин дорог. Через несколько часов езды мы въехали на широтный автобан и поехали на запад. Четырёхполосная дорога (по две машины в каждую сторону) была выше всяких похвал - таких дорог в СССР ещё не было. Через пару часов съехали с автобана и поехали по предместьям большого города - это был Карл-Маркс-Штат (ранее и сегодня - Хемнитц) - конечная цель нашей поездки. Заехали в район Зигмар и там остановились в центре городка. Нас завели на второй этаж здания и поселили в гостиничный номер. Я спустился вниз и там оказался буфет. Купил отварных сарделек (боквурстов), булок, масла сливочного, и мы сели покушать. Масло сливочное показалось необычайно вкусным, но через несколько месяцев восторг от него прошёл - ощущалась примесь чего-то постороннего, а не только молочных сливок. После обеда мы вышли в этот городок и посмотрели строения и их назначение. Здесь было всё - жилые трёхэтажные дома, клуб с концертным залом, продуктовые магазины, школы, буфеты - короче всё для полноценной нормальной жизни. На следующий день я приступил к оформлению на работу.

Работать я приехал в Советско-Германское акционерное общество "Висмут", которое фактически начало работать после войны в 1945 году на уже известных урановых рудопроявлениях в Рудных горах Саксонии, и позднее расширилось до Тюрингии. Это была почти точная копия советских урановых горно-химических комбинатов с неполным циклом - разведка месторождений, проектирование, строительство шахт и карьеров, добыча, переработка и обогащение руды до определённого уровня. По объёму работ, автономности, числу занятых это было своего рода "государство в государстве". Работа "Висмута" ещё лет 15 назад не предавалась широкой огласке, и только в последние годы стало появляться достаточно много информации на эту тему.

В годы моего пребывания работы были очень хорошо организованы, намного повышена безопасность, хорошие социальные условия для работающих. Чего стоит, например, двухмесячный ежегодный отпуск у немецкого персонала, из которых один месяц они могли лечиться и отдыхать семьями в собственных домах отдыха и санаториях комбината за символическую плату. Доставка на работу и с работы осуществлялась бесплатно автобусами "Висмута" из разных городов ГДР. Каждое утро для этих целей в рейс выходило до 700 автобусов. И не каких-то маленьких, а больших, с прицепами. Некоторые люди добирались до мест работы на двух автобусах, находясь в пути до 3 часов. Работа в "Висмуте" для большинства работающих там немцев считалась престижной.

Отдел. Технологи часто ездили по буровым, а женщины печатали материалы. И тут стало понятно, что надо осваивать немецкий язык и общаться с персоналом. Иначе никаких контактов завязать не удастся. Но это уже имелось в планах всех вновь прибывших специалистов. Для них открываются двухгодичные курсы немецкого и руководят ими наши переводчики, закончившие, как правило, институт Мориса Тореза в Москве. Ещё через неделю нам дали трёхкомнатную квартиру, полностью меблированную, с газовой колонкой, телевизором и холодильником. Дочь Люда пошла в первый класс недалеко же расположенной школы, но ей надо было продолжать и музыкальное образование. Проблем с этим тоже не было - мы купили у одной из отъезжающих домой семей за 50 дойчмарок прекрасное старое пианино начала века, и она пошла параллельно и в музыкальную школу.

Когда мы уезжали, то также продали его за те же деньги, хотя потом пришла мысль, что его надо было отгрузить домой в Североуральск, а нашу чёрную "Элегию" продать желающим - у неё плохо держали колки и надо было частенько настраивать. Зарплату мне положили 1600 немецких марок. Другая часть, а именно 60% оклада в рублях по занимаемой должности аккумулировалась на сберкнижке на личном счету в СССР. Система оплаты труда советских специалистов была по-своему интересна. Люди на штатных должностях имели примерно равные оклады и никто ничего не прятал, и не завидовал друг другу. Наверное, это была правильная система. В Гендирекции около бухгалтерии стоял длинный деревянный ящичек, где в алфавитном порядке хранились накопительные карточки советских специалистов, куда ежемесячно заносили начисления зарплаты.

Однажды я по ошибке вытащил соседнюю карточку, где значилась фамилия "Волощук С.С." - это генеральный директор "Висмута". Так у него стояла зарплата 2100 немецких марок. Это совсем небольшая разница с нашими зарплатами, учитывая его громадную, несоизмеримую с нами, ответственность по должности. Однако всё познаётся в сравнении. Много это было или мало? Это зависело от внутренних цен. Расходы выглядели примерно так: подоходный налог - уже не помню, плата за аренду меблированной квартиры составляла примерно 600 марок (Это совсем не похоже на наши советские 10 рублей за "двушку"), на питание семьи уходило около 400 марок (покупали всё, что хотели). Оставалось свободных 300-400 марок в месяц. Мужской или женский костюм из кримплена или шерсти стоил около 300 марок, пара взрослой обуви производства ГДР -30-40 марок, из ФРГ типа "Саламандер" - 65 марок. Долгоиграющая грампластинка - 16 марок. Чайно-кофейный сервиз "Мадонна" на 6 персон - 75 марок. Автомобиль "Жигули" - 23000 марок. Особая статья расходов - это сигареты.

Ещё когда я приехал, то многие мужики, увидев, что я курю американский "Винстон", просили у меня попробовать. Я это считал профессиональным интересом курильщика - попробовать незнакомые сигареты. Однако суть состояла в другом. Скоро у меня кончился блок сигарет, и я пошёл в буфет купить себе пачку. На витрине увидел английские "Кэмел" и "Честерфилд". Решил их попробовать. Но так как объяснить буфетчику ничего не мог, то показал пальцем на пачку, и, на всякий случай, дал ему бумажку в 10 марок, чтобы он дал мне сдачи, а не просил у меня добавки. Пачку он дал, и на сдачу скинул три монетки. Я их положил в карман, подошёл к одному знакомому и попросил проверить - правильно ли сдал мне буфетчик сдачу? Мне показалось, что он мне много недодал. Тот пересчитал - 3 марки 50 пфеннигов, и сказал, что сдача абсолютно верная, т.к. пачка "Честерфилда" стоила 6 марок и 50 пфеннигов. Я тут же мысленно умножил цену пачки на 30 дней, и получил расход в 200 марок. Я понял, что надвигается серьёзная проблема и её надо как-то решать. Посоветовался с ребятами, и те сказали, что лучше бросить курить совсем. К тому же и для здоровья полезно.

Решил принять их совет и сделать эту купленную пачку последней. Докурил. И после неё целые сутки маялся как неприкаянный. Потом начал "стрелять" у курильщиков, но не всегда это вызывало у них положительные эмоции. Кто-то потом посоветовал покупать дешёвые наши сигареты "Прима" без фильтра. Что я и сделал. Приличные немецкие коллеги курили хорошие местные сигареты с фильтром за 3.2 марки, а буровики из бригад курили, в основном, тоже немецкие сигареты с фильтром за 1.2 марки. Дешевле просто не было. Но при этом немецкие коллеги курили по 5-7 сигарет в день, а нам часто не хватало и пачки. И я ещё два раза пытался бросать, но опять неудачно. Окончательно я с этой страстью развязался на новый 1983 год - решил испытать волю. И получилось. Вот для таких как я, неинформированных ребят-курильщиков, которые постоянно "бросали" курить, и держал в своём кабинете Холин И.Е. засохшую пачку "Шипки".
Tags: мемуары, прошлое
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments