harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Category:

Авдусин Д. А. Современный антинорманизм, 1988 г. , ч. 2

Авдусин Д. А. Современный антинорманизм, 1988 г. , ч. 1
Продолжение статьи Д. Авдусина "Современный антинорманизм, 1988.
Критика упрощенного антискандинавского направления с точки зрения научного антинорманизма. Напоминаю, что известный археолог Авдусин Д, как и многие другие в его время, в своей работе считающий: Скандинавская этимология названия "русь" (через финское ruotsi) перестает восприниматься как проявление крайнего норманизма. Труды лингвистов Г. А. Хабургаева, А. И. Попова и др. подтверждают лингвистическую обоснованность этого построения52
ещё не был знаком с уточненными археологическими данными, найденными уваж. Л. Грот по Рослагену, который в рассматриваемое время VIII-X века находился в затопленном состоянии, т.е. слово ruotsi , на которое сотни лет молились целые поколения норманистов, - в природе просто отсутствовало. Сейчас эти жалкие обманщики пытаются своими воплями обвинять Л. Грот, что это  "она в одиночку утопила Рослаген", но к их глубокому сожалению в этих исследованиях "виноваты нехорошие" шведские ученые,  смотрим работу известного архивариуса из Упсалы Karin Calissendorff "Ortnamn i Uppland", 1986 г. http://www.genealogi.se/index.php?option=com_sobipro&pid=70&sid=3337:Ortnamn-i-Uppland&Itemid=629 Если мало, то ещё опять же шведами проведены исследования как менялись высоты залива Маларен, тоже красочно в цвете интересующее всех выделено http://arne.ljungdahl.info/malaren/MALAREN.PHP


     __________________________________________________________________________________

Сложнее обстоит дело с антинорманизмом, который ныне не представляет единого направления. Еще существует вульгарный антинорманизм, идеалистический в своей основе и непродуктивный с научной точки зрения. Неаргументированное (да и можно ли это аргументировать?) повторение положений антинорманистов 1950-х годов, встречающееся и в новейших работах41, подыскание замены скандинавскому этносу варягов42, бесплодные попытки найти местные, славянские корни слова "русь" и, конечно, отрицание связи слова "русь" и "Ruotsi", т. к. противоположное решение якобы доказывает норманскую теорию (или как минимум – льет воду на ее мельницу), – такова основная проблематика работ этого направления. Именно эта форма антинорманизма XVIII-XIX вв., если воспользоваться определением Шасколького, "умерла" как научное направление в результате разработки марксисткой концепции образования Древнерусского государства.
Как норманизму, так и вульгарному антинорманизму противостоит антинорманизм научный, успешно развивающийся в 1970-1980-е годы не только в СССР, но и во многих других странах. Именно научному антинорманизму принадлежит заслуга объективной и строго научной борьбы с норманизмом, исследования древнескандинавских источников по истории Древней Руси, разработка основных направлений русско-скандинавских связей IX-X вв., выдвижение новых плодотворных теорий.
Противоположность методологических оснований и научного значения вульгарного и научного антинорманизма делает сегодня сам термин "антинорманизм" условным, что, видимо, и вызвало столь резкую критику его Шаскольским43. Основные его положения были высказаны еще в его книге 20 с лишним лет тому назад, а теперь только сведены воедино в статье. Не различая две принципиально противостоящие формы антинорманизма, Шаскольский отождествил их, свел к вульгарному направлению и на основании изучения его судеб пришел к выводу о несостоятельности антинорманизма вообще и желательности отказа от самого термина ввиду "смерти" этого направления. Однако при всей условности этого термина следует, не отказываясь от него, внести в этот вопрос методологическую ясность, четко разграничив вульгарный антинорманизм, который дискредитировал себя, и антинорманизм научный, плодотворность которого несомненна.
Современный научный антинорманизм основывается на широком комплексном изучении археологических, лингвистических источников, как древнерусских, так и зарубежных.
Современные археологические материалы, а также данные топонимики позволяют аргументированно отвергнуть теории скандинавского завоевания и колонизации Руси. Как известно, содержание процесса колонизации состоит в оседании пришельцев на землю и в освоении ими земельных угодий. Следов такого процесса применительно к скандинавам на территории восточных славян до сих пор не обнаружено. Обстоятельные исследования происхождения и становления древнерусского города убедительно показали, что не скандинавы были их основателями. Городские центры возникали в местах скопления сельского населения в результате отделения ремесла от земледелия и приобретали административные, культурные и другие функции на местной основе. Присутствие здесь скандинавов – и иногда в значительном количестве – объясняется не их градостроительной миссией, а участием в экономической и политической жизни Древнерусского государства. Они находились в городах как торговцы, дружинники, приближённые князя. Не случайно основное скопление скандинавских древностей наблюдается в резиденциях княжеских дружин около крупнейших древнерусских городов: на Городище под Новгородом, в Гнёздове под Смоленском, в Шестовице у Чернигова. Будучи важными торгово-ремесленными центрами, эти поселения имели и другие функции, в первую очередь вытекающие из размещения в них княжеских дружин, что радикально отличает их от "виков" на побережье Балтийского моря44.
Значительная роль скандинавов в торговле Древней Руси никогда (если не считать ряда работ 1950-х годов) не вызывала сомнений. Вместе с тем исследования сельских поселений и их взаимодействиями с ранними городами показала, что наряду с международной торговлей существовал и обмен между городом и сельской округой предметами продовольствия и ремесленного производства45. Однако следует соблюдать особую осторожность, когда речь идет о внутрирусской торговле, слабо развитой в X-XI веках. Во внешней торговле Древней Руси кроме арабского и византийского направлений существовали и другие. Более широкая картина древнерусских торговых связей показывает, что скандинавы участвовали здесь лишь в трансконтинентальной торговле с арабским миром (преимущественно в Булгаре) и Византией, причем в торговле в основном транзитной и ориентированной на западноевропейские и арабские рынки. Значительная же часть торговой деятельности на Руси протекала помимо скандинавов, без их участия.
Одним из центральных ныне является вопрос о хронологии русско-скандинавских связей. Их периодизация позволяет более детально и конкретно выявить характер этих связей и показать их динамику. Первые попытки в этом направлении были неудачны, т. к. критерии периодизации были неудовлетворительны: распространение скандинавских древностей на Руси (к тому же с удревнением их в Поднепровье)46, походы скандинавов в Восточную Европу, периодичность которых определялась закономерностями развития одной только скандинавской истории (с ними связывалась последовательность поступления арабского серебра в одно из крупнейших поселений Швеции того времени  Бирку)47. Однако строить периодизацию русско-скандинавских связей исходя из процессов, протекавших в Скандинавии, и абстрагируясь от важнейших преобразований на Руси, – глубоко ошибочно. Более удовлетворительна периодизация, основанная на хронологии становления Древнерусского государства (при всей ее условности) с учетом специфики развития скандинавских стран. Убедительность этой периодизации подтверждается хронологией распределения скандинавских древностей на Руси48. При этом следует заметить, что находки скандинавских вещей древнее X в. на Руси крайне редки49, и обнаружены они – за единичными исключениями – в зоне севернее Западной Двины.
Объективно и аргументированно рассматривается теперь и вопрос о месте скандинавов в формировании правящего слоя на Руси. Наиболее подробно этот вопрос рассмотрен польским историком Х. Ловьмянским50, который отметил скандинавскую прослойку в составе древнерусской знати. Его наблюдения были дополнены Пашуто и рядом других исследователей, показавших, что, как это и обычно для эпохи образования государства, правящий слой формировался на восточнославянской основе, но включал и иноэтничные элементы: в его состав входили наряду со скандинавами финны, представители кочевого мира.
К бесспорным достижениям научного антинорманизма следует отнести и постановку проблемы восточноевропейских влияний в Скандинавии. Исследование словарных заимствований из древнерусского языка в древнескандинавские, заимствований предметов вооружений, одежды, украшений, технологий ремесленного производства51 показывает, что этнокультурные связи не ограничивались односторонним воздействием скандинавов на восточных славян. Происходил интенсивный взаимообмен предметами материальной культуры, элементами духовной жизни.
Наконец, вновь устанавливается строго научный подход в решении топонимических и этнонимических проблем в рамках русско-скандинавских отношений. Скандинавская этимология названия "русь" (через финское ruotsi) перестает восприниматься как проявление крайнего норманизма. Труды лингвистов Г. А. Хабургаева, А. И. Попова и др. подтверждают лингвистическую обоснованность этого построения52. Раскрыты исторические условия, в которых происходило это заимствование, и эволюция содержания названия "русь". Установлено, что этносоциальное обозначение в финской и восточнославянской среде скандинавских "находников" было переосмыслено как обозначение древнерусских великокняжеских дружин, а позднее распространилось на территории, подвластные киевскому князю53. Эта эволюция в полной мере отражает развитие восточнославянского общества в период образования и укрепления Древнерусского государства.
Современный научный антинорманизм явился, таким образом, методологической основой исследования русско-скандинавских отношений раннего средневековья. Концепция Грекова, аргументированная данными письменных источников, археологии, лингвистики, оказала влияние на немарксистскую историографию. На позиции научного антинорманизма встали многие зарубежные ученые (в частности, П. Сойер, А. Стальсберг, Ш. Блиндхейм и другие), стремящиеся к объективному исследованию истории Руси. Научный антинорманизм стал ныне единственно плодотворной основой источниковедческих, фактологических, конкретно-исторических исследований в области русско-скандинавских отношений IX-XI веков.

ПРИМЕЧАНИЯ
1. Алпатов М. А. Русская историческая мысль и Западная Европа (XVIII – первая половина XIX в.). М. 1985, с. 9-81.
2. Шаскольский И. П. Антинорманизм и его судьбы. В кн.: Генезис и развитие феодализма в России. Л. 1983; см. также: Мельникова Е. А., Петрухин В. Я. Послесловие. В кн.: Ловмяньский Х. Русь и норманны. М. 1986.
3. Алпатов М. А. Указ. соч., с. 11-14.
4. Bayer G. Z. De Varagis. Commentarii Academiae Scientiarum imperialis Petropolitanae. T. 4. Petropoli. 1735, pp. 375-411; Müller G. F. Sammlung Russischer Geschichte. Bd. 1-9. Petersburg. 1732-1764.
5. Moller A. De Varegia. Lund. 1731; Widekind J. Thet svenska Ryssland Tijo åhrs Krijgz Historie. Stockholm. 1761; Scarin A. De originibus priscae gentis varegorum. Åbo. 1734 (цит. по Gräslund A.-S. Normannenproblemet. Uppsala. 1981, s. 2).
6. Этот этап антинорманизма аналогичным образом оценивается и И. П. Шаскольским (Шаскольский И. П. Ук. соч., с. 38-43).
7. Гедеонов С. А. Варяги и Русь. Чч. I-II. СПб. 1876.
8. См. Мошин В. А. Варяго-русский вопрос. – Slavia, 1931, roč. X, s. 363, прим. 3.
9. Томсен В. Начало Русского государства. – Чтения в Обществе истории и древностей российских. М., 1891, кн. 1.
10. Шахматов А. А. Сказание о призвании варягов. СПб. 1904; его же. Разыскания о древнейших летописных сводах. СПб. 1911, с. 289-315.
11. Спицын А. А. Гнёздовские курганы в раскопках С. И. Сергеева. В кн.: Известия Археологической комиссии. Вып. 15. СПб, с. 7.
12. Arne T. La Suède et L'Orient. Uppsala. 1914.
13. Эта проблема начала изучаться у нас лишь в самое последнее время (см.: Мельникова Е. А., Петрухин В. Я., Пушкина Т. А. Древнерусские влияния в культуре Скандинавии раннего средневековья. – История СССР. 1984. № 4.
14. Еще более тенденциозной, антирусской, выдержанной в духе шведского великодержавия была другая книга Арне, известная много меньше (Arne T. Det stora Suitiod. Stockholm. 1926).
15. Raudonikas W. I. Die Normannen der Wikingerzeit und das Ladogagebiet. Stockholm. 1930.
16. Готье Ю. В. Железный век в Восточной Европе. М. 1930, с. 248.
17. Арциховский А. В. Археологические данные о возникновении феодализма в Суздальской и Смоленской землях. – Проблемы истории докапиталистических обществ. 1934. № 11-12; его же. Русская дружина по археологическим данным. – Историк-марксист, 1939. № 1.
18. Арциховский А. В. Археологические данные по варяжскому вопросу. В кн.: Культура Древней Руси. М. 1966.
19. См. История СССР с древнейших времен до образования Древнерусского государства. М.-Л. 1939.
20. Греков Б. Д. Начальный период русского феодализма. – Вестник АН СССР, 1933, № 7, стб. 17.
21. Греков Б. Д. Феодальные отношения в Киевском государстве. М.-Л. 1935, с. 15.
22. Греков Б. Д. Киевская Русь. М. 1939, с. 13, 225-228.
23. Артамонов М. И. Спорыне вопросы древнейшей истории славян и Руси. – Краткие сообщения Института истории материальной культуры, 1940, № 6, с. 12; см. также: Мавродин В. В. Образование Древнерусского государства. Л. 1945.
24. Греков Б. Д. По поводу статьи шведского профессора Туре Арне. – Новое время, 1947, № 30.
25. Бернштейн-Коган С. В. Путь из варяг в греки. – Вопросы географии, 1950, № 20.
26. Тихомиров М. Н. Происхождения названий "Русь" и "Русская земля". – Советская этнография, 1947, № 6-7.
27. Nielsen J. P. Normanismen – et klassisk stridssporsmål i russussk historieforskning. –Samtiden, 1975, b. 84, s. 359-360.
28. Греков Б. Д. По поводу, с. 13.
29. В 1930-х годах ими успешно занималась Е. А. Рыдзевская, но собранные ею материалы оказалось возможным опубликовать лишь недавно (Рыдзевская Е. А. Древняя Русь и Скандинавия IX-XIII вв. М. 1978).
30. Андерсон И. История Швеции. М. 1951, с. 36, прим. 1.
31. Греков Б. Д. Антинаучные измышления финского "профессора". – Литературная газета, 7.VI.1950.
32. Советская культура, 17.III.1987.
33. Неполнота и неточность старых материалов были одной из причин возобновления в 1949 г. раскопок в Гнёздове, которые продолжаются экспедицией Московского университета до сих пор. Уже первый год принес экспедиции крупный успех – открытие древнейшей русской надписи, играющей и ныне немалую роль в аргументации антинорманистов. Несколько позднее экспедиция Государственного исторического музея под руководством М. В. Фехнер раскопала абсолютное большинство насыпей в курганных группах ярославского Поволжья, давших интересные материалы по норманскому вопросу. Новые материалы Гнёздова позволили мне пересмотреть свое мнение о числе скандинавов в Гнёздове: их оказалось во много раз больше, чем предполагалось раньше (см. Вестник Московского университета, серия 9, история, 1974, № 1, с. 74-86).
34. Корзухина Г. Ф. Русские клады. М.-Л. 1954.
35. История СССР с древнейших времен до Великой Октябрьской социалистической революции. Т. 1. М. 1966, с. 488-491.
36. Шаскольский И. П. Норманская теория в современной буржуазной науке. М.-Л. 1965.
37. Клейн Л. С., Лебедев Г. С., Назаренко В. А. Норманские древности Киевской Руси на современном этапе археологического изучения. В кн.: Исторические связи Скандинавии и России. Л. 1970.
38. Пашуто В. Т. Русско-скандинавские отношения и их место в истории раннесредневековой Европы. – Скандинавский сборник, 1970, вып. 15, с. 53, 60-61.
39. См., в частности: Pritsak O. The Origin of Rus'. Vol. I. Cambridge (Mass.). 1980.
40. Nickels S. The Vikings. Lnd. 1976; Pipes R. Russia under the Old Regime. Lnd. 1974; см. также: Hanak W. K. Some Conflicting Aspects of Byzantine and Varangian Political and Religious Thought in Early Kievan Rus. – Byzantinoslavica, 1976, t. 37, f. 1; Volkoff V. Vladimir the Russian Viking. N. Y. 1985.
41. См., напр., Толочко П. П. Древняя Русь. Киев. 1987, с. 31-33.
42. См.: Виллибахов В. Б. Об одном аспекте историографии варяжской проблемы. – Скандинавский сборник, 1963, вып. 7; Кузьмин А. Г. Об этнической природе варягов. – Вопросы истории, 1974, № 11.
43. Шаскольский И. П. Антинорманизм и его судьбы, с. 47.
44. Прямолинейное сопоставление планировки и функционирования древнерусских торгово-ремесленных центров с "виками" без учета специфики как первых, так и вторых представляется неоправданным (Кирпичников А. Н., Лебедев Г. С., Булкин В. А., Дубов И. В., Назаренко В. А. Русско-скандинавские связи эпохи образования Киевского государства на современном этапе археологического изучения. – Краткие сообщения Института археологии, 1980, вып. 160, с. 33). Сравнительно-типологический анализ различных типов поселений выявляет как черты сходства, так и принципиальные отличия "виков" от древнерусских торгово-ремесленных центров (Мельникова Е. А., Петрухин В. Я. Формирование сети раннегородских поселений и становление государства (Древняя Русь и Скандинавия). – История СССР, 1986, № 5).
45. Роль торговли в эпоху сложения Древнерусского государства исследована еще очень недостаточно и в имеющейся литературе сильно преувеличена.
46. Lebedev G. S., Nazarenko V. A. The Connections between Russians and Scandinavians in the 9th-11th Centuries. – Norwegian Archaeological Review, 1973, vol. 6, № 1.
47. Лебедев Г. С. Монеты Бирки как исторический источник. – Скандинавский сборник, 1982, вып. 27.
48. Мельникова Е. А., Петрухин В. Я., Пушкина Т. А. Ук. соч.; см. также: Лебедев Г. С. Эпоха викингов в Северной Европе. Л. 1985, с. 249-265.
49. Корзухина Г. Ф. Новые находки скандинавских вещей близ Торопца. – Скандинавский сборник, 1964, № вып. 8.
50. Ловмяньский Х. Русь и норманы, с. 204-227.
51. Мельникова Е. А. Древнерусские лексические заимствования в древнешведском. – Древнейшие государства на территории СССР. 1982. М. 1984; Кирпичников А. Н. Древнерусское оружие. Тт. 1-2. М.-Л. 1966.
52. Хабургаев Г. А. Этнонимия "Повести временных лет" в связи с задачами реконструкции восточно-славянского глоттогенеза. М. 1979, с. 216; Попов А. И. Названия народов СССР. Л. 1973, с. 47.
53. Петрухин В. Я. Примечания к кн.: Ловмяньский Х. Русь и норманы, с. 274-288; Мельникова Е. А., Петрухин В. Я. Славяно-финно-скандинавские этноязыковые контакты в раннее средневековье. В кн.: Тезисы докладов X Всесоюзной конференции по изучению скандинавских стран и Финляндии. Т. 1. М. 1986.
Источник: http://ulfdalir.ru/literature/735/3669
Tags: антинорманизм, критика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments