harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Categories:

Картины из немецкой истории. III. Герман-освободитель.

Арминий
Оригинал взят у kruglov в Картины из немецкой истории. III. Герман-освободитель.
Перевод с немецкого не опубликованных на русском языке глав из книги "Пробуждаются забытые времена III" (немецкий оригинал)


(Продолжение.
Начало:
http://kruglov.livejournal.com/39229.html
http://kruglov.livejournal.com/39669.html )

Герман-освободитель

Долго германские племена могли содержаться свободными от чужого влияния. Тут протянул жаждущий власти и ненасытный Рим свои руки и к диким лесным краям севера. Хотя оборонялись упорно германцы, которые свою свободу ценили выше, чем свою жизнь, но не смогли, однако, предотвратить того, что римляне в объединённых территориях твёрдо ногу поставили. И при Августе пришёл момент, в котором Рим приготовился к решительному удару против «варваров» на севере. Они должны ныне окончательно полностью побеждены быть и присоединиться к римскому царству.

Произошло по-другому, чем думал цезарь. Германцы вовремя приобрели помощника, который объединил их и отвёл от них опасный удар: Герман, который в Риме звался Арминусом.


Был вечер. Над Форумом могущественного Рима стояла полная луна, бросая свой серебряный свет на внушительное строение и его колонны и освещая просторную площадь, по которой шли два воина в серьёзном разговоре.

«Я не понимаю тебя сегодня вечером, мой друг», сказал старший почти укоризненно. «С давних пор ты служишь в нашей славной армии, ты имеешь почести и звание далеко выше твоих лет и ты радовался, как мы все, каждому походу, который тебе мог принести новые лавры. Ныне внезапно, когда следует идти против северных варваров, когда тебя, как знатока языка, ожидают большая задача и новые почести, ныне желаешь ты отвести себя?»

«Ты забываешь, Клавдий, что я один из оскорбляемых тобой „варваров“, что я германец!»

«Это больше не ты, Арминус. Воспитание и привыкание сделали тебя одним из нас. Было бы безрассудно желать тебе оглядываться теперь, когда дорога к высоте лежит открыто и маняще перед тобой.»

«Я германец и остаюсь им. Пока вы мою страну как хотя вашу провинцию рассматривали, оставляя, однако, в мире, мог я мнимо забывать, какова моя родина. Если вы выступаете, чтобы похитить у моего народа покой и владение, пожалуй совсем, чтобы его себе подчинить, тут разделяются наши дороги. Ровно завтра уведомляю я командующего о моём уходе из римской армии.»

С непоколебимой твёрдостью были сказаны эти слова, но римлянин ещё не уступал:

«Он не позволит тебе уйти. Не забывай, Арминус, что ты выучил, то обязан нам, то ты должен, однако, использовать в служении Риму! Не будь глупцом, не шути с золотым будущим, которое лежит перед тобой! И если ты десятикратно германец, что может для тебя означать народ, который ничего не знает и ничего не может?»

«Одно может он: держать верность», серьёзно сказал юноша.


На следующее утро Арминус стоял перед командующим своего легиона. Клавдий посоветовал ему ещё сохранить причины его ухода из армии в умолчании и что-то другое дать. Но юноша отверг ложь. На вопрос, почему он желает расставания, был его ответ:

«Я германец и не выдвигаюсь против моего собственного народа.»

«Так тебя сумеют заставить!» бушевал предводитель.

Спокойно улыбаясь, смотрел германец перед собой. Что возбудило предводителя ещё больше.

«Как думаешь ты, от нас убежать сможешь? Рим имеет цепи и запоры для дезертиров!»

Тут и юношу оставил покой.

«Если бы я эту дорогу желал выбрать, поистине, я не пришёл к тебе раньше, чтобы выпрашивать мою свободу. Добровольно вошёл я в вашу армию, добровольно я подчинялся, присягу я никогда не приносил. Добровольно оставляю я теперь легионы Рима, которые против моего народа желают выступить!»

Уже желал предводитель, которого уверенный, гордый вид германца всё больше озлоблял, дать приказ схватить Арминуса, как громкий возглас возвестил приближение Цезаря.

Несколькими мгновениями позже подъехал Август мимо выстроившихся легионов к обоим взволнованным мужчинам.

«Что здесь происходит? Почему волнение?» спросил император.

Предводитель доложил коротко, но всё ещё раздражённо, о произошедшем. Август насмешливо улыбнулся.

«Что зависит от одного варвара в наших рядах? Через короткое время мы их будем иметь достаточно, смиренно умоляющих сметь служить в нашей прославленной армии. Пометь себе этого, чтобы он позже не нашёл никакого приёма опять, когда он передумает. Теперь вели ему идти.»

Арминус хотел поблагодарить, но неблагосклонное движение рукой императора быстро предотвратило это.

«Что с этим юношей, что тебе так тяжело его отдать?» повернулся Август к почти испуганно выглядящему предводителю.

«Цезарь, он у нас лучший! Ни у кого нет так много мужества, столько бурной храбрости, как у него, никто не был так скромен в добыче. Он мог быть римлянином, так безупречно его поведение!»

«Несмотря на это ему нельзя доверять. Он себя чувствует германцем, поэтому он может легко стать перебежчиком, выдать наши планы врагу. Лучше обойтись без него, пока он не причинил вред.»

И за подготовкой в войне Арминус был скоро забыт.


По германским лесам тянулись гонцы от места к месту. Они уведомляли князей и графов о тинге. И все, кто были званы, пришли, чтобы услышать, что их старейший король им имеет сообщить.

Рядом с королём они нашли вернувшегося из Рима Арминуса, который теперь опять нёс своё германское имя Герман. Херуски приветствовали его ликованием и выбрали своим руководителем, так как отец Германа умер и они больше не имели никакого предводителя.

Серьёзное известие принёс Герман из чужбины. С пылающим красноречием описал он собранию опасность, которая от Рима угрожала, и требовал сопротивления и обороны.

Увлечённо внимали все его словам. Было, конечно, достаточно скверно, что чиновники Рима здесь и тут полагали возможным вмешиваться в управление, что южнее Дуная стояли римские солдаты и содержались за счёт германских племён. Но по-настоящему еще никто не разъяснил себе, что, собственно, должно было означать это всё. Надеялись, что иностранные бедствия в один день удалятся опять, как они незваными и непрошеными пришли однажды. И ныне слышали из уст Германа, каковы были планы Рима. Рабами должны они стать, слугами Рима, они, свободнорождённые германцы!

Возглас: Никогда больше! был их ответ. Лучше на поле боя биться и пасть до последнего мужа!

Но разве должно было так произойти? Разве не могут они победить? Победить врагов, на стороне которых не было правды? Они желали бороться и победить!

И кто должен их вести? Король был слишком стар, чтобы как герцог их во главе в сражение вести. Но да, тут был Герман — Герман, который сам научился от римлян военному искусству. Да, Герман, князь херусков, должен быть их герцогом, их вождём!

Шумно раздавалось его имя из всех уст. И Герман принял выбор и тотчас приступил к своей задаче.

Как первое должен он убедить князей, что неразумно, как обычно, толпами врагу навстречу наступать. Он желал ими управлять с благоразумием и не пренебрегать хитростью в борьбе против могущественного врага.

И что другим было невозможно, Герман без труда достиг в короткое время. Его красноречию, огню его любви к родине никто не мог сопротивляться. Все обещали покориться его военному плану. И этот план был умно выдуман.

От херусков Герман узнал, что севернее от них, у фризов, бросающееся в глаза множество римских чиновников и также несколько легионов солдат задержались, якобы ожидая удобного случая, чтобы высадиться на зелёные острова, которые уже неоднократно целью плавания римлян были. Герман, однако, видел насквозь римский план. Когда римские легионы вторглись от юга сюда в Германию, должны были им навстречу уже присутствующие на севере идти и так германские народы между собой перемолоть.

Так не должно было произойти. Сначала должны были быть обезврежены находящиеся в стране враги.

Было легко убедить фризских князей восстать со своими народами против римлян. Герман рассчитывал на то, что римские легионы тотчас будут посланы им на помощь, но он намеревался только так далеко им позволить идти, как он желал. Они на форсированном марше только малый вред причинили бы проходимым территориям. На это рассчитывал он. Нужно ловким невольникам дать указания, как они римлянам должны показать дорогу, чтобы отряды привести точно туда, где Герман их желал иметь. В стране херусков, недалеко от Везера, лежал гористый лес, там должны были скрываться германские отряды и ждать врагов.

Как Герман запланировал, так и произошло. Конечно, он не ожидал, что Август пошлёт столь сильное войско, которое теперь тянулось под командованием Вара через германские гау. Но Отец всего послал помощь в форме длящихся сутками ливней, которые скверную дорогу сделали ещё непроходимее, и холода, в котором изнеженные римляне дрожали.

И когда они вошли в Тевтобургский лес, вырвался Герман со своими отрядами со всех сторон и уничтожил гордые римские войска. Только совсем маленький отряд ускользнул.

Когда Вар увидел, как позорно окончилось его победное шествие, не захотел он пережить свой позор и бросился на свой собственный меч.

Германия была снова свободна!

Герман остался герцогом германцев. Но ещё не раз должен был он выступать в поход против римлян, пока они не научились окончательно понимать, что германцы были по меньшей мере равными им противниками.

---------------

Продолжение: http://kruglov.livejournal.com/39938.html


О битве в Тевтобургском лесу и победа германских племен под предводительством Арминия над римлянами
http://www.dw.com/ru/%D0%B0%D1%80%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D0%B9-%D0%BE%D1%81%D0%B2%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D0%B4%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C-%D0%B3%D0%B5%D1%80%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B8/a-4141645
Tags: германия, книги, мифы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments