harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Categories:

Русские варвары в Париже и цивилизованные европейцы в Москве, 1812 год


С. Каравелли. Пожар Москвы в 1812 году. Гравюра с картины И. Л. Ругендаса.

Оригинал взят у tor85 в О варварстве в национальном стиле
<...>   французы в Москве:

После кровопролитнейшего Бородинского боя, в котором совокупные потери сторон оцениваются историками примерно в 80 тыс воинов, французская армия двинулась на Москву. Достигнув Дорогомиловской заставы, Наполеон спешился у Камер-Коллежского вала и начал расхаживать взад и вперёд, ожидая из Москвы делегации или выноса городских ключей. Не дождался.

"Город без жителей был объят мрачным молчанием. В течение всего нашего длительного переезда мы не встретили ни одного местного жителя", - писал Коленкур. Согласно отчёту полиции, в Москве оставалось всего около 6200 мирных жителей - 2,3% от довоенного населения города.

При входе вражеских войск Москва запылала. На Наполеона пожар произвёл мрачное впечатление. По свидетельствам очевидца, он говорил: "Какое ужасное зрелище! Это они сами! Столько дворцов! Какое невероятное решение! Что за люди! Это скифы!" До 400 горожан были расстреляны французским военно-полевым судом по подозрению в поджогах (практически была осуществлена децимация) - французским оккупантам при этом  особых доказательств и улик не требовалось.

Во время нахождения в Москве французы особенно не церемонились с русскими святынями, в ряде храмов были устроены конюшни. В некоторых церквях были устроены плавильные горны для переплавки золотой и серебряной утварь. После возвращения русских Успенский собор Московского Кремля пришлось опечатать, дабы толпа не видела учинённого внутри бесчинства - вспоминает Бенкендорф:

"Я был охвачен ужасом, найдя теперь поставленным вверх дном безбожием разнузданной солдатчины этот почитаемый храм, который пощадило даже пламя, и убедился, что состояние, в которое он находился, необходимо было скрыть от взоров народа. Мощи святых были изуродованы, их гробницы наполнены нечистотами; украшения с гробниц сорваны. Образа, украшавшие церковь, были перепачканы и расколоты".

Шаховской приводит случай умышленного оскорбления чувств православных верующих: "в алтарь Казанского собора втащена была мёртвая лошадь и положена на место выброшенного престола".

Перед бесславным оставлением Москвы Наполеон отдал приказ маршалу Мортье, назначенному им московским генерал-губернатором, перед окончательным уходом поджечь магазины с вином, казармы и все публичные здания в городе, за исключением Воспитательного дома, поджечь кремлёвский дворец и положить порох под кремлёвские стены. Взрыв Кремля должен был последовать за выходом последних французских войск из города.

«Я покинул Москву, приказав взорвать Кремль», — писал 10 октября Наполеон жене. Это приказание было выполнено лишь частично, так как в суматохе внезапного выступления у Мортье не хватило времени как следует заняться этим делом. До основания была уничтожена лишь Водовзводная башня, сильно пострадали башни Никольская, 1-я Безымянная и Петровская, также кремлёвская стена и часть арсенала. От взрыва обгорела Грановитая палата. При попытке подорвать самое высокое здание Москвы, колокольню Ивана Великого, сама она осталась невредимой, но обрушилась огромная к ней пристройка.

Московский обер-полицмейстер Ивашкин в донесении Ростопчину от 16 октября оценивает количество вывезенных с улиц Москвы трупов в 11 959. В основном это были оставленные в городе после Бородинского сражения раненые солдаты русской армии, умершие в городе при французской оккупации и так и оставшиеся без погребения.

И для сравнения - русские в Париже:

Желая спасти многотысячный город от бомбардировки и уличных боёв, командующий правым флангом французской обороны маршал Мармон 30 марта к 5 часам дня отправил парламентёра к русскому императору. Александр I дал такой ответ: "Я прикажу остановить сражение, если Париж будет сдан: иначе к вечеру не узнают места, где была столица". Прежде чем условия капитуляции были согласованы, русский штык уже штурмом овладел Монмартром. Условия сдачи Парижа была подписана в ночь на 31 марта.

В полдень 31 марта 1814 года эскадроны кавалерии во главе с императором Александром I триумфально вступили в столицу Франции.

"Все улицы, по которым союзники должны были проходить, и все примыкающие к ним ули­цы были набиты народом, который занял даже кровли домов", — вспоминал полковник Михаил Орлов.

Восторгу парижан, казалось, не было конца. Сотни людей теснились вокруг Александра, целовали все, до чего могли дотянуться: его коня, одежду, сапоги. Женщины хватались за его шпоры, а некоторые цеплялись за хвост его лошади. Один француз, протиснувшийся через толпу к Александру, заявил: «Мы уже давно ждали прибытия Вашего Величества!» На это император ответил: «Я пришел бы к вам ранее, но меня задержала храбрость ваших войск». Слова Александра передавались из уст в уста и быстро разнеслись среди парижан, вызвав бурю восторга. Союзникам стало казаться, что они видят какой-то удивительный фантастический сон.

К вечеру на улицах появилось большое количество женщин очень древней профессии - в кавалерах недостатка явно не было.

Часть французов бросилась к статуе Наполеона на Вандомской площади, чтобы разрушить ее, но Александр намекнул на то, что это нежелательно. Намек был понят, а приставленный караул и вовсе охладил горячие головы. Немного позже, 8 апреля, она была аккуратно демонтирована и увезена.

На следующий день после взятия Парижа открылись все правительственные учреждения, заработала почта, банки принимали вклады и выдавали деньги. Французам было разрешено выезжать по своему желанию из города и въезжать в него. Утром на улице было много российских офицеров и солдат, разглядывающих городские достопримечательности.

О том, как вели себя русские "оккупанты" в Париже остались свидетельства и иного рода: акварели французского художника Георга-Эммануэля Опица. Вот некоторые из них:


Казак раздает парижанам напечатанную декларацию Александра I.


Конный казак на улице города.


Приготовление мяса в лагере казаков.


Казачья пляска ночью на Елисейских полях.


Купание в Сене коней.


Сценка на улице Парижа: австрийский офицер, казак и русский офицер прогуливаются с двумя парижанками.


У статуи Аполлона в музее.


Кукольное представление в кафе.


Казаков приглашают зайти в кофейню.


Уличная сценка: казаки и торговки рыбой и яблоками.


Казаки на рынке.


Прогулка казаков по галерее с лавками и магазинчиками.


Казаки в Пале-Рояле.


Игра в карты в игорном доме.


Игра в рулетку в игорном доме.


Русские казаки на улице «Rue des bons enfans».


Уличная сценка. Казаки в компании парижанок.


Казак во главе импровизированного шествия мимо «китайских бань».


Казак спорит со старой парижанкой на углу улицы "De grammont".


Казаки в саду Тюильри.

Такие вот воспоминания к теме дикости и варварства.


Казаки рассматривают карикатуры на самих себя.
Tags: варварство, европейские нравы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments