harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Интервью с работниками. С.Белановский. СССР - 80е

К сказкам советофапов типа historian30h в Мясо по госцене в СССР или Картошка в СССР и сегодня

Оригинал взят у jlm_taurus в Интервью с работниками. С.Белановский. СССР - 80е
Замечательные интервью с сайта социолога Сергея Белановского http://sbelan.ru/taxonomy/term/19, via bbb

из интервью с директором магазина "Фрукты-овощи" (1986 год)
"Вопрос: Считаются ли овощные магазины более доходными, чем другие? В торговле считается, что в них действительно больше возможностей делать всякие "чудеса" с кондицией, и проверяющим органам трудно за этим уследить, потому что в этих магазинах достаточно быстрая оборачиваемость, большой процент отходов и т.п. Впрочем, в продуктовых магазинах тоже имеют неплохо: там и дефицит, и естественная убыль. На мясе мясник автоматически отсчитывает директору магазина 4 копейки с каждого килограмма, еще копейку с килограмма он отдает тому, кто привез мясо: 2,5 тонны мяса машина привезла - 26 рублей отдай шоферу. Он передаст это туда, откуда тебе привезли машину (какую-то часть оставит себе). 40 кг он привезет в магазин "левых" - половина пойдет ему, это еще 40 рублей, итого получится 60-70. С этой же машины мясник отдаст директору 100 рублей (4 коп. х 2,5 тонны = 100 рублей). Себе он оставит примерно столько же, еще сколько-то доберет "левым" товаром. Крупными партиями продавать "левый" товар опасно, но если его вес составляет 1-2% от того, что завезли, то это проходит.

Вопрос: Вы говорите, что с каждого килограмма мяса возникает дополнительный доход в размере около 9 копеек, из них 1 копейка идет шоферу, 4 копейки директору и 4 копейки мяснику. Откуда берутся эти деньги?
Очень просто, за счет пересортицы. Мясо имеет разные сорта, а в магазине все идет первым сортом.

Вопрос: Можно ли сказать, что сейчас число вакансий на материально ответственных должностях в торговле возрастает?
Конечно. И даже очень. Например, чтобы попасть на такую должность в 60-70-е годы, нужно было хорошее знакомство. Она считалась очень престижной. А сейчас желающих нет. В торговлю попадают по незнанию существующего положения.

Вопрос: Достиг ли этот дефицит такого уровня, что сама торговля от этого страдает? Конечно, страдает, и притом сильно.

Вопрос: В чем это выражается? Например, в том, что население не так хорошо обеспечивается товарами, как могло бы при условии, если бы "материалыщиков" было достаточно, и они относились к делу как положено.

Вопрос: В чем конкретно это выражается? В первую очередь ухудшается ассортимент. Вы не хуже меня знаете, что капусту или лук купить трудно, очень часто в магазинах их нет. Почему их нет? Магазины не заказывают. Ведь для выполнения плана капуста ничего не дает. Это дешевый товар, ее доля в товарообороте невелика. Если измерять в тоннах, то доля овощей в общем объеме реализуемых товаров составит 70-80%, оставшуюся долю составляют фрукты. А если измерять в рублях, то картина меняется. Здесь фрукты составляют 70-80%. Именно на них и делают план. План делается на импорте - апельсинах, яблоках. Поэтому апельсины сейчас легче купить, чем капусту. Импортный товар хороший, отходов мало, он приносит доход. А советские овощи дохода не приносят, одни убытки. Кто же по доброй воле станет их заказывать? Заказывают сколько-то, чтобы не было нареканий, и все.

Вопрос: Но ведь эти овощи лежат на базе, база должна их реализовывать? База тоже сокращает заявки, отказывается принимать капусту. Если, как утверждают магазины, население больше эту капусту не покупает, то зачем база будет ее заказывать? Им тоже гноить товар ни к чему.

Вопрос: Вы прогнозируете в этой ситуации дальнейшее увеличение дефицита овощей? Думаю, что да.

Вопрос: Как, по Вашему мнению, можно выправить положение? Не знаю. Думаю, что никак."

из интервью с начальником цеха металлообрабатывающего завода (Москва, август 1985 года)
Вопрос: На Вашем заводе работает старое оборудование? Нет, не старое. Наша продукция требует высокой точности обработки, так что старое оборудование нам не подходит. Ломаем мы много оборудования, это другой вопрос.

Вопрос: Почему у Вас ломается оборудование? Вот недавно установили у нас пресс из ФРГ. Приезжали немцы, установили его, запустили, работал отлично. Он делал штампованные детали из стального листа толщиной 3 мм. Пока шел лист из ФРГ, все было отлично. Потом этот лист кончился, пустили наш. А наш лист - у него с одного края 2 мм, а с другого все 5 мм. Включили пресс, он тут же и сломался. Своими силами разобрали его, щель расширили до максимального предела, вроде починили. Потом масло кончилось немецкое. Думали-думали, залили наше какое-то. Пресс полчаса поработал, сломался. Вызвали немцев. Те приехали, говорят: ай-ай-ай, клапаны вышли из строя. Сняли клапаны, отдали в цех на перешлифовку. А там рабочий выпивший был, все клапаны запорол. Немцы пришли, опять: ай-ай-ай , новые клапаны привозить надо.

Вопрос: За эти новые клапаны нужно валютой платить? Нет, они их поставят в порядке гарантийного ремонта.

Вопрос: Но ведь пресс сломан по Вашей вине? Ну, это еще доказать надо. На самом деле ведь очень трудно понять, почему сломалось оборудование. Например, автоматика выходит из строя - как проверить, что с ней произошло? Скажем, есть несколько сотен микросхем, они смонтированы на небольшой плате и залиты пластмассой. Если сгорает хотя бы один элемент, это приводит к выходу из строя электродвигателя весом около двух тонн. Из-за чего может сгореть микросхема? Очень просто: из-за несоблюдения температурного режима. Возле каждой такой платы должен стоять вентилятор и обдувать ее воздухом. Так вот, эти вентиляторы у нас все раскрали и используют дома, поэтому микросхемы постоянно "летят". Но один вентилятор у нас есть в запасе, он покрашен и в хорошем состоянии. Когда приходят менять плату, мы ставим вентилятор на место, и говорим, что ничего не знаем о причине поломки.

Вопрос: Часто у Вас на заводе бывают иностранцы? Да, бывают не так уж редко. Недавно в соседний цех приводили двух иностранцев, что-то им показывали. Цех очень грязный, поэтому для них постелили доски и поставили вымытую скамейку. И вот пришли иностранцы, а с ними переводчица, причесанная такая, и в белом платье из марлевой ткани. Кругом грязь жуткая, а она сидит нога на ногу и что-то им объясняет. Люди из других цехов приходили посмотреть на эту картинку.

Вопрос: Каково качество выпускаемой Вами продукции? У нас с качеством нет проблем. Если, допустим, делаем партию для заграницы, а ее не принимают, то мы подсовываем ее военным. Военные не примут, пускаем как продукцию со знаком качества. На знак качества не проходит, просто отдаем гражданским потребителям. А уж если они не возьмут, тогда отдаем в сельское хозяйство. Сельское хозяйство у нас все берет.


из интервью с работником жилищно-коммунального хозяйства (1986 год)
Вопрос: И эти семь-восемь лет деятельность такого человека, который пришел в ДЭЗ за жильем (имеется в виду так называемый типичный образ), если он мало-мальски компетентен, направлена на то, чтобы снимать хотя бы жалобы.
Он действительно работает очень активно.

Вопрос: А ворюгой он становится потом?
Ворюгой он становится с первых же дней. Он должен же как-то расплачиваться с теми же строителями. Я и говорю о порочной практике в деятельности по эксплуатации жилья.

Вопрос: А что, начальники ДЭЗов в подавляющем большинстве такие ворюги и есть, или все-таки половина на половину?
Мне приходилось работать под началом нескольких начальников ДЭЗа и техником-смотрителем, и главным инженером, мне приходилось и самому исполнять обязанности начальника ДЭЗа. Пока я был честен и элементарно исполнял советские законы, я ничего не мог сделать, никак не мог сдвинуться с мертвой точки. Надо расплачиваться со строителями, которых формально заставить работать невозможно. Они тебе лично не подчиняются. Строители подчиняются какому-то начальнику РСУ.

Вопрос: Но ведь это все-таки разные вещи. И то и другое плохо. Но одно дело, когда человек незаконно добывает что-то, чем он расплачивается со строителями за какую-то работу; другое - когда он "греет" на этом собственные руки, сколачивает состояние. Так в каком смысле начальники ДЭЗа - ворюги?
Понятие ворюги определено Кодексом и Уголовным законодательством. Это наша беда, что у нас так деформирована мораль. Если греют руки для себя, значит настоящий вор, а если он ворует и делает это не для себя, он, видите ли, не вор. Сам факт одинаков. Он все равно вор. Он становится деловым человеком, когда эта хозяйственная инициатива узаконена. А сейчас как бы он ни воровал: для себя или, в интересах дела, он все равно остается в социальном смысле вором.

Вопрос: Вы говорили, что пока работники были честны и строго соблюдали законодательство, то ничего не могли сделать. Примеры какие-нибудь расскажите. До получения ордера на жилплощадь, я жил на квартире (так называемой списанной площади), как главный инженер ДЭЗа. Во дворе этого дома было очень плохое асфальтовое покрытие: ямы, колдобины. Все меня просили: "Ты же здесь живешь, ну как-нибудь, заделай эти ямы". И вот я в течение двух лет вел переговоры с управлением дорожного хозяйства по благоустройству. У этого управления, как я уже рассказывал на предыдущих беседах, свой Главк: Главмосдор. К ДЭЗам и райисполкомам он не имеет никакого отношения. У этого главка свои планы. И они делают работу в основном там, где ее видно, то есть по проезжей части главных улиц, благоустраивают скверы, где стоят памятники. А внутрь дворов они не заглядывают. Заманить их туда очень трудно, если только напоить не раз и не два, или чем-то заинтересовать: подписать "процентовку" - в 10 раз завышенную. Я так и не смог "заманить" работников дорожного хозяйства. Я звонил и умолял каждый день. Проще было бы напоить, сводить в ресторан, достать ему что-то дефицитное - все это из своих денег. Мне же государственных денег не дают, а потом подписать в 10 раз завышенный процент выполнения объема работ и тогда, может быть, асфальтовое покрытие во дворе было бы сделано. Неправильно поощрять такое. Это нужно формально узаконить. И даже, если хозяйственную инициативу разрешить руководителю на местах, но не в этом виде, не в виде воровства, не подписывать документы с завышением сделанной работы, за что дорожники получат зарплату завышенную, премию. Все это недопустимо и противозаконно.


Из интервью с рабочим завода по производству электоронных микросхем (1985)
Вопрос: Имеется ли у Вас в цехе импортное оборудование?
Да, и довольно много. Если говорить об оборудовании из капиталистических стран, то у нас имеются установки, изготовленные во Франции, Англии и США. Франция продает нам оборудование напрямик, без посредников, тогда как английское и американское оборудование нашим внешнеторговым организациям приходится закупать через Швейцарию и другие страны.

Вопрос: Хорошо ли работает это импортное оборудование?
Дело в том, что его тоже приходится отлаживать, потому что обычно осуществляется лишь закупка оборудования как такового, то есть фирма-изготовитель его не устанавливает и не отлаживает. Поэтому процесс отладки этого оборудования нередко протекает столь же долго и мучительно, как и отладка отечественных моделей. Помимо тех очевидных трудностей, которые связаны с необходимостью разобраться в техническом описании и правильно смонтировать установку, процесс отладки и последующей эксплуатации осложняется специфическими для нашего производства факторами. К числу этих факторов в первую очередь следует отнести некачественное сырье и нарушение режимов эксплуатации. Например, один из видов оборудования, которое было закуплено в Англии, стал надежно работать только после того, как с него сняли датчики расхода и заменили их ротаметрами отечественного производства. Установленные изготовителем датчики оказались слишком чувствительными к загрязнениям, они постоянно забивались и их пришлось заменить нашим ротаметром, у которого диаметр трубы больше, что позволяет загрязнениям свободно проскакивать. Во многих случаях датчики и связанную с ними автоматику приходится просто снимать, так как подобрать им на замену отечественный аналог не удается. Ну и, конечно, качество ремонта и наладки: думаю, что оно намного отличается от того, которое обеспечивается этому оборудованию на Западе.

Вопрос: Почему так долго длится процесс наладки отечественного оборудования?
Дело в том, что это оборудование приходит к нам совершенно не отлаженным. То, что это оборудование новое и зачастую более сложное, далеко не всегда означает, что оно лучше старого. Зачастую оно бывает хуже. Инженеры на нашем заводе говорят так: предприятие-изготовитель хочет обычно получить деньги не только за производство оборудования, но и за разработку новых моделей. Поэтому оно не хочет пользоваться старыми конструктивными решениями (готовыми узлами) и все полностью делает заново. Но поскольку ему приходится с каждой новой моделью изощряться и придумывать порой какие-то невероятные решения, то и оказывается, что оборудование переусложнено и мало надежно. Во всяком случае отказ от простых и в целом удачных решений в пользу более сложных и менее надежных на новом оборудовании бывает очень часто заметен.

Вопрос: Как осуществляется у Вас процесс замены оборудования?
Поступление оборудования и его замена - это два совершенно самостоятельных процесса. Действительно, то оборудование, которое работало достаточно долго и использовалось "на всю катушку", постепенно заменяется новым, но не новейшим. И есть новейшее оборудование, которое меняется очень часто. Могу сказать, что за последние четыре года такого новейшего оборудования для нашего участка было разработано уже 12 моделей. Из них 6 моделей попытались внедрить. Реально было внедрено (заставили работать) только два. Вот эти две модели и пошли на замену старого оборудования. Прочие четыре модели пытаются отладить, но пока безуспешно. Таким образом, за хаотической сменой нового и новейшего оборудования, которое устанавливается в нашем цехе, стоит процесс его реального обновления, но этот процесс идет намного медленнее. На некоторых операциях самое старое оборудование (10 лет и более) до сих пор остается самим удобным и надежным, хотя его пропускная способность отстает от развития производства. Работоспособным оказывается приблизительно каждый третий или четвертый (из числа установленных) вид нового оборудования, остальные - малопригодны. Работоспособное оборудование оседает на нашем участке, все остальное меняется очень быстро.

Вопрос: Почему поступающее к Вам оборудование так трудно поддается отладке? Вероятно, из-за низкого качества исполнения?
Не совсем. Скорее из-за низкого качества его отработки на стадии проектирования и отладки опытных образцов. В зарубежных странах никогда не внедряют в производство не отлаженные установки и технологические процессы. Любая научная организация или подразделение отрабатывают процессы от начала и до конца, и предприятия получают все в готовом виде. У нас же разработчики осуществляют у себя лишь грубую, приблизительную отладку, и притом в условиях лаборатории. Наш разработчик в чем-то напоминает кудесника: у него в лаборатории установка действует нормально, но стоит перенести ее в цех, как все режимы разлаживаются, и нередко требуются годы, чтобы привести установку в рабочее состояние. В
итоге у нас на каждом заводе отработка технологического процесса начинается с нуля, так как в новых условиях процесс идти почему-то не желает. Оборудование, как я уже говорил, поступает очень капризное. В каком-то смысле оно напоминает квантовую механику: на нем невозможно два раза получить один и тот же результат.

Ю.В. ЯРЕМЕНКО. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ БЕСЕДЫ Вопрос: Вы как-то сказали, что наша плановая система - это функция высокой внеэкономической нагрузки. Что Вы имели в виду?
Ответ: Вообще, это не совсем так. Дело в том, что плановая система является попыткой согласования. Ведь партия регулировала приоритеты ведомств. Система планирования должна была выполнить, по крайней мере, две функции. Одна из них - реализация системы приоритетов, ведь и гражданские ведомства были выстроены в иерархическую лестницу по степени их ориентации на некие конечные цели, например, по степени их приближения к оборонному комплексу. Поэтому одна из задач Госплана состояла в том, чтобы реализовать аранжировку этих ведомств. В этом смысле плановая система и являлась в какой-то степени производной от внеэкономической функции. Но! Поскольку, начиная с определенного периода, мы жили в условиях хронического структурного неравновесия, когда сумма всякого рода целевых программ превышала наши текущие возможности и сама структура инвестиционных программ не соответствовала их реализации, то есть порождала неравновесие, то в задачу Госплана входила постоянная концентрация усилий для восстановления и поддержания структурного равновесия. Поэтому проблема тяжелого структурного неравновесия, порожденная перегрузкой экономики (технологического неравновесия, чрезмерной концентрацией технологических усилий в военном секторе) привела к тому, что главной функцией плановой системы стало постоянное поддержание этого равновесия, необходимого для обеспечения функционирования систем жизнеобеспечения страны. По сути это означало формирование таких инвестиционных программ, которые могли бы поддержать это равновесие хотя бы в ближайшей перспективе. В одной из своих статей я писал, что устраивались как бы две очереди, одна из которых была связана с реализацией потребностей иерархической структуры отраслей, а другая определялась настоятельной потребностью поддержания равновесия в экономике. Окончательная же единая очередь выстраивалась из очень сложной системы упорядочивания этих двух очередей. Вот здесь и происходил так называемый "торг". Как упорядочить эти очереди, если одна из этих очередей построена по иерархическому принципу текущих военных приоритетов, а другая - по принципу долгосрочных потребностей экономики?

Госплан был достаточно умной организацией, чтобы понять, что для поддержания равновесия в складывающихся условиях необходимо обеспечить введение в строй мощностей по углю, нефти, металлу, которые позволили бы обеспечить его хотя бы в перспективе до пяти лет. Это было "латание дыр", обреченное на провал. Но система совершенно не понимала сама себя.

Таким образом, самым трудным делом было совместить эти две очереди. Я бы сказал, что благотворная роль Госплана состояла в том, что его работники все время пытались упорядочить эти очереди, исходя из интересов поддержания пусть не долгосрочного, но хотя бы среднесрочного равновесия. Это было очень трудно, так как со стороны первой очереди шло политическое давление, а со стороны второй, представленной гражданскими отраслями, никакого авторитета не было. И только когда авторитет самого Госплана клался на их чашу весов, тогда гражданское ведомство получало соответствующие капиталовложения.

Однако, надо понимать, что и между гражданскими ведомствами шла конкуренция. Одновременно и в Госплане имелись свои лоббистские силы, которые представляли интересы соответствующих ведомств. Тем не менее все определялось определенной системой приоритетов и ни о каком административном рынке говорить в данном случае не приходится.

Надо еще сказать, что оборонная и гражданская части Госплана были разделены. Госплан не был единой структурой и в этом смысле его влияние на аппетиты огромных ведомств было очень и очень незначительным. В результате принималось огромное количество программ по конструированию и запуску в производство новых видов военных самолетов, ракет и тому подобного, чего ни одна страна не могла бы себе позволить. Я не знаю, был ли у нас хоть один случай, когда программа производства нового вида вооружений была отвергнута по причине ее дороговизны или больших ресурсных затрат. Решения принимались без всякой оглядки, поэтому масштабы перегрузки экономики были колоссальными. Как мне кажется, такого рода аппетиты определялись лишь внутренними возможностями, конечными мощностями оборонного комплекса. То есть в той мере, в какой конечные мощности позволяли осуществлять экспансию, в той мере и расширялась нагрузка на экономику. Надо еще учесть, что в отраслях оборонной промышленности существовало по несколько дублирующих друг друга конструкторских бюро. В связи с этим интересно рассмотреть вопрос об инерции потенциала их научно-производственного ядра, которое было по сути дела инициатором разработки многих программ. Принято считать, что важным фактором возникшей перегрузки экономики была гонка вооружений с Америкой. Влияние этого фактора несомненно, но существовал еще фактор внутренней динамики научно-технических мощностей военно-промышленных конструкторских бюро. Ясно, что военно-промышленный комплекс очень нарастил свой потенциал. Он создал не только заводы, но и свои города, университеты и прочее. Строительство всего этого интенсивно шло в 50-е, 60-е и 70-е годы. Но возможности наращивания мощностей были не безграничны. К началу 80-х годов они достигли, по-видимому, своего предела. Их нельзя было наращивать без оглядки на тот общепромышленный потенциал, который подкреплял оборонную промышленность. Но с этим фактором никто не желал считаться."

Источник: Личный сайт Сергея Белановского, via bbb
Tags: идиллия в союзе, продукты, советская мифология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments