harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Медицинский обзор доктора Ганта. 1936 год

Оригинал взят у ljwanderer в Медицинский обзор доктора Ганта. 1936 год

XV Международный конгресс физиологов в Ленинграде. 1935 год

Medical Review. 1936 г.

Медицинский обзор Советской России Уильма Хосли Ганта.Институт Хопкинса, Балтимор

Результаты первой пятилетки

Ленинский афоризм “без науки нет коммунизма” был воспринят всерьез, пишет Хосли Гант.
Известные ученые  и врачи – в почете. Они имеют такие же привилегии, как другие  служители общества, артисты.  По сравнению с периодом  военного коммунизма, когда ученые должны были убирать снег на улицах, отношение к ним изменилось.

Условия жизни ученых
Условия жизни врачей и ученых значительно улучшились, если сравнивать  с остальным населением.
Молодые представители этих профессий, как и в других странах, вынуждены добиваться желанных рабочих мест. Они получают маленькое жалование (200-300 рублей в месяц, в то время как белый хлеб стоит 1 рубль за фунт), профессор получает 600 рублей в месяц, а может иметь еще больше, если имеет три или четыре работы, за каждую из которых он имеет такое же вознаграждение.

В дополнение к этому у него есть право на льготные билеты для путешествия в пределах страны, а также улучшенные жилищные условия. Время от времени он может выезжать за границу, получая за это командировочные, однако это могут  себе позволить лишь очень немногие.

На самом деле такое путешествие каждому недоступно, если оно не оплачивается правительством или иностранной лабораторией, конечно, с  разрешения правительства. Недавно правительство отклонило предложенные гранты, так как в стране существует  опасение внешнего вмешательства, к тому же стране самой нужны ученые.

Сравнение с другими странами
Несмотря на то, что жизнь ученого или врача намного лучше, чем жизнь среднего гражданина, все же она далека от того, что в Англии или Америке можно назвать комфортными условиями.

Во время голода 1930-х ученые не голодали так, как  это было в 1920-х, у них был достаточный рацион питания, но не более того. Теперь большинство необходимых  предметов одежды, мыло, бритвы стали опять доступными. Жилье, хотя и постоянно улучшается, но его все равно еще не хватает.

Например, известный всему миру московский профессор занимает со своей женой всего две комнаты. Другой учившийся за границей известный профессор,  имеющий самые лучшие в Москве условия – три комнаты, в которых он живет вместе с  женой и дочерью, заметил, что пока  они могут лишь только мечтать о том, чтобы иметь более двух комнат на одного человека.

Неквалифицированный рабочий, получающий 100 рублей в месяц ( на которые можно купить 20  фунтов хлеба ) тратит 10-20% своего заработка на оплату жилья, даже если он занимает лишь кровать в комнате, где живут несколько человек.

Профессор, получающий 600 рублей, тоже платит 10% , но за нормальные условия проживания.

Несмотря на то, что зарплата профессора, занимающего лишь одну должность, мала(всего 600 рублей), затраты русского профессора не такие большие, как у его коллеги за рубежом. Более того, взрослые члены его семьи, скорее всего, тоже работают, а значит, тоже имеют заработок.

Советскому профессору не нужно волноваться о будущем, откладывать на старость, болезни, чтобы завести детей, купить машину или съездить в путешествие, потому что государство поможет ему в случае острой необходимости, бесплатно обучит его детей, даст машину для рабочих нужд и оплатит его поездки.

Однако, замечает Гант, у советского профессора возможности потратить заработанные деньги, весьма ограничены, он может приобрести еду и одежду  в государственных магазинах, ассортимент которых не очень велик.

Автомобиль в России можно иметь только иностранцам. Пока знаменитый профессор чувствует себя счастливым, имея велосипед или пишущую машинку, хотя эти вещи уже производятся в России и их скоро их будет в избытке.

Производство промышленных товаров все увеличивается, большинство горожан уже имеют примитивные радиоприемники.

Для улучшения условий жизни нужно интересоваться политикой и стать членом партии ( что довольно сложно и не надежно), иметь влиятельных друзей (это- как и в других странах) или добиться признания своей научной работы

Защищенность и самоуважение
В целом ученый Советского Союза , как и средний гражданин, чувствует большую защищенность, чем большинство людей за рубежом. Его положение более устойчиво, его опасения касаются больше общественных бед (голод, война) нежели личных( если только он не в политической оппозиции).

Несмотря на то, что самоуважение гражданина поддерживается  отношением к нему и поощрением правительства, ему все же трудно работать не только из-за не подходящих условий, но и из-за политического давления.
“Это было так в 1929 году, когда я покинул страну”,- пишет Гант –“и, как мне сообщили в 1935 году, продолжает оставаться таковым”.

Интриги продолжают преобладать,  меньше, чем в нацистской Германии, но больше, чем в Англии или Америке. В 1935 году некоторые молодые исследователи, которых я заметил, были обвинены в том, что они идут против линии партии. Из-за этого они лишились не только работы, но и квартир, что довольно серьезно, учитывая, что снять жилье в стране можно только с разрешения власти.

Отношение работников
Гант пишет, что когда он был в первый раз в Советской России, многие ученые и представители интеллигенции были в оппозиции. Сегодня отчетливо заметны  солидарность и патриотизм, а также большие надежды на будущее, если в этом не помешает война.

Ученые осознали, что Старая Россия ушла в прошлое, и что независимо от того, хотят они этого, или нет, Советский Союз является их страной, где они должны жить и умереть. Многие успокоились, наблюдая энтузиазм, с которым правительство поддерживает науку, другие верят или убеждены в  том, что советская власть принесет общее процветание, и особенно улучшит условия для их работы.

Так можно сказать о многих старых исследователях, что же касается молодых, они безоговорочно принимают коммунистический режим. Объясняется это большим увеличением числа коммунистов среди студентов, которые принимаются в медицинские институты, а также увеличением числа “красной”профессуры.

Городское население поддерживает правительство, и недовольство в основном исходит от крестьян.

Дальнейшие шаги к стабилизации, порядку и консерватизму наблюдаются в связи с возвращением  контроля над учебным процессом  от студентов – факультетам.
В ранний период революции профессура почти полностью подчинялась студентам, например, студенты решали, какие вводить предметы, как читать лекции, кого назначать ассистентами. Теперь все эти вопросы опять решаются на факультете. Однако, университеты лишены самостоятельности, все главные вопросы решаются в Москве.

Финансирование народного здравоохранения
Финансовая структура народного здравоохранения базируется на доходах по социальному страхованию, объясняет Гант.

Трудящиеся на государственных предприятиях отдают от 5 до 25% своего заработка, те же, кто работает на частника ( например, прислуга) – до 60%.
Социальным страхованием в 1928 году было охвачено 9 миллионов трудящихся, а 1933 их стало уже 33 миллиона.

Правильно говорят, что советский рабочий зарабатывает меньше, чем зарабатывают рабочие в других странах, однако, у него больше других преимуществ. Социальное страхование как раз это и иллюстрирует.

Хотя плата за страховку в других странах ниже, она включает лишь стоимость лечения. В России же услуги социального страхования гораздо шире, они не ограничиваются лечением, потому что гигиенические и культурные функции  признаются не менее важными, чем терапевтические. Страховые фонды используются на содержание больниц, санаториев, отделов здравоохранения, а также на различные формы обучения гигиене, на лечение в больницах и поликлиниках.

Научный прогресс
Гант рассказывает, что во время его пребывания в России в 1922-1929 годах ему пришлось наблюдать обсуждение планов научных работ. Однако, эти планы составлялись на бумаге, основываясь на обещаниях достать денег и материалы. Это было похоже на “потемкинские деревни”
По возвращении в 1933 и 1935 годах он был приятно удивлен, увидев их реализацию.

“Я с трудом узнал Россию, Москва и Ленинград  находились в удивительном и постоянном развитии…Исчезли  грязные и тесные лаборатории, появилось достаточно места для исследователей”

Число таких исследователей возросло с 500 ( в 24 учреждениях в 1914 году) до 5 тысяч ( в 380 учреждениях в 1935 году) Из них : 35%-физиологи, 30% -биохимики, 15% - фармацевты; 33% исследователей- женщины.

Чтобы сделать столицу более значимой, в Москву перенесены центры культуры и науки, перевезены такие известные ученые, как Орбели, Сперанский, Андреев, Анохин, Аничков, Халатов.

Построен новый институт экспериментальной медицины – ВИЭМ, он признается самым большим в мире, в нем 8,500 комнат и 3,500 сотрудников. В большой степени успех института был достигнут благодаря его руководителю Льву Федорову, коммунисту из Сибири.


Лев Николаевич ФЕДОРОВ (1891-1952)
– советский физиолог, академик АМН СССР

В двадцати милях от Ленинграда, в Колтушах построено новое  отделение для содержания и выведения лабораторных собак.

Еще один знак того, что правительство уделяет огромное внимание науке – Международный конгресс физиологов. Сто двадцать пять иностранных физиологов были приглашены правительством, которое  истратило на программы приема гостей  3,5 миллиона рублей.



Организационный комитет XV Международного физиологического конгресса, 1935 г.
Слева направо: Дж. Баркрофт (Barcroft Joseph, 1872-1947, физиолог, Великобритания), Л. Лапик (Lapique Louis, 1866-1952, физиолог, Франция), И.П. Павлов (СССР), А. Хилл (Hill Archibald Vivian, 1886-1977, физиолог и биофизик, Великобритания), У. Кеннон (Walter Bradford Cannon, 1871-1945, физиолог, Великобритания, США), О. Франк (Оtto Frank, 1865-1944, физиолог, Германия).[источник]

Советскую науку критикуют за то, что ее исследователи неопытны, потому что молоды, за то, что упор на количество преобладает над качеством, что критический дух науки подменяется лихорадочным энтузиазмом. Обращается также внимание и на изоляцию ученых в связи с отсутствием возможности жить за границей и отсутствием иностранных научных журналов.

Некоторые достижения
Наука в Советской России впечатляющая, заставляющая думать, блистательная, гениальная, но часто нуждающаяся в самоограничении и критике, пишет Гант

Положительные результаты были достигнуты во многих областях, большая часть из них касается прикладной науки и исследований, таких как полеты в стратосферу, арктические и азиатские экспедиции. Заслуживает внимания и успехи советской генетики, пытающейся вывести сорта растений и породы животных, пригодные для русских климатических условий , а также работы по эндокринологии доктора Халатова.


Конструктор В.А. Чижевский
возле гондолы стратостата "СССР-1".
1933 г.




http://vystavki.rgantd.ru/korolev/pics/007_020.jpg


Ледокол Красин в полярном льду, 1928
Заключение
Россия пережила большевистскую революцию, два жестоких голода и эпидемии, унесшие бесчисленные жизни. Если первый голод характеризовался хаосом, то второй отличался своим порядком, если в первом пострадала больше интеллигенция, то во втором – крестьянство.
Несмотря на это в Советском Союзе была совершена массовая индустриализация, коллективизация сельского хозяйства, основано пролетарское государство, базирующееся на науке  и марксизме, было проведено беспрецедентно широкое распространение образования, увеличение числа университетов и всяческих научных учреждений, научных сотрудников и направлений их исследований. Наблюдается установление государственного социализма, приверженность одной политической теории и одной партии. Это новое  общество установилось твердо.
Теперь уже не стоит вопрос “Сможет ли советское правительство добиться успеха в своем эксперименте?”, вопрос сегодняшнего дня: “Как новый порядок повлияет на жизнь новых поколений?”

Tags: медицина, советская власть
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments