harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

«О мясе советском замолвите слово…», ч. 2

Мясной вопрос советской власти, или Фокус с разоблачением
«О мясе советском замолвите слово…», ч. 1

Оригинал взят у afanarizm в «О мясе советском замолвите слово…»

Впрочем, «настоящие буйные» всё-таки находились - так, летом 1985 во французское посольство проник сварщик О. Алифанов и попросил политического убежища (в чём ему свободолюбивые французы, конечно, отказали, - зато галантно проводили до метро, где уже поджидали милиционеры). С собой он принёс письмо, вскоре опубликованное в «Le Mond», в котором было, среди прочего, следующее: «Прошло 40 лет после войны, а в стране по-прежнему действуют продовольственные талоны и карточки на основные продукты питания. Даже в Москве проблема купить после работы колбасу, молоко, кефир, свежий хлеб, яйца… В Куйбышеве и в Ульяновске один человек в месяц по продовольственному талону может купить не более 500 граммов мяса. В Сургуте - столице нефтяного края, где я жил, там получше - 2 кг мяса на человека, но чтобы их отоварить, нужно целыми днями бегать по городским магазинам… Колбаса для жителей сёл и городов просто экзотический продукт» [35].

Подводя итоги 1985, министр торговли Г.И. Ващенко сообщал в Совмин: «Продажа продуктов животноводства… в большинстве регионов страны в истекшем году по-прежнему осуществлялась с использованием различных форм рационирования». «Несколько улучшилось снабжение населения продуктами питания… Однако годовой план общего объёма розничного товарооборота не выполнен. С заданиями справились только торгующие организации БССР, Литовской, Армянской и Эстонской ССР» [36]. Левицкий иллюстрировал эти сухие строки так: «…выехал в Ленинград... В соседнем кресле сидели женщина… из Бугульмы… Несметные нефтяные залежи. Второе Баку. Город влачит убогое существование. Мясо по талонам. Колбаса по талонам... И нормы их жалчайшие» [23]. Отдельные особо тонко чувствовавшие буквально терзались: «Эфрос: Плохо себя чувствую, сердце болит… Да я ещё из Парижа… такая разница, просто убивает… Там все весёлые, радостные… приветливые. Тут все злые, очереди за мясом…» [37].

До поры до времени ситуация освещалась в СМИ - откуда большинство подсоветских жителей и черпало большую часть информации о положении в стране и мире, - по традиции довольно глухо. Однако взятый в 1987 курс на гласность продовольственную проблему высветил едва ли не первой. «…невозможно примириться с ситуацией, когда страна, самая богатая в мире по природным богатствам, существует в условиях хронического дефицита с одним из самых низких в Европе уровней жизни», - возвещала «Московская правда». «Сколько лет я работал хорошо, а ел - плохо. А вот мной руководили плохо, а ели хорошо. Почему?», - вопрошал рабочий из Рязани через «Комсомольскую правду». Похожие вопросы задавали себе и западные дипломаты - например, посол Нидерландов в СССР П. Бювалда: «Остаётся непонятным, почему же такая мировая держава не в состоянии должным образом, не говоря уж о гигиене, обеспечить население страны товарами первой необходимости» [38].

Вообще, Горби очень не повезло - именно при нём система начала разваливаться и уже никакие меры ничего не могли простимулировать. Из-за этого складывается впечатление, что «Меченый во всём виноват, великую державу развалил». Однако документы и свидетельства говорят об ином: ситуация попросту вышла из-под контроля, принимаемые на всех уровнях решения не действовали и даже, такое впечатление, положение только усугубляли. Осенью 1988 отделы ЦК несколько озадаченно констатировали: «…происходит ухудшение качества ряда важнейших продуктов: колбасы, сосисок, пельменей и других мясопродуктов… увеличивается доля и расширяется ассортимент товаров, реализуемых населению по ценам кооперативной торговли, в том числе и из государственных ресурсов… Во многих регионах удельный вес мясных продуктов, реализуемых по ценам коопторгов, значительно выше». Интересно, что сотрудники Госплана фиксировали снижение качества продовольственных товаров уже в начале 1970-х [17] - можно себе представить, что творилось спустя полтора десятилетия неуклонной деградации. Наконец, на мартовском пленуме 1989 генсек окончательно признал: «Действительность такова, что продукции сельского хозяйства нам не хватает… дефицит продовольствия создает социальную напряженность, вызывает не просто нарекания, а уже недовольство людей. Такая ситуация с продовольственным снабжением сохраняется многие годы». За что ему в обстановке первых альтернативных выборов во всесоюзный парламент начало доставаться по полной программе: «Назвавшийся рабочим кандидатом в депутаты Пряхин во встрече с избирателями на весь Советский Союз по TV заявляет, что Горбачев обманывает народ со своими программами, от которых не пахнет ни хлебом, ни мясом» [14]. По всей стране началось введение талонов, «визиток покупателя» на всевозможные продукты и товары и прочих атрибутов карточной системы. Дальше все, надеюсь, помнят.

На сём завершу, надеюсь, сухие цифры из предыдущей записи по прочтении этой обретут реальные контуры и очертания.
Tags: продукты, советская мифология, съедобное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments