harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Category:

"Незнаменитая война", продолжение


Начало - «Незнаменитая война» - финская кампания 1939 года

Оригинал взят у afanarizm в В продолжение...
...темы решил выложить стародавнюю статью из «Военно-исторического журнала» (№ 3 за 1992) о подсчётах потерь советских войск в войне с финнами. А потом ещё несколько ссылок, так, кто вдруг заинтересуется.





ОПРАВДАННЫ ЛИ ЖЕРТВЫ? (О потерях в советско-финляндской войне)




CОВЕТСКО-ФИНЛЯНДСКАЯ война явилась одной из военных кампаний конца 1939 — начала 1940 года. Слабо вооруженные силы Финляндии не считались серьезным соперником для Красной Армии. Советское командование планировало нанести по финской армии мощный первоначальный удар крупными силами и средствами. Многие военные специалисты, в том числе и на Западе, считали, что финская армия не сможет долго продержаться. Но произошло неожиданное. Финская армия не только не сдалась, но и оказала активное сопротивление. Войска Красной Армии несли огромные боевые и небоевые потери. Некоторые соединения (такие, как 18, 163, 54, 168, 44 сд) попали в окружение. Личный состав, оставив технику и тяжелое вооружение, пробивался к границе мелкими группами. 6 декабря 1939 года погиб командир 24-й стрелковой дивизии комбриг П.Е. Вещев, после неудачной попытки выхода из окружения застрелился командир 34-й танковой бригады комбриг С.И. Кондратьев, был расстрелян командир 44-й дивизии комбриг А.И. Виноградов [1]. Это всего трое из многих тысяч погибших солдат и офицеров. А сколько же советских солдат полегло, например, на Карельском перешейке, в Междуозерье и Заполярье? Сколько ранено и обморожено? Сколько, наконец, попало в плен?

Ответы даются самые разные.

Так, на VI сессии Верховного Совета СССР (29 марта 1940 г.) сообщалось, что, по подсчетам Генерального штаба Красной Армии, количество убитых и умерших от ран составило 48 745 человек, число раненых — 158 863 человека [2].

При этом било заявлено, что финны потеряли убитыми а боях более 70 тыс. человек и 15 тыс. их умерло от ран [3], т.е. доказывалось, что потери противника гораздо больше, чем Красной Армии.

По данным противника, финские войска потеряли меньше: убитыми — 19 576 человек, пропавшими без вести — 4101 и ранеными — 43 557 человек [4]. Трудно сказать, насколько достоверна эта информация. Однако в течение долгого времени эти цифры никто не опровергал.

М.И. Семиряга в своей работе о советско-финляндской войне пишет, что в ходе ее обе стороны понесли тяжелые потери в людях и боевой технике. Советские войска потеряли 53 522 человека убитыми, 16 208 пропавшими без вести, число же раненых и обмороженных составило 176 тыс. человек [5]. При этом ни на какой источник он не ссылался, хотя дает цифры с точностью до единицы. Впрочем, нельзя сказать, что его данные разительно отличаются от приведенных выше.

В «Военно-историческом журнале» (№ 7, 1990 г.) говорилось о 72408 убитых, 17 520 пропавших без вести, 186129 раненых, 13 213 обмороженных, 4240 контуженых [6].

Как мы видим, эти цифры потерь значительно превышают первоначальные. Однако они взяты из Материалов Административно-мобилизационного управления Генерального штаба РККА, которые готовились в мае 1940 года, когда Б.М. Шапошникова на посту начальника Генштаба сменил К.А. Мерецков. Последнему было не слишком выгодно сообщать истинные цифры, поскольку во многом именно он был виноват в том, что операция против Финляндии не была подготовлена надлежащим образом.

Тем не менее, не стоит во всем обвинять Кирилла Афанасьевича, ведь сведения, поступавшие из армейских штабов о потерях соединений, входивших в их состав, тоже зачастую были занижены.

Так, например, в сводной ведомости потерь 15-й армии за период боевых действий, составленной по материалам штабов дивизий и бригад, значится: убитых — 12 180 человек, раненых — 22 871, пропавших без вести — 2909 и заболевших и обмороженных — 3061, Всего 41 120 человек. Все приведенные цифры даны без учета потерь 18-й стрелковой дивизии и 5-го лыжного батальона [7].

В Генеральный штаб же была послана ведомость, в которой общие цифры потерь (т.е. включающие показатели 18-й дивизии и 5-го лыжного батальона) оцениваются в 10 275 убитых, 22 319 раненых, 2736 пропавших без вести и 2661 заболевших. Всего 37 991 человек [8]. Если учесть, что 18-я дивизия недосчиталась после войны более 10 тыс., человек, то станет ясно, что в штабе 15-й армии занизили количество потерь примерно на 30 проц. К сожалению, этот случай не единичен. Вот еще один пример. Штаб 9-й армии подготовил и отослал в Генштаб следующие сведения: убито — 6719 человек, ранено — 13 407, пропало без вести — 3925, обморожено — 1712. Всего 25 763 человека [9].

В действительности же 9-я армия понесла гораздо большие потери. Сводная ведомость, составленная по материалам соединений и отдельных частей (включая пограничные), дает следующие цифры: убито — 9405 человек (из них 900 пограничников), ранено — 19 632 (из них 2000 пограничников), пропало без вести — 5207 человек (пограничников — 150), обморожено — 2649 (среди обмороженных, если верить этой ведомости, пограничников не было). Всего — 36 893 человека (из них 3150 пограничников) [10]. Даже без учета потерь пограничников разница между подготовленными штабом 9-й армии и реальными показателями составила также 30 проц.

Примерно так же занижены цифры потерь и другими армейскими штабами.

Объясняется это тем, что штаб дивизии был заинтересован в быстрейшем пополнении численности ее частей и доведении последней до штатной или близкой к ней, в армейском же штабе приемом и распределением пополнения ведал организационно-строевой отдел, а учетом потерь кроме него занимался еще и отдел тыла. Поэтому в Генштабе иногда не было полной ясности: потери в армии за такой-то период, скажем, около 9000 человек, а на пополнение просят прислать 12 000. И попробуй пойми, зачем им столько нужно.

Сотрудники архива сейчас работают над созданием сводной ведомости потерь дивизий и бригад, участвовавших в советско-финляндской войне, однако до завершения этого труда пока далеко, все-таки найти данные по более чем пятидесяти дивизиям и десяти бригадам нелегко, пока собраны сведения лишь по 28 дивизиям и четырем бригадам.

В результате работы исследователи выработали и собственную версию о численности потерь Красной Армии в советско-финляндской войне. Получилось это так. В ЦГАСА на хранении находятся книги учета безвозвратных потерь РККА в войне с белофиннами, которые содержат именные алфавитные списки погибших, умерших от ран и пропавших без вести. В них было подсчитано количество фамилий на каждой странице. В разных книгах этот показатель колеблется от 16 до 19 человек. Затем путем простейших математических действий устанавливалось количество зарегистрированных в каждой из книг. Результаты складывались, и получались цифры потерь. Правда, возможность ошибки не исключается, поэтому данные должны быть уточнены.

По подсчетам автора, потери советских войск составили 131 476 человек убитыми, пропавшими без вести и умершими от ран [11]. В это число не вошли бойцы и командиры, умершие от ран в тыловых госпиталях. Пока нам не удалось установить точную цифру раненых, поскольку, кроме уже упомянутых данных из документов Административно-мобилизационного управления Генштаба, никаких обобщающих сведений не обнаружено.

В разных дивизиях соотношение убитых, пропавших без вести и раненых было различным. Если в 44-й дивизии первых было примерно в 1,7 раза больше, то в 49-й оно исчисляется как 1:4, а в 72-й как 1:3. Учтя имеющиеся данные по дивизиям, можно определить, что среднее соотношение между количеством погибших, пропавших без вести и раненых и обмороженных составит примерно 1:2,5. Приблизительно равное с нашим соотношение получается и из цифр, указанных М.И. Семирягой. В этом случае число раненых и обмороженных достигнет 325-330 тыс. Прибавив к полученным цифрам 130 тыс. убитых, получим 450-460 тыс. выбывших из строя из 1,3 млн., участвовавших в войне, т.е. было убито и ранено более трети бойцов и командиров. А теперь сравним первоначальные цифры РККА, приведенные в 1940 году, с данными, полученными в 1990-1992 гг. Получается, что количество безвозвратных потерь было занижено Генштабом в 2,7 раза, а раненых — в 2 раза.

Теперь о пленных, В разных источниках число взятых финнами в плен колеблется от 3 до 12 тыс. человек. Семиряга в своей работе назвал цифру 5469 [12]. Она достаточно близка к реальной, так как мы сами видели этот список, в котором оказались в основном военнослужащие 18, 44, 163, 75, 139 и 155-й дивизий, а также несколько десятков летчиков. Однако это хоть и основной список, по которому передавали пленных, но он неполный, есть еще два небольших списка, примерно по 150 человек, переданных советской стороне позже основного. Кроме того, около 200 человек не пожелали вернуться.

Поэтому заявление одного из высших чинов финской армии о том, что в плен было захвачено 6000 советских воинов, представляется нам вполне достоверным. О дальнейшей судьбе пленных, вернувшихся на Родину, мы не знаем ничего, кроме того, что согласно директивам Генерального штаба они направлялись в военные лагеря с целью политической обработки и дальнейшего распределения по частям или увольнения в запас. Насколько эти директивы были исполнены, нам остается только гадать до тех пор, пока не будут найдены соответствующие документы ГУЛАГа и НКВД. Добавим, что до сих пор не известны потери ВМФ и войск НКВД за период войны.

Раскрывая потери в советско-финляндской войне, стоит дать цифры и по различным образцам техники и вооружения. По итогам проведенной исследовательской работы была составлена ведомость учета потерь самолетов по полкам, в результате чего их общее число получается равным 579, однако нам пока не удалось узнать количество потерь в шести полках, большая часть которых участвовала в боях с самого начала войны. То, что мы пока не считали потери в эскадрильях при управлениях бригад и отдельных эскадрильях, дает нам право полагать, что общее количество самолетов, выбывших из строя, было равным 640-650.

Теперь о танках, чья броня оказалась не так крепка, как пелось в популярной песне. По произведенным подсчетам, танковые бригады и батальоны 7-й и 13-й армий потеряли за период боевых действий от огня и мин противника 1903 танка, из которых 358 было утрачено безвозвратно, еще 1275 боевых машин вышло из строя по техническим причинам [13]. Если учесть, что в среднем на линии фронта находилось около 2000 танков, то можно сделать вывод, что каждый из них 1-2 раза выводился из боя по тем или иным причинам.

Значительного количества боевой техники недосчитались танковые части 15-й армии. Правда, большую часть потерь боевых машин составили танки частей, оказавшихся в окружении: 34-й танковой бригады и 218-го химического танкового батальона [14]: всего было потеряно 244 танка, 30 танкеток и 28 бронемашин [15]. Значительную часть этих потерь следует считать безвозвратными. Если же учесть полностью уничтоженные танковые подразделения 18-й дивизии, то цифра потерь возрастет до 310-320 танков и 45 бронемашин [16], из которых примерно 180-200 танков следует считать потерянными безвозвратно.

Потери в бронированных машинах танковых частей 8, 9 и 14-й армий были значительно меньшими, однако вспомним, что большая часть 312-го танкового батальона 44-й дивизии была уничтожена в боях 30 декабря — 7 января, По нашим подсчетам, в общей сложности в боях было потеряно около 350 машин, из них около 100 — безвозвратно [17].

Следовательно, всего в боях было потеряно более 2,5 тыс. танков, из них более 650 безвозвратно. Артиллеристы несли потери куда менее ощутимые, так как с самого начала превосходство в силе огня было на их стороне, а к концу войны оно стало подавляющим. Поэтому в основном орудия выходили из строя из-за изношенности материальной части и плохих климатических условий. Правда, после боев с 44-й и 18-й дивизиями финны подобрали немало орудий.

Каждый день войны, по подсчетам исследователей, обходился стране в 1247 человек убитыми, 3142 человека ранеными, в 6 сбитых самолетов и 23 подбитых и сожженных танка.

Такая вот грустная арифметика. Кроме того, у многих командиров после этой несчастливой войны зародилось неверие в собственные силы, у наших будущих противников появилась уверенность в слабости Красной Армии. СССР исключили из Лиги Наций, как агрессора, и, наконец, своими собственными руками был создан еще один противник в войне, до начала которой оставался лишь год, три месяца и девять дней.

П.А. АПТЕКАРЬ, сотрудник ЦГАСА

От редакции. Данные о потерях в советско-финляндской войне, приводимые автором статьи, не являются окончательными. Работа по их уточнению продолжается.

Примечания:

[1] ЦГАСА, ф. 34980, оп. 8, д. 20, л. 120.
[2] Урланис Б.Ц. Войны и народонаселение Европы. — М.; Соцэкгиз, 1960. — С. 220.
[3] Tам же.
[4] Cемиряга М.И, Советско-финляндская война. — М,: Знание. 1990. — (Новое в жизни, науке, технике. Сep. «Защита Отечества»; № 3). — С. 26.
[5] Там же.
[6] Военно-исторический журнал. — 1990. — № 7. — С. 9.
[7] ЦГАСА, ф. 34980, оп. 8, д. 29, л. 93.
[8] Там же, д. 108, лл. 188-189.
[9] Там же, оп. 5, д. 429, л. 137.
[10] Там же, л. 182.
[11] Там же, ф. 34980, оп. 15, д. 301-319.
[12] Семиряга М.И. Указ. соч. — С. 26.
[13] ЦГАСА, ф. 34980, оп. 9, 10, 11 (подсчеты автора).
[14] Батальон был оснащён огнеметными танками ХТ-26.
[15] ЦГАСА, ф. 34980, оп. 8, д. 29, л. 93 (данные без учета потерь в тб и тр разведбата 18 сд).
[16] Авторы исходят из того, что 18 сд была кадровой и укомплектована по штатам военного времени.
[17] ЦГАСА, ф. 34980, оп. 5, 7, 9, 10 (подсчеты автора).




А вот и обещанные ссылки:

Журнал «Вокруг света»: Незнаменитая война - часть 1, часть 2
Tags: война, источники, финляндия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments