harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Categories:

Фирменный признак товарищей командиров

Оригинал взят у faf2000 в Фирменный признак товарищей командиров
Мне как-то не попадались случаи из истории русской императорской армии 19-20 веков, чтобы полководцы и штабы, оставляли на произвол судьбы солдат и младший командный состав ретировались в безопасное место. Если уж бежали (отступали), то все вместе. Допускаю, что были и исключения, но это именно исключения.
Почему же в годы Великой отечественной войны оставление командованием своих войск в окружении и обречение тем самым их на плен или смерть стало правилом?
Ни для кого не секрет, что важнейшей причиной трагедии 1941 года было невиданное в истории повальное бегство старших командиров и штабов и оставление ими своих частей на произвол судьбы. Жалобы на отсутствие связи объясняются отнюдь не нехваткой проводов и раций, а тем банальным фактом, что связываться стало просто не с кем. Вместо того, чтобы организовывать оборону старшие командиры просто стали драпать, а точечное героическое сопротивление (условно) лейтенантов исправить ситуацию не могло. Иногда бегство командование камуфлировалось приказом "уходить малыми группами", который зачастую не доводился до войск, иногда обходились и без него.

О чем говорить, если к 26 июня штаб западного фронта уже находился в полтысячи км от границы. Чем он занимался первые дни? Драпал...

Управление войсками со стороны руководящих штабов с началом военных действий было неудовлетворительным.
В связи с частыми бомбардировками гор. Минска штаб ЗапОВО из города эвакуировался в лес, в район Уручья. Эвакуация отделов штаба проходила беспорядочно, работники штаба группами по 20–30 человек в течение 10 часов и больше разыскивали новое дислоцирование штаба. Руководящие работники отделов вместо организации эвакуации занялись вывозом своих семей из города, допустив панику и растерянность.



Тем же занимались и штабы армий
Во второй день части 10-й армии, кроме штаба армии, остались на своих местах. Штаб армии сменил командный пункт, отойдя восточнее Белостока в район Валилы. (иными словами драпанул на 40 км на следующие же сутки войны)

Из воспоминаний генерала Л.М. Сандалова:
Когда я направился уже к выходу, вновь заговорил Шлыков:
— Огромным злом является отрыв крупных штабов от войск. Это приводит к потере управления боем. Что происходит на фронте, неизвестно, и решения принимаются без учета реальной обстановки... Вы сами чувствуете, — адресовался он к Коробкову, — насколько худо то, что штаб фронта находится где-то в районе Минска, более чем за триста километров от передовых войск. Штабы армий, чтобы по потерять связь с ним, тоже располагаются в глубине- — местами более чем на пятьдесят километров от линии фронта. Командные пункты корпусов в этих же целях размещаются в двадцати — тридцати километрах от частей первого эшелона. А куда это к черту годится!..


И далее очень важное дополнение:"Со связью у нас с первого часа войны все как-то пошло кувырком. Вместо уставной системы связи «сверху вниз», как правило, складывается обратный порядок: снизу — вверх. Мы ищем связи со штабом фронта, штабы соединений — с нами, штабы частей — со штабами соединений, командиры подразделении — со штабами частей. В результате управление войсками нарушается".
Вот она - главная причина трагедии 1941 года. Первыми, вместо того, чтобы управлять, драпают фронтовые штабы; не находя связи с ними пускаются в бегство армейские и т.д. Оставленные на произвол судьбы части и техника становятся легкой добычей врага.

Заместитель командующего войсками ЗапОВО генерал И.В.Болдин с первого дня войны и вплоть до разгрома вверенной ему конно-механизированной группы ни разу не был в расположении вверенных ему войск. По сути это дезертирство, но Болднин наказан не был никак, равно как и большинство коллег, которые вели себя схожим образом.


На Северо западном-фронте
"Паникой перед противником заражены не только бойцы, но и большое количество командного состава. Так, например: пом[ощник] командира 459-го ГАП 125-й стрелковой дивизии майор Кондратюк Григорий Сергеевич, 1900 года рождения, член ВКП(б), в момент открытого немецкими войсками артиллерийского огня в 5 час. 30 мин. 22 июня самовольно уехал с огневых позиций. В 8.30 22 июня командиром ГАП на имя Кондратюка был отдан приказ об отходе 3-го дивизиона, но так как Кондратюка в расположении дивизиона не оказалось, приказ выполнен не был и дивизион успел вывести на новые огневые позиции только 8 орудий, оставив на месте много снарядов и продовольствия. Вернулся в часть 23 июня.
Материал о бегстве Кондратюка оформляется на арест и предание его суду Военного трибунала.
Командир 206-го автобата 125-й стрелковой дивизии капитана Старовойтов, член ВКП(б), с первого дня боя находится в тылу. Старовойтов во время бомбардировки гор. Таураге не обеспечил вывозку бензина и автомашин, а больше всего заботился о себе лично.
Начальник снабжения 125-й стрелковой дивизии майор Корнилков с начала военных действий на фронте не был. По заявлению капитана Сизова Корнилков отправлял семью и до сего момента в штаб не явился.
25 июня с переездом штаба Северо-Западного фронта с Поневежис на командном пункте по приказу командующего была оставлена опергруппа штаба во главе с заместителем начальника штаба по оперработе генерал-майором Трухиным.
Для охраны командного пункта в Поневежис в распоряжении генерал-майора Трухина были оставлены ПТО в составе 12 орудий, ПВО в составе 9 зенитных крупнокалиберных пулеметов и рота десантного батальона.
25 июня Трухин с командного пункта выехал, при чем подразделениям, охранявшим командный пункт, четких указаний им дано не было и отправка их к новому месту командного пункта организована не была, в результате Трухин, уехав на легковой машине, по существу бросил на произвол судьбы подразделения, которые растерялись в дороге и к новому месту командного пункта не прибыли.
Орудия ПТО, вследствие отсутствия для них тяги, были погружены на грузовые машины, которым Трухин дал приказание следовать за ним, но так как грузовые машины не могли успевать за легковой машиной, машины с орудиями по разным причинам отстали в дороге, и Трухин это оставил без внимания.
Трухин был вновь возвращён в часть для установления связи с ними"

Принужденный вернуться на фронт, генерал Трухин сдался в плен немцам.


25 июня во время передвижения из г. Таллин в г. Шавли [Шауляй] для руководства боевыми действиями 11-й стрелковой дивизии и 180-й территориальной стрелковой дивизии части и командование 65-го стрелкового корпуса встретились на шоссе в 18 км от г. Митава [Елгава] с группой красноармейцев и командиров 11-й и 90-й стрелковых дивизий, беспорядочно отступавших с передовых позиций. Вместо принятия мер к задержанию потока отступающих войск и организации обороны командование 65-го стрелкового корпуса бросилось в бегство, внеся еще больше неорганизованности в отступление.


Некоторые командиры оценивают создавшееся положение как предательство со стороны высшего командования


Вследствие отсутствия руководства части и подразделения отходят с передовых линий на новые рубежи обороны, кто куда вздумает.



Из рапорта начальника 3-го отдела 10-й армии полкового комиссара Лося:

Непонятно поведение заместителя наркома обороны маршала Кулик. Он приказал всем снять знаки различия, выбросить документы, затем переодеться в крестьянскую одежду и сам переоделся в крестьянскую одежду. Сам он никаких документов с собой не имел, не знаю, взял ли он их с собой из Москвы. Предлагал бросить оружие, а мне лично ордена и документы

Примеру товарищей командиров следовали спецслужбистские, партийные и советские боссы:

В ночь с 22 на 23 июня позорно сбежало все партийное и советское руководство Белостокской области. Все сотрудники органов НКВД и НКГБ во главе с начальниками органов также сбежали. Аналогичное положение имело место почти во всех районных и городских организациях. Из Белостока и других городов сбежала вся милиция. Города, и в частности Белосток, как ближайшая питающая база, были оставлены без власти.
Следует отметить, что, как правило, районное партийное и советское руководство сбежало со всех мест за 5–6 дней до появления противника, оставив весь колхозный советский актив села без руководства.


На Юго-Западном фронте.
Спецсобщение 3-го Управления НКО № 36137 от 1 июля,

"К началу военных действий штаба округа НА МЕСТЕ НЕ БЫЛО. Отделы штаба следовали разрозненными эшелонами и прибыли на командный пункт из Киева к концу 22 июня. Регулярной связи с армиями и корпусами штаб не имел.



 26 июня в связи с предполагаемым приближением немцев была создана паника в самом штабе Юго-Западного фронта. Расследованием установлено, что заместитель начальника штаба по политчасти полковой комиссар Зиновьев получил приказание от начальника штаба генерал-лейтенанта Пуркаева подготовить машины и погрузить на них имущество отделов. Приказание было выполнено. В результате начальник отдела интендантской службы генерал-майор Ковалев, начальник ОСГ генерал-майор Алексеев и другие с 3 часов 26 июня свернули работу своих отделов.

Кроме того, по приказанию заместителя начальника штаба по тылу Трутко для погрузки имущества штаба были взяты 100 грузовых автомашин, предназначенных для перевозки горючего сражающемуся с противником 15-му мехкорпусу.

Какие еще причины нужны, чтобы объяснить гибель и попадание миллионов в плен и потерю огромной территории страны? Именно трусость и повальное (за редкими исключениями) бегство высшего командования привели к огромным кровавым жертвам народа.

<...>
____________________________________________________________

P.S. последний скан <...> , касающийся генерала Д. М. Карбышева удалил, поелику не относится к теме поста и автору, видимо, генерал не нравится. До сих пор не могут договориться, когда опознали и как Карбышева у немцев "Пару дней группа штаба 10-й армии отходила на восток. Пройдя северней Слонима дошли до шоссе Барановичи-Минск...*Как утверждают Л.Е. Решин и В.С. Степанов, именно Закутный «обратил внимание немецкого командования на то, что среди пленных находится генерал Д.М. Карбышев» (Военно-исторический журнал, 1993, № 2). http://fora-free.com/viewtopic.php?f=12&t=1914
Если среди пленных, то в форме, но без знаков различия, о чём и другие "очевидцы" вспоминают: "генерал-лейтенант Карбышев шел с этой группой лишь несколько дней: генерал Голубев «неожиданно встретил генерала Карбышева» и его адъютанта, полковника Сухаревича, в одном из хуторов возле местечка Узда лишь между 5 и 10 июля 1941 года.Получается, что Карбышев попал в штаб 10 й армии вовсе не 24 июня? Или он отбился от Голубева при переходе шоссе Барановичи – Минск 30 июня? Загадка. Так или иначе, именно с того момента Карбышев с Сухаревичем присоединяются к группе Голубева, которую выводит из окружения майор-пограничник Здорный...Некоторых в объяснении генерала Голубева сильно смущает «гражданское платье» Карбышева: это, мол, разрушает легенду о героическом генерале...компания генералов с маршалом в придачу, которых сопровождало, по разным оценкам, от тысячи до двух тысяч пограничников, – далеко не лучшее общество для незаметного перемещения в тылу врага. Между тем, пока маршал Кулик еще блуждал по немецким тылам, на него была сочинена уже целая пачка чекистских доносов. Один из них написал 13 июля 1941 года начальник 3-го отдела (Особый отдел с 17 июля 1941 года) 10 й армии, инкриминируя маршалу, что тот в окружении снял знаки различия, выбросил документы и свои ордена, переоделся в крестьянскую одежду и приказал всем бросить оружие!Чекист врал нагло и гнусно: Кулик оружия бросать не приказывал, а сам вышел с документами, хотя действительно переодетый – в более удобный для длительного пешего перехода комбинезон танкиста..." http://www.sovsekretno.ru/articles/id/4963


Первые уроки войны. Доклад генерал-лейтенанта С.А. КАЛИНИНА. 25 сентября 1941 г.
Tags: коммунисты, советская власть, советская мифология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments