harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Category:

О горе-преобразователях природы Советского Союза

Советолюбы постоянно ностальгируют и рассказывают удивительнейшие мифы про  свой Советский Союз "как хорошо в нём усё было": горе - экономисты и созидатели социализма, никаких комментариев даже не требуется.
В 20-х годах уловы ценных рыб в этом районе составляли 492 тыс. т. До строительства плотин на Волге и Каме в год вылавливали 197 тыс. т рыбы, после строительства первых волжских плотин — 98 тыс. т, а после сооружения Горьковской, Куйбышевской и Волгоградской плотин уловы снизились до 27 тыс. т. В наши дни в Волжском бассейне вылавливается всего 4100 т рыбы в год, в том числе осетровых — 1640 т.
Ущерб, нанесенный гидротехническим и мелиоративным строительством на Волге, только от потери заливных и пойменных лугов оценивается более чем в 10 млрд рублей в год. Стоимость же электроэнергии, вырабатываемой волжским каскадом ГЭС, составляет 400 млн рублей в год.

Оригинал взят у nilsky_nikolay в Об преобразователях природы
***
С начала 30-х годов усилилась антропогенная нагрузка на территорию Калмыкии и Ставропольского края. Росло население, организовывались стационарные животноводческие хозяйства с большим поголовьем овец — до 3 млн. голов только в автономной республике. Поскольку скот оставался на черных землях и летом, уничтожались семена трав, пастбища выбивались, что привело к резкому опустыниванию этих земель. Продуктивность пастбищ снизилась с 10—12 ц/га кормовых единиц в 30-х годах по двух-трех в настоящее время.

***
После зарегулирования стока реки [Волги] осталось 430 га естественных нерестилищ осетровых (раньше было 3600 га).


***
В течение десяти дней участники комиссии облетели огромную территорию на маленьких самолетах и с небольшой высоты увидели Сахару в Европейской части нашей страны. Площадь этой пустыни ежегодно увеличивается примерно на 60 тыс. га. Если не принять кардинальных мер, через несколько десятилетий люди вынуждены будут уйти с этой территории. Три преступления против экологии совершены на территории Калмыкии: освоение так называемой целины, концентрация огромного поголовья овец, в три раза превышающее допустимые нормы, нарушение законов традиционного отгонно-пастбищного скотоводства. В результате получили пустыню — опаснейший очаг развеваемых песков.

***
К большому сожалению, столь крупный народно-хозяйственный проект, как канал Волга—Чограй, практически не имеет научного обоснования. Мне пришлось три года работать в Сахаре и руководить экспедицией, в которой 500 советских специалистов занимались почвенно-экологическими исследованиями по просьбе правительства Ливии. Состояние земель в этом районе Ливии примерно такое же, как в Калмыкии, но почвенные условия неизмеримо лучше. Прежде чем составить схему рационального использования территории, площадь которой 3,5 млн га, участники экспедиции сделали почвенную карту в масштабе 1 : 50 000, карты засоления, производительной способности земель, оптимального перспективного использования земель и еще особую экологическую карту, на которой была отражена фауна региона.
Ничего подобного в рамках проекта канала Волга—Чограй не было сделано.

***
Ни одна страна в мире не имеет такой площади пашни на душу населения, как наша, а получаем мы продукции практически меньше всех развитых стран. Это — дань экстенсивному развитию экономики. Начиная с 1966 г. Минводхоз СССР затратил 150 млрд рублей капитальных вложений, было введено 24 млн га орошаемых и осушенных земель. За это же время из оборота выбыли 10 млн га — и орошаемых, и осушенных. Ущерб, нанесенный стране разрушительной деятельностью этого ведомства, оценивается как минимум в 500 млрд рублей.

Земли Калмыкии орошать нельзя. Первое, что нужно здесь сделать — это сократить в четыре раза поголовье овец, чтобы уменьшить нагрузку на пастбища и затормозить процесс опустынивания. (К слову, в 1989 году в Калмыкии поголовье овец превышало 3,4 миллиона голов, к 2000 году оно сократилось до менее чем 800 тысяч голов, а потом стало расти и сегодня составляет порядка 2,3-2,4 миллиона голов. - n_n)

***
Процесс опустынивания происходит особенно быстро в экстремальные по ветровому режиму годы. В период пыльных бурь 1984 г. на площадях, защищенных древесной растительностью и кустарником, процесс опустынивания не наблюдался, если было минимум 300 деревьев на 1 га. В программе борьбы с опустыниванием кизлярских пастбищ и черных земель агролесомелиорация имеет решающее значение. Разработана технология агролесомелиорации: создаются кулисы из древесных солеустойчивых растений, между которыми высеваются травянистые культуры. Таким образом получается устойчивый растительный покров, который препятствует деградации почв.

К сожалению, Агропром РСФСР до сих пор не утвердил программу борьбы с опустыниванием пастбищ в Калмыкии. Между тем на ее реализацию требуется в шесть раз меньше денег, чем на строительство канала Волга—Чограй.

***
Hи одна из экспертиз проекта канала Волга—Чограй не выясняла, насколько эффективно используется вода в оросительных системах Калмыкии и Ставрополья. Анализ данных Госкомстата за 1986 и 1987 г. позволил установить, что в регионе есть резерв воды. В Ставропольском крае при нормативном потреблении воды на орошение в среднезасушливом году 1600 млн м3 из источников забиралось 2350 млн м3, то есть потери составляли как минимум 750 млн м3, или 32%. Такие же большие потери воды в каналах происходят и в Калмыкии. Сокращение этих потерь и самих оросительных норм позволит обеспечить водой умеренный ввод новых земель в этом регионе в течение ближайших пятилеток. В 1987 г. при инвентаризации мелиорируемых земель в Ставрополье было установлено, что из 391,6 тыс. га регулярного орошения 69,9 тыс. га засолены, 22,4 тыс. га оказались с солонцеватыми комплексами, 13 тыс. га — подтоплены. Это вызвано избыточным поливом и фильтрацией воды из каналов. «Водный дефицит» в Калмыцкой АССР и Ставрополье обусловлен нарушением правил водопользования и распределения воды, поскольку отсутствуют средства учета и контроля за водными ресурсами.

***
Мы идем к строительству канала Волга—Чограй, не обращая внимание на то, что эксплуатация практически всех мелиоративных систем в стране приводит к деградации почв. Наше орошаемое земледелие самое некультурное в мире.
Мы много говорим о том, что надо ввести плату за орошаемую воду. Но как ее ввести, если мы до сих пор не умеем мерить воду? Наши оросительные системы не оборудованы водомерными приборами, на орошаемых землях нет почвенных водомеров. Между тем первый такой прибор изобрел наш соотечественник. Несколько усовершенствованная конструкция этого водомера сейчас продается американцами по 120 долларов за штуку. Все западные фермеры пользуются почвенными водомерами и заказывают воды по требованию почвы. У нас же влажность почвы определяется на ощупь.

В конце 1987 г. была выпущена опытная партия отечественных влагомеров. Однако колхозы их не берут даже бесплатно, поскольку не знают, как ими пользоваться. К тому же колхозы не всегда могут получать воду, когда она требуется для орошения: воду подает ирригатор по своему графику и подает столько воды, сколько положено по графику. Опытные хозяева, а их становится все больше, сами регулируют подачу воды на поля, сбрасывая лишнюю воду в овраг. Такая практика распространена повсеместно — от Днестра до Волги. Излишек воды портит почву, прежде всего черноземы. От перелива в наших черноземах появилась своего рода «раковая опухоль» — слитная корка, которую плуг не берет. Прежде чем приступать к реализации крупных гидромелиоративных проектов, необходимо выяснить, как следует проводить орошение, чтобы не было столь страшных последствий — многих тысяч гектаров списанных земель.

***

Ущерб от гидротехнического и мелиоративного строительства на Волге превышает 10 млрд рублей в год.

Многие десятилетия ведется крупномасштабное гидромелиоративное строительство в бассейне Волги, где проживают более 100 млн человек. К настоящему времени только в Саратовской, Волгоградской и Астраханской областях построены 36 крупных оросительных систем, в которые поступает волжская вода. К чему это привело?

В 20-х годах уловы ценных рыб в этом районе составляли 492 тыс. т. До строительства плотин на Волге и Каме в год вылавливали 197 тыс. т рыбы, после строительства первых волжских плотин — 98 тыс. т, а после сооружения Горьковской, Куйбышевской и Волгоградской плотин уловы снизились до 27 тыс. т. В наши дни в Волжском бассейне вылавливается всего 4100 т рыбы в год, в том числе осетровых — 1640 т.

Ущерб, нанесенный гидротехническим и мелиоративным строительством на Волге, только от потери заливных и пойменных лугов оценивается более чем в 10 млрд рублей в год. Стоимость же электроэнергии, вырабатываемой волжским каскадом ГЭС, составляет 400 млн рублей в год. Причем большая часть вырабатываемой этими станциями энергии расходуется на поддержание канально-оросительного хозяйства Минводхоза СССР.

Гидромелиоративные сооружения в бассейне Волги способствовали аридизации климата. Это произошло в связи с тем, что в результате расхода огромного количества солнечной энергии на испарения с зеркала водохранилищ формируются нисходящие потоки холодного воздуха. Они препятствуют конвективному влагообмену — основному источнику осадков в теплое время года. Зимой вода подо льдом служит накопителем холода, способствуя усилению похолодания и аридизации климата. В наши дни начало вегетационного периода во многих районах бассейна Волги запаздывает на 10—30 дней. Все это снижает урожайность культур.

Климатические изменения привели к тому, что за последние 30 лет потери земли от ветровой и водной эрозии в бассейне Волги достигли 10 млн га. В результате усиления ветровой эрозии гумус в лесной зоне в обрабатываемых почвах утрачен па 60%, в лесостепной и степной — на 50—60%. Сейчас с удобрениями на поля выносится питательных веществ в два-три раза меньше, чем сносится в эрозионных процессах. Кроме того, к 1987 г. только в Саратовской и Волгоградской областях оказались вторично засоленными, заболоченными и затопленными 300 тыс. га. К ним надо добавить 70 тыс. га, выведенных из строя в результате разрушения берегов, оползней, обвалов.

Если учесть, что в Волгу сбрасывают Саратов — 400 тыс., Волгоград — 1800 тыс. м3 неочищенных стоков в день, которые река не в состоянии переработать, поскольку водообмен в ее бессейне с 1946 г. сократился в 12 раз, то можно считать, что на Нижней Волге наступил экологический взрыв. А в связи с пуском Астраханского газоконденсатного комбината, приведшим к гибели многих видов растений в дельте реки и рыбы в протоке Бузан, к отравлению людей в некоторых населенных пунктах, может встать вопрос о существовании в целом населения Астраханской области.

***
В проекте указано, что срок окупаемости канала 10,3 года, в результате чего население получит дополнительно 162 тыс. т зерна и 75 тыс. т мяса. Итак, канал Волга—Чограй будет строиться 10 лет и столько же окупаться, значит, отдача будет только через 20 лет. Можно ли столько ждать?

В связи с этим хочу напомнить о выступлении по Центральному телевидению в августе 1988 г. представителя Госагронрома, который сказал, что в стране продовольствия производится сверхдостаточно (именно так он выразился) и главная наша задача — без потерь собрать урожай, перевезти, заложить на хранение и довести до потребителя. В нашей стране велики потери зерна, потому что не хватает элеваторов. Емкости наших элеваторов рассчитаны на хранение гораздо меньших объемов зерна, чем ежегодно производится в среднем по стране. Для сравнения: США, которые производят около 300 млн т зерна, имеют емкости элеваторов на 600 млн т. Недостаточны в нашей стране и емкости холодильников для приема, переработки и хранения мяса. Может быть, средства, выделяемые на строительство канала, целесообразно направить на сооружение новых элеваторов и холодильников?

Канал по проекту будет стоить 3 млрд рублей, а фактически, как, к сожалению, показывает практика, вероятно, раза в два (если не в три) больше. Строиться канал будет 10 лет (согласно проекту), и не меньше будет срок окупаемости. А если учесть указанные выше потери, то, вероятней всего, значительно дольше.

На всех экспертизах проекта канала Волга—Чограй экономическая подкомиссия всегда высказывалась однозначно: строительство канала экономически нецелесообразно. Любые дополнения, усовершенствования проекта ведут к его удорожанию и ухудшению экономических показателей. По официальным данным, под канал отчуждается 19 тыс. га (само русло и прилегающие территории). На террасе канала стоимость 1 га земли 40 тыс. рублей. По оценке, общая стоимость осуществления проекта канала составляет 3 млрд рублей, а с учетом стоимости отчужденной земли — 4 млрд рублей.

Чтобы определить эффективность проекта, нужно сопоставить его стоимость с чистым доходом, который этот канал может дать. Любые сопоставления, которые могут быть проведены, свидетельствуют, что канал себя никогда не окупит, даже если будут достигнуты все весьма завышенные показатели. В построенных в Ставрополье оросительных системах ни один из проектных показателей не достигнут, эффективность орошаемых земель низкая. По данным Госкомстата, в XI пятилетке на орошаемых землях средняя урожайность зерновых была 21 ц/га, на неорошаемых — 18 ц/га. Проектная же урожайность орошаемых земель — 40 ц/га. В Ставрополье, где орошается 440 тыс. га. очень небольшая разница в урожае зерновых, трав, особенно однолетних, получаемом на поливных и неполивных землях. Так нужно ли тратить деньги на новый канал?


(Источник: Канал Волга-Чогра. Панацея или экологическая катастрофа? (Дискуссия в Академии наук СССР.) // "Вестник Академии наук СССР", 1989, №6)
Tags: катастрофа, природа, советская мифология, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments