harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Categories:

Палачи XX века

Оригинал взят у ljwanderer в Палачи


Этот улыбающийся старик вполне узнаваем в Великобритании.

О нем до сих пор говорят и пишут.
А начиналось все очень давно.

Он  рос, вроде бы, обычным английским мальчишкой…
только в 11 лет в сочинении на тему
”Кем ты хочешь стать?”
написал:
“Когда я закончу школу, я стану палачом”


Альберт родился в 1905 году в деревушке Крайтон в семье менее чем среднего достатка.
Лишь одно отличало эту семью от остальных - отец Альберта и его дядя Томас работали палачами.


Бывший помощник мясника из Ноттингема Генри Пьерпойнт загорелся желанием стать палачем в конце 1890-х, прочитав в газете об этом ремесле. Он был зачислен в штат палачей в 1901 году после неоднократных письменных заявлений, которые он направлял правительству. В течение девяти лет своей службы ему удалось повесить 105 человек.



В течении всего срока  работы он вел дневник, куда заносил информацию о каждой казни: имена казненных, заметки по особенностям телосложения (например, слабая шея, мускулистая шея),
а также подробности хода казни ( “мгновенная смерть” или “заметные мускульные подергивания “)


Генри привлек к этому делу брата Томаса, поделился секретами и натренировал его так, что Томас полностью заменил брата и  успешно существовал в  нем до тех пор, пока ему не исполнилось 76 лет.
Карьера Генри оборвалась в 32 года, после того как он пристрастился к алкоголю и пришел на казнь в состоянии опьянения. Через 12 лет он умер.


Мальчиком Альберт часто жил в семье дяди Томаса. А когда дяди не было дома, тетушка разрешала ему читать дядин дневник с описанием  казней.

В 17 лет Альберт попытался работать на фабрике за шесть штиллингов в неделю. Все это время он с наслаждением изучал доставшиеся по наследству записи отца.


Вспоминая  свою юность, Альберт объясняет свою мечту стать палачом так:
"Одним из стимулов  было получить социальный статус, что сделало бы меня как личность важнее, чем сотни тысяч безликих рабочих на мельницах, проходивших перед моими глазами на фоне серого индустриального пейзажа".

Сильное впечатление на него произвел рассказ отца о казни, которую он провел  на острове Джерси:
"Сотни людей на пристани ждали моего прибытия и многие последовали за мной к тюрьме.... После того как я завершил работу, меня пригласили на ужин в отель, где 60 гостей поднимали тосты за мое здоровье. Меня приглашали в любое время провести отпуск в Джерси".

Однако, на свое первое заявление о желании работать палачом Альберт получил  ответ, что  вакансий нет. Тем не менее, он продожал подавать заявки и в 1931 году он получил предписание явиться в лондонскую тюрьму Пентонвилл. Результаты медицинского осмотра и собеседования оказались положительными. Через неделю его зачислили в штат и он прошел обучение в тюрьме, затем стал работать помощником ассистента, потом ассистентом дяди, потом его допустили к самостоятельной работе. Так началась его карьера и путь к известности.


Пьерпоинты искренне считали, что делают очень важное и полезное дело, и делают его качественно. А признаком качества они считали длительность процедуры, человек не должен мучиться и не должен долго ждать момента казни.

Пьерпоинты были самыми быстрыми палачами,
это был –семейный бизнес,
у них были свои секреты, которым Альберт впоследствии обучал других.

Всю процедуру казни, начиная от шествия от камеры смертника до находящегося в соседнем помещении эшафота, связывание ног, набрасывание на голову белого капюшона и вплоть до нажатия рычага, открывающего люк, Альберт проводил в рекордные сроки - от 9 до 12 секунд.



Пик карьеры Альберта пришелся на годы войны и послевоенные годы.
За 6-7 лет он повесил 200 военных преступников.
В общей сложности он повесил 433 мужчин и 17 женщин.

Официальная должность палача при английском министерстве внутренних дел не была особенно прибыльной. Пьерпойнтам платили сдельно - по 10, а позже по 15 фунтов за казнь. Но работа, которую Альберт выполнял во время войны, сделала его человеком состоятельным. Это позволило ему приобрести паб в окрестностях Манчестера, а известность , приобретенная благодаря журналистам, помогла его процветанию.


Вообще-то характер своей работы палач должен был скрывать, в противном случае его увольняли. Но во время казни нацистских преступников журналисты рассекретили Альберта и он ничего с эти поделать не смог, а правительство с этим было вынуждено примириться.


После того, как он так и не пришел к соглашению с властями об оплате очередной казни, он подал заявление об отставке, а потом продал свой рассказ газете Sunday за неслыханную сумму – 400 тысяч фунтов, затем последовали бесконечные интервью.

Он стал местной знаменитостью,  журналисты стали спрашивать его мнение о разных вещах – о человеческой натуре и о необходимости смертной казни в современном обществе.

В этом вопросе Альберт проявил себя прогрессивно мыслящим человеком, высказываясь за отмену смертной казни, аргументируя это тем, что почти никогда не видел страха в глазах казненных.

Однако, через некоторое время другим журналистам он ответил, что готов в любой момент вернуться в свою профессию, потому что его беспокоит разгул преступности в стране.

Альберт умер в 1992 году, но он не был забыт. Поставлено уже много пьес и сняты фильмы, в которых присутствовал  Альберт Пьерпоинт, был также создан документальный фильм, в котором авторы попытались исследовать психологический портрет палача.

Для кого-то он – гуманист, пекущийся даже о преступнике; для кого-то –мелкий торговец, пытающийся извлечь прибыль из любой ситуации; кто-то считает, что Альберт – обычный человек, поддержавший семейный бизнес ( мол, все профессии нужны…)

Сам Альберт уже никак не может прояснить этот вопрос.

Ясно одно - этот человек был уверен, что его жизнь удалась.


А этого молодого человека звали Фернан Месонье,
и он -тоже один из самых знаменитых палачей ХХ века.

Former executioner Fernand Meyssonnier До 2008 года он жил во Франции, получал государственную пенсию и не скрывал своего прошлого.
На вопрос, почему он стал палачом, Фернан отвечал, что вовсе не потому, что палачом был его отец, а потому , что палач имеет особый социальный статус, высокую зарплату. Бесплатные поездки по стране, право иметь боевое оружие, а также льготы по налогам при ведении бизнеса.


С шестнадцати лет Фернан стал работать с отцом вне штата, дожидаясь  появления вакансии., наконец, в 1958 году был назначен первым помощником главного палача, работал палачом до 1961 года.

В период с 1953 г. по 1957 г. у него была много работы в связи с освободительным движением в Алжире, он казнил около 200 повстанцев.


"Иногда мне говорят: «Сколько же надо храбрости, чтобы казнить людей на гильотине».
Но это не храбрость, а самообладание. Уверенность в себе должна быть стопроцентная.
Когда приговоренных выводили во двор тюрьмы, они сразу же видели гильотину. Одни держались мужественно, другие падали без чувств или мочились в штаны.
Я залезал прямо под нож гильотины, хватал клиента за голову и тянул на себя. Если бы в этот момент мой отец случайно опустил нож, меня бы перерубило напополам. Когда я прижимал голову клиента к подставке, мой отец опускал специальное деревянное приспособление с полукруглым вырезом, удерживающее голову в нужном положении. Потом еще поднатуживаешься, хватаешь клиента за ушами, подтягиваешь голову к себе и кричишь: «Vas-y mon pere!» («Давай, отец!»). Если промедлить, клиент успевал как-то среагировать: поворачивал голову набок, кусал мне руки. Или голову выдергивал. Тут надо было беречься — нож опускался совсем рядом с моими пальцами. Некоторые заключенные кричали: «Аллах акбар!» В первый раз я, помню, подумал: «Так быстро!» Потом привык."



“ Я был карающей рукой Правосудия и горд этим”- пишет он в своей книге. И никаких угрызений совести или ночных кошмаров.


Орудие своего ремесла – гильотину – он хранил до самой смерти, выставлял ее в собственном музее под Авиньоном и порой разъезжал с ней по разным странам:
«Для меня гильотина – как для автолюбителя-коллекционера дорогой «феррари». Мог бы продать и обеспечить себе спокойную и сытую жизнь».

 Но Мейсонье гильотину не продал, хотя «модель 48» рубила, по его словам, плохо, и приходилось «помогать руками». Палач подтягивал за уши голову обреченного вперед, поскольку «
преступники втягивали ее в плечи и казнь по-настоящему не получалась».



Разборка гильотины на территории тюрьмы после казни.
Последняя казнь во Франции была проведена в 1977 году



Публичная казнь. Публичная казнь во Франции существовала до 1939 года


Тем не менее, пишут, что Фернан был добрым малым,  поклонником балета и оперного искусства, любителем истории и поборником правосудия, и вообще он по-доброму относился к преступникам.

И отец, и сын всегда следовали одному принципу: выполнить свою работу чисто и как можно быстрее, чтобы не продлевать и без того невыносимые страдания приговоренных. Фернан утверждал, что гильотина является самой  безболезненной казнью. Выйдя на пенсию он тоже выпустил свои воспоминания, благодаря чему он тоже вполне известный человек.



Вот такие герои современного мира.


Вместо заключения:

В США до сих пор практикуется использование так называемых добровольных палачей.
Например, в штате Флорида у начальника тюрьмы есть список этих господ. Начальник звонит одному из них, назначает место и время встречи и высылает машину с водителем. Палач, после того как сядет в машину, обязан надеть черную маску и перчатки и молчать. Таким образом, водитель видит человека в лицо, но не знает его имени. А начальник тюрьмы знает имя и телефон, но никогда не видит человека в лицо. После того как палач включит рубильник, он в той же маске возвращается в машину, которая отвозит его в то же место. Казенные вещи – маску и перчатки – палач оставляет в машине. Добровольным палачам, как правило, вообще не платят за работу.



Tags: европейские нравы, жестокость
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments