harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Categories:

Геркулес и толоконче, даже производителей каши ликвидировала Советская власть

Интересно, толокняные заводы, кормившие всю Россию, были национализированы Советской властью и их владельцы-купцы погибли и сгинули в неизвестность, при замечательном советском руководстве завод сгорел в 30-е, но и участник революции 1905 Ю. Геккер, вернувшийся из США помогать Советам в построении "нового" общества тоже был расстрелян в 1938. Следующие четыре поста про его жизнь, много старых фото и любопытных сведений, пусть будет.

Оригинал взят у vnu4ka в про толокно :)
Я в детстве очень любила каши - правда, кроме гречневой. И сейчас каши (теперь уже включая гречневую) - занимают почетное место в нашем домашнем меню. А в детстве гречка была моим бичом, я ее очень не любила.
Мама варила ее на несколько дней, и давала мне холодную, наливая в тарелку теплого молока - ну типа как сейчас мои дети едят корнфлекс с молоком. Ненавидела я это блюдо всеми фибрами души, и каждый раз очень страдала - от того, что мне было невкусно, но еще больше от того, что никогда не решалась сказать маме, что мне невкусно и я больше не могу.

Один раз, правда, случилось как в сказке - "и вдруг произошло чудо!" :) Мама положила мне гречки с молоком, я тоскливо зависла над тарелкой. А был у нас тогда в доме волнистый попугайчик Юша, был он очень культурный и воспитанный попугай, ел обычно не в клетке из кормушки (хотя там всегда был насыпан корм), а предпочитал питаться за общим столом в кругу семьи. Мы клали ему немножко нашей еды - каши, макарон, зелени, когда она была, или хлеба - и он ел на краю стола.
Был он очень покладистый и никогда не хулиганил и не зловредничал, не лазил клювом по тарелкам, а ждал, пока ему поставят крышечку с угощением. А тут прямо не знаю, какой бес в него вселился - совершенно неожиданно он спланировал сверху, с кухонного шкафа на стол (а передвигался он по квартире свободно, клетка его всегда была открыта и он ее посещал крайне редко), и приземлился прямо в мою тарелку с гречкой. Потоптавшись в ней ногами, он с аппетитом принялся за еду. Вот таким чудесным образом я была избавлена от гречневой каши - а свежую, незатоптанную попугаем кашу мама мне предложить не могла, т.к. положила мне все остатки из кастрюли.

Но вообще-то я не про гречку хотела рассказать совсем, а про свою самую любимую кашу детства, которая почему-то напрочь исчезла с прилавков магазинов в России (а в Израиле и не знаю, есть ли она вообще) - это толокно. Вот каждый раз, как приезжаю в Россию, ищу ее в магазинах - но тщетно. Когда была летом в Екатеринбурге, просматривала поисковики, где бы разжиться толокном (а кстати, в сети регулярно кто-нибудь ищет толокно, не одна я по нему тоскую :))), увидела сообщение о том, что оно продается в диетических отделах универсамов. Тут же диетические отдела всех универсамов Ботанического района Екатеринабурга были обследованы на предмет толокна - но пусто.

Но уж если не есть, то хоть почитать про толокно - все лучше, чем ничего :)
Наткнулась в Сети на статью Светланы Паньковой, директора музея истории крестьянства котельничского района, про любимую кашу: "В Котельниче на мельниче толокно молол..." (я скопировала часть статьи, полностью можно прочитать по ссылке):

В Котельниче на мельниче



    Федор Шаляпин вспоминал, что когда к нему случалось приезжали вятские мужики, то от них "крепко пахло ржаным хлебом и каким-то особым вятским запахом". От мужиков исходил толоконный дух. Что там говорить - любили сей незатейливый продукт на Вятке, потому как "тюрю не тюрить, дежень не месить, а жиденько, то хоть весь день хлебай".

    Толокно в деревнях ели с квасом и молоком. Его брали с собой в дальнюю дорогу. Через столетие до нашего времени дошел анекдот, как вятичи толокном Вятку прудили. Происходило это будто бы возле Котельнича-толоконой столицы края. Шел дальней дорогой скиталец Хлын. Захотел поесть. Зачерпнул "руковичей" из проруби "водичи", всыпал "толоконча" и хлебал, прикусывая ярушником. Мимо ехали мужики, везли толокно. Остановили подводу и не один мешок толокна всыпали в прорубь, да все впустую, не получалась похлебка, как у Хлына. Вероятнее всего, везли мужики толокно с завода братьев Кардаковых, который как раз находился недалеко от слияния Моломы с Вяткой.
    В Котельничском уезде овсяно-крупяные заводы купцов П.С. Кардакова и В.Ф. Пестова числились в списке важнейших фабрик и заводов губернии. Так что не случайно котелян нарекли "толоконниками". Да и старинная пословица у всх на слуху: "В Котельниче три мельничи: водянича, паровича да ветрянича. Обилие мельниц было особинкой уезда. Владельцем паровой мельницы были братья Илья и Петр Кардаковы. На крутом берегу Моломы в самом начале прошлого столетия ими был построен крупо-толоконный завод, основной продукцией которого и было запаренное овсяное толокно под маркой "Русский Геркулес". Братья сами занимались выращиванием сырья для своего завода. За семена овса они даже получили бронзовую медаль от экспертной комиссии Императорского казанского Экономического общества. Большая серебряная медаль была получена от министерства финансов за трудолюбие и искусство (Казань, 1910г.). Вятское "толоконче" оценили и за рубежом. На выставке в Брюсселе оно получило Большую золотую медаль (1907 г.) Все эти награды помещены на толокняной упаковке. Вес коробочки был полфунта. Продукция толоконного завода пользовалась спросом, Большие партии ее доставляли на баржах в Архангельский порт.
    Сегодня еще живы люди, чьи отцы и деды работали на заводе купцов Кардаковых. Вот что рассказывает житель Нижнего Новгорода В.Н. Кардаков, дед которого Федор Бледных 9 лет работал на крупо-толоконном заводе. "За работу платили деньгами. Казенное имущество рабочие берегли. Когда у деда возле церкви украли кнут, то стоимость его вычли затем из жалованья. В деревне были раскопаны ключи, сделан садок. Сверху ключевину загораживали, ставя утепленный сруб. При большой глубине вода не замерзала. Туда пускали рыбу на зиму." Кстати, еще отец братьев Семен Васильевич в 1875 году выписал 100 черенков пирамидальных тополей из Казанского экономического общества, основал фруктовый сад.
    Еще один завод овсяных круп принадлежал Венедикту Пестову. Его внучка, Шильникова А.Г., проживающая в Москве, вспоминает, что дед начинал свое дело с нуля, был неграмотным, против своей фамилии вместо росписи ставил крестик. Сначала Венедикт Федорович варил мыло, а уж затем неподалеку от села Гостево основал свой заводик. Человек он был суровый, малоразговорчивый, но справедливый. Большой удачей считалось попасть к нему на работу. Хозяин лично следил, чтобы рабочих хорошо кормили. Мясо в супе было всегда. Толокно производили высокого качества и отвозили на подводах в Петербург. Портрета деда-толоконника наследники не сохранили. Остался он в их памяти высоким, худым и седым, с благообразной узкой бородкой и усами.

Пепел истории.

    Революционная волна жестко подмяла под себя крестьянскую предприимчивость. В 1917 году крупяной завод и все хозяйство Кардаковых были муниципализированы. Котельничский уездный продовольственный комитет в апреле 1919 года передал на хранение бывшему владельцу завода его же собственное имущество. Петр Семенович до 1925 года работал на заводе мастером-инструктором и заведующим артели инвалидов "Геркулес". Затем его от работы отстранили.
    В первую волну раскулачивания Венедикт Пестов прятался от преследования на чердаке своего дома. Там и умер. Досталось от новой власти и наследникам. Лишен был избирательных прав сын "Ведени" Петр, который в годы НЭПа продолжал заниматься производством крупы и толокна, владел кирпичным заводом, применял наемный труд. Малый бизнес семьи Пестовых потерпел крах в 1930 году после введения индивидуального налога. С этого времени толоконно-крупяные заводы под Котельничем бездействовали. Производство демонтировали и передали на правах кооперативной собственности Кардаковской толоконной артели Вятпромсоюза. Амбары крупяного завода приспособили под скотный двор, а в начале 1932 года крупяной завод сгорел по вине рабочих. Еще раньше сгорел дом братьев Кардаковых со всеми постройками и скотом. Пепел покрыл усадьбу предприимчивых крестьян, из рода которых вышло немало вятских купцов. В частности, старший из братьев Иван Семенович получил разрешение на торговлю золотыми и серебряными изделиями. Оставаясь крестьянином Котельничского уезда, а позднее купцом 1 гильдии, открыл в Вятке первый универсальный магазин. Его и по сей день называют "кардаковским".     Хозяин магазина после закрытия своей фирмы в связи с обстрелом с крыши его магазина революционной демонстрации солдат и рабочих в декабре 1917 года ушел с войсками Колчака и погиб под Омском".

Вот такая история...

В сети нашелся очень аппетитный "васнецовский" эскиз коробки толокна.



и картинка из "Книги о вкусной и здоровой пищи" 1955



Только я помню другую коробку от толокна - там была нарисована девочка, которая пьет из чашки и цыпленок, по-моему. Хотя может я и путаю, но персонажи были эти :)


Оригинал взят у ritovita в Философская кашаСобственно "овсянка" была известна на Руси давно, но чаще её называли толокном (некоторая разница между этими продуктами имеется, но не существенная). В царской Росcии, как и положено, её производством занимались купцы. Особой известностью пользовался вятский завод братьев Кардаковых. И не только в России, но и за рубежом, так на выставке в Брюсселе в 1907 г. их "толоконче" получило Большую
золотую медаль.



После революции завод и все хозяйство Кардаковых были национализированы. В 1930 г. завод перестал функционировать, а в 1932 г. сгорел. Еще раньше сгорел дом  братьев Кардаковых со всеми постройками и скотом. Но без овсянки "новая общность" не осталась.
Её снабжением озаботился не кто-нибудь, а выпускник философского факультета Колубийского универститета Юлий Фёдорович Геккер. У Юлия Фёдоровича, как и у всех деятелей того времени, была  бурная и увлекательная биография. В результате: "Безоглядное романтическое увлечение молодой республикой Советов привело Ю. Ф. Геккера к мысли покинуть Америку, веря, что его знания и энергия нужны России".  Помимо организации "Американских курсов" для подготовки специалистов в советские организации, философ читал лекции и писал книги, например, “Religion Under the Soviet” («Религия под Советами»). Книги публиковались, естественно, не в России, а в Англии и США.
Полученные от этой деятельность гонорары Юлий Федорович и вложил в организацию производства дешевого продукта питания – овсяных хлопьев, назвав их «Геркулес».

157.13  КБ

“Треугольник, — пишет Геккер, — является символом социального прогресса. Под знаменем треугольника объединяются все общественные классы, все национальности  и все религии. И надо отметить, что деятельность Христианского Союза Молодых Людей имеет, хотя и косвенное, но все же громадное значение, т.к. Союз борется за общечеловеческие идеалы и стремится сблизить и примирить людей всех классов и всех национальностей. Красный треугольник является также и символом объединения и местных, и национальных, и международных отношений. Он своего рода прообраз будущего союза народов”. (Ю. Ф. Геккер. Под знаменем красного треугольника.)

_______________________________________________________
Юлий Федорович Геккер, участник революционных событий 1905 года в России и русский социолог, был расстрелян, а его семья репрессирована. Двойная жизнь преподобного Геккера. Часть 1
Tags: продукты, прошлое, советская власть, съедобное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments