harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Category:

Советские военнопленные в финских концлагерях, ч. 2

http://open-karelia.ru/voina/332-o-zlodeyaniyah-finsko-fashistskih-zahvatchikov-na-territorii-karelo-finskoy-ssr-chast-vtoraya.html

Сборник документов и материалов 1945 год
СООБЩЕНИЕ ЧРЕЗВЫЧАЙНОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ КОМИССИИ ПО УСТАНОВЛЕНИЮ И РАССЛЕДОВАНИЮ ЗЛОДЕЯНИЙ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ ЗАХВАТЧИКОВ И ИХ СООБЩНИКОВ
О ЗЛОДЕЯНИЯХ ФИНСКО-ФАШИСТСКИХ ЗАХВАТЧИКОВ НА ТЕРРИТОРИИ КАРЕЛО-ФИНСКОЙ ССР

Финские палачи истязают и истребляют голодной смертью советских военнопленных

Фашистское командование в сентябре 1941 год организовало в городе Олонце Карело-Финской CCР пересыльный лагерь № 17, в котором содержались бойцы и младшие командиры Красной Армии, попшие в плен на Свирском участке фронта. Территория лагеря была обнесена двумя рядами колючей проволоки высотой до 2 м. Все здания лагеря также были изолированы друг от друга колючей проволокой. Количество содержавшихся в  лагере военнопленных колебалось все время от 600 до 1000 человек единовременно. Комендант I лагеря лейтенант Тойв Сойнинен в пьяном виде приходил в бараки и лично избивал военнопленных, а также приказывал избивать их своим подчиненным. Заместители комендант Ингман и Салмела, следователь лагеря лейтенант Шепалис и военный чиновник Шмидт систематически, без всякого повода, жестоко избивали советских военнопленных палками и плетьми.
Советских военнопленных, которые, по мнению финско-фашистских палачей, плохо работали, ставил с вытянутыми руками на высокий пень и заставлял стоять в таком положении от 30 минут до полутора часов. В зимнее время такие пытки над военнопленными приводили к обмораживанию конечностей и тяжелым заболеваниям. Администрация и охрана лагеря не только пытали, истязали и морили голодом советских военнопленных, но и расстреливали их за малейшую «провинность». Бывший советский военнопленный Белан Т. показал, что один из финских солдат-охранников очередью из ручного пулемета застрели военнопленного за то, что тот близко подошел к проволочному заграждению. 3а это убийство комендант  лагеря Алапиес присвоил убийце звание капрала.  Летом 1943 года военнопленный Быков, как  показывает свидетель Феклистов М. Е., по дороге с работы cтал собирать грибы и отстал от группы. Комендант Cойнинен и охранник Хирвонен, встретив Быкова, на дороге возвращавшимся в лагерь, застрелили его из пистолетов.
При занятии Олонецкого района Красной Армией в госпитале Олонецкого лагеря военнопленных была найдена 1 регистрационная книга больных военноплен­ных, которая дает яркую картину истребления фин­нами советских военнопленных. По записям книги зна­чится, что только за первые шесть месяцев 1942 года из общего числа зарегистрированных 1888 больных в госпитале умерло от общей слабости, истощения и отечности 588 человек. Трупы умерших и замучен­ных военнопленных закапывались в общей траншее, вырытой специально для этого в 100 метрах от лагеря.
Судебно-медицинская экспертная комиссия произ­вела эксгумацию и исследование трупов, обнаружен­ных на кладбище возле Олонецкого лагеря № 17. При судебно-медицинском исследовании трупов уста­новлено, что подкожная жировая клетчатка, а также клетчатка внутренних органов истощена или полностью отсутствует, что свидетельствует о резком истоще­нии, развившемся вследствие длительного голодания. У части трупов обнаружены следы огнестрельных ранений головы и грудной клетки.
На основании исследования трупов, показаний сви­детелей установлено, что финско-фашистские палачи морили голодом советских военнопленных, применяли к ним пытки и истязания, а также расстрелы.


Финско-фашистские палачи убивают раненых офицеров и бойцов Красной Армии.
Финско-фашистские мерзавцы добивают попавших в плен раненых советских офицеров и бойцов. Ниже приводится часть имеющихся в распоряжении Чрез­вычайной Государственной Комиссии документов и показаний свидетелей, доказывающих беспримерные факты злодеяний белофиннов над советскими бой­цами и командирами Красной Армии:
«Акт. Мы, нижеподписавшиеся, военврач 3-го ранга Голынский, военврач 3-го ранга Падарян, млад­ший политрук Бестолов, старшина Бочкарев, санитар Жуков, красноармеец Босенко, военфельдшер Рябов, обследовав трупы зверски замученных белофинскими бандитами бойцов Красной Армии, констатируем сле­дующее:
1. На трупе краснофлотца Кулешова: об­резано правое ухо, в области лица следы ударов при­кладом и ряд штыковых ран, правая нога вывернута в колене и тазобедренном суставе.
2. На трупе крас­нофлотца Зива: обожжены кожные покровы лица, усы и борода, в области правого глаза больших размеров кровоподтек, на левом виске имеется ранение, нане­сенное холодным оружием.
3. На трупе красноар­мейца Кривулина: в области правой сонной артерии рана холодным оружием, вскрыта сонная артерия, пе­релом ключицы, ряд ранений на правом плече, верх­нее веко левого глаза вырезано, поврежден глаз.
4. На трупе красноармейца Баранова; в области грудной клетки свыше 6 штыковых |ран, на обоих пятках кре­стообразные ранения, нанесенные холодным оружием».

28 июня 1944 года во время боя за деревню Пуско-Сельга финны прорвались к месту, где были со­средоточены более 70 раненых бойцов и офицеров Красной Армии. Фашистские изверги учинили чудо­вищную расправу над советскими людьми, добивая их очередями из автоматов и ударами штыков, ножей и прикладов. От этой зверской расправы, притворив­шись мертвыми, случайно уцелели три человека: сер­жант Марков И. С. и бойцы Криворучко И. И. и Крючков В. В.
«Когда перестрелка прекратилась, — рассказал сер­жант Марков, — финские солдаты и офицеры стали обшаривать наших убитых и раненых. В нескольких метрах от меня лежал раненный в ногу сержант Щучка. Четыре финна подошли к нему, сорвали с гимна­стерки гвардейский значок и расстреляли. Другая группа финнов исколола штыками и изрубила ножами раненого младшего лейтенанта Баранова. Кругом слышались стоны убиваемых. Некоторые раненые пытались спастись, отползая в сторону, но финские солдаты и офицеры настигали их и зверски расправлявлялись.
11 и 12 июля 1944 года майор медицинской службы, профессор патологической анатомии, доктор медицинских наук М. Е. Браул произвел вскрытие трупов зверски замученных финнами офицеров g бойцов Красной Армии в районе озера Котоярви.
В результате вскрытия трупов установлено, что раненые были убиты после боя финскими солдатами и офицерами, из них:
одиночными выстрелами и автоматными очередями убито 34 человека, раздроблены кости черепа тяжелым тупым орудием у одного человека,
выстрелами с одновременным раздроблением ту­пым орудием черепа убито б человек.
Сознательное истребление раненых бойцов и ко­мандиров Красной Армии финскими воинскими ча­стями подтверждается многочисленными показаниями финских военнопленных. Солдат Юхо Хейскаиен из 3-й пехотной бригады показал
«В Петрозаводске навстречу нам шли пленные красноармейцы. Их гнали ударами прикладов. Я видел раненого красноармейца: один из наших солдат взял автомат и застрелил его на месте». Солдат финской армии Вяйне Неваранта из 21 отдельного батальона сообщил: «Наш батальон повел наступление севернее Медвежьегорска. За время этого боя попало к нам в плен около 100 красноар­мейцев. Их повели в тыл. Лейтенант Ниеми оставил часть раненых красноармейцев при себе, заявив, что их привезут после на подводах. Когда остальные пленные достаточно удалились от этого места, Ниеми стал из револьвера пристреливать раненых красноар­мейцев. Лично он застрелил 8 человек.  Остальных велел прикончить одному из автоматчиков. Очевид­цами этого были все солдаты нашего взвода».
Аналогичные показания дал Комиссии связной на­чальник тыла 27-го пехотного полка 18-й дивизии солдат Леопольд Ниеми: «Я знаю много случаев, когда финские солдаты и офицеры расстреливали русских военнопленных. В марте 1942 года при занятии острова Гогланд нами было захвачено в плен более 30 русских моряков. Я видел, как солдаты нашего 1 батальона расстреляли около дороги трех из них, а после допроса были расстреляны и остальные Офи­церы говорили, что русские матросы — это самые за­ядлые большевики и их нельзя оставлять в живых. Операцией по захвату острова руководил генерал-майор Пояри».
Секретной инструкцией штаба 7-й финской пехот­ной дивизии за № 511 частям финской армии пред­писано самое откровенное мародерство: «При всех об­стоятельствах, как только позволяет обстановка, надо снимать с убитых солдат противника все обмундирова­ние и снаряжение. В случае надобности к этой работе можно привлекать военнопленных. Основание: теле­графное распоряжение штаба финской Карельской армии».
Захваченный в плен Красной Армией бывший за­меститель начальника Олонецкого лагеря военноплен­ных - N 17 Пелконен на допросе показал: «Я пол­ностью разделял проводимую финнами фашистскую пропаганду. В лице русской национальности я видел исконных врагов моей страны. С таким мнением я по­шел воевать против русских. В лагере для советских военнопленных № 17 администрация лагеря, в част­ности мой начальник лейтенант Соининен, говорил, что русские, даже находясь в плену, продолжают оставаться для финнов врагами и не поддаются вос­питанию, а способны соблюдать лагерный режим только после физических мер воздействия. На осно­вании этого я, считая советских военнопленных за ничтожество, ощущал свое превосходство над ними и, пользуясь их беспомощностью, при всяком удоб­ном случае вымещал на них злобу.. »

Финских палачей к суровому ответу!
Чрезвычайная   Государственная   Комиссия устано­вила, что виновными за все злодеяния, совершенные финско-фашистскими   захватчиками   на территории Карело-Финской ССР, являются, наряду с финским правительством и командованием армии, следующие лица:
начальник Управления Восточной Карелией подполков­ник Котилайнен,
начальник штаба Управления Восточ­ной    Карелией    генерал-майор   Араюри, командир 8-й дивизии финской армии генерал-майор Палоярви,:
командир 4-го финского пехотного полка 8 дивизии - полковник Вистора,
генерал-майор Пояри,
полковник: Рольф Шильд,
военный комендант города Петрозаводска капитан Лаурикайнен,
заместитель коменданта лейтенант Эломаа,
коменданты концентрационных лагерей города Петрозаводска: Вилье Лаакконен, лейтенант Салаваара,
майор Куурема,
лейтенант Каллио,
лейтенант Пентти Толонен,
лейтенант Юхо Нуотто, Эрикяйнен, Кангас,
заместители коменданта лагерей: Ингман. Айрола  и Сеппяля,
начальник канцелярии Сарайоки,
комендант Олонецкого лагеря № 17 лейтенанте Алапиес,
лейтенант Тойво Сойнинен, заместители коменданта лагеря Салмела, Пелконен, следователи: лейтенант Шепалие,
военный чиновник Шмидт, перевод­чики Корпелайнен, Пистнляйнен,
начальник Киндосовской тюрьмы капитан Тойвонен, его «помощники: Ко­вала и Сихвонен,
комендант Киндосовского лагеря сержант Вихола,
заместитель коменданта лагеря № 2 сержант Вейкко Линдхольд, с
ержанты: Пентти Алхонен, Эмиль Сивонен, Матти Юлилуома, Арво Вуори, Тюко Касимяки, Вейкко Ламбер, охранник Хирвонен, капрал Инкель Койзусало, охранник Эдвард Юлиманола, лейтенант Ниеми.
Все они должны предстать перед судом советского народа и понести суровую кару за совершенные зло­деяния.

продолжение
Источник: http://open-karelia.ru/voina/332-o-zlodeyaniyah-finsko-fashistskih-zahvatchikov-na-territorii-karelo-finskoy-ssr-chast-vtoraya.html

Военнопленные в Финляндии 1941-1944, перевод с финского
Концлагеря Петрозаводска, из истории советско-финской войны
Советские военнопленные в финских концлагерях, ч. 1
Tags: война, жестокость, пленные, прошлое, финляндия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments