harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Categories:

Гидрографическая экспедиция Северного Ледовитого океана (1909−1915 гг.): работы 1914−1915 г


Оригинал взят у d_piskov в Гидрографическая экспедиция Северного Ледовитого океана (1909−1915 гг.): работы 1914−1915 г
http://planetguide.ru/entry/several/130/

http://planetguide.ru/krugosvetka/entry/1181/ - На галере АРГО и барке ТОВАРИЩ по следам аргонавтов Ясона вместе с Тимоти Северином и Юрием Сенкевичем

http://planetguide.ru/krugosvetka/entry/1101/ - Часть 2.

Гидрографическая экспедиция Северного Ледовитого океана (1909−1915 гг.): работы 1914−1915 годов. Сквозное прохождение Северного морского пути


В книгах исследователей Арктики и Антарктики В.Ю. Визе и М.И. Белова по цензурным соображениям 1940-50-х годов отсутствуют данные о двух десятках важных экспедиций, возглавлявшихся известными полярниками, причисленными потом к «врагам народа». Среди них следует упомянуть Б.А. Вилькицкого, Н.И. Евгенова, М.М. Ермолаева, Н.И. Коломейцева, А.В. Колчака, Г.Д. Красинского, Б.В. Лаврова, Ф.А. Матисена, Н.Н. Урванцева, П.К. Хмызникова и некоторых других. О них мы расскажем на страницах Энциклопедии в кратком курсе истории Российской Арктики. Он включает около ста выдающихся экспедиций и рассчитан на 10 лет публикации.

Среди забытых в советское время арктических мероприятий особо выделяется Гидрографическая экспедиция Северного Ледовитого океана 1909−1915 гг. В её составе оказался целый букет будущих «врагов народа», начиная от Верховного правителя всея Руси А.В. Колчака и кончая мичманом А.Г. Никольским. В ходе Гражданской войны сражались на стороне Белого движения и были расстреляны Д.Р. Анцев (Архангельск, 1920 г.), Э.Е. Арнгольд (Крым, 1920 г.), Н.А. Гельдшерт (Петроград, 1919 г.), А.В. Колчак (Иркутск, 1920 г.). Эмигрировали за границу Б.А. Вилькицкий. А.Г. Никольский, В.В. Нилендер, П.А. Новопашенный, Н.А. Транзе и А.Г. Фирфаров, был репрессирован в 30-х годах Н.И. Евгенов.
Ровно век назад состоялась экспедиция с участие этих ледокольных кораблей. Фото files.balancer.ruНа протяжении 1910−1913 гг. экспедиция занималась описью морского побережья и промерами Берингова пролива до мыса Челюскин на Таймыре. Дальше на запад, от Диксона до Архангельска, эта работа была выполнена ранее, в 1898−1905 годах. Поэтому на 1914 год перед экспедицией была поставлена задача сквозного прохождения Северного морского пути на всём его протяжении. Гидрографические работы велено было ограничить знакомством с берегами вновь открытой Земли Императора Николая II и описью побережья Таймыра от мыса Челюскин до Диксона.

Б.А. Вилькицкого вновь назначили командиром «Таймыра» и начальником экспедиции, а Н.А. Новопашенного – командиром «Вайгача». По непонятным теперь причинам Вилькицкий решил избавиться от своего старшего офицера В.В. Нилендера, который проработал в ГЭСЛО пять лет (больше всех остальных офицеров, кроме врачей Арнгольда и Старокадомского). Притом, что тот был его сокурсником по Морскому корпусу и вполне годился на должность командира транспорта. По просьбе Вилькицкого, поддержанной ГГУ, Морской Генеральный штаб наградил Нилендера орденом, присвоил звание старшего лейтенанта и направил помощником военно-морского агента в Японии. Место старшего офицера занял другой однокашник командира – А.Н. Жохов.

В том году любитель технических новинок М.Е. Жданко, начальник ГГУ, решил опробовать в Арктике экзотический аэроплан. Поводом послужило поручение правительства по поиску пропавших полярных экспедиций Брусилова, Русанова и Седова, а основной задачей стала проверка технических возможностей полётов в Арктике (в 1911 году первый показательный полёт был выполнен в Архангельске). Для сравнения закупили два однотипных аппарата «Форман»: один – французского производства, а второй – отечественной лицензионной сборки на Русско-Балтийском заводе (ими был оснащён Гатчинский авиаотряд под Петербургом). «Француза» погрузили на пароход «Печора» и отправили на Новую Землю в сопровождении пилота Я.Н. Нагурского, а «русака» по железной дороге перебросили во Владивосток, где погрузили на «Таймыр» с пилотом Д.Н. Александровым.

7 июля 1914 года экспедиция вышла из бухты Золотой Рог. Потратив несколько дней на глубоководную гидрологическую станцию во впадине Тускарора, обрамляющей с востока Командорские острова, суда повернули к Петропавловску-Камчатскому. В бухту Провидения попали только 28 июля. Здесь взяли уголь и пресную воду со вспомогательного транспорта «Тобол», вычистили по котлу, а также испытали гидросамолёт. Но при взлёте у хрупкого «Формана» (тем более отечественной сборки) сломалась хвостовая балка и доверие к новой технике сразу упало.

Руководящий состав ледоколов Таймыр и Вайгач. Фото farm6.staticflickr.comПамятные знаки к столетию открытия архипелага Северная Земля. Фото st.depositphotos.com

Тем временем из Петербурга пришло указание зайти на о. Врангеля, чтобы забрать и доставить на Аляску экипаж канадской шхуны «Карлук», раздавленной льдами год назад. Оставив «Вайгача» на гидрографические работы у берегов Чукотки, Вилькицкий на «Таймыре» пошёл в порт Ном, чтобы уточнить детали спасательной операции. Здесь моряков настигло ошеломляющее известие о начале мировой войны. «Таймыр» срочно взял курс на мыс Дежнёва, где стояли «Вайгач» и «Тобол».

На совещании руководства экспедиции решили идти к Ново-Мариинску, оттуда связаться по радиотелеграфу с Петроградом (с начала войны Петербург переименовали). «Тоболу» предложили создать угольную базу в устье Колючинской губы. В Ново-Мариинске транспорты простояли до 12 августа, пока не поступило распоряжение продолжить плавание по программе.

При съёмке с якорей произошёл казус. В обширном Анадырском заливе, имеющем широтное простирание, существуют очень высокие приливно-отливные явления. При смене прилива на отлив направление течения водных масс меняется на противоположное. Во время одного из таких явлений у «Таймыра», стоявшего на двух якорях, ослабли и перехлестнулись якорные канаты. Обрубать их не стали (запасных якорей не было), а на распутывание ушли сутки. Это вызвало гнев у Вилькицкого, который отстранил старшего офицера А.Н. Жохова, который прослужил в этой должности меньше года, и произвёл рокировку со штурманом Н.А. Транзе с «Вайгача» (Транзе, кстати, также был однокашником начальника по Морскому корпусу). Однако в команде существовало мнение, что Вилькицкий расправился с Жоховым за непокорность и самостоятельность.

Б.А. Вилькицкий - руководитель экспедиции. Фото xtdrgei.turyfirm.ruСуда Таймыр и Вайгач-участники экспедиции. Фото marchive.pro.nordcode.ru

В течение двух дней транспорты несколько раз пытались подойти к берегам о. Врангеля, но безуспешно. Барьер из сплочённого льда тянулся на 50 миль. Повернули к группе островов Де-Лонга. 26 августа, двигаясь к о. Жаннетты, экипаж «Вайгача» обнаружил неизвестный остров длиной около 10 миль, которому присвоили имя Новопашенного.

Следующая встреча транспортов состоялась 2 сентября у мыса Челюскин. Всё вокруг говорило о скором наступлении зимы. Но путь лежал только один – на запад. 3 сентября «Вайгач» достиг островов Цесаревича Алексея и Старокадомского, а через два дня – южной оконечности Северной Земли, где встретился с флагманом. На этот раз южное побережье удалось заснять с борта и высадить береговую партию для сбора геологических образцов.

С тревожным нетерпением ожидали гидрографы крепкого юго-восточного ветра, который отогнал бы ледяные поля от западного берега Таймырского полуострова. Несколько раз снимались с якорей и продвигались на несколько сотен метров по образовавшимся разводьям, но вслед за тем неизменно упирались в ледовые перемычки. Дело принимало плохой оборот. Давление торосов на «Таймыр» увеличивалось, лопнул штуртрос и судно накренилось на левый борт. Течь кое-как заделали, воду откачали, но повреждения переборок и шпангоутов были настолько значительны, что последние не могли служить препятствием для проникновения воды. «Вайгач» также изрядно пострадал от напора льдов. Сломалась вторая лопасть гребного вала, в корпусе образовалась течь, в третий отсек поступало около 3 тонн забортной воды в час.

Остров Цесаревича Алексея-Малый Таймыр. Сайт-moremhod.users.photofile.ruОстров Цесаревича Алексея- Малый Таймыр. Фото ur4nww.qrz.ru

Как раз в ту тревожную ночь, 9 сентября, радисты вдруг услышали работу какой-то радиостанции. Оказалось, что это норвежский «Эклипс» под руководством О. Свердрупа, которого Российское правительство пригласило для поисков пропавших экспедиций Брусилова, Русанова и Седова. Радиостанция у норвежцев была более мощной, за ключом сидел русский радист Д.И. Павлов, и Вилькицкий очень обрадовался возможности установить связь с материком.

В течение 10−24 сентября транспорты дрейфовали в ледовом массиве, заделывая пробоины, занимаясь перегрузкой угля и продовольствия в оставшиеся целыми ямы и на палубу. Постепенно «Вайгач» унесло в направлении островов Гейберга, и он исчез из вида флагмана. Стало очевидно, что совместное плавание окончилось, началась вынужденная зимовка. Между транспортами было около 18 миль, а в 250 милях от них, у мыса Вильда, остался на зимовку и «Эклипс».

На судах разобрали главные машины, а затем и вспомогательные механизмы, приступили к чистке котлов. Для утепления борта обложили слоем снега в полметра толщиной. Большинство членов экипажа смутно представляли себе зимовку в Арктике, а потому оказалось совершенно не приспособлено к лишениям и неудобствам. В плавании скученность не чувствовалась, так как треть личного состава всегда находилась на вахте. Теснота, холод, скудное освещение, экономия пресной воды – всё это создавало неблагоприятные условия для жизни.

20 января 1915 года Свердрупу, наконец, удалось установить радиосвязь с Петроградом через Югорский Шар. Теперь в Главном гидрографическом управлении знали о положении на зимовке и давали необходимые рекомендации. С наступлением полярной ночи резко ухудшилось состояние лейтенанта Жохова, переведённого в августе с «Таймыра» на «Вайгач». 28 февраля он скончался. Некоторые историки склонны приписывать охватившую его глубокую депрессию неудовлетворительными сообщениями от невесты из Петрограда (Жохов был влюблён в свою кузину – Нину Жохову, − против чего резко выступал её отец – адмирал). Думается, что первоосновой всё-таки послужили кризисы в служебной карьере, что для флотского офицера-дворянина было убойным: сначала перевод с Балтики на Дальний Восток из-за ссоры со старшим офицером линкора «Андрей Первозванный», затем пинок под зад с поста старшего офицера транспорта «Таймыр», причём со стороны однокашника по Морскому корпусу. Впечатлительный Жохов впал в глубокую депрессию, которая вызвала ряд заболеваний, в том числе уремию.

5 марта с «Вайгача» вышла группа матросов и офицеров с телом Жохова на нартах, к ним присоединилась группа с «Таймыра». Могилу вырыли в вечной мерзлоте на мысе Могильном, над ней поставили большой крест из плавниковых брёвен. А в конце марта рядом с Жоховым похоронили кочегара И.Н. Ладоничева, умершего от перитонита.

Когда световой день стал длиннее, участники экспедиции предприняли несколько сухопутных походов по Таймыру. Партия под руководством Н.И. Евгенова и А.М. Лаврова отправилась для съёмки малоисследованного залива-фьорда Гафнера. Для передвижения использовали самодельные аэросани с мотором и пропеллером от сломавшегося гидросамолёта. По ровному плотному снегу сани с прицепом развивали скорость до 20 км/час.

Самая северная точка материка Евразия - мыс Челюскина. Фото i.ytimg.comМыс Челюскина. Фото naturelight.ru

Во второй декаде июня снег на берегу почти стаял, но лёд в проливе между островами оставался неподвижным. Перед экспедицией встала перспектива второй зимовки. Свердруп предложил отправить половину команды пешком к нему на «Эклипс», который имел больше шансов выйти из ледового плена. Главное гидрографическое управление обратилось к бывшему боцману толлевской «Зари» Н.А. Бегичеву, который последние годы занимался пушным промыслом на Таймыре. Ему предложили нанять или купить оленей у местных жителей и организовать переход полусотни моряков ГЭСЛО к устью Енисея.

Бегичев согласился, но убедил ГГУ в необходимости закупить у ненцев порядка 700 оленей для транспортировки моряков и сопровождающего груза. Вообще-то, он не мог не знать, что караван из такого количества оленей не сможет двигаться с нужной скоростью из-за бескормицы. Думается, что он рассчитывал после спасательной операции оставить их себе и продать местным жителям. Действительно, при движении от Дудинки к месту зимовки экспедиции даже незагруженное стадо успевало делать за день не больше 10−15 км с условием днёвки через каждые два дня. Бегичеву пришлось разделить его на три отряда и двигаться самостоятельно. В итоге к месту зимовки добрался только его отряд из 200 оленей, остальные где-то затерялись. Пришлось ограничиться этим количеством и везти на нартах только продукты, палатки и личные вещи, а людям идти пешком по раскисшей тундре, в неприспособленных матросских сапогах и одежде, не имея нужного опыта.

2 августа караван подошёл к устью р. Тареи, правому притоку Пясины. Здесь его ожидали большие лодки, сплавленные сюда по заказу Бегичева. Дальше моряки пошли на вёслах вверх по Пясине и 19 августа прибыли в селение Гольчиху. Главная задача спасательной экспедиции Бегичева была выполнена.

Между тем изменившиеся погодные условия освободили экспедиционные суда из ледового плена и они начали движение на запад. В начале сентября «Вайгач» зашёл в Дудинку и забрал всех «пешеходов» на борт. Получилось так, что 800-километровый путь по тундре был проделан ими напрасно, но ведь ситуация с транспортом могла сложиться иначе.

Б.А. Вилькицкий. Фото hibiny.comДальнейшее плавание проходило по чистой воде. В полдень 16 сентября суда экспедиции подошли к городской пристани Архангельска. Сквозной рейс по Севморпути был успешно завершён, хотя и с зимовкой. Впервые в истории мореплавания корабли прошли от Берингова пролива до Белого моря. 16 октября Гидрографическая экспедиция Северного Ледовитого океана была расформирована «по условиям военного времени». По представлению командира весь личный состав наградили орденами, медалями и памятным знаком. Вилькицкий был удостоен золотых медалей Русского и Французского географических обществ, Шведского общества антропологии и этнографии. Его именем назвали пролив между Таймыром и вновь открытой Северной Землёй. Революция и Гражданская война перечеркнули обработку научных результатов ГЭСЛО. Первичные материалы вместе с архивом ГГУ были перевезены в Ярославль, где погибли во время пожара в 1918.

Жалкие остатки наблюдений оказались разбросанными по различным городам и были собраны воедино только в конце 50-х годов реабилитированным гидрографом экспедиции Н.И. Евгеновым. Вместе с научным сотрудником ААНИИ В.Н. Купецким он подготовил их к изданию, но публикацию, да и то в сильно усечённом виде, разрешили только в 1985 году. Это стало возможным после выхода в газете «Советская Россия» статьи нескольких известных полярников, в том числе бывшего начальника ГУСМП В.Ф. Бурханова, «Таймыр» и «Вайгач». Об одной забытой экспедиции» (23 августа 1981 г.)

Интерес к истории ГЭСЛО усилился в связи с приближением её 100-летнего юбилея. В 2004 году вышла содержательная книга известного историка морского флота Н.А. Черкашина «Белая карта», в 2012 г. – сразу в двух петербургских издательствах книга Н.И. Евгенова и В.Н. Купецкого «Экспедиция века», в 2014 году – две брошюры Н.А. Кузнецова и перевод мемуаров О. Свердрупа «Под русским флагом».

Орден ВилькицкогоВедущее место в сохранении памяти полярных гидрографов принадлежит Институту культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачёва (Москва); Российскому государственному музею Арктики и Антарктики, Арктическому и антарктическому научно-исследовательскому институту (СПб). Союз филателистов Москвы выпустил памятные конверты, карточки и марки, посвящённые 100-летию ГЭСЛО и 130-летию Б.А. Вилькицкого. Фонд полярных исследований (Москва) учредил орден Бориса Вилькицкого, которым отмечаются выдающиеся научные достижения в Арктике.

Нелишне напомнить, что в 1996 году прах адмирала Б.А. Вилькицкого был перевезён из Брюсселя в Петербург и перезахоронен на семейном участке Смоленского кладбища. Имя первого командира «Вайгача» А.В. Колчака возвращено острову в Карском море.
Tags: исследования, источники, океан, прошлое
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments