harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Categories:

Древнеегипетская тайна арабской алхимической книги.

Оригинал взят у victorsolkin в Взгляд назад: древнеегипетская тайна арабской алхимической книги.
От переводчика: интерпретация памятников древнеегипетской культуры требует больших знаний, опыта и внимания. До сих пор среди наших современников есть те, кто совершенно не разбираясь в предмете дискуссии, предлагают голословные интерпретации того, что имеет совершенно точное значение, отраженное множеством памятников. Эта тенденция появилась не вчера. Так, на великолепной выставке "Египет: вера после фараонов", которая проходит сейчас в Британском музее, представлен манускрипт XVIII века, являющийся копией известной "Книги о семи краях" арабского алхимика и мыслителя Аль-Ираки. О том, как прототипом арабской средневековой рукописи стал подлинный царский древнеегипетский текст и том, как человечество рождало совершенно невероятные, ложные интерпретации неизведанного и загадочного - в великолепном материале из блога Британского музея.



Страница из копии XVIII века труда Аль-Ираки «Книга семи краёв» (Британская библиотека, Add. MS 25724, fol. 50v )


Среди многих интереснейших памятников, представленных на выставке «Египет: вера после фараонов», - выполненная в XVIII веке копия «Книги семи краёв» (Kitāb al-aqālīm al-ṣabah), предоставленная Британской библиотекой. Автор этого произведения, созданного в XIII веке, Абу Аль-Касим Аль-Ираки считал, что в нем есть древние тайны, зашифрованные иероглифами. Как оказалось, он был прав, однако вовсе не так, как ему казалось!

Абу аль-Касим Мухаммед ибн Ахмед Аль-Ираки, известный как Аль-Симауи («тот, кто практикует натуральную, или белую магию»), был известным автором книг по алхимии и магии. Он жил в Египте и был современником одного из мамелюкских султанов – Бейбарса I аль-Бундукдари (правил в 1260-1277). Его книги были популярны и дошли до нас во многих копиях, хотя о самом аль-Ираки почти ничего не известно.

«Книга семи краёв» - старейшее из известных в настоящее время произведений, сфокусированных полностью на алхимических иллюстрациях. «Края» - это семь зон, расположенные по широте, на которые во II в. н.э. разделил обитаемый мир географ и астроном Клавдий Птолемей. Их упоминание в названии труда Аль-Ираки свидетельствует о том, что книга мыслилась как некий всеохватный труд.

Аль-Ираки воспроизводит иллюстрации из ранних арабских алхимических текстов и старается расшифровать их тайные значения, загадочные символы и аллегории, сопровождая виньетки собственными интерпретациями. Однако, насколько точен он был в передаче иллюстраций для своей книги? Каковы были изменения, внесенные во время копирования труда на протяжении пяти веков, которые отделяют оригинал книги от ее копии XVIII в., хранящейся в Британской библиотеке?

К счастью, несмотря на то, что первая копия книги Аль-Ираки, созданная в XIII веке исчезла, один из его источников иллюстраций нам известен: «Книга образов» (Muṣḥaf al-ṣuwar). Ее приписывают знаменитому египетскому алхимику Зосиме из Панополя (Ахмима), жившему в IV веке. Она сохранилась в копии, созданной в Египте в 1270 году, то есть в то время, когда жил Аль-Ираки. Манускрипт, хранящийся в настоящее время в Стамбуле, вполне мог быть той копией произведения, которую держал в руках сам Аль-Ираки.



Сходные иллюстрации из «Книги образов» (XIII в.) и копии труда Аль-Ираки «Книга семи краёв» (XVIII в., справа). Более поздняя иллюстрация Аль-Ираки  сильно упрощена, снабжена новым комментарием, добавлены псевдоиероглифические знаки, которых нет в оригинале. (Слева:  собрание археологических музеев Стамбула MS 1574, fol. 196r; справа: Британская библиотека, add. MS 25724, fol. 18r)




Еще одна пара сходных иллюстраций в тех же самых манускриптах. Вновь видны многочисленные изменения. (Слева: собрание археологических музеев Стамбула, MS 1574, fol. 205r; справа: Британская библиотека, add MS 25724, fol. 18v)

Обычно Аль-Ираки тщательно упоминал свои источники, по названию и автору, однако иллюстрации в его книге, по крайней мере, в копии XVIII века, изобилуют лакунами и искажениями. К тому же ряд страниц был украшен псевдоиероглифами, возможно, кодом к арабскому алфавиту, которого не было в оригинале.

Что хотел сказать Аль-Ираки, добавляя иероглифы в иллюстрации? Были ли они все вымышленными? Чтобы понять это, стоит внимательно проанализировать ряд иллюстраций из «Книги семи краёв». Ниже представлено разъяснение ключевых элементов изображения. Они снабжены цифрами для простоты их дальнейшего упоминания в нашей дискуссии.




1.       Аль-Ираки: «это (материал) из того, что Гермес, триединый в мудрости и наделенный милостью, написал символически в «Тайной книге»»
2.       Аль-Ираки: «чернение во всех сущностях, в «первой работе» посредством духовного делания».
3.       Аль-Ираки: «орел на дереве». Древний прототип: возможно, богиня-гриф Нехбет, сидящая на стеблях лилии – геральдический символ Верхнего Египта на многих древнеегипетских памятниках.
4.       Аль-Ираки: «второй орел, с золотым клювом». Древний прототип: вероятно, здесь было изображение сокола Хора, сидящего на знаке фасада дворца серех. Скорее всего, этот образ был срисован с какого-то предмета с именем царя Аха, «бойца» (ок. 3100 г. до н.э.), в котором сокол изображался держащим в лапах булаву.
5.       Аль-Ираки: «Люди остаются в этой первичной черноте. Что до второго ворона, клюв его - красный».
6.       Аль-Ираки:  «Голова гуля (людоеда)». Также называлась у арабов звезда β созвездия Персея.
7.       Аль-Ираки: «дистилляционная печь и мудрец за работой».
8.       Аль-Ираки: «Пойми эти символы, о, мудрец!»
9.       Аль-Ираки: «очень черный ворон». Древний прототип: сокол Хор на фасаде дворца серех, в котором выписано «Хорово имя» Аменемхета II.
10.   Аль-Ираки: «неизменный, краснеющий орел». Древний прототип: знак совы «м» – часть «Хорова имени» Аменемхета II.
11.   Аль-Ираки: «нагревание». Древний прототип: эпитеты царя «бог благой, владыка Обеих земель».
12.   Аль-Ираки: «баня Марии». Древний прототип: картуш, обрамляющий тронное имя Аменемхета II.
13.   Древний прототип: иероглифы, указывающие, что царю «дана жизнь вечно».
14.   Древний прототип:  иероглифы, указывающие, что царь – «возлюблен» божеством. На оригинальной стеле эта часть надписи должна быть левее, чем зарисовал Аль-Ираки, под именем божества.
15.   Аль-Ираки: «птица с обрезанными крыльями». Древний прототип: неясно, скорее всего птица, бывшая составной частью имени или эпитета божества.
16.   Древний прототип: два иероглифа имени бога Упуаута.
17.   Древний прототип: иероглифическая аббревиатура даров  царю: «жизнь, незыблемость, власть»
18.   Древний прототип: один из двух божественных скипетров, поддерживающих небесный свод, часто расположенный  поверх царских надписей.



Аль-Ираки утверждает, что источником для этой страницы стала «Тайная книга», приписываемая им Гермесу Трисмегисту, мифологическому царю-мудрецу, который считался создателем тайн оккультных наук, таких как алхимия, записанных, якобы, позже на стенах храмов и гробниц иероглифами. Знаки египетского иероглифического письма, в последний раз употреблявшиеся за девять веков до рождения Аль-Ираки, были для него и его современников нечитаемыми. Ни капли не сомневаясь, ведомый легендой о Гермесе Трисмегисте, он дает всем частям иллюстрации алхимические значения. Он пишет о дистилляционной печи (7) и водяной бане (12), а также о таких процессах, как нагревание (11) и чернение (2). Алхимические субстанции переданы символически: орел (3,4,10) и «ярко черный» ворон (9) были частыми тайными обозначениями для, соответственно, хлористого аммония и железа (или свинца).

Однако скрыты на этой странице отнюдь не только алхимические секреты. Группы иероглифических знаков в нижней части иллюстрации переданы достаточно точно, чтобы утверждать, что они были скопированы с подлинного древнего памятника. В форму знаков были привнесены искажения, однако, сами они – вовсе не фантазия в отличие от группы псевдоиероглифов, о которых шла речь выше. Египтолог Окаша аль-Дали был первым, кто заметил, что знаки на иллюстрации происходят со стелы с именем царя Аменемхета II, правившего Египтом в 1922-1878 гг. до н.э. Два из пяти официальных имен Аменемхета все еще хорошо различимы (9,12).

«Хорово имя» идентифицирует царя как воплощение Хора, бога-покровителя царской власти. Его писали внутри сереха – рамки, изображающей фасад царского дворца, украшенной орнаментом, имитирующем декоративные панели фасада и знаком сокола, сидящего сверху. В иллюстрации Аль-Ираки эти элементы претерпели «алхимическую трансмутацию»: местами панели сереха Аменемхета заменены на странные бессмысленные знаки, а сокол стал вороном! Несмотря на дальнейшие искажения, «Хорово имя» Аменемхета
II идентифицировать можно без труда: хекен эм маат, или «Тот, кто возликовал в Истине». В оригинале предлог «в» был бесспорно выписан при помощи знака совы, однако, следуя ряду алхимических кодов, она стала «красным орлом» (10). Престольное и личное имена царя обычно выписывались в овалах – «картушах», чтобы тем самым выделить их из окружающего текста. Не зная об этом, Аль-Ираки считает, что один из картушей, это «купель Марии» - водяная баня или же емкость с горячей водой (12), которая была названа в честь знаменитой женщины-алхимика Марии Иудейки и даже сохранилась в терминологии современного кейтеринга, как французское «bain-marie». Иероглифы, расположенные внутри картуша, составляют тронное имя Аменемхета: Нубкаура, или «Золотые (нетленные) жизненные силы Ра». В манускрипте солнечный диск Ра и знак золотого тигля совмещены в некое подобие человеческого лица с шеей и руками. Знаки над картушем все еще хорошо различимы и являются обозначениями хорошо известных царских эпитетов «бог благой, владыка Обеих земель» (11). Аль-Ираки интерпретирует всю группу как подготовку к «нагреванию»: так, знак, изображающий корзину, стал сковородой, а две полосы земли под ним превратились в печь! Иероглифы под картушем, в их древнем значении, говорят о том, что царю «дана жизнь вечно» (13).

Памятники Аменемхета II редки и та его стела, которая была прототипом для иллюстрации, не сохранилась, что делает ее «цитирование» средневековыми алхимиками особенно ценным. Однако сравнивая рисунок Аль-Ираки с другими стелами сохранившимися приблизительно от того же времени, можно понять, как выглядела стела Аменемхета II. Так, прекрасной иллюстрацией является типовая стела внука Аменемхета II, царя Сенусерта III (ок. 1874-1855 гг. до н.э.) из собрания Британского музея. «Хорово имя» царя и его тронное и личное имена также занимают две трети в верхней части стелы. Оставшаяся треть упоминает божество – Хора, сына Исиды, «возлюбленным» которым назван в тексте царь. Части надписи, упоминающие царя и бога, выписаны в противоположных направлениях, так, чтобы упомянутые были как бы обращены навстречу друг другу. Иллюстрация из «Книги семи краёв» показывает, что Аменемхет на несохранившейся стеле также был назван «возлюбленным» божеством (14), имя которого должны были передавать знаки, сгруппированные слева и обращенные «навстречу» той части надписи, которая упоминает царя. В имеющейся копии XVIII века большая часть этих знаков искажена до неузнаваемости, однако два из них, возможно, были частью имени Упуаута – бога путей и дорог, предстающего в обличье пустынного волка (16). Три иероглифа, вклинившиеся между именами бога и царя, придерживаясь направления надписи с именем последнего, различимы – это благопожелание «жизнь, незыблемость, власть» (17).



Стела Сенусерта III, орнаментальная надпись на которой очень близка к тому памятнику Аменемхета II, что был «скопирован» для иллюстрации Аль-Ираки.
Британский музей, ЕА 852.


Орнаментальная надпись на стеле Аменемхета II, таким образом, должна была быть ограничена снизу линией, изображающей землю, а сверху – горизонтальным знаком, напоминающим ленту, и обозначающим небо. Их соединяли по бокам знаки божественных скипетров, свидетельствующих о всеохватной власти царя, полученной им от божества. Только верхушка левого скипетра (18) вошла в копию манускрипта XVIII века, однако его специфическая форма видна сразу же.

Тот факт, что иероглифическая надпись, созданная около 1900 года до н.э., все еще различима в манускрипте XVIII века, являющемся копией арабского труда XIII века, свидетельствует о поразительной внимательности, с которой арабские ученые копировали на протяжении веков древние рукописи. Включение подлинного иероглифического текста в «Книгу семи краёв» также говорит об интересе ряда средневековых арабских мыслителей к египетским древностям. Алхимическая интерпретация, которую Аль-Ираки предложил для текста, понять который не мог, великолепно демонстрирует то, насколько сильно искажались в Средние века представления о древних текстах и реалиях. Возможно, более точные и аккуратные зарисовки знаков надписи Аменемхета II, еще будут обнаружены в неопубликованных ранних списках книги Аль-Ираки о семи краях, которые хранятся в Дублине и Каире.

(c) текст - Бинк Халлум, куратор Отдела арабских манускриптов, Британская библиотека
(с) текст - Марсель Маре, помощник хранителя, Отдел Древнего Египта и Судана, Британский музей
(с) фото -
britishmuseum.org
(с) Авторизованный перевод: Виктор Солкин

Оригинал записи (англ. яз.) - http://blog.britishmuseum.org/2016/02/05/a-medieval-alchemical-book-reveals-new-secrets/
Tags: артефакты, археология, египет, литература, прошлое
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments