harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Categories:

О реакции военнослужащих и вольнонаемных армии и флота на болезнь И.В.Сталина

В посте у pioneer_lj в На смерть тов. Сталина были приведены только некоторые трогательные отрывки на смерть усатого людоеда, здесь полностью для желающих ознакомиться с подлинными настроениями народа в тот день.
СТАЛИН УМЕР!
Из надзорных производств Прокуратуры и Верховного суда СССР по делам об антисоветской агитации и пропаганде
Документ №4

Из докладной записки министра государственной безопасности СССР С.Д.Игнатьева Г.М.Маленкову, Л.П.Берии, Н.А.Булганину, Н.С.Хрущеву от 5 марта 1953 г. о реакции военнослужащих и вольнонаемных Советской армии и Военно-морского флота на болезнь И.В.Сталина

05.03.1953

[...] Офицер Морского Генерального штаба, капитан первого ранга: «Да, очень тяжело поверить, что нас постигло такое горе, надежда на партию, которая железной рукой должна будет пресекать малейшую попытку внести разлад в своих рядах и народе. Особенно надо быть беспощадным к врагам».

Вольнонаемная работница военной базы Московского военного округа:«Как жаль, что он так тяжело заболел! Не приложили ли руку к его здоровью евреи?»1 [...]

Вольнонаемная работница штаба ВВС Московского военного округа: «В тяжелой болезни т. Сталина виновны те же врачи-убийцы. Это, видимо, они и т. Сталину давали отравляющие лекарства замедленного действия»[...]

Заведующий столовой в мотострелковой дивизии, старшина: «Заболел тяжело, можно через дня три ожидать... Тогда некому будет и пожаловаться. Сейчас, чуть что получится, говорят: „Товарищу Сталину пожалуемся”, а тогда некому будет. Возьмем такой пример. Почему нет евреев в колхозах, а все они на высоких занимаемых постах? Был бы Ленин, то их бы не было, он всех их сослал бы в Палестину.

Был бы Ленин, то и войны не было бы. А все же евреев не было бы, если бы был жив Ленин, а то они нас душат».

Машинистка штаба мотострелковой дивизии: «Как-то боязно. После его смерти кто будет на его месте? Кто знает, что люди думают? Встанет кто-нибудь на его пост, а потом окажется врагом народа. А что, если будет война? Сейчас самый удобный момент к этому, тем более, что зима кончается, а война всегда начинается летом»[...]

Старший контролер отдельного КПП Главного управления пограничных войск МГБ СССР, капитан: «Мне кажется, что после правительственного сообщения о болезни т. Сталина в стране все остановилось»[...]

Солдат мотострелковой дивизии: «Интересно, кто же будет избран на место т.Сталина, если он умрет?»[...]

Полковник в отставке, еврей, член КПСС: «Судя по тону сообщения – это конец. Сейчас в ЦК КПСС начнутся раздоры и взаимная борьба за власть, секретарь ЦК КПСС ... (в тексте документа пропуск. – Сост.) будет сейчас стремиться расставить на высокие руководящие посты близких ему людей, чтобы обеспечить себе единовластное руководство. Мы будем наблюдать такую же обстановку, которая происходила в период борьбы с оппозицией. Вообще наше положение и авторитет значительно ухудшатся и по вопросам внешней политики. Возьмите страны народной демократии, они сейчас, естественно, будут стремиться к большей самостоятельности и к освобождению от нашей повседневной опеки. Особенно это положение относится к Китаю, который и до сих пор чувствовал себя наиболее самостоятельно, а сейчас трудно сказать, как могут повернуться наши отношения, тем более, что США принимают все меры, чтобы вбить клин в наши отношения с Китаем.

Вышинскому пришлось коснуться в своем ответе по вопросу о евреях, значит, за границей по этому вопросу ведут соответствующую кампанию. В связи с тем, что случилось у нас, естественно, придется идти на известные уступки в области внешней политики. Вышинскому трудно будет и дальше вести непримиримую политику, теперь придется идти на уступки, особенно в корейском вопросе. Вспомните меня, что через месяц война в Корее закончится, и это будет сделано в результате наших уступок».

Начальник отдела в ВВС Московского военного округа, старший лейтенант: «Если [Сталин] умрет, то Россию растащат на куски».

Начальник клуба артиллерийской базы: «Туда и дорога». (Дано указание документировать и арестовать.)

Сержант артиллерийской бригады Прикарпатского военного округа, латыш: «Ну и хорошо». (Дано указание документировать и арестовать.)

Инспектор политического управления Прикарпатского военного округа, подполковник: «А стоит ли его лечить?» (Проводится оперативное расследование.)

Солдат бронетанкового склада: «Сталин долго не протянет, да это даже лучше. Посмотрите, как все сразу изменится». (Проводится оперативное расследование.)[...]

Офицер штаба ПВО Военного министерства, полковник: «А кто теперь будет вместо него? Теперь этот вопрос всех очень волнует».

Старший лаборант кафедры Военно-инженерной академии имени Куйбышева: «Может произойти ускорение начала третьей мировой войны. Дело идет к войне, а здесь – это сообщение».

Министр гос[ударственной] безопасности

С.Игнатьев

Документ воспроизводится по публикации В.И.Лазарева «Последняя болезнь Сталина (из отчетов МГБ о настроениях в армии весной 1953 г.)». – Неизвестная Россия. ХХ век. Вып. 2. С. 254–2582.


Документ №8

Из заключения помощника прокурора Красноярского края по специальным делам от 4 июня 1953 г. по делу Басова Б.А.

04.06.1953

Приговором Красноярского краевого суда от 11 апреля 1953 г. по ст. 58–10 ч.1 УК РСФСР осужден к 10 годам лишения свободы и 3 годам поражения в правах Басов Борис Александрович, 1923 г. рождения, грамотный, б[ес]п[артийный], не судим, до ареста работал рентгенотехником в краевой больнице г. Красноярска.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РСФСР от 28 апреля 1953 года приговор краевого суда оставлен в силе.

Краевой суд признал Басова виновным в том, что он 5 марта 1953 г. в нетрезвом состоянии в ларьке в присутствии гр[ажда]н Степаненко и Муравьева высказал антисоветскую клевету на одного из руководителей коммунистической партии и советского правительства.

В предъявленном обвинении Басов виновным себя не признал и показал, что он был пьяный и ничего не помнит [...]

Допрошенный в судебном заседании свидетель Степаненко показал: «5 марта 1953 г. я на базаре встретил Муравьева и мы зашли в ларек, туда же зашел и гр. Басов, которого я не знал. Кто-то из посетителей заговорил о состоянии здоровья одного из руководителей партии и правительства, на что Басов ответил: „Пусть он умирает, на его место найдутся десятки людей”. Кто-то ответил: „Найдутся-то найдутся, но не такие, и миллионы людей будут о нем плакать”, – на что Басов ответил: „Не плакать, а радоваться будут миллионы людей”, – присутствующие были возмущены такими словами, я и Муравьев задержали Басова»[...]

В своей жалобе Басов указывает на то, что его осудили неправильно, что в ларьке, где он пил, было много народу, но всех не допросили, что антисоветских высказываний он не допускал[...]

На основании изложенного,

полагал бы,

за отсутствием оснований к принесению протеста в ходатайстве Басову Борису Александровичу о пересмотре дела отказать1.[...]

Документ №14

Из заключения следователя отдела КГБ при Совете Министров СССР на Тихоокеанском морском бассейне от 7 сентября 1954 г. делу Степанова С.Н. 1

06.09.1954

Степанов признан виновным в том, что 5 марта 1953 г., будучи на квартире у гр[граждани]на Мурзина в с. Платоновка, Ханкайского района, Приморского края, и находясь в нетрезвом состоянии, проводил антисоветскую агитацию в присутствии граждан Курасова, Манаевой, Тищенко и Мурзина [...]

Лично сам Степанов виновным себя в проведении антисоветской агитации как на предварительном, так и в судебном следствии не признал и показал, что 5 марта 1953 г. он был сильно пьян и ничего не помнит.

Однако преступная деятельность Степанова полностью доказана показаниями свидетелей.

Так, свидетель Тищенко Татьяна Ивановна показала: «... В моем присутствии 5 марта 1953 года на квартире Мурзина Степанов запел извращенными словами Гимн Советского Союза: „Союз нерушимых, голодных и вшивых”. После этого Степанов сказал: „Да, Петро, здесь я проговорился, если "каплаухие", то они не поймут, а если нет, то мне пахнет 15 лет”».

О резком антисоветском выпаде Степанова показала свидетель Манаева Е.Д.: «... Когда мой муж (Мурзин) ушел за водкой, я минут через несколько обратилась к Курасову и Степанову с вопросом, слышали ли они сообщение по радио о тяжелой болезни т. Сталина, на что Степанов ответил: „Собаке собачь смерть”» [...]

Ходатайствуя о пересмотре дела, в жалобе адресованной в Президиум Верховного Совета СССР, Степанов указывает, что гражданин Мурзин с умыслом пригласил его к себе на квартиру 5 марта 1953 года, напоил спиртными напитками до потери сознания и заявил органам МВД о его якобы антисоветской агитации, а для подтверждения вымысла подговорил свидетелей Манаеву, Курасова и Тищенко.

Упомянутый довод Степанова является несостоятельным и не подтверждается никакими объективными данными. Степанов на предварительном следствии и в суде не заявлял о неприязненных к нему отношениях со стороны свидетеля Мурзина и других. Взаимоотношения со всеми свидетелями он признал нормальными, без наличия личных счетов и ссор [...]

В своем заявлении на имя Председателя Президиума Верховного Совета СССР т. Ворошилова Иванова А.С. (дочь Степанова) указывает, что ее отец отзывался плохо о своей дореволюционной жизни и был очень доволен советской властью, за которую он боролся [...]

В материалах дела также не усматривается о проведении антисоветсколй агитации Степановым до 5 марта 1953 года, что дает право полагать, что его антисоветское высказывание 5 марта 1953 года было единственным случаем.

В данное время Степанов, отбывая меру наказания в лагере, на работу не ходит ввиду его старости, нарушений лагерного режима не имеет.

На основании изложенного считаю, что преступления Степанова квалифицированы правильно, однако, учитывая, что в политическом отношении Степанов развит слабо, малограмотный, имеет преклонный возраст, поэтому такая длительная изоляция Степанова от общества, как определил ему суд – 10 лет ИТЛ – не вызывается необходимостью. Руководствуясь ст. 428 УПК РСФСР, полагал бы:

Внести протест в порядке надзора в Верховный суд СССР об изменении приговора Приморского краевого суда от 7 мая 1953 года и Определения судебной коллегии Верховного суда РСФСР от 9 июня 1953 года в отношении Степанова Степана Назаровича на предмет снижения ему меры наказания до 5 лет лишения свободы с последующим освобождением из-под стражи в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 марта 1953 года «Об амнистии».

ГА РФ. Ф.Р-8131. Оп. 31. Д. 38322. Л. 10–12. Подлинник. Машинопись.

Источник: http://www.alexanderyakovlev.org/almanah/inside/almanah-document/55551


Tags: коммунисты, советская власть, сталин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments