harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Categories:

Жуков Г.К. о "антисоветской" книге А. Чаковского "Блокада". Такой разный подход

Алекса́ндр Бори́сович Чако́вский (1913—1994) — русский советский писатель и журналист. Герой Социалистического Труда (1973). Лауреат Сталинской (1950), Ленинской (1978) - за роман "Блокада" и Государственной премий СССР (1983). Член ВКП(б) с 1941 года.
Сначала приведём обычные отзывы простых читателей о такой трогательной, незаменимой книге, а затем узнаем, что за чудовищные вещи заметил в ней маршал Г.К. Жуков ещё в 1971 году. Коммунисты, однако, что с них взять.
"Роман очень понравился. Первый раз читал его еще в роман-газете. Это роман о людях на войне: в ставке, в окопах на передовой, в блокадном городе. Роман о том, как война обнажает истинную суть человека: бойца - героя, труженника блокадного Ленинграда, просто честного человека...., либо труса, подлеца, предателя. Убедительно поданы образы Сталина, Жукова, Жданова и..Гитлера. Язык романа замечательный, чтение не утомляет, хочется, чтобы он все продолжался и продолжался до Победы. Еще он мне дорог потому,что сам Ленинградец, что когда то сам ездил на трамвае с той самой остановки до кировского завода, застал еще не восстановленный "Марли " в Петродворце".
"Потрясающая книга!!! Прочитала на одном дыхании. Ожидала снова увидеть одностороннее изображение войны (советсике люди - герои, фашисты - дураки), как во многих произведениях. Однако "Блокада" интересна именно попыткой объективно взглянуть на исторические события. Автор проникает в психологию людей с "обеих сторон", в частности Сталина и Гитлера, показывая их образы изнутри, "читая" их мысли и пытаясь понять мотивы их поступков. Чаковский одновременно и осуждает, и оправдывает обе стороны, позволяя каждому читателю судить о героях со своей позиции.
Примечательно также, что весьма обширные психоаналитические и политические отступления не кажутся скучными, а рисуются очень живо и легко.
"Блокаду", на мой взгляд, можно читать в любом возрасте (мне 21), а в старших классах школы ОБЯЗАТЕЛЬНО! Для понимания истории Великой Отечественной войны эта книга просто незаменима."
"ВЕЛИКОЛЕПНАЯ КНИГА, написана легко, недаром автор – журналист, оставляет читателю право на оценку событий, не навязывая свой взгляд.
Книга увлекает, при описаниях сражений чувствуешь себя как на поле битвы (читаются на одном дыхании).
В книге отражен период предвоенный и до зимы 1942, оканчивающийся «Искрой», первой успешной операцией по прорыву блокады.
Описывается как с нашей стороны, так и с немецкой, на уровне ставок верховного главнокомандования.
Есть ещё линии адъютанта Гитлера, пожилого ленинградского архитектора, его сына, фельдшерицы и главная – советского майора.
Упор описания, как ясно из названия, делается на Ленинград, без значительных подробностей повествуется об осаде Севастополя, подтягивании немецких войск к Сталинграду, операциях под Москвой.
Зато хорошо описаны оснащение советских и германских войск, основные линии нападения. География всех боёв и операций написана подробно, но без документальной сухости.
Ужасы существования в Ленинграде описаны правдоподобно (если верить хронике и имеющимся документам), все цифры, если к ним цепляться, походят на исторические.
Если коснуться вопроса правдоподобности, то это почти учебник, автор – военный корреспондент Волховского фронта, бывал в блокадном Ленинграде и всё видел сам.
Читать всем, как говорится."

Подробнее: http://www.labirint.ru/reviews/goods/422517/

Документ №25

Письмо Г.К. Жукова П.Н. Демичеву

27 июля 1971 г.





Уважаемый Петр Нилович!

В журнале «Знамя» № № 6 и 7 за 1971 год я прочел две главы из III книги романа А. Чаковского «Блокада» Не вдаваясь в литературные подробности этого произведения, как имеющий непосредственное отношение к событиям, которые в этом романе описываются, считаю необходимым сделать следующие замечания.

На мой взгляд автор, берущий на себя смелость описывать важнейшие исторические события, и тем более такого сравнительно недавнего прошлого, как Великая Отечественная война, должен быть крайне осторожен, честен, правдив и тактичен в описании тех или иных фактов, событий и портретных характеристик советских политических и военных деятелей.

Еще живы многие из тех, кто были непосредственными участниками важнейших операций Великой Отечественной войны, в том числе Ленинградской эпопеи, и еще в памяти события тех героических дней, когда решалась судьба Ленинграда.

В романе Чаковского, посвященной Ленинградской блокаде, имеется ряд прямых нарушений в описании действительности, искажений фактов и передержек, которые могут создать у читателя ложные представления об этом важнейшем этапе Великой Отечественной войны. Небрежно оперируя фактологическим материалом А. Чаковский, например, рисует картину заседания Военного совета фронта. Только в угоду дешевой сенсации, желанием произвести внешний эффект я могу объяснить это вымышленное, несоответствующее действительности описание сцены отстранения от должности Маршала К.Е. Ворошилова и мое вступление в должность командующего Ленинградским фронтом В действительности не было ничего похожего и подобного! Передача эта происходила лично, с глазу на глаз. На заседании Военного совета секретари райкомов не присутствовали. Маршал К.Е. Ворошилов уехал из Ленинграда через двое суток, подробно введя меня в курс дел. Никаких переговоров со Ставкой не велось, т.к. не было проводной связи. Все, что пишет по этому поводу А. Чаковский, является его вредной выдумкой.

Но не только это заставило меня обратить Ваше внимание на данное произведение.

В романе неоднократно (№ 6, стр. 48, № 7, стр. 23) проводится мысль, что Советское командование добивалось исполнения приказов не методом убеждения, не личным авторитетом, не взывая к патриотическим чувствам бойцов и командиров, а под прямой угрозой расстрела. Выходит, что бойцы и командиры Красной Армии выполняли приказы не как подобает коммунистам, советским людям и патриотам, а из чувства животного страха, под угрозой лишения жизни. «Моя жизнь в залоге у командующего», — говорит один из героев романа (№ 7, стр. 50). «Если хоть один немец на твоем участке пройдет, хоть на танке, хоть на мотоцикле, хоть на палке верхом (!), расстреляю! Тебя расстреляю, понял?» — грозит командующий фронтом майору Сидорову (№ 6, стр. 48). «Еще раз с паническим сообщением ворветесь — разжалую» (там же). И уже совершенно недопустим разговор командующего со своим заместителем генералом армии И.И. Федюнинским, в присутствии подчиненных: «На сборы 45 минут. Через два часа принять командование и приступить к исполнению приказа. Не выполнишь — расстреляю» (№ 7, стр. 23).

Приведенные факты, как и даваемые нелестные эпитеты своим героям, остались бы на писательской совести автора, если бы за всем этим не стояли вопросы более серьезные, имеющие несомненное политическое значение.

Буржуазные фальсификаторы истории — наши идеологические противники всячески стараются подчеркнуть именно эту мысль, что Великая Отечественная война была выиграна русскими не за счет превосходства Советских вооруженных сил, не в силу глубокого патриотизма советского народа, не благодаря преимуществу и несокрушимости советского социалистического строя, а под угрозой расстрела и страха за свою жизнь. Что советские военачальники добились успеха в той или иной операции не благодаря своему оперативно-стратегическому мастерству, а в результате многократного превосходства силы войск, личной жестокости, принесения ненужных и бессмысленных жертв.

У читателя может возникнуть впечатление, что у нас не было военно-полевых судов, которые судили за те или иные преступления, а существовало самоуправство военачальников, которые без всякого суда и следствия расстреливали подчиненных.

Непонятно, с какой целью А. Чаковский пропагандирует эту ложь? Такая пропаганда, безусловно, вредна и играет на руку нашим идеологическим противникам.

Это тем более странно, что сцены и диалоги между немецко-фашистскими военачальниками, которые приводятся в книге, написаны совсем в ином тоне.

По сравнению с советскими командующими фашисты поданы как благовоспитанные и интеллигентные люди. Подобный контраст вызывает естественное недоумение.

Нет необходимости напоминать, что каждое упоминание в литературе имен известных советских политических деятелей, крупных военачальников привлекает к себе внимание наших зарубежных идеологических противников. В этом я особенно смог убедиться в связи с выходом в свет за рубежом моей книги «Воспоминания и размышления». Агентство печати Новости, где эта книга издавалась, и я получили многочисленные отзывы прессы из различных стран мира, письма от видных политических и военных деятелей и просто частных лиц, в которых подробнейшим образом разбираются и анализируются события Великой Отечественной войны, даются те или иные оценки руководящим кадрам Советской Армии.

Думаю, что в целях воспитания нашего молодого поколения, знакомящегося с историей своей Родины теперь уже только по книгам, в целях влияния и пропаганды идей коммунизма на Западе, надо особенно бережно и осторожно обращаться с фактами нашей истории и Великой Отечественной войны, в частности.

Меня также не может не удивлять позиция редколлегии журнала «Знамя», которая, готовя к публикации подобное произведение о Великой Отечественной войне, не сочла нужным посоветоваться с бывшими руководителями обороны Ленинграда — ни со мной, ни с представителем ГКО Д.В. Павловым (ныне министром Торговли РСФСР), ни с Главным Маршалом авиации А.А. Новиковым, ни с генералами И.И. Федюнинским и М.С. Хозиным.

Полагаю, что предварительное ознакомление с этим произведением бывших командующих войсками на Ленинградском фронте принесло бы несомненную пользу и помогло бы автору А.Б. Чаковскому избежать грубых идеологических ошибок и искажений исторической правды1.

С уважением




Маршал Советского Союза Г. ЖУКОВ

РГВА Ф 41107 Оп 1 Д 108 Лл 14—16. Заверенная автором копия Машинопись
Источник: http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1004874

Tags: жуков, источники, книги, литература, прошлое
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment