harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Category:

Беспорядки на станции и арест генерала С. Калинина

Судьбы генералов во время Великой Отечественной войны зависели от стечения многих, порой случайных обстоятельств. Недовольство И.В. Сталина, связанное с отступлением, чрезвычайные происшествия в войсках, откровенные высказывания в кругу сослуживцев о состоянии боевой готовности частей Красной армии, критика советской экономики и многое другое - всё это могло стать причиной ареста высших офицеров и предания суду военного трибунала, как это случилось с генерал-лейтенантом С.А. Калининым.
Изображение

Степан Андрианович Калинин родился 28 декабря 1890 года в деревне Панкратьевской Егорьевского района Московской области. Военную службу начал рядовым в 1912 году, участвовал в Первой мировой войне, дослужился до прапорщика. После Октябрьской революции 1917 года вступил в Красную гвардию, а в 1918-м - в Красную армию. Военная карьера бывшего прапорщика в целом складывалась довольно успешно, однако были два «прокола».Первый - в 1923 году, когда Самарский губком ВКП(б) объявил ему строгий выговор за пьянство в дивизии [1], второй - осуждение революционным военным трибуналом Приволжского военного округа на три года условно за разбазаривание государственных средств на банкеты в 33-й стрелковой дивизии [2]. Были ли другие нарушения - неизвестно, документально это не зарегистрировано.
В межвоенный период С.А. Калинин всё выше поднимался по служебной лестнице: командир стрелковой дивизии; заместитель начальника штаба Уральского военного округа; снова командир дивизии; затем заместитель начальника штаба Московского военного округа; командир-военком стрелковой дивизии; командир стрелкового корпуса Приволжского военного округа; заместитель командующего войсками Сибирского, позже - Киевского военных округов. В 1938 году он снова возвращается в Сибирский военный округ, но уже в качестве командующего войсками [3].
В июне 1941 года из этих войск была сформирована 24-я армия, вошедшая в состав Фронта резервных армий (с 30 июля Резервный фронт) и принявшая участие в Смоленском сражении (10 июля - 10 сентября 1941 г.). С.А. Калинин в качестве командующего армией отправляется на фронт, но уже в августе получает новое назначение - помощником командующего войсками Западного фронта Маршала Советского Союза С.К. Тимошенко. В этой же должности он оставался и при сменившем Тимошенко генерал-полковнике И.С. Коневе. В октябре в командование фронтом вступил Г. К. Жуков, и С.А. Калинин был направлен в распоряжение Народного комиссариата обороны (НКО). С ноября 1941 года он - командующий войсками Приволжского военного округа. Так что Степан Андрианович больше проявил себя как администратор, чем боевой генерал. Войсками Приволжского ВО он командовал почти 2,5 года. Дел хватало. Только одних военно-учебных заведений в то время здесь располагалось около 150, и надо было обеспечивать их учебный процесс. Большого внимания требовали транспортные артерии округа, по которым осуществлялись перевозки воинских и народнохозяйственных грузов.
В марте 1944 года С.А. Калинин назначается командующим войсками Харьковского военного округа (ХВО), но в начале июня его отстраняют от должности и 13 числа арестовывают [4].
Что произошло в июне 1944 года, почему Калинина арестовали и в последующем предали суду? Попытаемся реконструировать происходившие события по документам Центрального архива ФСБ России.
Чрезвычайное происшествие и его чрезвычайные последствия
30 мая 1944 года начальник Главного управления контрразведки (ГУКР) «Смерш» НКО В.С. Абакумов направил записку в Государственный комитет обороны (ГКО) - И.В. Сталину, Генеральный штаб Красной армии - А.И. Антонову, Главное управление, формирования и укомплектования войск Красной армии - И.В. Смородинову, в которой проинформировал о результатах расследования Отделом контрразведки «Смерш» Харьковского военного округа чрезвычайного происшествия в маршевых подразделениях, сформированных в ХВО и следовавших на фронт [5].
Абакумов сообщал, что «18 мая на станции Красноармейская Сталинской области [6] УССР среди личного состава маршевых подразделений [7], следовавших эшелоном на фронт, укомплектованных в большинстве уголовным элементом, освобождённым из лагерей, и лицами, находившимися в плену противника, возникли массовые беспорядки, сопровождавшиеся антисоветскими выкриками, избиением офицеров и работников милиции» [8].
Расследование установило, что 15 мая командованием 6-й запасной стрелковой бригады Харьковского военного округа из города Ворошиловграда эшелоном № 41984 были направлены на фронт в распоряжение командования 20-го Звенигородского мотомеханизированного корпуса несколько маршевых подразделений общим количеством в 776 человек бойцов и командиров. Формирование маршевых подразделений происходило поспешно, в результате чего в состав маршевого пополнения [9] попали 444 человека, ранее судимые за разные уголовные преступления, побывавшие в плену и в окружении, а также проживавшие на временно оккупированной территории.
Сопровождавшие эти подразделения 5 офицеров находились в отдельном вагоне, заместителя начальника эшелона по политической части вообще не имелось.
Эшелон стоял на станции Красноармейская в течение трёх суток, отдельные бойцы, пользуясь бесконтрольностью со стороны офицерского состава, самовольно уходили в город и населённые пункты, общаясь со спекулянтами, продавали обмундирование, пьянствовали и занимались грабежом. Ситуация полностью вышла из-под контроля к 18 мая 1944 года. В этот день начальник эшелона приказал провести строевые занятия с бойцами одного из подразделений. Так как личный состав отказался выходить из вагонов, то пришлось прибегать к жёстким мерам и заставлять солдат выходить из вагонов под угрозой применения оружия.
После занятий по строевой подготовке бойцы стали готовить пищу, для чего начали разбивать щиты, предназначенные для снегозадержания, и разводить костры. Один из красноармейцев нашёл мину, принёс её в расположение подразделения и попытался разбить о неё доску. После первого же удара мина взорвалась, в результате чего были убиты 4 и тяжело ранены 9 бойцов [10]. Бойцы обвинили в случившемся начальника эшелона, вслед за чем начались массовые беспорядки, сопровождавшиеся разоружением и избиением офицеров [11].
Прибывший на место происшествия военный комендант станции Красноармейская также был разоружён и избит. Более того, группа военнослужащих численностью около 150 человек, в большинстве пьяных, направилась в город. Солдаты врывались в дома, где проживали офицеры, обезоруживали и избивали их [12].
На месте происшествия побывал и генерал-лейтенант С.А. Калинин, принявший энергичные меры для прекращения беспорядков. Но «Смерш» теперь интересовали не столько последствия инцидента, сколько его причины, возникшие, как полагал Абакумов, из-за равнодушия командующего войсками округа к такому важному делу, как формирование пополнения для фронта. Возможно, были у Абакумова и другие мотивы, наверняка знал он и о прежних грехах бывшего царского прапорщика.
Досье на Калинина собрали быстро: уже 1 июня 1944 года Абакумов направил И.В. Сталину записку, в которой сообщал о «ряде нездоровых проявлений со стороны командующего войсками Харьковского военного округа» [13]. В сборе компромата Абакумову помогли начальник отдела контрразведки «Смерш» ХВО генерал-майор И.И. Ермолин и член военного совета ХВО генерал-майор П.И. Крайнев. Именно от него стало известно, что в конце мая 1944 года, во время посещения 8-й запасной стрелковой бригады, «генерал-лейтенант Калинин высказывал мысль о нерентабельности колхозов и снижении производительности труда в сельском хозяйстве при коллективном его ведении, что особенно отражается на ведении войны». По данным П.И. Крайнева, в начале мая 1944 года на заседании военного совета ХВО, разбирая план посадки картофеля частями округа, генерал-лейтенант С.А. Калинин, оценивая производительность труда красноармейцев на сельскохозяйственных работах, сказал: «Если крестьянин-единоличник в день вырабатывает 100 проц., то колхозник 50 проц., а наш красноармеец только 30 проц.». Говоря о победах Красной армии в ходе войны, С.А. Калинин высказывал сомнение в правдоподобности сообщений отечественной печати о потерях немцев на советско-германском фронте. По его мнению, «на каждого убитого немца Красная армия теряет 10 человек, в этом он сам убедился при разгроме немцев под Сталинградом». В конце апреля 1944 года С.А. Калинин, проводя совещание с офицерским составом 144-го и 168-го полков 6-й запасной стрелковой бригады, заявил: «Возможно, мы и победим Германию, но победы бывают разные». В январе 1942 года в г. Саратове, в кругу близких знакомых, генерал-лейтенант Калинин, - в то время командующий войсками Приволжского военного округа, ведя беседу о положении на фронте, заявил: «Война затянется до 1943 года... Весной будет перелом в пользу немцев. Когда было наше превосходство, то не было организованности, и наши красноармейцы не хотели воевать, даже командиры бежали. Сейчас инициатива в наших руках, но условия зимы не позволяют нам предпринять активных действий, и, кроме того, распорядительности у нас нет. Теперешние победы нужно считать временными и ничего не дающими, кроме потерь». В этой же беседе, касаясь командного состава Красной армии, Калинин сказал: «Лучших командиров, как Штерн [14] и Федько [15], расстреляли. Федько мой друг, и я хорошо знаю, что его ни за что расстреляли» [16].
Масла в огонь подлила и докладная записка П.И. Крайнева на имя начальника Главного политического управления Красной армии генерал-полковника А.С. Щербакова [17]. В её содержании ничего не сообщалось о происшествии на станции Красноармейская и его причинах, ибо автор записки и сам нёс ответственность за низкую морально-политическую атмосферу в воинских коллективах, зато сообщалось о более важном, чем состояние воинской дисциплины в частях и соединениях округа, а именно об антисоветских настроениях командующего войсками округа, о критике им системы политической учёбы красноармейцев, его сомнениях в полезности колхозного строя.
Это была уже непростительная крамола, по сравнению с которой бунт маршевого пополнения казался пустяком. Так что нет ничего удивительного, что 7 июня 1944 года Верховный главнокомандующий приказал «генерал-лейтенанта Калинина С.А., разложившего работу в округе своей бездеятельностью и недобросовестным отношением к делу - снять с должности командующего войсками Харьковского военного округа и отдать под суд. Офицерский состав эшелона, проявивший во время происшествия бездействие - лишить военных званий и отправить в штрафную часть. Сержантский и рядовой состав, виновный в нарушении дисциплины - предать суду военного трибунала, а остальных направить в штрафную часть, кроме сержантов и рядового состава роты автоматчиков и маршевой батареи, не принимавших участие в беспорядках» [18].
Состав преступления
Снять командующего войсками округа с должности труда не составляло. При этом столь простую административную меру легко соединили с заключением под стражу. Арест Калинина осуществлялся по давно отработанной схеме. Под благовидным предлогом командующего войсками округа вызывают в Москву, он отправляется в столицу в своём служебном салон-вагоне, где его, по прибытии на Курский вокзал, и арестовывают. Судя по всему, ордер на арест был выписан заблаговременно, а дата - 13 июня 1944 года - была поставлена уже по факту задержания [19].
Изображение
Однако, чтобы отдать С.А. Калинина под суд, необходимо было найти в его действиях состав преступления, т.е. совокупность субъективных и объективных признаков, предусмотренных законом, при наличии которых совершённое деяние признавалось бы преступлением [20].
Как ни странно, несмотря на опыт Абакумова по репрессивной практике в отношении высшего командного состава РККА и РККФ, с определением состава преступления задержанного вышла неувязка: обвинительное заключение не могли сфабриковать - ни много ни мало - до сентября 1951 года.
В целом «тюремная одиссея» генерала Калинина длилась 9 лет и 5 месяцев. При этом тяжёлым испытаниям подвергся не только он сам, но и его близкие. 16 июня 1944 года сотрудники Отдела контрразведки «Смерш» Приволжского военного округа произвели обыск в бывшей квартире Калинина в г. Куйбышеве, в которой на тот период времени проживала его дочь Г.С. Медведева (Калинина) [21]. На следующий день Абакумов направил Сталину «протокол допроса арестованного бывшего командующего войсками Харьковского военного округа генерал-лейтенанта Калинина С.А. и выписки антисоветских записей, изъятые при обыске в квартире Калинина в гор. Куйбышеве» [22].
На первый допрос С.А. Калинина вызвали 23 июня 1944 года, затем 16 июля. Следующие допросы проводились 9 октября 1944 года, 13 апреля 1945 года и аж 21 сентября 1950 года [23].
Судя по протоколам допросов, Степан Андрианович не отпирался от предъявлявшихся обвинений, главными из которых были его критические высказывания в адрес советского руководства. С.А. Калинин подтвердил, что отдельные сомнения в правильности ведения войны у него действительно возникли с началом боевых действий. Он считал, что Верховное командование Красной армии не заботилось о сохранении людских ресурсов, допуская в отдельных операциях большие потери. Об этом он писал в своём дневнике, подчёркивая, что ни одно государство не расходует так неэкономно своих людей. Наступление в районе Орла не окупило понесённых потерь. С.А. Калинин утверждал, что аресты среди командующих Красной армии в 1937-1938 гг. терроризировали командный состав, сделали его безынициативным и несамостоятельным, а в самой карательной политике чувствовались какая-то злоба и месть. Среди пополнения, прибывавшего в части и соединения, велик процент освобождённых из мест заключения, причём большинство отсидели длительные сроки за такие пустяки, за которые не всегда и выговор можно дать [24].
Калинин «признался» и в том, что, по его подсчётам, потери СССР в войне с Германией составят не менее 20 миллионов человек, в то время как потери немцев будут вдвое меньше [25].
21 июля 1944 года начальник 2-го отделения Следственного отдела ГУКР «Смерш», изучив обнаруженный при обыске дневник подследственного, сделал выводы, что в нём имеются записи антисоветского содержания [26]. Это обвинение «укрепили» своими показаниями и сокамерники С.А. Калинина. Один из них сообщил: Калинин в камере говорил о том, что «НКВД (НКГБ) - это государство в государстве - совершенно бесконтрольно делает, что ему удобно, создаёт так называемые вражеские дела, кто попадает в это инквизиторское учреждение, едва ли выберется из него живым. История ещё разберётся в уничтожении и расстрелах 1937-1938 гг., немало погибло невинных людей, ценнейших кадров Красной армии» [27].
Содержание Калинина под стражей и период ведения следствия превышали все допустимые нормы. Мера пресечения, избранная для С.А. Калинина в виде заключения под стражу, мотивировалась тем, что обвиняемый, находясь на свободе, может препятствовать раскрытию истины. Однако содержание подозреваемого под стражей не могло продолжаться более двух месяцев без предъявления ему обвинения. Правда, в особо сложных случаях срок этот с разрешения прокурора, наблюдавшего за следствием, мог быть продлён на один месяц [28]. Для Степана Андриановича этот месяц растянулся на год. Попирая элементарные правовые нормы, содержание подозреваемого С.А. Калинина под стражей продлевалось многократно: 18 августа, 27 сентября, 9 октября, 31 октября, 29 ноября, 26 декабря 1944 года, 25 января, 24 февраля, 29 марта, 13 апреля, 14 и 30 мая, 28 июня, 28 августа, 26 сентября, 24 декабря 1945 года. После этой даты документов о продлении срока следствия и содержания Калинина под стражей в архивном уголовном деле нет, впрочем, как нет и вразумительных объяснений, почему подозреваемого необходимо было содержать под стражей. Тем не менее главный военный прокурор генерал-лейтенант Афанасьев и его заместители всякий раз соглашались на продление сроков ведения следствия и нахождения Калинина в тюремной камере [29].
Однако и эта формальность с начала 1946 года перестала соблюдаться. Не дожидаясь решения суда и установления степени вины, С.А. Калинина в 1946 году уволили с военной службы. В 1946 году в связи с проведением реформы органов государственной безопасности материалы на С.А. Калинина были из ГУКР «Смерш» переданы в Министерство государственной безопасности СССР, которое возглавил В.С. Абакумов. Однако Калинин продолжал оставаться в предварительном заключении, хотя с ним не велись никакие следственные действия.
12 июля 1951 года был арестован министр госбезопасности СССР В.С. Абакумов. Новое руководство начало «зачистку» оставшихся после него дел и материалов.
Изображение
Что-то надо было решать и по делу С.А. Калинина. 18 августа 1951 года было утверждено решение дополнительно привлечь С.А. Калинина в качестве обвиняемого по статье 193-17 п. «а» УК РСФСР - халатное отношение к служебным обязанностям по наведению должного порядка и дисциплины во вверенных ему войсках [30]. В этот же день С.А. Калинина допросили в качестве обвиняемого и составили протокол об окончании следствия [31].
11 сентября 1951 года заместитель министра государственной безопасности генерал-полковник С.А. Гоглидзе утвердил обвинительное заключение, и следственное дело по обвинению С.А. Калинина передали главному военному прокурору [32].
Закрытое судебное заседание Военной коллегии Верховного суда СССР состоялось 25 октября 1951 года без участия представителей государственного обвинения и защиты и без вызова свидетелей. Военные судьи вынесли приговор лишить Степана Андриановича Калинина воинского звания генерал-лейтенант и по ст. 58-10 ч. 2 (пропаганда или агитация, содержащая призывы к свержению или подрыву советской власти, совершённые при массовых волнениях или в местах, объявленных на военном положении) лишить его свободы сроком на 25 лет с поражением в политических правах на пять лет [33]. Суд постановил также конфисковать имущество С.А. Калинина, лишить его медали «За оборону Сталинграда». Кроме того, по ст. 193-17 п. «а» УК РСФСР Калинин был приговорён к лишению свободы сроком на пять лет, а перед Президиумом Верховного Совета СССР возбуждено ходатайство о лишении С.А. Калинина ордена Ленина, двух орденов Красного Знамени и медали «XX лет РККА». Срок отбытия наказания исчислялся с 14 июня 1944 года, т.е. с момента его задержания. Для отбытия наказания С.А. Калинин был отправлен в исправительно-трудовой лагерь (ИТЛ) «АГ» МВД СССР [34]. После смерти И.В. Сталина начался процесс пересмотра советской репрессивной политики. 27 марта 1953 года был принят, а 28 марта опубликован в газетах «Правда» и «Известия» Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об амнистии». В указе предусматривалась амнистия лицам, имевшим срок заключения до 5 лет, мужчинам старше 55 лет и некоторым другим категориям политзаключённых.
Министерствами юстиции и внутренних дел, Генеральной прокуратурой СССР, Юридическим отделом при Президиуме Верховного Совета СССР были внесены предложения в Совет Министров СССР, Президиум Верховного Совета СССР и ЦК КПСС о необходимости смягчения уголовной ответственности за отдельные преступления и пересмотра категорий ряда уголовных дел [35]. Были созданы Центральная и областные комиссии по пересмотру дел на лиц, отбывавших наказание за совершение преступлений, предусмотренных статьёй 58-10 УК РСФСР.
Под влиянием перемен в обществе и в связи с изменениями в уголовном праве сын С.А. Калинина - Герой Советского Союза, командир соединения подводных лодок Северного флота капитан 1 ранга М.С. Калинин [36] 8 мая 1953 года направил письмо председателю Совета Министров СССР Г.М. Маленкову с просьбой «пересмотреть дело моего необоснованно осуждённого отца» [37].
Ожидания сына оказались напрасными: время коренных перемен в репрессивной политике ещё не наступило, и МГБ СССР не пошло на пересмотр дела С.А. Калинина [38].
Между тем политико-правовая атмосфера в СССР в 1953 году менялась стремительно и непредсказуемо. 26 июня 1953 года на заседании Президиума ЦК КПСС арестовали министра внутренних дел СССР Л.П. Берия. Решением июльского (1953 г.) Пленума ЦК КПСС он был выведен из состава ЦК и исключён из партии, а решением Президиума Верховного Совета СССР снят со всех постов и лишён присвоенных ему званий и наград.
Освободить нельзя оставить под стражей
Есть все основания считать, что подобные события повлияли и на судьбу многих заключённых, в том числе и С.А. Калинина. Военная коллегия Верховного суда СССР решила смягчить ему наказание и 28 июля 1953 года отменила приговор от 25 октября 1951 года. Назначенное С.А. Калинину наказание в виде 25 лет лишения свободы было понижено до отбытого им срока - 9 лет и 1 месяца, причём без поражения в правах. В связи с отбытием срока наказания С.А. Калинин из-под стражи должен быть освобождён [39].
Это был излюбленный приём советской системы правосудия. Понимая, что заключённый отбывает наказание незаслуженно, принималось решение освободить его из мест лишения свободы, но при этом ни в коем случае не признавать ошибки суда, прокуратуры или правоохранительных ведомств.
Но даже и эта неуклюжая попытка Военной коллегии освободить С.А. Калинина из-под стражи, не признавая факта его невиновности, не удалась.
Изображение
Как оказалось, ещё 11 марта 1953 года лагерный суд ИТЛ «АГ» МВД СССР тоже рассматривал дело С.А. Калинина по обвинению в преступлении, предусмотренном ст. 58-10 ч. 1 УК РСФСР, и приговорил его ещё к 10 годам лишения свободы с содержанием в ИТЛ с поражением в политических правах на 5 лет. Калинина признали виновным в том, что он, отбывая наказание, проводил среди заключённых антисоветскую агитацию, клеветал на руководителей советского правительства и Коммунистической партии.
Этот казус, который можно изложить формулой с нерасставленными знаками препинания «Освободить нельзя оставить под стражей», снова пришлось решать в Верховном суде СССР. Не будем утомлять читателя перечислением всех юридических деталей, скажем лишь, что обвинение С.А. Калинина в клевете на руководителей советского правительства и Коммунистической партии и в высказывании им пораженческих намерений из решения лагерного суда было исключено, а 17 ноября 1953 года председатель Военной коллегии Верховного суда СССР направил письмо начальнику 1-го спецотдела МВД СССР с указанием немедленно освободить из под стражи С.А. Калинина. В этот же день перед ним распахнулись тюремные ворота, и он оказался на свободе [40].
Однако даже председатель Верховного суда СССР осенью 1953 года ещё не был готов реабилитировать С.А. Калинина и признать действия судебной машины неправомерными. С.А. Калинин был освобождён из-под стражи за отбытием срока наказания, но не реабилитирован, как ошибочно указано в отдельных справочных изданиях [41]. Восстановления доброго имени С.А. Калинину пришлось ждать ещё почти три года.
2 ноября 1956 года постановлением пленума Верховного суда СССР все судебные решения (приговор Военной коллегии Верховного суда СССР от 25 октября 1951 г., определение той же коллегии от 28 июля 1953 г., приговор лагерного суда ИТЛ «АГ» МВД СССР от 11 марта 1953 г., определение Судебной коллегии по делам лагерных судов Верховного суда СССР от 15 апреля 1953 г., постановление пленума Верховного суда СССР от 13 ноября 1953 г.) в отношении С.А. Калинина были отменены и его дело на основании ст. 4 п. 5 УПК РСФСР прекращалось.
Изображение
Лишь после этого С.А. Калинина восстановили в воинском звании и был отменён приказ о его увольнении со службы в Вооружённых силах СССР по дискредитирующим основаниям: его уволили в запас по достижении предельного возраста с надлежащим пенсионным обеспечением.
Умер Степан Андрианович Калинин в 1975 году, похоронен в Москве.
ПРИМЕЧАНИЯ
1 Партийное взыскание было снято окружной партийной комиссией МВО в 1936 г. См.: Центральный архив ФСБ (ЦА ФСБ) России. Д. № Р-24261. Л.233.
2 Там же.
3 Великая Отечественная. Командармы. Военный биографический словарь. М.; Жуковский, 2005. С. 88.
4 В статье: Петрушин А. В июне 44-го. Судьба командарма-24 // Родина. 2007. № 5. С. 13 - указано, что С.А. Калинин арестован 24 июня 1944 г., на самом деле это произошло 13 июня 1944 г. См.: ЦА ФСБ России. Д. № Р-24261. Л.5-15.
5 ЦА ФСБ России. Ф.14ос. Оп.1. Д.9. Л.164, 165.
6 Сталинская область в 1961 г. переименована в Донецкую область УССР.
7 Маршевое подразделение - временное воинское формирование, отправляемое для укомплектования частей действующей армии.
8 ЦА ФСБ России. Ф.14ос. Оп.1. Д.9. Л.164.
9 Маршевое пополнение - во время войны обученные контингенты военнослужащих различных категорий, отправлявшиеся в организованном порядке (обычно в составе маршевых подразделений) из резерва (запаса) в действующую армию. По прибытии к месту назначения маршевое пополнение распределялось по воинским частям и соединениям.
10 ЦА ФСБ России. Ф.14ос. Оп.1. Д.9. Л.164.
11 Там же. Д. № Р-24261. Л.291.
12 Там же. Ф.14ос. Оп.1. Д.9. Л.165.
13 Там же. Л.130-132.
14 Штерн Григорий Михайлович (1900-1941), генерал-полковник (1940), Герой Советского Союза (1939), член ЦК ВКП(б) (1939), депутат Верховного Совета СССР (1937). Начальник Управления ПВО НКО (1941). Арестован 7 июня 1941 г., расстрелян 18 октября 1941 г. в Куйбышеве, реабилитирован 27 августа 1954 г.
15 Федько Иван Фёдорович (1897-1939), командарм 1 ранга (1938), командующий войсками КВО (1937-1938), 1-й заместитель наркома обороны (1938), необоснованно репрессирован (1938), расстрелян. Реабилитирован в 1956 г.
16 ЦА ФСБ России. Ф.14ос. Оп.1. Д.9. Л.130-132.
17 Докладная записка направлена в Москву не позднее 3 июня 1944 г. См.: ЦА ФСБ России. Д. № Р-24261. Л.124.
18 Там же. Л.291.
19 Там же. Л.5-15.
20 Признаки составов преступлений указывались в Общей и Особенной частях Уголовного кодекса РСФСР: 1) объект преступления, 2) объективная сторона преступления, 3) субъективная сторона преступления, 4) субъект преступления. Обя-зательными признаками преступления являлись: общественно опасные деяния, возраст, вменяемость и вина субъекта.
21 ЦА ФСБ России. Д. № Р-24261. Л.27-36.
22 Там же. Ф.14ос. Оп.1. Д.10. Л.270.
23 Там же. Д. № Р-24261. Л.75-101, 105-123.
24 Там же. Л.93-95.
25 Там же. Л.125-133.
26 Там же. Л.226.
27 Там же. Л.187, 188.
28 Уголовно-процессуальный кодекс. М. 1938. С.35-41. Ст. 159 УПК РСФСР.
29 ЦА ФСБ России. Д. № Р-24261. Л.261, 266-280.
30 В соответствии со ст.-193-17 п. «а» УК РСФСР предусматривалось наказание в виде лишения свободы на срок не ниже шести месяцев. См.: Уголовный кодекс. М. 1938. С.101.
31 ЦА ФСБ России. Д. № Р-24261. Л.235-238.
32 Там же. Л.286-289.
33 В соответствии со ст. 31, 32 УК РСФСР поражение в политических правах заключалось в лишении активного и пассивного избирательного права, а также права занимать выборные должности. Поражение в правах не могло назначаться на срок свыше пяти лет. См.: Уголовный кодекс... С.14.
34 Литер «АГ» был присвоен Сибирскому ИТЛ (СИБУЛОН, Сиблаг), организованному осенью 1929 г. и действовавшему до 1960-х годов. Дислоцировался в г. Новосибирске и г. Мариинске Новосибирской (с 1943 г. - Кемеровской) обл.
35 Российский государственный архив новейшей истории. Ф.89. Оп.18. Д.26. Л.1-5; Д.33. Л.1-5; Государственный архив Российской Федерации. Ф.Р-8131. Оп.28. Д.1380. Л.244, 245; Ф.Р-9492. Оп.2. Д.93. Л.105-116.
36 Калинин Михаил Степанович (1918-1978), Герой Советского Союза (1945), капитан 1 ранга (1951), участник Советско-финляндской войны 1939-1940 гг. и Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Командир штурманской боевой части (июнь 1940-январь 1942 г.), помощник командира ПЛ Щ-303 (апрель-октябрь 1943 г.) помощник командира ПЛ Щ-307 (октябрь 1943 - февраль 1944 г.), командир ПЛ Щ-307 3-годивизи-она подлодок КБФ (февраль 1944-апрель 1951 г.), командир бригады подводных лодок Северного флота (апрель 1951-декабрь 1953 г.). На преподавательской работе (декабрь 1953-октябрь 1964 г.). В запасе с 1964 г.
37 ЦА ФСБ России. Д. № Р-24261. Л. 312.
38 Там же. Л.314-316.
39 Там же. Л.320, 321.
40 Там же. Л.323-327.
41 Великая Отечественная. Командармы... С.88.

Генерал -лейтенант В. С. ХРИСТОФОРОВ
Военно-исторический журнал, №11, 2010
Tags: коммунисты, советская власть, сталин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments