harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Category:

Игры статистического разума, или Сталин vs ЦСУ

Оригинал взят у begemotoff в Игры статистического разума, или Сталин vs ЦСУ
Когда-то меня весьма позабавила фраза, брошенная в комментариях одной идейной коммунистической дамой - «Я буржуазным источникам не доверяю!». А и в самом деле - так уж ли нам нужны буржуазные источники? И так ли уж плохи или ангажированы советские? И можно ли на основании данных из советских источников прийти к антисоветским выводам?
Не то чтобы я специально ставил себе задачу - просто так сложились звезды и тематика чтения на данный момент. На столе одновременно сошлись собрание сочинений Сталина (в электронном виде) и две книги: 1) Е.С. Карнаухова. Размещение сельского хозяйства России в период капитализма (1860-1914 гг.) Изд-во АН СССР, М., 1951 г. (в дальнейшем «Карнаухова»), и 2) Достижения советской власти за сорок лет в цифрах. Статистический сборник. Госстатиздат, М., 1957 (в дальнейшем - «сборник»). И я решил из интереса, опираясь только на имеющиеся в этих (совершенно советских) книгах данные, попробовать произвести небольшой сравнительный анализ зернового производства в дореволюционной России и в СССР периода первых лет колхозного строительства.

Сначала посмотрим, как обстояло дело в Российской империи. Статистический сборник уделяет данным 1913-го года совсем немного внимания, поэтому обратимся к другим источникам. Так, Сталин неоднократно приводит в своих работах данные статистика Немчинова, который рисует следующую картину объемов с/х производства в Российской Империи до Первой мировой войны:

Валовая продукция хлеба Товарный хлеб (внедеревенский)
Млн. пуд. % Млн. пуд. % % товарности
помещики 600 12,0 281,6 21,6 47,0
Кулаки 1900 38,0 650,0 50,0 34,0
Середняки и бедняки 2500 50,0 369,0 28,4 14,7
итого 5000 100 1300,6 100 26,0

(Товарность определяется долей урожая, реализованной на внедеревенском рынке. Прочее же остается для внутридеревенского обмена и собственного потребления, включая будущий посев).

При этом, по данным сборника, сельскохозяйственные земли в Империи распределялись следующим образом (в млн. га):
Крестьянские хоз-ва – 215
В т.ч. кулаки – свыше 80
Помещики, царская фамилия, монастыри – 152
Всего - 367
Имущественное расслоение крестьянства тот же сборник определяет так: кулаков 15%, середняков 20%, бедняков 65%. Из бедняков 2 млн. шло в сезонные батраки (если все сельское население составляло 131,1 млн, то это получается 1,5%).

Какой из этого следует вывод относительно эффективности кулацкого, т.е. фермерского, хозяйства? А такой, что 15% крестьян, обрабатывая 22% земли, давали 50% товарного хлеба. При всей много раз помянутой советскими историками «технической отсталости». (Можно, конечно, вслед за теми же историками утверждать, что дело в том, что кулаки-де «захватывали лучшие земли», но тут возникает как минимум один встречный вопрос - в свое время все эти земли (вкупе с «тоже лучшими» помещичьими, удельными и монастырскими) достались колхозам - и что?)

К 1927 году ситуация, по Немчинову, изменилась следующим образом:

Валовая продукция хлеба Товарный хлеб (внедеревенский)
Млн. пуд. % Млн. пуд. % % товарности
Совхозы и колхозы 80,0 1,7 37,8 6,0 47,2
Кулаки 617,0 13,0 126,0 20,0 20,0
Середняки и бедняки 4052,0 85,3 466,2 74,0 11,2
Итого 4749,0 100 630,0 100 13,3

Имущественное расслоение на 1928/29 г., в свою очередь, выглядит так: кулаки 4-5%, середняки 60%, бедняки 35%. (с. 145)

Т.е. что мы наблюдаем? Относительная численность кулаков снизилась в 3 раза, а производство ими товарного хлеба упало только в 2,5, и это при том, что товарность снизилась почти в 1,5. Удивляться такому падению товарности не приходится, т.к. отношение советской власти к кулаку известно: «кулак - враг социализма». На практике идеологическая неприязнь выражалась во вполне конкретных мерах, таких, как повышенное налогообложение кулаков и заниженные государственные закупочные цены на хлеб (по замечанию того же Сталина - почти в 3 раза по сравнению с ценами свободного рынка). Очевидно, что в таких условиях производить товарный хлеб попросту не было смысла.
В свою очередь, производство группы «середняки/бедняки» существенно увеличилось - за счет роста количества середняков. Земли, ранее принадлежавшие другим собственникам, были поделены между крестьянами, что сразу вывело многих из них в другой имущественный разряд - а по сути можно сказать, что они сделали шаг к кулачеству.

Вернемся к цифрам производства товарного хлеба. Итак, по данным Немчинова, приводимым Сталиным, перед Первой мировой войной оно составляло 1300 млн. пудов. Такая же цифра приводится и у Карнауховой, и в статистическом сборнике - как точка отсчета для показа дальнейших успехов советского сельского хозяйства:
1913 г. - 1301, 1926 – 630, 1940 – 2340.
Но в данных этого справочника есть одно маленькое лукавство. Если сравнить их с таблицами Немчинова, то видно, что отсутствует один существенный пункт, а именно валовая продукция сельского хозяйства. Акцент делается именно на прирост товарного хлеба. Казалось бы, что скрывать? Если есть успехи - почему бы ими не похвалиться? При том, что и для промышленного производства, и для добывающих отраслей впечатляющие цифры валовой продукции в справочнике неизменно присутствуют. Не сразу находится одна скромная табличка – но в ней нет абсолютных цифр, а за единицу берется явно не самый успешный урожай 1934 года.
Впрочем, товарищ Сталин не подводит и тут, сообщая в своем докладе 18-му съезду ВКП(б) цифры валового сбора зерновых за 1934-38 годы (в млн. центнеров): 1934 - 894,0, 1935 - 901,0, 1936 - 827,3, 1937 - 1202,9, 1938 - 949,9. Это дает среднегодовое значение в 955 млн.ц, или примерно 5830 млн. пудов, т.е. в 1,17 раза больше, чем в 1913, и в 1,23 раза больше, чем в 1926 г. Прирост? Несомненно, особенно если учесть тот факт, что сельское население по данным переписи 1926 г. составляло 120,7 млн. чел., а к 1939 г. сократилось до 114,5 млн. (не будем сейчас рассуждать, за счет чего. Хотя, к примеру, данные о «всего лишь» 2 млн. высланных кулаков восторженно приводятся на сайте Stalinism.ru). Однако давайте посмотрим с другой стороны.
Первое, что слегка озадачивает - это сравнительно невысокая товарность социалистических хозяйств. По «осторожной» оценке Сталина - на уровне 40%. При том, что для колхозов и совхозов в 1927 году тот же Сталин с подачи Немчинова называет другое значение - 47,2%. Впрочем, он же вскользь упоминает и другую цифру, касающуюся только первых колхозов и основанную на данных ЦСУ - 30%. В любом случае получается, что «высокомеханизированное» (по сравнению с 1913 годом) «крупное социалистическое производство» оказывается экономически менее эффективным, чем «отсталое полуфеодальное» помещичье и монастырское хозяйство (47% товарности), и лишь ненамного превосходящим индивидуальное кулацкое (34%).
Второй вопрос касается темпов прироста сельскохозяйственного производства. Итак, как было показано выше, за 13 лет колхозного строительства валовая продукция зерновых возросла по сравнению с 1927 годом (который, в свою очередь, почти сравнялся с довоенным 1913-м) на 830 млн. пудов, или в 1,17 раза. Между тем, по данным Карнауховой, за такой же срок, но предшествующий 1913 году, валовое производство зерна в Российской империи возросло более чем на 1500 млн. пудов, или в 1,56 раза; а если считать с 1886 года, т.е. за 27 лет, то прирост составил 90%, т.е. увеличился без малого в 2 раза. И это, заметим, в «отсталой стране сохи», обрабатывавшей землю «примитивными сельскохозяйственными орудиями» (цитата из юбилейного сборника). Без всех тех сотен тысяч тракторов, комбайнов и прочей «современной машинной техники», которой снабдила советская промышленность свои колхозы и совхозы к 1940-му году. Отметим кстати, что посевные площади к 1940 г. увеличились на 5 млн.га, да и сельское население за счет присоединения новых республик и освобожденных территорий возросло до дореволюционных 131 млн. Так что рассуждения о «выдающихся успехах колхозного строя», и уж тем более о «процветании советской деревни» представляются, мягко говоря, неоднозначными.
Любопытно еще и другое - в «доколлективизационное» время прирост производства зерна шел куда более высокими темпами. В Политическом отчете 15-му съезду Сталин приводит такие данные:
«Если в 1924/25 году валовая продукция сельского хозяйства составляла по новым расчётам Госплана 87,3 проц. от довоенного уровня... то теперь, спустя два года, в 1926/27 г., продукция сельского хозяйства составляет уже 108,3 проц. ... По контрольным цифрам Госплана на 1927/28 г. предполагается дальнейшее увеличение продукции сельского хозяйства до 111,8 проц. от довоенного...» - т.е. получается прирост почти в 1,3 раза всего за 3 года. Напомним еще раз, что государство при этом сознательно ограничивало экономическую активность кулачества, бывшего ранее основным поставщиком товарного хлеба, и упомянутый прирост происходил в основном за счет укрепившегося среднего крестьянства.
Разумеется, и среди коммунистов были люди, видевшие резервы развития индивидуального хозяйства и его эффективность. В разного рода «уклонах» и «теориях» недостатка не было. Но они были отвергнуты руководством партии во главе со Сталиным как противоречащие социализму. Скорее всего и сам Сталин осознавал цитируемые им цифры. Но он никогда особо и не скрывал, что его неприятие кулачества имеет под собой чисто идеологическую основу - из его работ по аграрному вопросу это вполне очевидно. Особое же раздражение у него вызывала экономическая независимость кулачества.
Ну и наконец, произведем еще один подсчет - сколько же хлеба оставалось у крестьян для собственного потребления? Для дореволюционных лет эта цифра составляет 5000-1300=3700 млн. пудов. По многочисленным отзывам советских историков, в том числе и Карнауховой, этого совершенно недостаточно. Россия, по ее оценке, находилась на одном из последних мест в Европе по потреблению хлеба. Для 1926/27 гг. эта цифра составляет уже 4119 млн. пудов, а вот для 1940-го - всего 3448 (!). «Недостаточное потребление», говорите... Не отсюда ли такая нелюбовь русских крестьян к коллективизации, а составителей юбилейного сборника - к некоторым цифрам?
Интересно сравнить и динамику прироста валового и товарного производства за эти два периода. Как мы уже подсчитывали выше, валовое производство зерна в 1900-1913 гг. возросло в 1,56 раза. Товарное же, судя во цифрам Карнауховой – с 919 млн. пудов до 1317 млн.пудов, т.е. в 1,43 раза. Таким образом, прирост товарного производства происходит почти параллельно приросту валового, и даже немного отстает от него – а это значит, что собственное потребление как минимум не падает и даже немного возрастает. Для периода же 1927-1940 картина получается несколько иная: прирост валовой продукции в 1,17 раза, товарной же – с 630 до 2340 млн. пудов, т.е. в 3,7 раза! И это – при сопоставимой численности сельского населения. Весьма похоже на возврат к временам продразверстки.
Интересно было бы сравнить еще и реальные доходы от продажи крестьянами хлеба, но для этого в этих источниках недостаточно данных. Хотя Сталин признает, что именно крестьянство несло на себе основное бремя финансирования социалистического строительства - за счет разницы в заниженных закупочных ценах на хлеб и завышенных - на промышленную продукцию (см., напр. доклад «Об индустриализации и хлебной проблеме»).

Из советской статистики можно извлечь и другие интересные данные. Скажем, в том же юбилейном сборнике приводятся такие цифры производства товарного хлеба для послевоенных лет: 1953 – 2187, 1956 – 3738 млн. пудов. При этом специально оговаривается, что в 1956 году более 2 млрд. пудов приходится на новоосвоенные целинные земли Казахстана, Урала и Сибири (в 1953 на их долю приходилось чуть больше 500 млн.) Если принять товарность с/х производства за те же сталинские 40%, то несложный подсчет показывает, что валовое производство в местах традиционного земледелия составило 5500-5600 млн. пудов, т.е. меньше, чем в 1940 г., и всего в 1,12 раз больше, чем в 1913-м. Если же брать значение товарности более высокое - 50% и более (подобные данные, правда, для военных лет, приводятся здесь), то валовое производство, а с ним и собственное крестьянское потребление, окажутся еще ниже.

Из всего вышеизложенного можно сделать следующие выводы.
Конечно, бессмысленно отрицать очевидное – а именно абсолютный прирост продукции зернового хозяйства в 1929-1940 годах. Но, несмотря на существенные изменения в техническом оснащении деревни (предмет особой гордости советской статистики), прирост производства на сопоставимых площадях был незначителен – не в разы, как можно было бы ожидать, а на считанные проценты. Значительный рывок был сделан только после освоения целины, за счет резкого увеличения пахотных площадей (на 37,5 млн.га), т.е. чисто экстенсивным путем.
Производительность труда в советском сельском хозяйстве росла медленнее, чем до революции – опять же несмотря на механизацию, удобрения и т.п. В этом смысле гораздо более позитивное значение имел послереволюционный передел земли в пользу бедного и среднего крестьянства. Прирост же производства товарного хлеба в СССР происходил за счет фактического ограбления села.
Вот вам и передовое сельское хозяйство.

Ну и в заключение приведу еще одну цитату из Сталина, посвященную ЦСУ. Надо же соответствовать заголовку.
«To же самое можно сказать о злосчастном хлебофуражном балансе Центрального статистического управления, данном в июне, по которому выходило так, что товарных излишков у зажиточных оказалось будто бы 61%, у бедноты - ничего, а у середняков - остальные проценты. Смешное тут состоит в том, что через несколько месяцев ЦСУ пришло с другой цифрой: не 61%, а 52%. А недавно ЦСУ дало цифру уже не 52%, а 42%. Ну, разве можно так исчислять? Мы верим в то, что ЦСУ есть цитадель науки. Мы считаем, без цифр ЦСУ ни один управляющий орган рассчитывать и планировать не может. Мы считаем, что ЦСУ должно давать объективные данные, свободные от какого бы то ни было предвзятого мнения, ибо попытка подогнать цифру под то или другое предвзятое мнение есть преступление уголовного характера. Но как можно верить после этого цифрам ЦСУ, если оно само перестаёт верить своим цифрам?» (Политический отчет ЦК 14-му съезду ВКП(б), 18 декабря 1925 г.)
Tags: коммунисты, мифы, советская власть, сталин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments