harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Categories:

Россия, которую мы забыли III

Оригинал взят у _devol_ в Россия, которую мы забыли III
ЦР на Photofile.ru

Недавно наткнулся у одного "левого", в смысле политориентации, автора на расхожее утверждение о якобы царившем в забитой и отсталой царской России перманентном голоде. Который и стал де причиной революции (о как!):

"В прошлый раз мы пришли к выводу, что народ просто-напросто голодал, так что восстание стало вопросом выживания...Прошу не забывать, что это не просто вселенский позор и нехватка денег, а настоящий убивающий – голод, о котором мы уже говорили в прошлый раз".
http://community.livejournal.com/ru_history/497121.html?view=6874337#t6874337

Рассуждать об особенностях сознания наших коммуно-социалистических современников бессмысленно. Попробуем разобраться с тезисом о полуголодной жизни людей в старой России. Прежде чем перейти к цифрам, специально отмечу, что у каждого народа есть своя специфика питания и соответствующие традиции. К примеру, чукчи едят строганину, итальянцы поглощают много мучных изделий, а вот в Польше налегают на картошку.

Если исходить из коммунистической демагогии, то все эти народы по тем или иным причинам легко назвать "отсталыми". Допустим, если сравнить потребление картофеля в Польше с потреблением оного продукта во Франции, то такой вывод сам напрашивается. И естественно, он будет жульническим и нечестным.

В дореволюционной России существовали свои традиции питания, которые определялись как образом жизни и деятельности основной массы населения, так и некоторыми внешними условиями. Например, почему русские ели меньше мяса, чем европейцы? Дело в том, что традиционная еда русских - это суп или каша, приправленная мясными субпродуктами (сало, солонина и т.п.). Вот что пишет Энгельгард о народной еде в 70-х годах XIX века:

"Совершенно понятно, что нормальная пища солдат - щи и каша - выработаннная продолжительным опытом, совпадает с образцовой народной пищей, при которой можно произвести наибольшую работу. Никакие гороховые колбасы, никакие консервы не могут заменить этой простой пищи, и вся задача только в том, чтобы эта пища была хорошо приготовлена и из хороших материалов.
Щи и каша - это основные блюда. Уничтожить кашу - обед не полный, уничтожить щи - нет обеда. Разумеется, если добавить что-нибудь к такому прочному обеду, так не будет хуже. И после такого обеда артель в 20 человек с удовольствием съест на закуску жареного барана или теленка, похлебает молока с ситником, но все это будет уже лакомство.
Солонины, говядины или свинины в скоромные щи кладется немного, так что крепкого бульона не получается - лишь бы только навару (жиру) было побольше, если говядина не жирна, то к ней прибавляют свиного сала.
Замена различных составных частей нормальной прочной пищи другими делает пищу более или менее легкой то есть такой, которая быстрее переваривается, выпоражнивается. Тут необходимо заметить, что с понятием о хорошей прочной пище соединяется и то, что пища имеет густую консистенцию и бросает на пойло. "У него харч хороший; едят ве густое, хлеб что не переломишь, каша - балиха, кисель - ножом режь".
Если солонину в щах заменить свежей говядиной, то пища уже будет менее прочная; она делается еще менее прочною, если солонину заменить свежей свининой, потому что свежая свинина нудит. Замена солонины салом еще понижает достоинство щей, но только если солонина жирная; при тощей солонине щи с салом предпочитаются.
Точно так же пища делается менее прочною, есликрутую гречневую кашу - самое любимое кушанье - заменить размазней, киселем, густой картофельницей, супом-крупником, хотя бы даже и с говядиной.
Молоко сладкое и кислое считается уже легкой пищей, только творог, который на треть с гречневой крупой, едят в пирогах и лепешках, считается твердой пищей.
Я имел неоднократные случаи наблюдать, как едят рабочие, работающие сдельно артелью на условиях, когда выгодно хорошо есть. Например, резчики дров, работавшие не у меня, но в соседнем лесу, и забиравшие у меня некоторые материалы для харчей. Народ - молодцы на подбор, работали замечательно, дров нарезали количество непомерное. На харчи денег не жалели: каждый день водка, каша, такая крутая, что едва ложкой уколупнешь, с коровьим маслом, щи жирные. Но мяса ели мало, и вот тут то я убедился, что работающие люде вовсе не придают значения мясу как питательному веществу: водку, например, предпочитают мясу во всех отношениях. Но я не могу сказать, чтобы это были пьяницы. Грешный человек, я и сам предпочту обед, состоящий из стакана водки, щей с салом и каши, обеду, состоящему из щей, мяса, каши, но без водки. ... Конечно, скажут, что известно, мол, русский человек пьяница, но позвольте, однако же, тот же рабочий человек не согласится заменить молочную кислоту нормальной пищи водкой, не согласится заменить водкой жир или гречневую крупу..."


Странно. Оказывается русские недочеловеки, какими их изображает коммунистическая пропаганда, "не придавали значения мясу". Удивительно, но согласно статистике, потребление мяса в зажиточных крестьянских хозяйствах (более 10 десятин на семью) мало отличалось такого (только на 5-7%) в бедных хозяйствах (менее 5 десятин). А владельцы более чем 25 десятин ели мяса всего-навсего в среднем на 10-15%, чем бедняки (данные Нефедова по Воронежской губернии)! Может, наши предки были действительно с прибабахом? А вот и нет. Люди на своем обычном уровне понимали, что самым важным в пище является ее энергетическая ценность. Горячая каша или щи с салом - более выгодная с этой точки зрения еда, чем просто кусок постной отбивной. Именно такая еда "заряжает" работника, позволяя ему выполнять задание. Поэтому для корректного сравнения питания русских с другими народами, надо сравнивать их не просто по потреблению мяса или молока, а по энергетической ценности еды . Забавно, что подобных исследований мне как раз не попадалось (хотя слышал, что В. Похлебкин что-то вроде пытался изобразить)!

Есть еще одна интересная особенность питания в России. Люди ели ту или иную еду в зависимости от выполняемой работы - то есть, рационально подходили к своему питанию. Процитирую опять Энгельгарда.

"Как-то осенью.. случилось мне пойти посмотреть на граборские работы. В эту осень граборы работали у меня поденно и занимались чисткой лужков, заросших лозняком.
Граборы сидели у огонька и обедали.
-Хлеб-соль!
-Милости просим.
Я подсел к огоньку. Обед граборов состоял из вареного картофеля. Это меня удивило, потому что я слыхал, что граборы народ зажиточный, трудолюбивый, получающий обыкновенно высшую, почти двойную против обыкновенных сельских рабочих плату, и едят хорошо.
-Что это? Вы, кажется, одну картошку едите? - обратился я к рядчику.
-Одну картошку.
-Чтож так?
-Да не стоит лучше есть, когда с поденщины работаешь.
-Вто как! А мне говорили что граборы хорошо едят.
-Да и то! Мы хорошо едим, когда сдельно работаем, когда канавы роем, землю от куба ворзим, чистку от десятины снимаем.
-Что же вы тогда едите?
-Тогда? Щи с ветчиной едим, кашу. Прочную, значит, пищу едим, густую. На картошке много ли сделаешь?
-Да разве вам все равно что есть? Ветчина, каша ведь вкуснее.
Рядчик посмотрел на меня с недоумением. Его, видимо, удитвило, как это я не поинмаю такой простой вещи, и он стал мне объяснять.
-Нам не стоит хорошо есть теперь, когда мы работаем с поденщины, потому что нам все равно, сколько мы ни сделаем, заработок тот же, все те же 45 копеек в день. Вот если бы мы заработали сдельно - канава рыли, землю возили - это другое дело, тогда нам было бы выгоднее больше сделать, сработать на 75 копеек, на рубль в день, а этого на одной картошке не выработаешь. Тогда бы мы ели прочную пищу - сало, кашу..."
.
(А.Н.Энгельгардт. Письма из деревни. М.,1987.)

Вообще же, все сказки про плохое питание населения в России - наглое жульничество. Как в аграрной стране с огромными сельско-хозяйственными площадями могла быть такое? Приезжавшие еще в XVI-XVII веках на Русь иностранцы удивлялись дешевизне продуктов питания в России. Адам Олеарий свидетельствует о «громадном изобилии хлеба и пастбищ», о больших пространствах свободных плодородных земель, о том, что в России редко приходится слышать о дороговизне. Юрий Крижанич писал, что на Руси «крестьянам... живется намного лучше, нежели во многих местах Греческой, Испанской и других подобных земель, в которых кое-где мясо, а кое-где рыба слишком дороги, а дрова продаются на вес...Ни в одном королевстве простые черные люди не живут так хорошо...".

К примеру, если бочка французского белого вина в середине XVII века стоила в Москве около 3-5 рублей, то бочка огурцов в августе (т.е. в самый сезон) - полкопейки. Четверть ржи (от 6 до 8 пудов, т.е. от 96 до 128 кг) в 70-80-х годах XVII века стоила около 50-60 копеек. Пуд говядины стоил в 1674 году около 27 копеек. Заработок поденного работника (т.е. батрака) в это время в России в среднем составлял около 5-6 копеек в день, при этом на питание у него уходило около 2-2,5 копеек (по расчетам Р. Хелли и С. Нефедова). Вот вам и якобы вечно голодающая страна.

Разумеется, аграрное хозяйство не исключало кризисов. Но надо понимать, что как правило эти кризисы были вызваны аграрным перенаселением, что приводило в годы низких урожаев к коллапсу. При этом, замечу особо, происходило это повсеместно, а не только в России. Аграрное перенаселение Ирландии вызвало голод в 40-х годах XIX века. В Финляндии аналогичное произошло в 60-х годах XIX века, а во Франции последний серьезный локальный голод случился также в 60-х годах XIX века. В царской России ряд регионов к концу XIX века можно было назвать аграрно-перенаселенными - Поволжье, Нечерноземье и т.п. Способов для выпуска пара из котла в истории есть два: переселение и урбанизация.

Бурное развитие промышленности в России подстегивало второе, а грамотная политика царских властей постепенно приводила к заселению пространств Сибири и Дальнего Востока. Так с 1905 по 1915 год население этих территорий выросло почти в три раза - с 4 до 12 млн. человек. К вопросу о "неудачности" политики, для иллюстрации которой коммунисты приводят данные о том, что 37% переселенцев не остались жить в Сибири и вернулись назад. Эти цифры могут произвести впечатление только на абсолютно безграмотных людей. Сравним это с миграционными потоками европейцев в какую-нибудь Аргентину. Из общего числа европейских переселенцев в Аргентину в 1857-1914 годах обратно в Европу вернулось...аж 43%. Противоток переселенцев на американском Западе никогда ниже 20-25% не опускался. И "проклятый" царский режим тут не при чем. Само же развитие Сибири при царях шло бурно - темпы индустриализации в среднем в 1899-1915 годах составляли в ней около 9-10%, а экспорт масла за это же время вырос с 10 до 162 млн. фунтов.

Всем отлично известно, что при советской власти, мягко говоря, из еды был сделан настоящий культ. О чем, кстати, с пылом и жаром спорят до сих пор на различных форумах. Недавно слушал разговор двух коллег, родившихся и живших в одном провинциальном городе. Одна - внучка второго секретаря обкома партии. Вспоминает, как бабушка в 70-х годах делала вкусные и замечательные блины с красной рыбой и красной икрой. Второй - вспомнил полуторочасовые очереди в конце 70-х годов в его деревне за...хлебом. Как говорится - жили на разных планетах, хотя и в одной области. Кстати, бывший обкомовец сейчас состоит в КПРФ и усиленно агитирует за "народную власть". :)

Поскольку прямое сравнение с СССР невозможно (в Союзе была распределительная и безденежная по сути система), просто посмотрим на доступность продуктов питания для среднего человека в отсталой царской России. В 1914 году в Москве белый хлеб стоил 5 копеек фунт, гусь - от 3 до 6 копеек, а фунт говядины - 22 копейки. Средний заработок рабочего в России тогда - около 21 рубля в месяц. При этом квалифицированные рабочие, что понятно, зарабатывали больше. При этом все цены были дешевле, чем в европейских странах на треть, а то и больше.

Но это Москва. Цены в провинции были еще ниже. Посмотрим, как жил в ссылке в Сибири некто Ульянов. Злобное царское правительство выделяло на содержание этого существа ежемесячно 8 рублей. На них пламенный борец за интересы трудового народа имел:

- дом с уборкой и чисткой платья;
- питание.

Одну неделю цветущий организм узника питали зарезанным специально для него барашком, а на вторую покупали свинины и говядины, которые работница рубила на котлеты. Про картошку, огурцы, свеклу и капусту говорить не приходится, этого добра было навалом. Молока – хоть залейся. На десерт – пряники, сибирские ватрушки, чаек-с, наливочка опять же.

Может, царизм специально кормил Ильича на убой? Возьмем для сравнения нормы рациона в отсталой русской и передовой немецкой армиях на начало XX века (данные по Свечину и Дельбрюку). В русской армии солдату полагалось в день 3 фунта (1,3 кг) ржаного хлеба или 2 фунта сухарей, 3/4 фунта мяса, чай. В германской - 750 грамм хлеба, 250 грамм мяса, чай. Интересно было бы сравнить это с рационом советских солдат, не говоря уже о нынешних россиянских защитниках Родины, возвращающихся из армии дистрофиками. Тут важно также понимать, что реминсценции о том, что до армии до 40% русских призывников не ели мяса (как пишет об этом Багратион) свидетельствуют не об их убогости, а о особенностях питания русских крестьян, которые действительно, как написано выше, предпочитали постное мясо жирной, "твердой" пище.

Возможно ли, что так солдат кормили только в мирное время? В конце 1916 года в "передовой" Германии, на которую безостановочно дрочили все российские социалисты, разразился...голод. Мирное население жрало картофельные очистки и турнепс. Были урезаны рационы и в армии. А вот свидетельство участника Брусиловского прорыва, как нерадивый царь Николашка кормил своих солдат в том же, не самом простом для страны 1916 году:

"Кормили вдоволь. Пищу ели десять солдат из одной деревянной лоханки, то же и кашу, когда гречневую, иногда просо – то есть овсяную кашу. Кормили хорошо, сытно. На день на каждого выдавали хлеба 3 фунта, мяса фунт во всяком виде, масла – полфунта, сахару пиленого 18 кусков".

Давайте сравним это с нормами питания в сталинском СССР в военное время. В 1941 году красноармейцы, не входящие в состав действующей армии получали:

хлеб - 650-760 грамм (первое летом, второе - зимой);
макароны - 20 грамм;
мясо - 75 грамм;
рыба - 100-120 грамм;
масло - 20 грамм.

В действующей армии:

хлеб - 800-900 грамм (первое летом, второе - зимой);
макароны - 30 грамм;
мясо - 150 грамм;
рыба - 100 грамм;
масло - 20 грамм.

Даже в довоенном СССР питание военнослужащих не дотягивало до уровня "отсталой" царской России 1916 года:

хлеб - 600 грамм черного и 400 грамм белого;
макароны - 10 грамм;
мясо - 175 грамм;
рыба - 75 грамм;
масло - 30 грамм.

В современной россиянской армии в рацион солдат входит:

хлеб - 750 грамм;
мясо - 200 грамм;
рыба - 120 грамм;
масло - 50 грамм.

Разумеется, эти нормы лишь на бумаге. Как реально кормят в армии Эрафии, знают все.

Поскольку с особенностями питания в России разобрались и получили сравнение, чем же и как кормила своих защитников страна, перейдем теперь к общим цифрам.

Россия произвела в 1913 году 47% от количества ржи, произведенной Европой + США, Канадой, Японией, Австралией, вместе взятыми.

Почти 25% пшеницы (те же страны + Аргентина).

Почти 24% овса.

17% картофеля.

35% ячменя.

Потребление четырех основных видов зерновых на душу населения (с вычетом экспорта у России и стран-экспортеров и добавлением импорта у стран-импортеров) в 1913 году в пудах:

Россия 18,0
Австро-Венгрия 19,3
Англия 16,7
Германия 20,5
Голландия 24,8
Испания 18,3
Италия 16,2
Норвегия 13,5
Румыния 25,1
Франция 19,1
Швейцария 13,4
Швеция 15,2
Канада 29,9
США 43,7
Австралия 16,9
Аргентина 17,0

Как видим, потребление зерновых в России было на среднеевропейском уровне. Другое дело, что в случае неурожаев беднейшая часть крестьянства, которая составляла около 15-20% в среднем, действительно попадала в ситуацию голода.

Что касается пресловутого аграрного вопроса. Решить который левая интеллигенция призывала за счет отдачи помещичьих земель крестьянам. Процитирую камрада al_komnin:

"Всего в условно-помещичьей собственности находилось ок. 53,2 млн десятин (на 1905 г.) - в т.ч. лесные и иные непахотные угодья, плюс надо иметь в виду, что огромное число земель находились в закладных (т.е. являлись спорной собственностью) и т.д. Прочие категории - 139 млн собственных крестьянских наделов, крестьянским же артелям принадлежало еще 24,6 млн. десятин, купцам и торговопромышлен-ным компаниям -16,7 млн десятин, мещанам и другим сословиям - 6,5 млн десятин.
Итак, реальная цена вопроса - порядка 35-40 млн десятин помещичьих земель (отметим, что дело касается только ограниченной территории черноземной России-Украины, т.к. в прочих регионах помещичьего землевладения практически не было).
При этом в 1905 году из общего количества 12 млн крестьянских дворов менее 5 десятин на двор имели 2 857 тыс. дворов (23,8 % общего числа дворов); от 5 до 10 дес. на двор имели 5 072 тыс. дворов (42,3%); свыше 10 дес. - 4 070 тыс. дворов (33,9%). Данные, заметим, еще до столыпинской реформы и предвоенной волны оттока крестьян в города".


Как видим, почти 76% крестьянских дворов имели от 5 и более десятин (т.е. почти по 5,5 гектаров), а передача им помещичьих земель кардинально картины не меняла.
Tags: империя, история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments