harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

НОВЫЙ ГОД - 316 ЛЕТ В РОССИИ


Руки твои да не лежат долго на тарелке,
ногами везде не мотай

Правило поведения за праздничным столом в XVIII веке
«Юности честное зерцало»

Сегодня стоит вспомнить и о том, что в России традицию празднования Нового года именно 1 января учредил никто иной как наш незабвенный царь Петр Алексеич, а произошло это в 1700 году. Благодаря этому обстоятельству появляется удивительная возможность не только отметить Новый 2016 год, но еще и как следует отпраздновать 316-летие этого самого Нового года в России.

Ровно 316 лет назад, то есть до наступления XVIII века, Новый год отмечали совсем в другой день — 1 сентября, а отсчет годочков производился не иначе как от «сотворения мира». Это означало, что 1700 год по новому стилю равнялся 7208 году – по старому. Петр I запретил дурить народ и повелел сделать все как у людей, то есть как во всей цивилизованной Европе. После специального указа царя от 20 декабря 1699 года отсчет лет начали производить уже от Рождества Христова.

В самом указе жителям столицы предписывалось на «больших и проезжих знатных улицах», украсить свои дома на время с первого по седьмое января ветвями сосновых, еловых и можжевёловых деревьев. Наступление Нового года должно было отмечаться совершением специальных богослужений в церквах и молельнях. Тут стоит вспомнить также и том, что в 1700 году Санкт-Петербурга как бы еще и не было, так что самый первый Новый год по новому стилю отмечали в первопрестольной.

Сегодня этот праздник ассоциируется у нас с целым набором традиционных составляющих – это шампанское, салат оливье, новогодняя елка, мандарины, Дед Мороз и Снегурочка. Все это появилось уже значительно позднее, а вот фейерверки – «огненные потехи» царя Петра — как раз таки стали неотъемлемым атрибутом празднования именно в начале XVIII века. История появления фейерверков в России также весьма любопытна – их широкое распространение приходится на конец XVII века. Сам Петр заявлял, что если любимым развлечением его отца являлась охота, то он к этому интереса не имеет, и что у него с юности «была большая страсть к мореплаванию и фейерверкам». Расширению производства разных фейерверочных фигур способствовало создание еще в Москве в 1680 году специального ракетного заведения. В то время русские пиротехники изготовляли уже фейерверочные фигуры многих видов, что способствовало разнообразию и великолепию «огненных потех».

Все известные тогда в Европе изделия потешной пиротехники получили применение и в фейерверках, устраивавшихся в России. «Верховые» фигуры — ракеты и им подобные — отрывались от земли и быстро поднимались вверх, оставляя плавные или зигзагообразные светящиеся следы. Другие («низовые») во время своего сгорания производили огненно-световые эффекты или громкие выстрелы на самой площадке фейерверочного зрелища. Разнообразным сочетанием «верховых» и «низовых» фигур получались красивые и затейливые композиции. На довольно значительной высоте достигались эффекты, как бы воспроизводившие огромные букеты, снопы, гирлянды и пр., а на площадке — ряды блестящих фонтанов, водяные каскады, лиственные и цветочные мозаики, ослепительные солнца и колеса, вертящиеся мельницы, бриллиантовые пирамиды и иные виды фейерверочного убранства. Наряду с чисто пиротехническими огненными композициями в фейерверочных представлениях начала XVIII века стали занимать значительное место специальные декорации. Так, для фейерверочных представлений изготовлялись объемные декорации в виде павильонов, беседок, галерей, террас, бассейнов, обелисков, статуй.

Неотъемлемым элементом украшения огненных новогодних представлений стали символы, аллегории и эмблемы. Они отражали не отвлеченные и абстрактные представления, а достаточно конкретные реальные идеи, задачи, события, которые уже свершились или только начинались. Так, например, аллегория в виде белки, грызущей орех, с надписью «Без труда не получишь» — напоминала об усилиях русской армии, предпринятых для овладения Нотебургом (Орешком), и одновременно призывала к преодолению других трудностей, встречавшихся в ходе Северной войны. В связи с этим заслуживают упоминания слова Петра, высказанные им по поводу взятия крепости Орешек: «Правда, что зело жесток сей орех был, однако ж, слава богу, счастливо разгрызен».

Некоторые изображения представляли собой едкие и остроумные карикатуры. Так, на одной картине были показаны осёл (Подразумевалась шведская армия и лично Карл XII) «во львиной коже гордящийся» и многие звери, избегавшие встречи с ним и со страхом озиравшиеся на него. Под изображением имелась надпись «Хотяше страшен бытии». Рядом, на другой картине, был показан тот же «презренный» осёл, но уже с содранной «львиной кожей», и те же звери, забавляющиеся и насмехающиеся над ним. Здесь была также надпись: «Достоин быть смеха». Обе упомянутые картины показали в сатирическом жанре, как после Полтавской битвы был развенчан ореол непобедимости шведской армии.

Во время отмечания Нового года в Петровской России не только устраивали красочные фейерверки, но еще и палили нещадно из всех пушек. По этому поводу в 1710 году высказался датский посланник и боевой морской офицер Юст-Юль: «Трудно себе представить какая масса пороха изстреливается за пирами и увеселениями, при получении радостных вестей; на торжествах и салютах, подобно нынешнему; ибо в России порохом дорожат не более чем песком, и вряд ли найдешь в Европе государство, где бы его изготовляли в таком количестве и где бы, по качеству и силе, он мог сравниться с здешним».

Ещё одной неотъемлемой чертой петровского новогоднего празднества стали ассамблеи – именно при Петре начали устраивать эти знаменитые увеселительные встречи, балы и прочие собрания с питьем и танцами, которые Петр своим указом от 1718 года обязал «всех чиновных лиц, живущих в Петербурге, проводить регулярно по очереди». Впервые на этих собраниях появились женщины в «зазорных» платьях с декольте и оголенными руками, которые должны были «пить и веселиться» вместе с мужчинами.

Как известно, на Руси было и много противников таких нововведений, резко ломающих все вековые и традиционные устои страны. Но у Петра по этому поводу был свой ответ: «Знаю…, что вы чувствуете отвращенiе к Петербургу, что готовы поджечь и его, и флотъ, какъ только я помру, и возвратиться въ вашу возлюбленную Москву, но пока живу, не отпущу васъ отсюда и не дамъ забыть, что я царь Петр Алексеевичъ».

Интересен также и тот факт, что при Петре каждое новогоднее празднование было посвящено военным победам или подписанию мирного договора. Так, например, в 1711 году Россия была вынуждена вести войну на два фронта – со Швецией на Севере и с Турцией на Юге, что было весьма затруднительно. Подписание мирного договора с Турцией и отказ от некоторых крепостей на юге позволил России развязать руки для более успешных военных действий против Швеции, что и предопределило дальнейшую победу в Северной войне. По этому поводу 1 января 1712 года в Петербурге был сожжен фейерверк. Его специальные декорации, запечатленные на гравюре А. Зубова, отразили упомянутые события 1710—1711 гг. Фейерверк был устроен по распоряжению Меншикова — губернатора Петербурга.

Театр фейерверочного представления находился на ледяном поле Невы, напротив дворца Меншикова. Там было построено декоративное сооружение в виде триумфальных ворот. Эти «врата» были оснащены многими и разнообразными изделиями увеселительной пиротехники, создававшими при своем сгорании разнообразные огненно-световые эффекты. Вокруг «врат» также размещались комплексы фейерверочных изделий. В проемах арок и в других местах и по фасаду триумфальных ворот показывались последовательно транспаранты, эмблемы, раскрывавшие содержание фейерверочного представления.

В описании фейерверка говорится, что сначала на верху ворот был показан «воин на коне», увенчанный лавровым венком; он держал в правой руке меч, а в левой масличную ветвь. Эта аллегория выражала уже хорошо известную нам постоянную готовность Петра к миру и вместе тем означала, что русское государство, добившееся мира с Турцией, продолжает еще борьбу со Швецией. В последнем отделении фейерверочного представления была введена в действие декорация, находившаяся в проеме центральной арки. В описании зрелища сказано: «Потом окажется крепость морская, у которой в одной куртине подпись сия: «бог укрепи камень сей». Значит сие крепость Сапктъпитеръбурх. В другой куртине сие подписание: «На счастливое шествие сему». Причем корабль со всеми парусами по ветру в гавань прибываеть. Значит сие какую благость впредь государству чрез сие привлечет». Таким образом, в фейерверке подчеркивалось значение Петербурга и строившегося здесь флота. Появление в фейерверочном представлении декорации, изображавшей Петербург, сопровождалось действием многих, расположенных при ней изделий увеселительной пиротехники. В описании фейерверка далее говорится: «Потом как сие скончается, начнет крепость вновь из себя выпущать патроны и гранаты беспрестанно, при том ракеты и многие разные люсты-кугели со беспрестанною пушечною пальбою».

В итоге мы видим, что Новый год в петровскую эпоху отмечался широко и с настоящим русским размахом. Это время подарило нам не только праздник 1 января, но и город Санкт-Петербург. Красочные петровские фейерверки настолько уверенно вошли в нашу жизнь, что и сегодня без них не обходится ни один Новый год. И, несмотря на то, что в начале XVIII века некоторых приходилось буквально палками загонять на праздничное веселье, сегодня уже радоваться этому празднику никто не заставляет.
Источник: http://spbstarosti.ru/kurezy-peterburga/rozhdenie-novogo-goda.html


Tags: история, петербург, развлечения
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments