October 28th, 2017

Полетика Николай Павлович. Советский историк и экономист. часть 1. начало 20-х

"Автографы Н.П. Полетики из моего собрания: историку А.Л. Сидорову и Г.Я. Вайскопфу...Автор книг "Сараевское убийство" (1930) и "Возникновение (Первой) мировой войны" (1935; 1964) - лучших отечественных работ по данной теме, никогда позднее не переиздававшихся. С его предисловиями вышли первые советские издания трудов адмирала Мэхэна (1941) и меумаров  гросс-адмирала Тирпица (1957). После отъезда на ПМЖ в Израиль (историческая родина жены) в 1973 г. вычеркнут из истории отечественной науки. Написал воспоминания "Виденное и пережитое", частично опубликованные в Иерусалиме на русском языке (1982). Воспитатель нескольких поколений советских историков, которые дружно забыли о нем и начали вспоминать совсем недавно, через много лет после "можно". из https://molodiakov.livejournal.com/48521.html

«Поезжайте утром в полдевятого – в девять, – сказал мне один сотрудник редакции, – трамваем № 9 по Литейному до Военно-Медицинской Академии на Выборгской стороне. Вы встретите старичка с седой бородкой, скромно одетого. Это академик Иван Петрович Павлов. Послушайте, как он выражается по адресу советской власти»... Невысокий сухощавый старичок, нисколько не стесняясь, «крыл» советскую власть: Бога не признают, церкви закрыли, религию уничтожили, комсомольские походы в церкви делают, верующих разгоняют, а рабочим есть нечего, все продукты пошли в склады для партийных, при царе жилось свободней, чем сейчас, и т.д., и т.п."

Оригинал взят у jlm_taurus в Полетика Николай Павлович. Русский историк и экономист. часть 1
"Полетика Николай Павлович, , видный русский историк и экономист, профессор, автор многочисленных научных и популярных работ. Особенно известны его книги о причинах и обстоятельствах, приведших к возникновению Первой мировой войны. В 20-х - 30-х годах Н. П. Полетика, сотрудничая в ленинградской прессе, тесно соприкасался с литературными кругами и был активным свидетелем и участником общественно-политической жизни Советской России. Свои мемуары он написал в Израиле, куда эмигрировал в 1973 году... после отъезда Н.П. Полетики в Израиль в 1973 г. имя его оказалось вычеркнутым из советской историографической науки на долгие тридцать лет."

"...Я «снимал скальпы» с иностранцев. Мы бегали по гостиницам целые дни: работы было много. Юбилей Академии Наук должен был показать Европе, что советское правительство всячески поощряет науку и ее наиболее видных представителей.

За несколько дней до начала официальных празднеств портье гостиницы «Европейская» сообщил мне по телефону, что у них остановился английский профессор Джон Мэйнард Кейнс с женой, которая хорошо говорит по-русски.

Кейнс был ученым-экономистом с мировой репутацией. Профессор Кембриджского университета, консультант по экономическим и финансовым вопросам в английской делегации на Парижской мирной конференции 1919 года, Кейнс резко критиковал экономические условия и систему репараций, наложенных Антантой на побежденную Германию. Он написал две книги о Версальском мирном договоре. Они были переведены на русский язык и изданы государственным издательством. Я читал их, равно как и отдельные статьи Кейнса о германских репарациях в английском журнале «Нейшн». Словом, это был мировой авторитет по финансовым вопросам.Collapse )

Полетика Николай Павлович. Советский историк и экономист. ч. 2. Ударим массами по образованию

Если бы оппозиционеры одолели Сталина, то режим, который они бы установили в Союзе, ничем бы принципиально не отличался от режима Сталина, разве только количество пролитой оппозиционерами «кровушки» народных масс и интеллигенции было бы, может быть, на 10-25% меньше. Тюрьмы, концлагеря, пытки и казни, почти даровой принудительный труд, намордник молчанья на устах были и во времена террора 1918-1920 гг., и Троцкий, Зиновьев, Каменев, Бухарин одобряли этот террор и сами принимали в нем непосредственное участие.

Оригинал взят у jlm_taurus в Полетика Николай Павлович. часть 2
"...На преподавательскую работу в вузы шли тогда сотни и тысячи молодых инженеров, экономистов, юристов; преподавателями вузов в разной квалификации становились ассистенты, доценты и даже профессора. На «партийные» кафедры – политической экономии, диалектического и исторического материализма, истории философии и др. новые преподаватели либо прямо направлялись горкомами и обкомами ВКП (б), либо утверждались ими после проверки.

Ученых степеней и званий не существовало. Они были отменены декретом еще в 1918 году. Были должности ассистента, доцента, профессора, весьма непрочные и неверные. Сегодня – профессор, доцент, а завтра по воле директора вуза – никто. Например, в 1932 или в 1933 г. заведующий кафедрой авиационных моторов профессор (по должности), заместитель директора Ленинградского института гражданского воздушного флота «разошелся во взглядах» (отнюдь не идеологического характера) с директором института, и был немедленно уволен, потеряв должность профессора и свою кафедру. Он с трудом получил место начальника гаража и мастерской по ремонту автомашин.

Нужда в преподавателях была такова, что вузы набирали новичков-преподавателей с бору по сосенке. Одни новички справлялись со своей работой, другие отсеялись в первые же годы своей преподавательской деятельности, а переквалификация преподавателей всех вузов страны Всесоюзной аттестационной комиссией (ВАК) и присвоение им ученых степеней и званий, организованные в 1934 г., привели к тому, что многие профессора и доценты по должности стали по званию ассистентами и лишь немногие остались профессорами и доцентами.

Все это на фоне происходивших непрерывно «идеологических чисток» в партии приводило к тому, что педагогический персонал вузов был раздираем непрерывными склоками. Многие преподаватели, члены партии или комсомольцы в борьбе за свои места и ставки прибегали к открытым (обычно статья в вузовской газете с обвинением соперника в «уклонах», чаще всего в троцкизме, и. т.д.) или к тайным доносам в партком вуза.

За время моей преподавательской деятельности мне пришлось отбиваться от тех и от других с большими или меньшими потерями. Моим главным преимуществом являлся тот факт, что я оставался беспартийным. Я не был участником борьбы за власть, а только зрителем этой борьбы, переходившей зачастую из «классовой» в «кассовую борьбу», в счеты преподавателей друг с другом.Collapse )

Полетика Николай Павлович. Советский историк и экономист. ч. 3. "О загнивании капитализма"

Оригинал взят у jlm_taurus в Полетика Николай Павлович. Часть 3
«”Товарищ Полетика будет нашим собственным корреспондентом из столиц Европы и США. Он будет писать корреспонденции, сидя в этой комнате с вами. Давайте ему все газеты и все журналы всех партий и направлений. Давайте ему темы, и сам он пусть выбирает темы”… Так началась моя первая фантастически неправдоподобная, сказочная авантюра в роли “собственного корреспондента” “Ленинградской правды” из Лондона, Парижа, Берлина, Вены, Рима, Вашингтона и других столиц мира. В этом озорном амплуа я проработал почти пять лет»

Читая более 100 иностранных газет и журналов, кроме «белогвардейских,» я, можно сказать, имел в эти годы (1923-1928) настоящую монополию на газетно-журнальную информацию, был самым информированным человеком в Ленинграде по вопросам международной политики и зарубежной жизни. Я не мог писать обо всем, что происходило за границей – многое не пропускала цензура, но я читал и знал все, что печаталось в сотне иностранных журналов и газет. Вряд ли кто-нибудь в Ленинграде мог читать зарубежную прессу в больших размерах.

Писать статьи я научился довольно быстро. Я излагал действительно происходившие события, ничего не прибавляя, ничего не убавляя (кроме ругани по адресу советской власти), но излагал факты без «жестоких выражений» типа «акулы капитализма», «бешеные собаки империализма» и прочих словечек. Многие мои статьи и по содержанию и по тону вполне годились для публикации в буржуазных иностранных газетах, при освещении событий я пользовался слегка насмешливым, ироническим тоном человека, смотрящего на эти события издали, со стороны, и притом как бы приподнимаясь над ними.

Я старался писать без словесных красот, но так, чтобы сразу схватить читателя за шиворот и тянуть его по строчкам моей статьи настолько стремительно, чтобы он мог опомниться лишь на ее середине. Я избегал писать об «уклонах» в зарубежных компартиях (об этом писали «высокие» партийцы), о разногласиях и борьбе в среде зарубежных социалистических партий, о вопросах высокой международной политики, по которым у руководителей советской страны не было единого мнения.Collapse )

Советские серийные убийцы и маньяки 1963-1991



Оригинал взят у afanarizm в Советские серийные убийцы и маньяки 1963-1991
В прошлую пятницу по «НТВ» в 19.30 по Москве была очередная передача из цикла «Следствие вели... с Леонидом Каневским». В очередном выпуске рассказывалось об очередном сексуальном маньяке советских лет. Мне уже давненько и весьма регулярно попадаются данные по этой проблеме, складывающиеся в весьма невесёлую картину. С которой я и решил уважаемых читателей ознакомить. Сразу скажу, что пресловутый Чикатило был далеко не единственным и, может быть, даже не самым колоритным из злодеев, с деяниями которых ниже можно ознакомиться. Пост специфический, «беременных, детей и женщин попрошу удалиться», но и об этой стороне советской жизни знать надо.

Прежде всего, о выпускеCollapse )

СССР - немного статистики из нашего с вами светлого прошлого. Преступности в СССР "почти не было".



Country




1980




1981




1982




1983




1984




1985




1986




1987




1988




1989
Colombia[22] 32 37 36 31 35 41 48 53 62 68
Brazil[23][24] 11.7 12.5 12.5 13.7 15.2 14.9 15.1 16.7 16.6 20.2
Mexico[11] 17 18 17 16 20 21 20 19 19
Jamaica[17] 42 23 19 18 21 19 20 19 17 18
Venezuela[25] 8 8 9 13
Soviet Union[18] 9.6 12.4
Guyana[17] 13 15 14 15 17 16 18 10 12 12
United States[14] 10.2 9.8 9.1 8.3 7.9 7.9 8.6 8.3 8.4 8.7
Northern Ireland[15] 6.05 6.63 6.74 5.87 4.17 3.89 5.52 6.91 7.33 4.72

Список стран по уровню убийств на десятилетия в год на 100 000 жителей. Надежность базовых национальных данных об уровне убийств может варьироваться.

Оригинал взят у mishajp в СССР - немного статистики из нашего с вами светлого прошлого.
Вспомнилось, что раньше был миф, что СССР в 8-е был безопасной страной.
Вот наткнулся на интересную статистику.Collapse )

Советский экономический бум 50-х и эффективность советских менеджеров


Московское метро было названо в честь эффективного сталинского менеджера, палача и наркома Лазаря Кагановича

Оригинал взят у afanarizm в Советский экономический бум 50-х
В предыдущем посту (посте?) внезапно разгорелась жаркая дискуссия относительно советской экономики. Но что мы сами знаем - мы же её не испытали на себе (или испытали на самом излёте). Давайте же послушаем человека, который в этой каше варился всю дорогу практически - первого зампреда Совмина Л.М. Кагановича: что «сталин №3» имеет сказать.

Collapse )
Как говорится, какая страна, такой и «бум».

З.Ы. И вообще хочу сказать, что не стоит пренебрегать официальной советской литературой вроде тех же стенограмм - поистине ценнейший источник сведений! Иной раз кажется, что более антисоветской литературы и не найти :о)

Антисоветские книги не читали, но осуждаем единодушно как истые коммунисты. К происхождению цитат

«Повесть о «Красном дереве» Бориса Пильняка, и другие повести и его, и многих других не читал», однако «в сегодняшние дни густеющих туч это равно фронтовой измене». - 1929 г.

timofeikoryakin : "Берём словарь "Цитаты из русской истории" замечательнейшего Душенко. Статья 480:
"Сводная цитата" из газетных откликов на присуждение Б.Л. Пастернаку Нобелевской премии, например: "Нет, я не читал Пастернака. Но знаю: в литературе без лягушек лучше" (письмо машиниста экскаватора Ф.Васильцова, "Литературная газета", 1.11.1958, с.3) "Имя Пастернака знакомо нам лишь понаслышке... Таким, как он, нет и не может быть места среди советских литераторов" (письмо Р.Касимова из Баку, там же)

Причём, как настоящий исследователь, Константин Васильевич нашёл шаблон-первоисточник этой фразы. Далее в той же статье он же пишет:
Почти тридцатью годами раньше, 2.9.1929, "Литературная газета" поместила подборку откликов на роман Б.Пильняка "Красное дерево", опубликованный за границей. Отзыв Маяковского: "Повесть о "Красном дереве"... как и другие повести и его и многих других не читал, однако то, что роман опубликован за рубежом, равно фронтовой измене" Маяковский, Полное собрание сочинений, М.;1955-1961, т.12, стр.196"
О упомянутой повести Бориса Вогау: "была легально передана берлинскому русскому издательству по каналам ВОКС, а впоследствии включена в роман «Волга впадает в Каспийское море», опубликованный в СССР в 1930 г. «Не так давно Пильняк за границей издал контрреволюционное „Красное дерево“. „Красное дерево“ он сейчас переделал, отшлифовал и сделал роман „Волга впадает в Каспийское море“. Но даже при поверхностном чтении видно, что это поверхностная перелицовка, видно, что у Пильняка за красными словами скрывается белая сердцевина», - отмечал Л. Шемшелевич в Дискуссии о «Тихом Доне» в Ростовской ассоциации пролетарских писателей".


Оригинал взят у skif_tag в "Пастернака не читали, но осуждаем единодушно": советские люди о "Докторе Живаго"

Постановление Президиума ЦК КПСС «О клеветническом романе Б. Пастернака». Нобелевская премия.



Постановление Президиума ЦК КПСС «О клеветническом романе Б. Пастернака»

23.10.1958

Строго секретно

П 188/ХLII

1. Признать, что присуждение Нобелевской премии роману Пастернака, в котором клеветнически изображается Октябрьская социалистическая революция, советский народ, совершивший эту революцию, и строительство социализма в СССР, является враждебным по отношению к нашей стране актом и орудием международной реакции, направленным на разжигание холодной войны.

Collapse )