November 14th, 2016

К проблеме советского ВВП

Оригинал взят у afanarizm в К проблеме советского ВВП
Пока оформляю Бирмана (много сносок), вот вам на ту же тему из книги Мартина Малиа «Советская трагедия. История социализма в России, 1917-1991» (М., 2002, с. 381-383) - кстати, весьма рекомендуемой к прочтению.

…несмотря на расширение базы советской индустрии и ее бюрократической надстройки, темпы роста валового национального продукта и производительности труда продолжали падать. Хотя соответствующие конкретные показатели и можно оспаривать, общая тенденция сомнения не вызывает.

В то время миру приходилось выбирать между данными официальной советской статистики и несколько более скромными выкладками, которые готовило Центральное разведывательное управление (ЦРУ), причем бытовало мнение, разделяемое даже некоторыми советскими экономистами, что последние были ближе к реальности. Но к концу 1980-х гг. стало ясно, что показатели, исходившие из ЦРУ, были лишь немногим менее дутыми, чем официальные советские. Выкладки ЦРУ оказались столь неточными по двум причинам: во-первых, данные советской статистики, с которыми приходилось работать ЦРУ, нередко бывали «подправлены» с целью создать преувеличенное представление об успешности выполнения плана, в том числе и в расчете на «поощрение»; и, во-вторых, что еще важнее, принятый на Западе метод оценки валового национального продукта (ВНП) СССР — расчеты, которые самими Советами не производились, — был в основе своей ошибочен.

Причина ошибки состояла в несопоставимости командной экономики и экономики рыночной, а отсюда — и невозможности создания такой методики, которая позволила бы сравнивать показатели одной с показателям другой. Вопреки широко распространенной точке зрения, ВНП существует не фактически, а лишь концептуально; точнее, это — некая измеряемая величина, измерения же всегда базируются на теоретических посылках. Таким образом, любая попытка определить величину советского ВНП станет отражением той теории, что лежит в основе производимых измерений. И именно здесь, в области теории, и возникают главные проблемы. Все наши теории относительно экономических показателей строятся на основе западного опыта и западных данных, причем основные данные — это цены. Но у советских цен нет экономической логики; их «логика» — логика политическая или «командная», логика плана, а не рынка. Поэтому для преобразования советских «цен» в данные, приложимые к моделям измерений, созданным западной эконометрикой, необходимо использовать некий «ценокорректирующий фактор».

Модели эти, разработанные в основном в двух Кембриджах на протяжении 1930-1940-х гг., предназначались для решения проблем, порожденных Великой депрессией. В 1960-е гг. они подверглись довольно нелепой трансформации с целью применения их в анализе советской системы-соперницы, который должен был проводиться якобы трезво и с академических позиций; позднее их использовало ЦРУ, в течение всех десятилетий «холодной войны» отслеживавшее эволюцию своего противника.

В 1970-е гг. оценки ЦРУ, согласно которым объем советской экономики составлял примерно 60% от объема американской, получили широкое распространение; и именно эта цифра становится индикатором степени угрозы — или, наоборот, надежды на лучшее будущее, в зависимости от точки зрения наблюдателя. Оценки ЦРУ, как и более ранние и еще более оптимистичные расчеты, были напрочь раскритикованы советскими экономистами-эмигрантами по нескольким позициям. Эти экономисты утверждали, что советская статистика — феномен политический, а не экономический; что план, поскольку не учитывает затраты, крайне расточительно распоряжается капиталом; и что западные оценки непомерно раздуты, ибо не принимают в расчет низкое качество всего советского национального продукта. В те времена от подобных критиков чаще всего отмахивались, как от брюзжащих эмигрантов. Но когда в конце 80-х гг. «гласность», наконец, дала возможность советским экономистам — таким, как Николай Шмелев, Гавриил Попов, Станислав Шаталин и Егор Гайдар, — открыто высказываться, они убедительно подтвердили справедливость приговора, вынесенного соотечественниками-эмигрантами в их пессимистичных, а вернее, реалистичных оценках выкладок ЦРУ и западных ученых. Эти российские экономисты теперь советовали уменьшить приводимые ЦРУ цифры примерно на 2%, чтобы хоть как-то приблизиться к истине.

Итак, какие же цифры следует нам признать за реальное отражение производительности советской экономики при Брежневе — или же при Сталине в 1930-е гг., после того как последний отказался от использования «буржуазной» статистики? Мы не знаем и, наверное, не узнаем этого никогда, ибо сюрреалистические процессы, происходившие в советской экономике, по самой их природе нельзя перевести на язык нормальных экономических терминов. Тот факт, что подобная «экономика» не выдавала реальной статистики, не случаен, как не случайно и отсутствие в ней реального ценообразования: бухгалтерия ее была политической отчетностью по плану; а план мотивировался политической волей, а не соображениями прибыльности и убыточности, сколько бы режим ни заклинал директоров предприятий подчиняться дисциплине хозрасчета — будь то во дни Ленина, Косыгина или Горбачева.

Тем не менее, давние цифры, полученные ЦРУ, могут дать приблизительное представление о некоей тенденции, а тенденция эта говорит о постоянном снижении экономических показателей.



Среднегодовые темпы роста экономики
Годы Фактический ВНП
1966-1970 5,1%
1971-1975 3,0%
1976-1980 2,3%
1981-1990 Нет данных


Таким образом, если уменьшить эти показатели на 2%, как предлагают российские экономисты, окажется, что к 1979-1980 гг. Советский Союз, возможно, вошел в зону отрицательного роста.

По диким лесам Васюгана где брошен на гибель народ, спецпереселенцы Кулая 1930.

Оригинал взят у corporatelie в Кулайская спецпереселенческая комендатура, 1930 год: краткая историческая справка.

Опубликованные мною сканы документов о Кулайской спецпереселенческой комендатуре
1. http://corporatelie.livejournal.com/102345.html
2. http://corporatelie.livejournal.com/102629.html
образца 1930 г. вызвали бурную(и даже местами экзальтированно- неадекватную) реакцию у залетных "археографов". "Все документы подделаны!"- эта мантра не нова. Но наиболее "непредвзятые" вообще заявили, что никаких таких переселенческих пунктов не существовало. Естественно, голословно и от большой "компетенции".

Приглашаю их за светом знаний вот сюда, хотя эти странные личности вряд ли куда-то поедут, тем более в Тарский район Омской области.

Кулайская комендатура.jpg

Регион:55,Омская область
Адрес:Омская область, Тарский район, урочище Нижний Кулай
Координаты:57°49'41"N 75°14'49"E
Типология:Кладбище спецпоселенцев
Доступ вне населенного пункта:Личный или специальный транспорт
Комментарии:Расположено на расстоянии около 130 км на северо-восток от г. Тара
Регламент посещения:Не регламентировано
Наличие памятников/памятных знаков:Да

Кто-то попросил более подробно остановиться на предыстории Кулайской комендатуры.

Collapse )

О тонкостях культурной жизни в СССР (1976-82), мяса нет? - какие пустяки, однако.

«Уже больше недели, а может быть, и дольше в городе нет электрических лампочек…чему удивляетесь? Все идет как нужно. Так было задумано.
«Каждый день радио и телевидение передают отчеты о проходящих по всей стране читательских конференциях и “идеологических активах” по книгам “Малая земля” и “Возрождение”. На этих заседаниях выступают партийные руководители соответствующего масштаба: от секретарей райкомов до секретарей Цека. В Костроме на это обсуждение были собраны все секретари райкомов области и города и прочие из того же круга. Едва отсеялись (а может быть, не все еще и отсеялись), как вызвали всех — и уселись расхваливать ценнейшие произведения. Докладчик сказал, что сие — вклад в мировую литературу. Сидящие в зале разговаривали, читали газеты и книги. Если судить по теленовостям, то нет у нашего народа в последний месяц более важного дела, чем безудержная хвала, хуже того — безумная хвала, сочинениям и их автору

Оригинал взят у jlm_taurus в Из дневников литературного критика Игоря Дедкова (1976-82)
11.04.1934 - 1994 Родился 11 апреля 1934 года в г. Смоленске в семье служащих. Окончил ф-т журналистики МГУ (1957). Был членом КПСС (с 1963). Работал литсотрудником, зав. отделом культуры, зам. гл. редактора газ. "Северная правда" (Кострома, 1957-76); ответств. секретарем Костромского отделения СЖ СССР (1976-87); полит. обозревателем ж-ла "Коммунист", с 1991 выходящего под названием "Свободная мысль"(1987-94).

...руководил творческими семинарами начинающих журналистов и литераторов, принимая живое участие в их дальнейшей творческой судьбе. В Союз писателей России принят в 1975 году. За эти годы им было написано и опубликовано огромное количество статей по вопросам культуры и литературы, в том числе о культурной и литературной жизни Костромы и области, о писателях, музыкантах, художниках, актерах и т.д. Уйдя из редакции газеты, занялся литературной критикой, выпустил ряд книг, посвященных творчеству В. Быкова, С. Залыгина, Г. Троепольского, Б. Васильева и других писателей. Несколько работ посвятил современной советской прозе и театру; написал ряд статей для "Краткой литературной энциклопедии" и других литературоведческих изданий
**************
"Ненормальное давно и незаметно стало нормальным. Мы молчаливо допустили, что обойтись можно без молока каждый день, без хорошего чая, без масла. Без какой-нибудь ваты, без электрических лампочек. Без батареек. Без свободы выбирать одного из двух. Без свободы писать письма, огражденные от перлюстрации. Без многих других свобод. И несвобод. Допускали, что все нормально. Потому что мы имели в виду возможные худшие варианты. И только поэтому мы говорили: все хорошо!"
29.12.76.
Пенсионерам дают к Новому году талоны на мясо в домоуправлениях (1 кг на пенсионера). Впрочем, не талоны, а “приглашения”. Получаешь “приглашение” и идешь в магазин. Сегодня “Северная правда” отправила своих представителей в магазин, чтобы получить мясо (по 1 кг на работника). Именно так “дают” мясо трудовым коллективам. В магазине же сказали: берите тушу и рубите сами. Редакционные женщины возмутились и ушли. После телефонных переговоров с начальством мясо обещали завтра: и разрубленное, и высшего сорта. Сегодня жена Камазакова, член областного суда, целый день рубила мясо. Этому “коллективу” мясо выдали тушей. Рубили, взвешивали, торговали.
P. S. Перечитал все это. Какой-никакой, а документ. След пережитого. Соединить бы все — “роман моей жизни”.Collapse )