harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Советская милиция 1920-1930-х и чистые ручонки высоконравственных чекистов

Оригинал взят у d_v_sokolov   в О советской милиции в 1920-1930 гг.

"Товарищи", наподобие этого персонажа в моем предыдущем посте, ужасно любят обличать нынешние пороки, выставляя советчину как некий "утраченный идеал" - мол, тогда и коррупции почти не было, и нравственность была высочайшей - в общем, чистый "потерянный рай", который такие-сякие Горбачев на пару с Ельциным однажды взяли да развалили.
Характерная цитата отсюда:
"Он (имеется ввиду народ - Д.С.) уже устал от продажных ментов, чинушей и судей. Устал от новеньких БМВ у зданий пенсионного фонда. Устал от всеобщей безнаказанности, охоты с вертолетов на животных из Красной книги. Народ уже двумя руками за репрессии. Потому что лучше уж помереть на прокапывании какого-нибудь Обско-Азиатского канала на пару с Чубайсом, чем от бомбежек НАТОвцев как в Ираке или Югославии".
Не стану разбирать в этом посте претензии (к слову, небезосновательные) к чиновникам и судьям, остановлюсь на "продажных ментах".
Цитируемый выше апологет утверждает, что между милицией СССР и царской полицией разницы никакой нет. Все без исключения были профессионалами, неукоснительно соблюдалась буква закона, а потом, как водится, настали "проклятые 90-е", профессионалы ушли, и начался беспредел.
Как и другие доводы зовущих назад в "краснознаменное прошлое", это высказывание мало соответствует действительности. Намеренно не буду касаться последних десятилетий совдепа (хотя отмечу, что сюжеты кинокартин Убийство на Ждановской и Груз 200 возникли отнюдь не на пустом месте), остановлюсь на любимых "общественностью" 1920-1930-х гг., т.к. именно их пытаются представлять как некий утраченный идеал. Заодно в очередной раз прорекламирую книгу известного новосибирского историка А.Г. Теплякова "Опричники Сталина". Кто еще не успел приобрести, настойчиво рекомендую.

"Милиция 1920-1930-х гг. представляла собой жалкое зрелище, будучи насквозь непрофессиональной и коррумпированной структурой. Еще в 1921 г. начальник Сибмилиции И. С. Кондурушкин без малейшего намека на охрану чести мундира заявил сибирским властям: «Милиция Сибири, особенно уголовный розыск — это опасная банда, а не охрана Республики, разложившаяся морально и экономически». Следующие десять лет не изменили ситуацию. В 1929 г. по краевой госмилиции было осуждено за должностные преступления 14,9% состава, а по системе угрозыска — 7,7%. Особенно выделялась милиция Канского округа, где показатели преступности оказались вдвое больше средних.

А в 1933 г. прокурор Западной Сибири И. И. Барков в докладной записке крайисполкому отмечал, что личный состав органов милиции представляет собой «сброд преступников и хищников», пьянствующих и ворующих вещественные доказательства. Характерно в этом отношении дело начальника Ленинск-Кузнецкой гормилиции П. А. Пищаева, который в 1932-1933 гг. «занимался присвоением изъятых при обысках ценностей, брал взятки за прекращение следственных дел и освобождение арестованных», однако отделался лишь партийным выговором.
С 1931 г. милиция находилась в подчинении ОГПУ — НКВД. <...> Коррупция и обилие «чуждых элементов» в среде правоохранителей вынуждали власти постоянно устраивать грандиозные чистки, изгоняя в ходе очередной кампании значительную часть милицейских работников. В начале 1931 и начале 1932 г. крупные чистки сильно перетряхнули начальствующий состав милиции Запсибкрая. Тем не менее перелома ситуации достичь не удалось: традиция уголовщины в милицейской среде сохранялась и стабильно воспроизводила себя. Правоохранительный аппарат, как и в 20-е годы, активно сращивался с преступным миром.
<...>Начальники городских и районных отделов милиции сплошь и рядом выглядели не менее опасными уголовниками, чем те жулики, за которыми милиционеры охотились. <...>
Так, в 1934 г. в организованную шайку новосибирских базарных воров входили местные милиционеры, отвечавшие как раз за порядок на рынке. Старший инспектор мобилизационной инспекции НКВД Иванов организовал вооруженную банду, занимавшуюся квартирными и уличными ограблениями. Участковый инспектор первого отделения милиции Зибров вместе с одним из бригадильцев также практиковался в вооруженных грабежах. В других городах творилось то же самое, что и в краевом центре. Из общего числа осужденных за первое полугодие 1935 г. милицейских чинов был один расстрелянный — барнаульский милиционер, совершивший тройное убийство с ограблением".
Тепляков А.Г. Опричники Сталина - М.: Яуза; Эксмо, 2009 - с.118-119
Читая эти строки, можно невольно потеряться во времени - т.к. многое из описываемого очень похоже на то, что происходит и ныне в органах внутренних дел - своего рода "преемственность и связь поколений"...
При этом, отметим самое главное - что даже высокопоставленные начальники (в т.ч. и милицейские) называли своих подчиненных не иначе как "опасной бандой", а то и вовсе "сбродом преступников и хищников". Что окончательно и бесповоротно разрушает любые построения красных апологетов о пресловутом "сталинском порядке". По сути, имела место типичная евсюковщина, усугубленная террористическим характером советской системы. Поэтому когда кто-то из соцпатриотов возмущается засильем коррупционеров и ментовским беспеределом, и в качестве альтернативы называет сталинский период, изображая его как некий утраченный идеал - он либо демонстрирует свое лицемерие, либо собственноручно расписывается в невежестве.
Собственно, ранее я уже об этом писал:
http://d-v-sokolov.livejournal.com/115526.html

Оригинал взят у d_v_sokolov   в Чекистские нравы

Ранее здесь приводились данные о специфических сексуальных пристрастиях некоторых высокопоставленных деятелей ЧК ленинского и сталинского призывов.
Что же касается "ответственных работников" рангом пониже, то в данном вопросе они мало чем отличались от своего руководства.
Примеров распущенности чекистов первых лет достаточно много. Некоторые из них воспроизводятся в книге С.П. Мельгунова "Красный террор в России", а также в воспоминаниях современников, в частности, в сборнике "ЧЕ-КА.Материалы по деятельности Чрезвычайных комиссий", изданном в Берлине в 1922 г.
По свидетельствам современников, в Крыму (1920-1921 гг.) каждый из палачей имел по 4-5 любовниц из числа жен расстрелянных, заложниц и медсестер.Под страхом смерти женщин принуждали к сожительству, однако и подневольное согласие не гарантировало несчастным спасения. Время от времени убийцы обновляли свои «гаремы», расстреливая прежних сожительниц вместе с очередной партией жертв.
См., например: Бикова Т. Репресії більшовиків у Криму (1920-1921 рр.)//Геноцид українського народу: історична пам'ять та політико-правова оцінка: Міжнар. наук.- теорет. конф., Київ, 25 листопада 2000 р.: Матеріали – К.; Нью-Йорк: Вид-во М.П.Коць, 2003. – с.91
Шамбаров В.Е. Государство и революции. – М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2002. – с.161

Или мою статью о деятельности чекистов в Крыму: http://www.rusk.ru/analitika/2009/11/16/karayuwaya_ruka_proletariata/
Подобное положение сохранилось и в последующие годы. Слово новосибирскому независимому историку А.Г.Теплякову (цитаты из его последней вышедшей книги "Опричники Сталина"):
"Сексуальная распущенность советской номенклатуры была модой, утвердившейся в 20-е годы, когда процветали теории свободной любви и прежние семейные ценности отрицались как буржуазный хлам. В 30-е годы начальственный разврат приобрел скрытые формы, но отнюдь не вытеснялся куда-то на обочину привычных развлечений. Сексуальная жизнь провинциальных чиновников пока мало изучена, но архивный материал на эту тему весьма обилен. Например, для начальников, даже маленьких, была очень характерна тенденция иметь «гаремы» из подчиненных сотрудниц.
В сибирской провинции (где, начиная с 20-х годов, отмечалось повсеместное изобилие подпольных притонов) с деятельным участием работников ОГПУ возникали своеобразные мужские клубы сугубо эротического свойства. В 1930-1932 гг. в Бирилюсском районе (современный Красноярский край)существовала подпольная организация районного начальства «Райблядком», членами которой было более десятка человек, в т. ч. председатель РИКа, управделами РК ВКП(б), уполномоченные ОГПУ Салопов и фельдъегерь Мельников, инспектор КК-РКИ, сотрудник угрозыска, комсомольцы, а также один из административных ссыльных. Штаб организации состоял из работников райфинотдела, которые летом 1931 г. открыто расклеивали по улицам свои «приказы», в которых объявлялось, кто из «Райблядкома» к какой женщине «прикреплен».
Деятельность организации, чьи ячейки имелись и в окрестных селах, прекратилась в начале 1932 г. в связи со сменой руководства района, причем сведения о ней лежали в ОГПУ и прокуратуре без движения. В феврале 1932 г. чекист Мельников якобы случайно застрелил председателя райпрофсовета И. И. Зайцева, который, по сведениям прокурора, хотел передать судье какие-то материалы об организации. Показательно, что Мельников не был привлечен к ответственности — районные власти настаивали, что убийство произошло совершенно случайно. Хотя деятельность организации, чьи ячейки имелись и в окрестных селах, замерла в начале 1932 г. в связи со сменой руководства района, но вскоре, как отметило бюро крайкома партии, она восстановилась под новым названием — «Жеребком».
Можно предполагать, что похожие «райблядкомы» существовали и в других районах края. По крайней мере, термин имел хождение среди номенклатуры. Например, когда в феврале 1933 г. разбиралось скандальное дело нарсудьи Тиганова, известного распутством и дискредитацией власти на весь Называевский район (современная Омская область), он гордо именовал себя председателем «райблядкома».
Эротический кружок в Нарыме был более скромного свойства, но тоже опирался на работников «органов». Поселковый комендант Айполовской и Больше-Гривской комендатур ОТП Нарымского оперсектора ОГПУ И. В. Силицкий был снят с работы и в марте 1934 г. исключен из партии «за организацию и руководство подпольного кружка «Клуб любителей проституции». По всей Сибири постоянно обнаруживались притоны (даже в селах), усердно посещаемые и местным начальством. Чекисты и милиционеры всегда могли оправдать свои визиты в веселые дома так называе¬мой «оперативной необходимостью».
Тепляков А.Г. Опричники Сталина - М.: Яуза; Эксмо, 2009 - с.116-118
В этой же книге автор приводит показательную выдержку из перехваченного письма-отчета одного из новосибирских чекистов своему приятелю за декабрь 1931 г.:
«Играю в волейбол, моюсь в душе, думаю стукнуть в бильярд, беру и читаю из своей библиотеки хорошие книги, пью пиво, ем бутерброды и пр., и пр., да, самое главное чуть не упустил из виду — ухаживаю за дамами и... девочками. А, каково? Небось завидно? В каждом случае, конечно, жалею, что нет тебя. Эх, и дела же мы с тобой здесь бы делали. Е...л всего двух в номерах «Сибири», но так дико, как мы с тобой еще не делали. В сравнении с этим по свистку: «Божье дело!» представляешь себе трех честных давалок, стоящих в одном номере раком, и нас троих, выделывающих номера «джиу-джитсу».
ГАНО. Ф. П-1204. Оп.1. Д. 18. Л. 254-255.
Указ.соч. - с.140

Так что никакой советской нравственности, о которой столь любят рассказывать на форумах апологеты, не существовало в природе. Кроме того, очевидно, что нынешние правоохранительные ведомства на постсоветском пространстве в значительной мере являются наследниками и продолжателями порочных традиций, заложенных при большевиках. Сам же хваленый "сталинский порядок" - суть типичная евсюковщина, усугубленная террористическим, преступным характером советской системы. Поэтому когда кто-то из соцпатриотов возмущается засильем коррупционеров и ментовским беспеределом, и в качестве альтернативы называет сталинский период, изображая его как некий утраченный идеал - он либо демонстрирует свое лицемерие, либо собственноручно расписывается в невежестве.


Также можно вспомнить:
«Милиция была способна идти на преступления» https://d-v-sokolov.livejournal.com/179506.html

«Используя службу в милиции, совершали преступления» Какой уровень преступности правоохранителей считался нормой https://www.kommersant.ru/doc/3821889


Tags: крым, преступность в СССР, советская мифология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments