harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Categories:

ГУЛАГ в Москве. Лагерь ВДНХ в Заморинском переулке




Интерактивная карта на https://topos.memo.ru/

ГУЛАГ в Москве

Лагеря ГУЛАГа появились в окрестностях Москвы в 1932 году, когда был учрежден Дмитлага НКВД, строивший канал Москва–Волга. Затем ГУЛАГу были подчинены существовавшие в Москве и области исправительно-трудовые колонии. В 1942–1943 годах лагеря открывались на заводах, а с 1944-го – на городских стройках. В конце 1940-х – начале 1950-х годов лагерные управления строили МГУ, Курьяновские очистные сооружения и водопроводную станцию у Долгопрудного. В середине 1950-х годов лагерное кольцо находилось в 25 километрах от Москвы, где заключенные Баковлага строили базы противовоздушной обороны...



Сразу после войны лагеря ближе к центру Москвы открывались на строительных площадках, а по мере строительства заключенные и администрация занимали само здание.

Возможно, какие-то лагеря сразу располагались на первых этажах домов, которые начали строиться еще до войны. В отсмотренной части гулаговского делопроизводства лагеря 1946–1948 годов почти не оставили следов. Они были закрыты до того, как были составлены обнаруженные и обследованные списки мест заключения. Самый известный из таких лагерей-эфемерид, описанный его бывшим заключенным в книге «Архипелаг ГУЛАГ», находился на Калужской площади – в современном доме №30 по Ленинскому проспекту. Насколько подробно описан этот лагерь, настолько же мало известно о других подобных ему лагерях. В центральной части Москвы лагеря были на Садово-Триумфальной улице в доме №4–10, в доме №1 на площади Маяковского, в доме №6 по Колпачному переулку, на улице Воровского (Поварской) и на 1-й Мещанской (Проспекте мира). Часть упомянутых лагерей подчинялась Подольскому ПФЛ, часть – ОЛП-15 (вероятно, это также бывшие лагеря ПФЛ, но достоверных сведений об этом нет). Лагеря на улице Воровского и на Мещанской подчинялись Управлению по делам военнопленных и интернированных.

Московские стройки ГУЛАГа конца 1940-х – начала 1950-х годов были крупнее, и сведений о строительных лагерях, существовавших в это время, разыскано больше. Ближе всех к Кремлю находился лагерь на Котельнической набережной. Вероятно, он существовал там с конца 1930-х годов, когда был построен выходящий на набережную дом, который сейчас стал частью ансамбля высотки. С 1944 года в Большом Подгорском переулке (сейчас это двор высотки) находилось отделение Подольского ПФЛ. Летом 1948 года, с началом строительства высотного жилого дома на Котельнической, этот лагерь стал частью стройки.

Крупные послевоенные лагеря или агломерации лагерей находились на окраинах города и за его границами. Заключенных, которые строили павильоны Всесоюзной сельскохозяйственной выставки (ВСХВ, сейчас – часть ВДНХ) привозили из лагеря в Заморинском переулке. Из него же в начале 1950-х заключенных рабочих возили на Котельническую отделывать интерьеры.


Институты Академии наук и жилые дома для научных работников строили заключенные из лагеря на Калужском шоссе. Лагерь находился рядом с современным домом №71 по Ленинскому проспекту.

В конце сороковых заключенные построили несколько кварталов, в частности, в Кунцеве, Перове, Текстильщиках, Измайлове, на Хорошевском шоссе и Велозаводской улице. Расположение лагеря в Текстильщиках точно не установлено: он находился в двух километрах от станции и в двух километрах от квартала «дома СДС» (Строительство Дворца Советов). О расположении лагеря, строившего дома на Велозаводской улице и поселок «Волхонка-ЗИС», говорит только его название – «лагучасток Велозаводский». В Перове один лагерь находился у станции Чухлинка, другой – в конце Перовской улицы. Один лагерь в Измайлове в конце 1940-х занимал недостроенные дома в начале Первомайской улицы, в частности, подвал дома №7. К 1952 году он переехал. Лагерем стал трехэтажный дом на углу 11-й парковой и Средней Первомайской улиц. Лагерь, строивший дома на Хорошевском шоссе, находился у 3-го Хорошевского проезда. В Кунцеве крупный лагерь находился на углу Кунцевской и Партизанской улиц, а другой, небольшой и позднее – у дома №7 по Полоцкой улице. Построенные заключенными заводы снабжали эти стройки стройматериалами.


Завод «Стройдеталь 4-го строительного треста МВД» в Кожухове, вероятно был построен еще во второй половине 1930-х, во время строительства сооружений канала Москва–Волга. В этом районе работали заключенные преемника Дмитлага – Химкинскского ИТЛ, а затем ОЛП «Южная гавань». В конце 1940-х годов материалами с завода «Стройдеталь 4-го строительного треста МВД», вероятно, снабжались стройки Завода им. Сталина (ЗиС). Велозаводская улица находится в двух километрах от «Стройдетали». С окончанием лагерной истории строительный завод во 2-м Южнопортовом проезде стал предприятием ЗиСа. На месте лагеря сейчас корпуса больницы на улице Трофимова.

«ОЛП при лесокомбинате №7» (заводе в Новосимоновской слободе) существовал уже в 1943 году. Он находился, предположительно, на углу Новоостаповской улицы и Дубровинского переулка. Последнее название расположенного недалеко от лагеря Лесокомбината – завод железобетонных изделий (ЖБИ) 5. Материалы с этого завода, в частности, отправлялись на строительство МГУ (о других лагерях которого ниже). Для строительства МГУ заключенными был построен Карачаровский механический завод, рядом с тем заводом, на котором лагерь существовал во время войны. Заключенные жили рядом с территорией завода, а после окончания строительства работали на заводе. Построенный заключенными у станции Лихоборы завод «Стройдеталь №1 Госстройтреста МВД» снабжал отделочными материалами строительство высотки на Котельнической. В Перове лагерь числился при «заводе №3 ХОЗУ (хозяйственного управления) МГБ», очевидно, построенном заключенными. Завод находился в треугольнике между современными Перовской, Мартеновской и Полимерной улицами. После закрытия лагерно-строительных трестов на этом месте находились два завода – «Нестандртмаш» и асфальтобетонный.


ГУЛАГ в Москве, часть карты

Строительные заводы в Кунцеве (будущий Комбинат ЖБИ-9) и на Хорошевском шоссе (Хорошевский завод 1-го ДСК) были построены тогда, когда за их заборами находились заборы лагерей, заключенные которых на них работали. Истории этих комбинатов ЖБИ начинаются в 1958–1959 годах с объединения в одно предприятие нескольких действующих заводов. Документы об  подчиненности заводов в начале 1950-х не разысканы. Предположительно, они были предприятиями НКВД-МВД, и построили их заключенные. Завод в Кунцеве очевидно существовавший в 1954 и 1956 годах не указан в краткой адресно-справочной книге «Москва» за эти годы. Вероятно, в это время завод подчинялся Баковлагу или его преемнику. Хорошевский завод в обширном разделе промышленных предприятий этого издания упомянут. В позднейших описаниях гулаговское начало истории этих предприятий опускалось.

Несколько лагерей были открыты на строительных заводах «Управления строительства Дворца Советов» (УСДС) – треста, предприятия которого затем были подчинены строительно-лагерным трестам ГУЛАГа. Два лагеря были в Лужниках, где находились деревообделочные мастерские, лесопильный и механический заводы, один – на Камнеобрабатывающем заводе в Водниках.

Также в конце 1940-х годов были открыты лагеря, строившие новые заводы и перестраивавшие существующие. Лагерь был на автозаводе имени Сталина (ЗиСе). Еще один лагерь для строек, связанных с этим заводом, находился на карьере в Дзержинском.

Заключенные строили авиационный завод 500 (им. Чернышева) в Тушине, завод им. Фрунзе («Салют» на проспекте Буденного), завод им. Орджоникидзе, фармацевтический завод им. Карпова (сейчас «Ферейн» на Варшавском шоссе), Нефтеперерабатывающий завод в Капотне, Останкинский пивоваренный завод. Также несколько лагерей было открыто на строительстве заводов в подмосковных городах. Заключенные строили завод радиолокационного оборудования («Исток») и несколько жилых кварталов во Фрязине, Металлургический завод в Ступине, Машиностроительный завод в Мытищах, завод огнеупоров на станции Катуар. В Коломне лагеря были при тепловозостроительном и станкостроительных заводах. Заключенные строили Машиностроительный (производящий атомное оружие) завод в  Электростали и Машиностроительный (НПО Лавочкина) в Химках...
Источник: ГУЛАГ в Москве https://old.topos.memo.ru/taxonomy/term/300


Лагерь ВДНХ в Заморинском переулке

Сейчас Заморинский переулок называется улицей Бочкова. Лагерь в 1950–1951 году находился на месте дома № 7 по проезду Ольминского, а в 1952–1953 годах в ста метрах от него, на территории, ставшей 6-м троллейбусным парком. Его заключенные строили ВДНХ, высотку на Котельнической и Академию пожарной охраны.

С 1965 года Заморинский переулок (на Генплане Москвы 1952 года — проезд) называется улицей Бочкова. Лагерь в этом переулке существовал с 1949 по 1954 год. Он, видимо, был закрыт в конце 1951 года и открыт снова через несколько месяцев недалеко от старого места.

На Генеральном плане Москвы 1952 года огороженные и не каменные постройки обозначены на юг от Заморинского проезда. Сейчас здесь находится дом № 7 по проезду Ольминского. На этом месте мог находиться отдельный лагерный пункт (ОЛП) № 63, которым командовал лейтенант Самохин.


Генеральный план Москвы 1952 г. Источник: retromap.ru

Заключенные этого ОЛП в июле 1950 года занимались строительством своего лагеря. Известно, что тогда «был допущен побег… на стройке жилых бараков, сушилок, отопления бани, кухонь, столовых».

Поскольку лагерь был создан в 1949 году, довольно долго он был палаточным. В июне 1950 года «на лагучастке сельскохозяйственной выставки контингент живет в одинарных палатках, холодно, теплых одеял нет, сушилки нет». В лагере была «выездная бригада», которая работала «на строительстве Выставки» (в отчетах содержатся сведения о том, что «заключенные часто приезжают в нетрезвом виде… перед строителями надо поставить вопрос об освещении зоны…», вместе с заключенными «ефрейтор Подъяблонский напился пьяным»). Нынешняя ВДНХ в то время называлась ВСХВ — Всесоюзной сельскохозяйственной выставкой.

В списке лагерных пунктов Управления лагерей от 15 мая 1951 года числится ОЛП-63: он был рассчитан на 400 заключенных, а содержалось в нем 327 человек. Все они работали на Выставке. В сентябре 1951 года ОЛП стал лагерным пунктом № 4 лагерного отделения № 2. Это объединение лагерей просуществовало недолго. В бывшем ОЛП-63 с переходом в лаготделение связывали «большие перебои в продуктах».

8 октября 1951 года датирован последний протокол лагерной партячейки.

После этого лагерь был закрыт, но затем открывался снова — примерно в ста метрах от прежнего места. В 1950 году заключенные строили бараки и баню, а в 1952 году жили в изношенных на 50% палатках. Сообщалось, что «штрафизолятор будет построен вновь», «столовая и баня начато строительство». Открывшийся лагерь в списках мест заключения называется лагерным пунктом № 2 лагерного отделения № 7 (которое считалось преемником лаготделения № 2 — в партийных протоколах стояла помета «Лаготделение 7, бывшее 2»).

По адресу Заморинский переулок, д. 16 содержались мужчины: 305 мест и 305 человек. Лагерь был огорожен деревянным забором высотой 2,4 метров с козырьком в 5 рядов колючей проволоки. В больнице лагпункта было 10 коек. Офицеры жили в квартирах РЖУ (районного жилищного управления).

Начальником лагеря 12 июня 1952 года был назначен лейтенант Растимешин.


Реконструкция ВСХВ 1951–1952 гг. Фото: PastVu

Кроме «всесоюзной выставки», лагпункт № 2 строил «Дом УПО» (Управления пожарной охраны?), который находился в ста метрах от лагеря. Видимо, это дом № 7 по проезду Ольминского, на месте которого был раньше лагерь. Согласно карте возрастов домов, он построен в 1952 году.

Вместе с домом для пожарных заключенные строили «В. П. Т. К. Г. У. П. О.» — скорее всего, это здания для Высших пожарно-технических курсов Главного управления пожарной охраны. Сейчас на улице Галушкина находится возможный преемник этих курсов — Академия пожарной охраны МЧС. Расстояние от улицы Бочкова до Академии — около 4 километров, что соотносится с расстоянием до работ, указанном в лагерной справке 1952 года. Принадлежащий академии дом № 23 на улице Ярославская построен в 1952 году.

Строил высотку на Котельнической наб. Когда сдали высотку меня отправили на ВДНХ, где я работал на павильоне Украинской ССР и Московской области и павильон трех областей. Украинским павильоном курировал Кальченко, председатель Верховного совета УССР, а московским павильоном руководила Марья Григорьевна Васильева, супруга телохранителя Васильева (В.И. Ленина).
<…> И вот как-то в октябре 1952 года, когда шел 19–й парт съезд, мы обходили с ней строй-объект. А я был бригадир-инструктор на московском павильоне…. Случилось, что она меня послала за папиросами, она была уже в преклонном возрасте, старый член партии, и когда я сказал , что я не могу,  я заключенный, то она отбежала и говорит испуганно: как же так, я ведь все рассказываю, делюсь мнением, а тут ты заключенный, и говорит пойдем в кабинет и расскажи мне все за что сидишь. Я ей все рассказал подробно, тогда она сказала: не выпущу из кабинета, все вот так подробно опиши на бумаге и сегодня же отправь через гражданских рабочих на имя 19 парт съезда. Он в это время шел.
Это был октябрь 1952 года. Я написал и попросил девочку Надю, она работала художником по стеклу, это делали рисунки на витражах в Московском павильоне, она обещала на второй день, она мне сообщила, что попросила своего дядю, он полковник и стоял на посту у Спасских ворот моск. Кремля. И сказал ей, что он это письмо передаст в нужные руки. Через 4 дня съезд закончил свою работу, а я ведь писал жалобу на имя председателя ревизионной комиссии акад. Поспелова. Через 2 недели меня вызвали на вахту в лагере, и оперуполномоченный мне сообщил, что по решению съезда с меня сняли конвой, но я должен жить в лагере и работать со своей бригадой. Это было на Заморенском переулке, где мы находились, жили, а ездили на ВДНХ на работу на машинах в будках.
Но я уже ходил вольно, пока не пересмотрят в ЦК мое дело. Вот тогда мне начали слать письма, справки из главной военной прокуратуры, их уже было 52 штук. А тут 6 марта 1953 умер Сталин, а 31 марта вышла широкая амнистия, по распоряжению нач. лагеря, меня отправили в первый день освобождения на пункт освобождения в порт «Химки», там в течение недели спец прокурор освобождал согласно указа об амнистии. <…>
Я в это время по просьбе начальника высотного строительства инженера полковника Левин-Ширина устроился сюда же на высотку в качестве маляра 30 апреля 1953 года.

1 Воспоминания Федора Хижнякова, хранящиеся в архиве «Мемориала», записаны в двух вариантах, различающихся деталями. Публикация представляет собой их контаминацию. Исходные выписки из мемуаров опубликованы в Сводном блокноте архивных материалов проекта «Москва. Места памяти». 19 партсъезд проходил с 5 по 14 октября 1952 года.


Строительство высотного дома на Котельнической набережной. 1951–1952 гг. Фото: PastVu


Дверной наличник из высотного дома. Фото: Павел Иовик

Этот дверной наличник сохранивший его Павел Иовик передал в музей ГУЛАГа. История наличника опубликована в справке о лагере на Котельнической набережной.


По документам Управления, лагерь в Заморинском переулке и в 1952 году, и в мае 1953 года строил ВСХВ. Но в 1954 году в прокурорском списке мест заключения лагерь в Заморинском указан как «лагпункт 2 при лаготделении 13». Лагерное отделение 13 объединяло несколько лагерей, заключенные которых строили дом на Котельнической набережной. Предположительно, строительству высотки лагерь подчинялся с 1 июня 1953 года, поскольку тогда в лагерь был назначен новый начальник — капитан Северин. 28 июля 1953 года в лагпункте вместо 267 заключенных было 350. В это время его адрес немного изменился — на Заморинский пер., д. 18.

Из воспоминаний Хижнякова понятно, что, скорее всего, он строил высотку после строительства ВДНХ. Ему помог устроиться на работу начальник высотного строительства Левин-Щирин. Это более вероятно в том случае, если Хижняков работал в это время на Котельнической. Хижнякова часто переводили из лагеря в лагерь, и, возможно, он строил высотку до ВДНХ, находясь в лагере на Котельнической набережной.

Литерное дело Управления лагерей Московской области содержит две справки 1952 года о лагере в Заморинском переулке. Сведения из одной из них приведены выше, другая — перечеркнута, поскольку, видимо, сочтена ошибочной (по ней лагерь был создан по приказу от 30.03.1950, в нем 240 мест и 224 человека, а до строительства дома не 100, а 200 метров).

Евгений Натаров

Мешалкин Е.А. История пожарной охраны России. М., 2003

Источник: https://topos.memo.ru/article/692+300

Хижняков Федор Иванович . воспоминания о сталинизме. Б. м. б.г. рукопись, ксерокопия. 2 варианта 22 и 15 стр.
Название архива: Архив общества "Мемориал"
Фонд №: 2
Название фонда:
Мемуары о политических репрессиях в СССР
Опись №: 2
Дело №: 97

Л. 1 в то время я еще служил в рядах советской армии в ЦОВБ ГУВС МВД. 17 декабря 1946 года. Л.1(вторая пагинация) я попал в подразделение базы №100 ГУВС МВД СССР где и служил в гарнизоне по охране объектов прилегающих к этой базе. (статья в вечернем клубе судя по датам 24 декабря и слову «идол» из второго варианта)
Л. 1 об … мене объявили о том, что я арестован.

Л. 7 (2) В камере №64там же в Бутырке… был генерал лейтенант Пригульский Георгий Александрович
Л. 8 (2) в трибунал московского военного округа, который находился в Москве на ул Чкаловская д. 32 это возле Курского вокзала, напротив с левой стороны реки Яуза. Далее описание трибунала. Прокурор не увидел состава преступления…

Л. 3 (судя по изложению и упоминанию октября это уже 1947 год) и уже больше я в Бутырку не вернулся. Привели меня в 11 кабинет на первом этаже, где мне дали подписать формуляр, где было сказано срок 10 лет с отбытием срока в лагерях МВД СССР и тут же меня посадили в воронок и отправили на пересылку в Тюрьму Красная Пресня. На второй день привезли генерала Пригульского и мы снова с ним встретились. Пробыли мы вместе с Пригульским 3 суток. Стали готовить дальний этап, куда-то в Сибирь. Тогда генерал мне говорит Федя – жалко мне тебя ты совсем мальчишка, в тех лагерях ты не выживешь. Пойду попрошу начальника тюрьмы пересылки Красной Пресни, чтобы он тебя оставил в местных лагерях. Где-то Подмосковья. Он просил надзирателей, чтоб они сообщили нач тюрьмы, что генерал Пригубский просит встречи с ним. И через несколько минут его вызвали он вернулся часа через три и сказал мне, что завтра меня отправят в бескудники Л. 3 об. На кирпичный завод., на второй день меня отвезли в бескудники и больше я генерала не видел. А я поплыл по лагерям затем Серебряный бор, Химки, каналстрой, на завод твердые сплавы, Фрунзенский, на строительство стадиона ленина в Лужниках, снова Серебряный бор, там была забастовка и нас отвезли на пересылку это было 1948 год, а там 12 апреля 1948 года была большая бойня, из 8 тысяч зеков нас перестреляли, в это время на пересылке на Пресне был Солженицин, нас осталось 1200 чел. Остаток часть осталось, а остальных посадили в телячьи вагоны, закрутили проволокой колючей и отправили с Зеленым светом в Соликамское управление лагерей, это было 16 апреля, начало таяния снега и вскрывались реки, а нас погнали пешком за 260 км на Мыс, Печуйку? Азанку?, а мы ведь были полубосые по воде, вели нас власовцы, это звери не люди, что они делали, люди кто кто выбивался из сил л. 4 идти не мог, падал, тогда пускали собак овчарок и на этом человек кончал свое существование….. потом меня вызвали по спец наряду в Москву на строительство высотного дома на котельнической набережной.

Л. 14 (2) и сразу меня направили на этап на красную пресню в пересыльную тюрьму и пришел геренрал Пригульский осужденный Л. 15(2) на срок 25 лет, 5 лет поражения в правах и 5 лет высылки так считалось 25 -5- 5, целый день мы с ним проговорили потосковались и его взяли на дальний этап, а меня вывезли в лагерь МВД, в Бескудниково на кирпичный завод. На вагонетках подвозить к бешкеру(?) С этих пор и начались мои каторжные работы. После кирпичного завода в каменный карьер в Михайлово, рязанской области, затем на стройки, затем лесопавал, снова стройки. Строил высотку на Котельнической наб. строил выставку, у меня были два павильона украинский и московский. На московском павильоне была директором Васильева Марья Георгиевна это супруга телохранителя В. И. Ленина. И вот как-то в октябре 1952 года, когда шел 19 –й парт съезд, мы обходили с ней строй-объект. А я был бригадир-инструктор на московском павильоне, она послала меня за папиросами, так как она курила… далее без новых деталей
Л. 17 (2) меня вызвал оперуполномоченный из нашего лагеря это было на Заморен(н, к, й?)ском переулке где мы находились, жили, а ездили на ВДНХ на работу на машинах в будках. Далее про освобождение от конвоя..
Начальник лагеря пол. Карпухин Л. 18 (2) меня направил на пункт освобождения в южный порт на реке Москве где меня никак не могли освободить…
Л. 19(2) тогда мне начальник высотного строительства, он же и начальник 1-го гос строй треста МВД инженер полковник Левин Щирин… родители получили извещение что я погибна спецзадании.

Л.4 об. Когда сдали высотку меня отправили на ВДНХ, где я работал на павильоне Украинской ССР и Московской области и павильон трех областей. Украинским павильоном курировал Кальченко, председатель Верховного совета УССР, а московским павильоном руководила Марья Григорьевна Васильева, супруга телохранителя Васильева (В. и. Ленина). Случилось, что она меня послала за папиросами, она была уже в преклонном возрасте старый член партии и когда я сказал , что я не могу, Я заключенный, то она отбежала и говорит испуганно как же так, я ведь все рассказываю делюсь мнением, а тут ты заключенный, и говорит пойдем в кабинет и расскажи мне все за что сидишь. Я ей все рассказал подробно, тогда она сказала не выпущу из кабинета все вот так подробно опиши на бумаге и сегодня же отправь через гражданских рабочих на имя 19 парт съезда. Он в это время шел.
Л. 5 это был октябрь 1952 года. Я написал и попросил девочку Надю она работала художником по стеклу это делали рисунки на витражах в Московском павильоне, она обещала на второй день она мне сообщила, что попросила своего дядю, он полковник и стоял на постуу Спасских ворот моск. Кремля. И сказал ей что он это письмо передаст в нужные руки. Через 4 дня съезд закончил свою работу, а я ведь писал жалобу на имя председателя ревизионной комиссии акад. Поспелова.через 2 недели пеня вызвали на вахту влагере и оперуполномоченный мне сообщил, что по решению съезда с меня сняли конвой, но я должен жить в лагере и работать со своей бригадой. Но я уже ходил вольно пока не пересмотрят в ЦК мое дело. Вот тогда мне начали слать письма справки из главной военной прокуратуры их уже было 52 штук. А тут 6 марта 1953 умер Сталин а 31 марта вышла широкая амнистия, Л. 5 об по распоряжению нач. лагеря, меня отправили в первый день освобождения на пункт освобождения в порт «Химки», там в течении недели спец прокурор освобождал согласно указа об амнистии. …
Л. 6 я в это время по просьбе начальника высотного строительства инженера полковника Левин-Ширина/Щикина? устроился сюда же на высотку в качестве маляра 30 апреля 1953 года.

Источник: http://notepad.memo.ru/#/2/2/97/hizhnyakov-fedor-ivanovich-vospominaniya-o-stalinizme

Tags: гулаг, источники, карты, москва, репрессии, советская власть
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments