harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Category:

Детприемник для нищих и детей врагов народа - закрытый коммунистами Даниловский монастырь

После революции в стране стали активно разрушать монастыри. Те, что оставались – перепрофилировали. Старались проделывать это с особым цинизмом – многие бывшие обители сделались тюрьмами

Не избежал этой участи и московский Даниловский монастырь.

Это был первый московский монастырь. Его заложил Даниил Александрович, московский князь, в конце тринадцатого века.



– Вы все – дети врагов народа. Вы поедете в детские дома, будете там учиться и работать на благо нашей великой страны и отца народов товарища Сталина.


28 августа 1928 года в стенах Даниловского монастыря был открыт детский приемник-распределитель. Вслед за потоком голодных и нищих детей-сирот во второй половине 1930-х годов в бывший Даниловский монастырь потянулись дети репрессированных.

Из воспоминаний Валерия Аграновского "Последний долг", у которого были репрессированы родители в 1937 году (отец - журналист газеты «Правда» Абрам Аграновский):
Семья Аграновских

"В ночь на первое сентября 1937 года меня, восьмилетнего, и моего брата Анатолия, который был старше на семь лет, привезли в этот дом и здесь поселили. Я ничего не понимал, мне просто нравилось ехать по ночной Москве на быстрой машине, прижимая к груди первый в моей жизни портфельчик с пеналом, ластиком и тетрадками в косую линейку, хотя отнюдь не школа ждала меня впереди, по крайней мере, не та школа, куда должны были утром идти все мои ровесники.

Когда мы приехали, в комнате с табличкой «Фотолаборатория» меня снимали в фас и в профиль, а на шее висела дощечка с именем, отчеством и фамилией. Так же смешно я прокатывал пальцами сначала по черной краске, а потом по глянцевой бумаге, это называлось почему-то «играть на пианино», и я играл с удовольствием. Помню, Анатолия вскоре увели, я остался с «дядей Мишей», и мне захотелось есть. Дядя Миша принес кусок белого хлеба с маслом и вареное яйцо. И возможно, бесследно для воспоминаний прошла бы та первая ночь для меня, если бы он не стукнул яйцом по моему лбу. Дядя шутил, но удар как бы вернул меня к жестокой реальности, я страшно испугался и закричал, и бился в истерике, и даже сейчас ощущаю тот страх, он все еще сидит во мне, взрослом".

Источник https://vk.com/toposmemoru?w=wall-105855869_9626

Даниловский монастырь, основанный в 13 веке, был последним московским монастырем, закрытым в 1930 году. 28 августа 1928 года здесь был открыт детский приют для мальчиков и девочек.

Младенцев и детей до 3 лет отправляли в детский дом для младенцев, где они редко выживали. Несмотря на законодательную отмену понятия "лишение свободы" для несовершеннолетних, в храме Святых отцов была размещена детская тюрьма под названием Серпуховка.

Первоначально приют был предназначен только для временного проживания детей, прежде чем их отправили в детские дома, но на самом деле дети могли провести там до целого года. В течение 1931-1932 годов в Даниловский приют было направлено более 5000 детей.

Вместе с голодными сиротами во второй половине 1930-х годов в Даниловский приют были отправлены так называемые ЧСИРЫ (дети репрессированных). Детей ЧСИР могли арестовывать на улицах, дома, в школах или забирать прямо у старших братьев и сестер. До новых приобретений количество мест для детей в приюте было увеличено до 1000. В 1937 году Даниловский приют принимал до 200 детей в день.

Это было похоже на тюрьму для детей. На каждого ребенка были сделаны фотографии профиля и отпечатки пальцев, а в приюте Даниловского проводились регулярные обыски (тюремные "вымогательства”). Существовало жесткое разделение на беспризорных детей и детей репрессированных ("политических").

Москва. Места памяти. Виктор Иоэльс о Даниловском детприемнике https://www.youtube.com/watch?v=tkb77qjIYsg

Даниловский приют продолжал свою работу до 1983 года, после чего монастырь был возвращен Православной церкви.

Источник https://topos.memo.ru/en/node/305

Бутовский полигон стал последним пристанищем более тысячи верующих. Здесь был расстрелян митрополит Петроградский Серафим (Чичагов). Ему было 82 года, и он тяжело болел. Чекистам пришлось везти его в Бутово на карете скорой помощи, а к месту расстрела нести на носилках. В числе других жертв были архиепископ Можайский Димитрий (Добросердов), архиепископ Владимирский и Суздальский Николай (Добронравов), епископ Бежецкий Аркадий (Остальский), епископ Велижский Иона (Лазарев), епископ Нижнетагильский Никита (Делекторский) и многие другие.

Сотрудниками НКВД была проведена акция по уничтожению более 1600 инвалидов. Тюрьмы были переполнены, в лагеря инвалидов не брали, поэтому их просто расстреляли. Среди расстрелянных был глухонемой, в деле которого написано, что он обвиняется в активной антисоветской агитации.

Детей расстрелянных свозили в детприемник, который находился в Даниловом монастыре. Имелся специальный приказ — разлучать братьев и сестер и даже знакомых между собой детей. В Даниловском монастыре известно место у стены, где были найдены останки множества детей. В детприемнике дети болели, умирали, и их там стали хоронить. На этом месте построена часовня.
Источник http://www.e-vestnik.ru/history/tragediya_xx_veka_2710/


Печать Данилов монастырь (детский приемник-распределитель) фото с https://danilov-msk.ru/news/22533/

В колонию вместо «Артека»

При коммунистах первый монастырь Москвы закрыли в последнюю очередь, в 1930 году. Уже на следующий год здесь, во дворе поставили памятник Ленину, а помещения монастыря – решением московского управления рабоче-крестьянской милиции – отвели под детский спецприемник-распределитель.

В кельях разместили мальчиков, в настоятельских покоях дошкольников и девочек, в главном нефе Троицкого собора оборудовали библиотеку, клуб и спортзал, а в боковых приделах сколотили двухэтажные нары – для тех детей, кому не хватило места в спальных помещениях. Спецприемник был все время переполнен. Только за первый год его существования здесь побывали пять тысяч детей.

Один из современников решил полюбопытствовать, как изменился монастырь. В ужасе вспоминал: «Когда боком пролез в главные ворота, то перед моим носом, как из земли, выросли два-три охранника. Двое из них в форме городовых. Один – в штатском. Все они – гепеушники. На площади, прежде благоустроенной, с цветочными клумбами, а теперь заваленной камнями и навозом, копошилось около шестисот или более оборванных, до невозможности грязных детей в возрасте от десяти до шестнадцати лет.

Все это гоготало, кричало, неистовствовало и просило хлеба.

Как грустно и дико было смотреть на эти сотни грязных беспризорных малышей, продукт народного бунта, или, как для красного словца теперь зовут, революции».

Сюда свозили детей репрессированных «врагов народа», чтобы уже из этих, бывших монастырских стен отправить в какую-нибудь из многочисленных колоний. В среднем дети находились здесь около полугода. По негласному правилу, детей разлучали – братьев и сестер переправляли в разные колонии. То же касалось и друзей.


В качестве транспорта использовали знаменитые «черные воронки», а также крытые грузовики с надписью «Субпродукты», «Хлеб» или же «Молоко». Иногда переправляли в общих поездах. Тогда детям строго-настрого приказывали сообщать пассажирам, что они едут в лагерь «Артек».

Если при поступлении в спецприемник детям выдавали одежду, то перед отправкой ее отбирали.

Разные степени страха

Места не хватало. В качестве обеденных столов использовали надгробья здешнего некрополя – те, что повыше. Именно в интересах этого тюремного распределителя и было снесено буквально через год после его открытия Даниловское кладбище с могилой Гоголя.

«Сжатая между настоятельским домом и собором, в тесном уголке старого монастырского кладбища, где над головой не шумят тенистые ветви, нет травяного ковра и не пестрят полевые цветы, как далека эта могила от чарующего простора природы «Вечеров на хуторе близь Диканьки»! Но так же далек был от них и сам Гоголь перед кончиной, полный мистического ужаса перед загробной тайной», – писал о ней исследователь московского некрополя А.Т.Саладин.

А журналист Борис Сорокин вспоминал об этом погребении: «Над простой чугунной решеткой и плитой с выпуклыми буквами «Николай Васильевич Гоголь», над зеленоватым огоньком лампады, мерцающем в фонарике у чугунного креста, словно охраняя вечный покой великого писателя, деревья раскинули свои ветви, роняющие золотые листья».

Прах Гоголя перезахоронили на Новодевичьем кладбище. Очевидцы утверждали, что лежал он скорчившись, как будто бы сбылось его страшное опасение, и очнулся он в гробу от летаргического сна. Всем присутствующим было страшно.

Но еще страшнее было здешним арестантам. Актер Евгений Весник вспоминал, как через пару дней после того, как увели его родителей – «врагов народа» – явились и за ним, мальчишкой. Велели взять смену белья, рубашку, кепку, полотенце, мыло. Погрузили в грузовик и повезли в приемник. Когда машина проезжала мимо соседнего, Донского монастыря, у Весника хватило мужества выпрыгнуть и забежать в тамошние ворота. К счастью, охранники ничего не заметили, парень был спасен.


Леонид Муравник. фото с https://vk.com/wall-105855869_5823

Участь других маленьких арестантов была иной. Леонид Муравник вспоминал: «Меня отвели в помещение храма, в бывший правый придел. Там за перегородкой я увидел двухэтажные нары, на которых в это ночное время спало множество детей. Я сунул в рот завалявшуюся в кармане конфету, разделся и лег. Наутро вся моя одежда была украдена ворами-малолетками, которые хоть и жили отдельно, но ухитрялись проникать повсюду…


За перегородкой помещалась столовая. Кормили сытно, в основном кашей с мясом. В алтаре вместо иконы висел большой портрет Ежова».

Каша с мясом была не всегда. Да и та не спасала. Тот же Муравник писал: «У многих из них на нервной почве развился энурез, с которым никто из местных врачей и не думал бороться. Маленького узника выгоняли в любую погоду во двор вместе с его подмоченным матрацем и простынкой: «Сушись, поганец!” А на улице – холодно и страшно. И еще – стыдно перед сверстниками. Засмеют».

Совсем как у взрослых


Панорама Данилова монастыря после закрытия. 1930-е гг. Фото с сайта a-dedushkin.livejournal.com

Первым делом с вновь прибывшего снимали отпечатки пальцев и фотографировали в фас и профиль. Работать заставляли с раннего утра и до отбоя – для этого здесь были обустроены всяческие мастерские. Исключение было одно – безграмотных здесь обучали грамоте. Все остальное время – для работы.

За ворота выходить, ясное дело, запрещалось. Драки были постоянными. Все как у взрослых – беспризорники (их сюда тоже привозили) третировали детей политических арестантов. Обзывали предателями и троцкистами, кидались камнями.

А вот воспоминания другого заключенного этой фантастической тюрьмы, В.Блока: «Ночью 5 сентября 1937 года мою мать… увезли в Бутырскую тюрьму, а через час после ареста те же энкаведисты приехали за мной. Мне еще не исполнилось двенадцати лет, я плакал, кричал, а они говорили с иезуитскими улыбочками: «Сейчас поедем к маме».

К маме мы не поехали. Меня отвезли в Даниловский детский приемник.

Это была пересыльная тюрьма для малолетних преступников, размещенная в старинном монастыре. В камере, куда меня втолкнули, я увидел хорошо одетых детей примерно моего возраста, многие из них плакали, не понимая, где они находятся и для чего их сюда привезли.

Вскоре пришел начальник детприемника, собрал нас и объявил:

– Вы все – дети врагов народа. Вы поедете в детские дома, будете там учиться и работать на благо нашей великой страны и отца народов товарища Сталина.

Через два месяца меня разбудили ночью и отвели в кабинет энкаведиста, который предложил мне письменно отказаться от родителей. Я стал кричать, что ничего писать не буду, и снова просил отвезти меня к маме. Позже мне рассказали, что такое предложение делалось многим детям, и кое-кто согласился».

Еще одно детское учреждение

Фото с сайта amic.ru

А ведь здесь и раньше находилось детское учреждение. Но как мало общего оно имело с распределителем-тюрьмой. Это была церковно-приходская школа. Врач Григорий Смирнов вспоминал: «На монастырской колокольне начался благовест к обедне. Школьная дверь отворилась, и из нее вышел учитель – Леонид Алексеевич. Это был очень простой и добрый человек лет сорока. Он поздоровался с мамой и бегло взглянул на меня. Я поклонился ему. Он ласково улыбнулся, спросил, как меня звать, нежно положил руку на мое плечо и сказал маме:

– Оставляйте его нам. Мы сейчас идем к обедне…

В воротах монастыря нас ждал монах Лукиан, несший послушание по обслуживанию нашей школы. В левой руке он держал белоснежную корзину, полную ароматного монастырского ржаного сеяного хлеба. Каждый из нас услышал от Лукиана доброе слово и получил по полуфунтовому куску хлеба.

Я возвращался домой полный новых впечатлений. Главные впечатления: умилительная монастырская служба и доброта, которой мы были окружены. Мне хотелось скорее опять в школу».

Одновременно в школе обучались 30–35 учеников. Преподаватели – монахи и священники – были с учениками всегда ласковы, не повышали голоса на них. Уроки начинались с чтения молитвы. Преподавательский состав при этом молился за учеников.

За ошибки не наказывали – просто спокойно объясняли школьнику, в чем он не прав. Подвижные игры, всякая возня во время перемен скорее поощрялась – только чтобы не делали друг другу больно. На дом уроков практически не задавали – все успевали сделать в классах. При этом каждый ученик мог пользоваться богатейшей монастырской библиотекой.

Увы, все это было в невозвратном прошлом.

Развалившийся Ленин

Очевидцы утверждают, что когда цепляли ленинскую статую – чтобы куда-то ее увезти – она упала на землю и рассыпалась на мелкие части. Везти стало нечего.

Источник https://www.miloserdie.ru/article/detskaya-peresylka-v-moskovskoj-obiteli/

Ещё можно вспомнить -

Социально опасные малолетки

Как советская власть боролась с детьми изменников Родины

https://lenta.ru/articles/2017/03/11/enemykids/

Tags: гулаг, дети, коммунисты, репрессии, советская власть, сталин, церкви
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments