harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Categories:

Не читайте советских газет. Читайте Мясникова

Нет, не этого, который известен своим: Синдром доктора Мясникова - Надо найти хорошего врача!
Никто,  кроме нас. Помощь настоящего врача (переиздание)

А настоящего коммуниста - Секретаря Пензенского Обкома.

jlm_taurus
"И если мне неймётся и не спится
Или с похмелья нет на мне лица —
Открою (Мясникова) на любой странице
И — не могу — читаю до конца..."



Мясников Георг Васильевич. из"ДНЕВНИКА СЕКРЕТАРЯ ОБКОМА"

Из дневников разных лет. (От 2-го секретаря Пензенского обкома КПСС до 1-го заместителя Председателя Правления Советского Фонда Культуры (1966-1992). Публикация М.Г.Мясникова.

1966 год 20 июня. Небо хмурится. Механизаторы возвращаются с обзора. Мы тем временем осмотрели строительство клуба из бывшей церкви. На фоне прекрасной кирпичной кладки прошлого века страшная похабная кладка наших дней. Что случилось с каменщиками?
5 сентября. Обидно только, что так много дураков партия ставит на посты, которые должны занимать, безусловно, умные люди. Где-то укоренилась ошибка, которую или не хотят, или не могут, или, что страшнее всего, некому исправить.

1967 19 августа. Сегодня ударный день. Подкрепляем [его] драконовскими мерами. Поручаем автоинспекции задерживать бесцельно идущие грузовые машины и отправлять их на хлеб! Половину дня провел на трассах вокруг Пензы. Волосы встают дыбом от этой возмутительной картины антигосударственного отношения к использованию грузового транспорта. Только в нашем чересчур «демократическом» государстве возможна такая бесхозяйственность. Один едет в гости к матери за 100 верст, другой на дачу тащит навоз, третий поехал на охоту и т.п. Страшно! Любой хозяйственник считает грузовую машину своей собственностью и распоряжается ей, как вздумается. Все списывается на убытки, никто денег не платит, всем наплевать, раз она государственная. Что-то не ладится у нас с этим делом. Нет рычагов, нет строгой государственной дисциплины. Примем решение бюро, накажем, напугаем, но разве это настоящая мера? Надо что-то искать более действенное. Нельзя экономику строить на психологии, воспитании. Это ошибка [...].

1968 7 февраля. [...]. Создано еще одно министерство — машиностроения. Клубок накручивается, клубок пухнет, и как долго это будет продолжаться? — вот вопрос. Есть же где-то пределы возможного и разумного! Или их нет, и все наш строй выдержит?Идет своеобразное движение: сами против себя. Пухнет непроизводительный аппарат, растут всякого рода расходы, повышаем, не обеспечивая товарами, зарплаты и пенсии, начинаем больше отдыхать, чем работать. Газеты теперь мало спрашивают: как ты работаешь? Больше: как ты отдыхаешь? Своеобразно! Но не рано ли, не губительно ли это для строя? Внешне хорошо сегодня, а не будет ли трудно завтра? Порождаются (может, это на экономической основе): равнодушие чиновников, болеющих за место, а не за дело [...].

25 апреля. Бюро обкома КПСС. О хищениях и растратах. Если внимательно присмотреться, то проблема очень большая. Воруют много. Официально зарегистрировано, что в 1967 г. растрачено 790 тыс. рублей, а сколько не зарегистрировано? Учет охватывает в основном сферы обслуживания, а в сферах
поизводства все покрывается. Это было и есть — бич. Непонятно, когда все-таки мы воспитаем принцип «общественное — это наше общее». Пока действует: «мое — это мое», а «общественное, если могу урвать, — тоже мое». [...].

1969 25 апреля. Утром поехал по городу. Медленно раскачиваются пензяки, нехотя перекапывают газоны, убирают сухие листья и пропавшую траву. Народу мало на благоустройстве... Сколько надо еще лет, чтобы приучить без понукания делать простые вещи по уборке города? А все это оттого, что есть своеобразие историческое в формировании населения города. До революции Пенза — небольшой, хотя и губернский город, заполненный в основном осколками дворян, мещанами, кустарями. Пролетариата в истинном смысле этого слова нет.
Идеал мещанина — уют своего семейного гнезда, до остального ему дела нет. Страсти, волнения — не его удел. После революции, особенно в годы Великой Отечественной войны, за счет эвакуации начинается бурный рост промышленности. Готовых кадров рабочих нет. Их завозят из сел области. Вместе с желанием работать в промышленности они провозят и свои деревенские привычки: равнодушие к грязи на улице, во дворе, в избе. Все это переплетается и дает сейчас мучительные отрыжки равнодушия к внешнему облику города, его благоустройству.

22 июля. Все больше и больше завязывается узлов. Было плохо с мясом, стало плохо с рыбой, теперь назревают обострения по белому хлебу. Не хватает сыра. Узел на узел. И, самое странное, никого это серьезно не беспокоит. Из Москвы идут телеграммы с красной полосой, требующие выполнения плана товарооборота и мобилизации «внутренних ресурсов». У них, конечно, положение тоже безвыходное, но зачем создавать его неразумными мерами? Вот в чем вопрос. Мы еще каким-то чудом держимся, но, думаю, что и нашей выдержке придет конец. Так долго продолжаться не может. А от мысли такой становится противно на душе. Временами приходит плохое настроение: плюнуть на все и уйти!...

1972 2 января. Не выходит ни одного документа, чтобы нас не упоминали как отстающих по молоку. Клюют и по делу, и без дела. Понятно, что народу нужно масло, но как это сделать? Объективно говоря, главная причина такого положения с молоком в области — это засушливое лето, отсутствие пастбищ и зеленых кормов. Но социализм не настолько наивен, чтобы быть объективным. Объективизм — это мелкобуржуазное течение. Мы же — пролетарии! Н.Ф.Васильев13 не может приспосабливаться к мелкобуржуазным уклонам, кричит, что все это — результат прямой безответственности на местах, распущенности и т.п. Его идеал — сводки ЦСУ. Хорошо в сводке — хорошо, плохо — безответственность. Иных категорий мы, к сожалению, не знаем. Давят и давят. Делают это с откровенным злорадством — провалился, ага! Попался. Мы тебе воткнули, ты смотри. Мы выше! Вроде Совмин РСФСР не отвечает за состояние дел, а является «критическим» органом власти. Если быть откровенным, то напряжение со снабжением маслом — результат прямого просчета Совминов СССР и РСФСР. Три года назад не знали, куда девать масло. Д.С.Полянский шумел: "А кто вам велит перевыполнять планы по молоку, кому это нужно?" Носились с настроениями снижения цен, чтобы увеличить потребление. А теперь масла нет. Кто виноват? Конечно, мы [областное звено]. В 12.00 в обкоме. Годовой план по молоку получился.

10 апреля. Обедал в столовой ЦК. Диву даешься, сколько здесь сытых мужиков, торчащих за большие деньги в аппарате. И все собой довольны, все лакают в три горла, совершенно не задумываясь над тем, чем они, собственно, заслужили...Сколько нашей Маше надо дергать за сиськи корову по брюхо в грязи, чтобы прокормить эту ораву сытых бездельников? Ужас! Класс бюрократов, раз возникнув, продолжает, как опухоль, жить своей жизнью, самостоятельной, правда, питаясь соками всего организма...

1 сентября. В райотдел милиции. Хорошо, что заехал. Привели шофера, которого забрали вчера. Вид уже жалкий. Проспался. Оказывается, у него два сына 10 и 11 лет, а жена умерла. Воспитывает с бабкой. С двумя ребятами в жены никто не идет. Милиция уже оформила документы на 3 года тюрьмы. Сказал, чтобы отпустили. Снял четыре беды.

1974 17 апреля. Вечером посмотрел том I «Истории второй мировой войны». Даже беглый осмотр вызывает недоумение и недоверие к составителям, авторам и редакторам. Сталин упоминается 7 раз. Гитлер — 56. Его фото в общей группе, Гитлера и Геббельса по 3 портрета. Ни одной его цитаты, современника19 5 цитат. Есть даже фотография Луначарского. Есть портрет Геринга. Уму непостижимо, как изуверски мы относимся к истории, кроя и переделывая ее на свой сомнительный лад...

21 февраля 1969. […]. Положение в торговле (товарно-денежные отношения, которые меня давно беспокоят! все туже и туже натягиваются) . Народ потащил макароны, крупу. Скоро очередь дойдет до хлеба. Увеличилось потребление подсолнечного масла. Не отоваривается рыба, плохо с мясом, и нет просветов. Конечно, [я] плохой пророк, но едва ли ошибусь: 1969 г. (а не 1968 г.) будет «високосным», окончится экономической «чепухой». Тяжело! Трудно сказать, насколько готов народ перенести это. Какой выход? По-моему, пора утверждать образцы и, пока не поздно, начинать печатать новые деньги. Выхода не видно […].

Рассмотрели положение дел с заготовками мяса, молока и яйца. «Специализация» все больше дает себя знать. Объективно все лучше: больше кормов, выросло поголовье, особенно «рогатки», а выполнение плана идет со скрипом. Нет мяса, за яйцами сельские Советы с шапками пошли по крестьянским дворам. Позорная практика, но иного выхода нет. Много уничтожили, а комплексы жрут капиталовложения, не давая отдачи. Развращающе действует «стабильный план». Мы не привыкли и не умеем, да и смысла нет уметь работать при ненапряженных планах. Все вместе взятое туже и туже натягивает веревку, которая обязательно лопнет, если не будет урожая и в зиму сложится нередкая для нас бескормица. Народ избалован, привык к довольству и едва ли поймет «трудности», часть из которых мы сами себе придумали всякими неоправданными, а главное, экономически не подкрепленными новшествами, вроде стабильных планов, повышенных оплат и т.п. […].

30 июня. […]. Опять перераспределяем обязанности: мне дали заготовки мяса, молока, сахара и спирт. Я не очень возражал. Чем больше дела, тем интереснее. У меня это неизменный принцип. Ездил по овощным магазинам. Овощей нет никаких. Сразу выехал в Терновский совхоз. Дело пущено на самотек. Дожди выбивают из колеи, овощи гибнут в поле, а ничего этой стихии не противопоставляется. В 16.00 собрал всех заинтересованных. Общие разговоры и ничего конкретного. Все идет по спирали, каждый год скандал. Звонил в ЦК к Чураеву. Жаловался по капусте на Азербайджан. Обещали помочь. Беседовал с Н.А. Тарасовым. Решили зажать усатых [кавказцев на пензенских рынках]. […].

5 июля. Вчера звонок из ЦК КПСС. Собрал Ф.Д. Кулаков. В Москве крайне тяжело с мясом. Грузите все, что можете. Будете ежедневно докладывать об отгрузке мяса в Москву. Кажется, и там припекло. Доработались. Решение СМ СССР «производить студень и колбасу из крови», добавлять белки. Все это напоминает лето 1963 года! […].

15 июля. Клименчук, Морозов и Глущенко уехали в Кузнецк. Мы остались в г. Пензе. Назначено бюро обкома КПСС. Первым рассматривался вопрос о пожаре на Н.-Ломовском электромеханическом заводе. Сложное дело. Много случайного, но много и закономерного. Расхлябанность, неряшливость, элементарное невнимание – вот, что привело к гибели 7-ми рабочих. Внес предложение снять с работы гл. инженера, секретаря парткома и пред. завкома. Кому-то надо отвечать.

Второй вопрос – о подготовке к уборке урожая. Схема обратная: на трибуну выходят начальники и нудно перечисляют цифры. Вопросы, споры, осаживание. Бюро – это публичный партийный суд, правда, без права защиты. […]. Интересна одна деталь. Перед сессией Верховного Совета СССР группа секретарей обкомов КПСС была у Л.И. Брежнева (совещание так и не состоялось!). Он вел беседу в таком плане: «Плохо в стране с мясом. Может быть, неправильна наша политика в области сельского хозяйства? Может, мы здесь неправильно сидим и решаем? В чем дело?» Все крикнули, что «все правильно!» «Тогда, значит, все дело в том, что на местах наши решения не выполняются!» Вот и весь вывод...
5 сентября. Доложил обстановку в Мокшане. Кое-как удается выбить из Никольска 30 машин для поддержки хлеборобов района. Самое страшное во всей этой истории с хлебом состоит в том, что хлеб никому не нужен. Приехал Г.И. Воронов. Сказал, что хлеб большой, но ни слова [о том], чем правительство России подкрепит хлеборобов, понимая, что обстановка завязалась сложная? Больше того, Совет Министров принял постановление, которым ответственность за размещение и сохранение хлеба возложил на председателей облисполкомов персонально. Зачем тогда Министерство хлебопродуктов, его аппарат? Странно все это. […].
17 ноября. […]. Висит угроза снятия военных машин с 20 ноября. Рухнут последние слабые надежды на выполнение планов по свёкле, подсолнечнику. Начал атаку по телефону. Разговор с К.Г. Пысиным. У него ничего не получается. Уже докладывали А.Н. Косыгину – он против задержки. Почему? Неясно. Шифровка у Д.С. Полянского. Звоню, его нет, на заседании президиума СМ СССР. Ф.Д. Кулакову. Со всеми помощниками сидит где-то на даче, готовит бумагу к III Всесоюзному съезду колхозников. Г.И. Воронову. Его тоже нет. На Совмине СССР. Днем позвонил сам: – Что звонил? Нас с тобой на Совмине критикуют за подсолнечник. – Скоро совсем сдавать не будем: машины отбираете.
– Все бессильны. Только Генеральный. Шли ему шифровку. Рассказал [Воронов], что отказались (с восторгом!) от Центрколхозсоюза, но
создадут какой-то Совет. Кто-то борется записать в проекте не «колхозный двор», а «колхозная семья» и на каждую по 0,5 га земли. Я заметил, что как в колесе гонимся, чтобы дать больше и больше. Он: «Кто это все вносит»? – «Тот, кто далек от земли».

Послали с Дорошенко шифровку с просьбой оставить машины до 1 декабря. Объяснили, что гибнет урожай. Звонил Александрову-Агентову, помощнику [Брежнева]. Обещал доложить, хотя [Брежнев] занимается международными вопросами. Посмотрим, что будет завтра. Был Устинов из Наровчата. Советовал [ему] готовиться к 100-летию Куприна […]. 18 ноября. […]. Сижу и жду ответа на шифровку. Только пообедал, иду в кабинет, трубка ВЧ лежит на столе. – С вами будет говорить Леонид Ильич Брежнев. – Слушаю. – Здравствуйте, Георг Васильевич! Два дня был за городом, готовился к съезду. Сколько у вас воинских машин? – Числится 3,5 тысячи, работает около 2-х. – А как дороги?
– Самое обидное, что только что установились дороги, машины пошли, а их приходится отправлять. На полях много свёклы, подсолнечника. Народ нас не поймет.
– Хорошо. Я дам приказание оставить машины. Но надо, чтобы их хорошо использовали. А то сидим в кабинетах, а шоферы пьянствуют и не работают. Я это помню по Молдавии и Казахстану. Надо на каждую машину посадить контролера.
– Если будут машины, контролеров посадим!
– Желаю успехов. До свидания.
– Спасибо. До свидания.

19 ноября. Тут же позвонил маршалу М.В. Захарову.
– Как дела, Матвей Васильевич?
– А, Георг Васильевич, здравствуй, дорогой! Ты о машинах беспокоишься? Мне только что звонил Леонид Ильич. Оставим до 30-го ноября, но только, чтоб 1-го грузились.
– Спасибо. Все ясно. Когда будет шифровка?
– Сейчас подписываю. Сегодня получите.
Приглашаю Дорошенко и Огарева. Игра ва-банк, отступать некуда, надо идти в атаку. Собираем секретарей РК КПСС, командиров батальонов и авторот. Информирую о разговоре с генеральным секретарем ЦК КПСС […]. Раз так, то 1-го надо докладывать. Сделать все, чтобы грузы вывезти. […]...

1 декабря. […]. С сообщением о совещании в ЦК КПСС выступил Дорошенко. Рассказ очень бессвязен, сбивчив. Но детали такие: после съезда колхозников состоялось совещание 1-х секретарей обкомов и предоблисполкомов, в котором приняли участие все члены Политбюро ЦК КПСС. На совещании 2,5 часа выступал Л.И. Брежнев. Произвел большое впечатление, говорил без бумажки, хотя справки ему были подготовлены. Очень остро, пожалуй, ставились четыре вопроса: о капитальном строительстве (много излишеств); положении дел в животноводстве;
сложности снабжения, связанные с тем, что рост доходов, зарплата обгоняет рост производительности труда. Если так будет, можем «прогореть»; злая постановка вопроса о дисциплине, экономике и т.д. Важно здесь: первый раз за пять лет собрали и резко поставили вопросы, которые назрели. […].

12 декабря. […]. Скандал с мясом: утром Г.И. Воронову позвонил А.П. Кириленко: «Почему нет мяса в промышленных центрах»? Следом Мазуров: «Почему Россия не отчисляет мясо в союзный фонд»? Вызвал Ф.Д. Кулаков его и Пысина: «Что случилось с мясом»? Позвонил В.В. Гришин: «Пишу записку в Политбюро и буду настаивать на ее обсуждении. Москвичи не понимают, почему нет мяса»? Таскают кругом, а толку мало. Разве не ясно, что установив «стабильные цены», мы облегчили дело на селе, но «завязли» вопросы снабжения в городе? «Дух мартовского пленума остался, мяса – не осталось»! Из ЦК требуют мяса. А как быть с поголовьем и кондицией сдаваемого скота? Их это не касается! Своеобразно! […]...

31 марта. Утром снег, после обеда – солнце и ручьи, а вечером легкий морозец. Природа пришла в столкновение. Борются времена года. Но в борьбе проходят дни. И прогнозы о ранней весне оказались ложными. Скорее, поздняя. По дороге на работу – [о Брежневе?]: пять лет никаких легенд и никаких ссылок, ни одной деловой, серьезной, вызванной жизнью, а не парадом, поездки, ни одного толком телефонного звонка. Нет вопросов. […]. Звонил Лев. В пятницу принят ряд решений по сельскому хозяйству. Их смысл конкретный: за сверхплановую продукцию
животноводства по году (т.е. годовую) – 50% надбавки; цены на мясо всем равные (колхоз, совхоз и частник); за молодняк до 2-х лет 350–400 кг – 35% надбавки, свыше 400 – 50 %. Цены за молоко поднимут на 18–20%. Оплата труда в совхозах – 125% тарифа. Пенсии колхозникам – минимум 20 руб. С 1 апреля – Госстрах. И т.д. Всего затрат дополнительных в 1970 г. 3,5–3,8 млрд. рублей. Что бросается в глаза? Идет одна и та же деляческая и добряческая линия: опять доплачиваем, повышаем зарплату, увеличиваем пенсии, но... никак не связываем это с производством, заготовками. Думают, что деньги автоматически сделают дело. Ошибка. Нужна организаторская работа, а в основе ее – планы, задания. Вероятно, боятся отступить от идеи «стабильного плана». Выбросим еще денег, а чем их взять? Где товары? Положение белки в колесе. Не можем остановиться.

3 ноября. Поднялись рано. Переговорили с руководителями хозяйств. Решили побывать в совхозе «Бояровский». Поехали, но не тут-то было. Проскочили первое тяжелое место на дороге Камешкир – Лопатино, оно называется Порт-Саид. На втором застряли и, чтобы не испытывать судьбу, вернулись. У Камешкира повернули налево. Решили посмотреть колхоз «Путь Ленина». Дорога просто кошмарная. Каким-то чудом пробиваемся в село Лапшово (бывшая Кафтыревка). Беседа в правлении колхоза, потом на фермы. Много всяких беспорядков. Телята не кормлены с утра. Одна бригада бросила работу, вторая не приступила. Условия на фермах тяжелые, грязь по колено. Только наши русские люди могут работать в таких условиях. Другие давно бы плюнули. Но эффект, конечно, невысок. А терпение не заставляет руководителей думать, как сделать лучше. Терпеливый русский характер и хорош, и плох. Хорош, т.к. позволяет делать дела при любых трудностях и невзгодах; плох, т.к. превращает трудности и невзгоды в обычную норму жизни. Отсутствие протеста не создает стимула для поиска лучших условий. Зашли в магазин в Лапшово – ничего нет, даже хлебом толком не торгуют. Народ недоволен. После обеда заехали в Старое Шаткино. Магазин. Нет шапок, резиновых сапог, хлопчатобумажных костюмов. В школе. До войны было 500 учеников теперь же – 22. Деревня вымирает. На ферме интересный разговор с конюхом: «Забыли лошадей». Зав. фермой Тамара Ветлосёмина, бывшая доярка, все знает, заботливая. Лучшая доярка – Шура Михайлова, скромная, заботливая женщина, ей 25 лет. На вопрос зав. фермой: «Что можно о ней сказать»? Ответ: «Это – забота». Беседа с бывшим бригадиром, теперь председателем сельсовета, у которого 10 дочерей.Жить трудно, но все хотят учиться...

2 декабря. [Малая Сердоба]. […]. Уехали на телячий комплекс колхоза «Россия». Картина страшная: еще одна иллюстрация глупости Льва в развитии сельского хозяйства. Увлекся, придумал, решил учить страну, а сам остается без порток. Начали строить [комплекс] в 1973 году. Общая стоимость – 3 млн. 600 тыс. Ввели только первую половину этого огромного города. И та стоит пустая. Всего выращено 300 телок! Жуть. Отдача сомнительная и в большой перспективе на эти деньги разместить 2000 коров и получили 5 тыс. тонн молока, т.е. половину сработанного.

4 декабря. […]. О пленуме [ЦК КПСС] детали: начали прямо с организационного [вопроса], доклад 15 мин., Мазурова вывели [из членов Политбюро], ушел мрачный, краше в гроб кладут. Забыли поблагодарить. Вспомнили после закрытия пленума. Черненко [Брежнев ввел в состав членов Политбюро] как контригру [против]
усилив[ающего свою] роль Суслова и ослабляя СМ (Косыгина). Такой [как Черненко] нужен. Он «ведет большую организационно-партийную работу в партии». Обижены Соломенцев, Капитонов, может, Шибаев. В секретари рвались особо Моргун
из Полтавы, может, Карлов, а за ним Кручина – на зав. отделом. Много там всяких сложностей и особенностей. Еще раз узел затягивается, не сразу развяжется […]

22 октября. […]. Прочел в «Лит. газете» статью «Сильная личность». Врезали не только Верхолетову, но и назвали Л. и Б. Ерминых, сына Виноградова и Алексеева. Дали наотмашь. По телефону прочитал Федору. Состояние паническое.
12.00 – встреча с передовиками животноводства. Хорошая беседа. Приняли обязательство. Остальная половина дня посвящена сенсации, которая быстро захватывает Пензу, – статье в «Лит. газете». Событие редкое да еще на таком высоком
уровне. Трудно понять подоплеку. Возможны два варианта: 1) у Льва в Москве дела пошли х---во; 2) журналисты дали наотмашь, мстя за атаку через ЦК на российского прокурора по делу О. Сухарева. Вайнеры и сионистская компания (автор –Ваксберг) решили бить, не зная действительной расстановки сил. Но я знал тёмности и вовремя ушел. Федор: «Что делать?» Не знаю

24 октября. Эти три дня морозы держались, доходя ночью до -10. Сегодня начало теплеть. В Москве уже +6, завтра у нас. По телефону – с Вл. Чивилихиным. Сессия по государственным премиям завершила свою работу. Было тайное голосование. «Память» получила 60 «за» и ни одного «против». Может, и моя бумага сыграла свою роль. Говорит, что «против» боролись «гумилевцы»! А вообще-то в Москве, кажется, подошло время действий мафии. Наиболее устойчивая из них и особенно влиятельная в литературе и искусстве – мафия сионистов. Всё заполонили, всё держат в своих руках. […]. [Шевкуненко] выдал интересную версию (из народа) появления статьи в «Литгазете»: Мясников взял в свои руки органы, раскопал это дело и дал ему ход! Не думал, не гадал, но молвой могут свалить на меня. Ход мысли у народа неожиданный, но опирается на то, что прокуратура оказалась права – ее не критикуют, а бьют тех, кто мешал прокуратуре. […]...

https://jlm-taurus.livejournal.com/67381.html
Мясников Георг Васильевич. из "ДНЕВНИКА СЕКРЕТАРЯ ОБКОМА", Пенза части 1,2
https://jlm-taurus.livejournal.com/143105.html
https://jlm-taurus.livejournal.com/143496.html


Tags: коммунисты, медицина, советская власть, ссср, юмор
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments