harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Category:

Антирусская провокаторская кодла, поляки, финны в сговоре с японцами в 1904-05 г.г.

Оригинал взят у saygotakamori в Павлов Д. Б., Петров С. А. Полковник Акаси и освободительное движение в России (1904-1905 гг.)____________________________________
    Кругом  измена, заговоры и антирусская сволочь

Авторы уже первых работ по истории русской революции, появившихся в 1918—1919 гг., комментируя бесспорный для них факт получения большевиками германских денег в 1917 г., историческую аналогию этому ищут в событиях 1904—1905 гг., когда, по словам Артура Булларда, «большинство российских революционных партий принимало японскую помощь»13. Именно благодаря японским деньгам, утверждает другой американский автор этого периода, Эдвард Диллон, революционная пропаганда в России в период русско-японской войны получила столь «поразительный размах»14.

Характерной особенностью изучения интересующего нас вопроса в Финляндии явились сбор и публикация мемуарного материала. Из работ этого ряда особый интерес представляют воспоминания Циллиакуса, в которых он откровенно рассказал о своих контактах с Акаси и признал, что вышеупомянутая парижская (1904 г.) конференция была организована им с одобрения и за счет японского правительства15. Едва не закончившуюся успехом попытку ввоза оружия в Россию в 1905 г., к которой Циллиакус имел самое непосредственное отношение, мемуарист еще раньше (в 1912 г.) назвал «глупейшей и фантастичнейшей»16. Поскольку эти и другие воспоминания вышли в свет на финском или шведском языках, долгое время содержащиеся в них сведения оставались известны лишь очень узкому кругу специалистов. В широкий научный оборот они были введены лишь в 1963 г. благодаря книге английского исследователя М. Футрелла, посвященной связям скандинавского подполья с русскими революционными организациями во второй половине XIX — начале XX в. Футрелл, в частности, сумел подробно проследить всю эпопею «Джона Графтона», начиная с ее предыстории — состоявшегося в феврале 1904 г. знакомства Циллиакуса с Акаси и вплоть до взрыва судна в начале сентября следующего года в водах Балтики17.


В 60—80-е гг. в Финляндии и Японии после длительного перерыва было продолжено изучение деятельности Акаси21. В частности, в 1966 г. японский исследователь М. Инаба опубликовал один из трех известных вариантов «Rakka ryusui». Другой список доклада Акаси, прокомментированный Ч. Инаба, вышел в свет в 1986 г. Наконец, в 1988 г. в серии, издаваемой финским историческим обществом, были опубликованы выдержки из наиболее полного, третьего списка этого доклада вместе с извлеченной из японских архивов перепиской Акаси с руководителями военного ведомства и МИД Японии за 1904—1905 гг. Кроме того, в сборник вошли написанные на основе широкого круга документов из архивов Японии, Финляндии и США статьи наиболее видных на сегодняшний день зарубежных специалистов по рассматриваемому вопросу — Ч. Инаба, А. Куяла и О. Фалта22.

Таким образом, в научный оборот был введен обширный пласт документов, которые дают возможность проследить историю контактов Японии с представителями российского освободительного движения в годы русско-японской войны. До сих пор невостребованными, однако, оставались документы советских архивохранилищ, содержащие богатый материал по интересующим нас сюжетам...

...Спрашивается, зачем понадобилось Бонч-Бруевичу скрывать правду о своих связях с японцами, если она действительно была столь «прекрасна и хороша», как он пишет в своих воспоминаниях?84 В этом контексте фраза Бонч-Бруевича, завершающая его рассказ о беседе с Плехановым летом 1904 г. («Я тотчас же обо всем рассказал Владимиру Ильичу, и он от души смеялся над „меньшевистскими дурачками“»)85, приобретает совсем не тот смысл, который хотел вложить в нее мемуарист.

Последнюю точку в этой запутанной истории в 1915 г. поставил сам Плеханов. В разговоре, воспроизведенном его собеседником, Г. А. Алексинским, со ссылкой на «признания» Бонч-Бруевича, он сообщил, что «знает, что уже во время русско-японской войны Ленинский центр не брезговал помощью японского правительства, агенты которого в Европе помогали распространению ленинских изданий»86...

...на первой в истории российского освободительного движения конференции революционных и оппозиционных партий, проходившей в Париже с 30 сентября по 4 октября 1904 г., социал-демократы представлены не были (кроме РСДРП от участия в ней отказались Социал-демократическая партия Польши и Литвы, Украинская революционная партия и Бунд). «На конференции, — пишет со слов Циллиакуса в своем докладе Акаси, — было решено, что каждая партия может действовать своими методами: либералы должны атаковать правительство с помощью земства и газетных кампаний; эсерам и другим партиям следует специализироваться на крайних методах борьбы; кавказцам — использовать свой навык в организации покушений; польским социалистам — опыт в проведении демонстраций»87. Как показал К. Ф. Шацилло, всем этим далеко идущим планам не суждено было сбыться, и практические результаты достигнутых соглашений оказались весьма скромными88. Тем не менее и непосредственные участники конференции, и японцы остались вполне удовлетворены ею. О ходе работы конференции и содержании ее итоговых документов в Токио узнали из телеграммы Акаси и посла во Франции И. Мотоно (первый отправил соответствующую депешу в Генштаб, второй — в МИД)89.

Надежды Акаси на возможность направить активность революционеров на практическую борьбу с русским правительством подкрепила состоявшаяся сразу после парижской конференции встреча тех ее участников, которые, по его словам, «использовали чрезвычайные меры» (т. е. придерживались революционной тактики)90. Если верить Акаси, главным итогом этой встречи было решение «чинить препятствия» правительству в призыве новобранцев в армию. После принятия соответствующей резолюции японец лично пообещал оказать материальную поддержку партиям, которые испытывали финансовые затруднения91. Таким образом, уже в ходе этой встречи видимость приличий, соблюдавшаяся во время парижской конференции, была отброшена, и Акаси перешел к прямому субсидированию деятельности ряда российских революционных партий, пытаясь влиять на нее в нужном для себя направлении...

...в те же июньские дни 1904 г., когда было написано это письмо, Деканозов познакомился с Акаси с тем, чтобы в дальнейшем стать одним из его самых доверенных и высокооплачиваемых агентов95

На почве практической подготовки вооруженного восстания началось взаимное сближение большевистской фракции РСДРП и партии эсеров. Именно этой проблеме была посвящена беседа Ленина с Гапоном, состоявшаяся во время их первой встречи в середине февраля 1905 г.104. В статье «О боевом соглашении для восстания», написанной сразу после этой встречи, Ленин «с удовольствием» перепечатал «Открытое письмо к социалистическим партиям» Гапона, призвавшего эти партии «немедленно войти в соглашение между собой и приступить к делу вооруженного восстания против царизма»105. Сам он также высказался здесь за «скорейшее осуществление» «боевого единения социал-демократической партии с партией революционно-демократической, с партией соц.-рев.», находя его «возможным, полезным и необходимым»106. Что касается эсеров, то в марте 1905 г. по заданию Рубановича и М. А. Натансона к Гоцу «для переговоров с ним о соединении с социал-демократами» специально выезжал Азеф107.


Читать полностью по ссылке

Примечание: Ленин «с удовольствием» перепечатал «Открытое письмо к социалистическим партиям» Гапона - Как описывали обычно эту подлую тварь Гапона, приятеля Ленина (Бланка), такого же антирусского провокатора и террориста, в советских книгах. не забываем, что Гапона как и Сталина (Джугашвили) тоже записывали в агенты царской охранки.

Гапон был повешен эсерами на даче в Озёрках под Петербургом. На его долю выпала и вторая смерть, м.б., более худшая: дореволюционной и советской историографией он был заклеймён как Иуда, который повёл невинных людей (рабочих и их семьи) 9 января 1905 года на заведомо кровавую бойню. В сознании народа его имя стало нарицательным, синонимом провокатора. Вот как он характеризуется в Указателе имён в 9-м томе ПСС В.И.Ленина: «Гапон Г.А. (1870-1906) – провокатор, агент царской охранки, священник. С 1903 года по заданию и под опекой департамента полиции вёл работу в Петербурге по созданию рабочих организаций по образцу зубатовсих. (Зубатов – жандармский полковник, начальник Московского охранного отделения) (примечание автора статьи). Провокаторски помог царской охранке вызвать расстрел рабочих 9 января 1905 года с целью потопить в крови рабочее движение. За свою провокационно - предательскую деятельность был повешен рабочими! (там же, стр. 515). В 10-м же томе говорится: «был убит эсерами») (стр.521).

Но так ли это? Г. Гапон родился 5 (17) февраля 1870 г. в селе Беляки Кобылянского уезда Полтавской губернии, в семье зажиточного крестьянина, по другим данным – в еврейской семье волостного писаря. В 1896 году рукоположен в священнический сан, в 1898 поступил в Петербургскую духовную академию, защитил диссертацию на степень кандидата богословия. 31 января 1905 года Священный Синод лишил его духовного сана и исключил их духовного звания за политическую деятельность. Гапон организовал и был фактически руководителем «Собрания русских фабрично-заводских рабочих г. Санкт- Петербурга...
Интересно, какого мнения о Гапоне был убеждённый атеист, материалист-диалектик В.И.Ленин, часто вступавший в яростную полемику даже со своими соратниками? Ленину принадлежит 7 статей, посвящённых Гапону. В 9-м томе ПСС его имя встречается на 18 страницах, причём, не единожды, в 10 – на семи. И ни разу коммунист №1не даёт ему отрицательную оценку.

В статье «Революционные дни», опубликованной в газете «Вперёд» 18/31 января 1905 г., во втором разделе, озаглавленном «Поп Гапон», Ленин, в частности, пишет: «Нельзя поэтому, безусловно, исключать мысль, что поп Гапон мог быть искренним христианским социалистом, что кровавое воскресение толкнуло его на вполне революционный путь… все это факты, говорящие в пользу его честности и искренности (т. 9, стр. 210-211) ...
В.И. Ленин сразу же отреагировал на это обращение. Характеризуя настроение рабочих, ещё вчера веривших царю, он пишет: «Их чувства и настроение, их уровень знания и политического опыта выразил свящ. Георгий Гапон, и в этом состоит историческое значение той роли, которую сыграл в начале русской революции человек, вчера ещё никому неведомый, сегодня ставший героем дня для Петербурга, а за Петербургом всей европейской печати» (там же, стр. 217).  Как видим, Ленин называет Гапона не провокатором, а героем...
В апреле 1905 года Гапон выехал за границу и встретился с Лениным в Женеве. Они обсуждают его предложение о проведении конференции социалистических организаций с целью согласования их действий. Гапон вручает Ленину письменное приглашение на конференцию. Оба обращаются друг к другу со словом «товарищ». Так, Ленин говорит: «я получил от т. Гапона письменное приглашение», «я указал и т. Гапону», «как видите из предъявленных мне т. Гапоном документов» (т.10, с. 180, 181). Гапон же обращается к Ленину в письме со словами: «Дорогой товарищ! Препровождая вам две декларации…» (там же, с. 183). Нужно отметить, что Ленин со словом «товарищ» обращался только к членам РСДРП.» https://nuz.uz/kolumnisty/11151-pop-gapon-provokator-ili-revolyucioner.html


Tags: империя, коммунисты, ленин, польша, финляндия, япония
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments