harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Categories:

Отношение чекистов к гнилой интеллихенции и как выбивать подписи намертво впаяно в них

Оригинал взят у dementiy2010 в  Чекистский тип-3
Фридрих Эрмлер и Сергей Васильев (режиссер фильма «Чапаев») — питомцы Ленинградского института экранного искусства. Познакомились замечательно. 1923 год. Юный Эрмлер, чекист и недавний советский разведчик в буржуазной Латвии, с младых ногтей увлеченный кино, решает учиться на режиссера. Приходит в институт. За столом — какой-то молодой человек в строгом костюме. Начинает задавать всякие вопросы. Эрмлеру они не нравятся, и он эффектным жестом кладет на стол маузер. Собеседник внимательно смотрит, открывает ящик стола и достает браунинг. Это и есть Сергей Васильев. Который тоже крутой, тоже отвоевал Первую мировую и Гражданскую и тоже очарован «девятой музой».Того же Эрмлера на излете лет спросили: были ли у него в чекистские времена какие-то сомнения. «Тогда? — переспросил старик. — Тогда у нас было единственное сомнение: как правильно пишется — «расстрелять» или «росстрелять».

            КАЗУС ЭРМЛЕРА

 

 Дело происходило в начале 1960-х. Задумано было создать Союз кинематографистов, и многие известные деятели кино подготовили письмо в правительство и ЦК КПСС с просьбой поддержать создание такого творческого союза. Стали собирать подписи, и тут возникла неожиданная закавыка — режиссер Эрмлер наотрез отказался подписывать. Бились-бились с ним, уговаривали так и эдак — Эрмлер уперся, а без его подписи направлять письмо в ЦК было бессмысленно. Тогда режиссеры Иван Пырьев и Марк Донской, учитывая то, что Эрмлер был чекистом, а потому психология у него особенная, решили действовать соответственно.
Чего больше всего боится опытный чекист?
Конечно, ночного ареста.
В три часа ночи Пырьев и Донской позвонили в квартиру Эрмлера. Тот открыл дверь, и при этом уже был в полной экипировке для тюрьмы, с сидором в руках.
— Подписывай, гад! — крикнул Донской и сунул в руки
Эрмлеру авторучку.

Тот безропотно подписал.


      ВЕТЕРАНША

    Актер Алексей Гуськов в 1970-х снимал комнату в квартире, где жила впавшая в маразм бывшая чекистка. Когда почтальон приносил ей пенсию, она истошно кричала через дверь: «Ничего подписывать не буду!..» Питалась ветеранша
красной икрой, которую приносил ей сынок.
«Думаешь — не говори вслух, говоришь — не пиши, написал — на подписывайся», — фраза из неписаного чекистского катехизиса.

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ЖАРГОН

             

В 1938 году председателем Комитета по кинематографии при СНК СССР был назначен бывший начальник Воронежского НКВД некий Семен Семенович Дукельский. Разговаривал он с работниками искусства на привычном ему профессиональном языке. Когда приходил посетитель, Дукельский командовал секретарше:
— Введите!
Расспрашивая создателей фильмов о соавторах, бывший старший майор ГБ выражался так:
— Кто соучастники?..
         Если артист входил в его кабинет с улыбкой, то раздавалась команда:

«Выйти из кабинета, снять улыбку и снова войти!».   

********

Дукельский вызвал Ромма к себе к двум часам. Ромм явился.
- Вы кто? - спрашивает Дукельский.
- Я - Ромм, кинорежиссер, вы меня вызывали.
- Когда? – раздражается Дукельский.
- В два часа.
- А сейчас сколько?
- Два часа.
- Четырнадцать! Четырнадцать! – кричит Дукельский. – Два часа – это ночью бывает. Вы, творческие работники, к порядку не привыкли, а у меня будет порядок.

Вызов людей по ночам – это сталинская манера работы. Она перенимается начальниками всех уровней. Она отстроена на произволе.

В 1939 году Дукельского наградили орденом Ленина.



P.S. Дукельский не был дураком. Он один из немногих руководителей Воронежского НКВД, уцелевших в годы Большого террора. Имитировал ДТП и перешел на «хозяйственную работу». Умер в Москве в 1960 г. персональным пенсионером.



    Выдающийся советский кинорежиссер, народный артист СССР, Герой Социалистического Труда (и муж Любови Орловой) Григорий Васильевич Александров вспоминает, как весной 1927 года помогал Сергею Эйзенштейну снимать в Ленинграде фильм «Октябрь», рассказывающий о революционных событиях 1917 года.
  «Нужно было снять демонстрацию времени Февральской революции. Посоветовавшись между собой, решили использовать в своих целях первомайскую демонстрацию 1927 года. Заготовили плакаты, транспаранты с лозунгами Февральской революции и стали их вручать возле Каменноостровского моста демонстрантам. Намечено было снять проход по мосту. Но когда по мосту пошла демонстрация с буржуазными лозунгами, ко мне подошли двое мужчин в кожаных пальто.
      — Что происходит?
— Съемки фильма «Октябрь».
— Это вы раздавали лозунги?
— Я. Но как только демонстранты пройдут мост, мы их
сменим.

— Кто здесь главный?
— Я.
— Пройдемте.
Меня увели. Но съемка уже состоялась. Я просил разрешения позвонить в Смольный. Но там никого не было — Первомай. Группа стала меня разыскивать. Эйзенштейн позвонил Кирову. Поздно вечером недоразумение было выяснено».


Tags: гулаг, советское
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments