harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Category:

Заключенные на шахтах Мосбасса Тульской области. Из истории "великих строек коммунизма"


На восстановлении Сталиногорского химкомбината работали заключенные ПФЛ-283, 9 июня 1942 года. Фото из архива СУ-1 ГУАС НКВД https://stalinogorsk.ru/gulag

О спецлагерях в Тульской обл

ПЕРВЫЙ В РОССИИ ПАМЯТНЫЙ ЗНАК ЖЕРТВАМ СТАЛИНСКОЙ «ФИЛЬТРАЦИИ»

(газета "30 Октября" № 121, 2014 г.)

«Входящий не грусти, выходящий, не радуйся!» — такая надпись мелом на воротах одного из фильтрационных млагерей НКВД приводится в воспоминаниях И. Андермана — проходившего фильтрацию в рабочем батальоне на шахтах Узловой*.

21 июня 2014 г. в Узловой был открыт памятный знак жертвам политических репрессий — узникам проверочно-фильтрационных лагерей и спецпоселенцам Узловского района.Фактически это первый знак такого рода в нашей стране, который, несмотря на его региональный характер, касается многих народов. Ведь через местные лагеря НКВД и спецпоселения прошли как советские военнослужащие и граждане

, так и граждане прибалтийских стран, Польши, Австрии, Германии и других стран Европы. Еще несколько лет назад об этом эпизоде тульской истории мы не знали. Как всегда, помог случай.

Несколько лет назад меня попросили помочь отыскать следы Андрея Андреевича Шмидта, немца-трудармейца, в годы войны работавшего в Сталиногорске ветеринаром на конном дворе шахты № 27. Здесь он познакомился с Прасковьей Евдокимовой, освобожденной из фашистской неволи девушкой, отправленной в числе других остарбайтеров отрабатывать «вину» перед Родиной в шахтерский край. В 1950 г. Шмидту пришлось уехать в Казахстан к прежней семье и помогать больной супруге поднимать троих сыновей. В Сталиногорске остались незаконнорожденная дочь Валя, гражданская жена и фотокарточка, сделанная на память в день отъезда. Много лет спустя у внучки Шмидта, Людмилы, возникло горячее желание узнать историю жизни своего деда и найти своих немецких родственников. Мешал только страх перед всесильными органами, внедренный в гены, а сделать это с помощью посредника ей казалось не так страшно.

Работа над этим эпизодом привела к открытию целого мира за колючей проволокой, существовавшего в 1940-1950-х годах, - огромного острова под названием тульский ГУЛАГ, где были лагеря, рабочие батальоны принудительного труда, спецпоселения, исправительно-трудовые колонии и тюрьмы.

Известно, что историю пишут победители. Советская власть и коммунисты выкинули из истории Тульского края все упоминания о лагерях НКВД, спецпоселенцах и военнопленных. Они приписали себе восстановление Подмосковного угольного бассейна в годы войны и хозяйства области в послевоенные годы, в то время как успехи были достигнуты в значительной степени за счет применения принудительного труда контингентов, находившихся под контролем силовых ведомств.

БЫВШИЕ ВОЕННОСЛУЖАЩИЕ

Принудительный труд широко использовался для восстановления всех важных объектов области: Косогорского и Новотульского металлургических заводов, Сталиногорского химкомбината и ГРЭС, объектов энергетики, использовался на комбинатах «Москвоуголь» и «Тулауголь», на строительстве дорог, предприятий, шахт, жилья.

Спецконтингент из «бывших военнослужащих» в условиях ограничения прав и свобод самоотверженно трудился во имя победы над фашизмом. После войны граждане этой категории многие годы находились под пристальным вниманием органов государственной безопасности, испытывая дискриминацию в разных сферах жизни и недоверие общества. Лишь в 1990-е годы прошлого века военнослужащих, прошедших спецлагеря, признали участниками Великой Отечественной войны, но причиненный им материальный и моральный вред до сих пор никто не возместил.

Всего на территории современной Тульской области в 1942-1946 годах, действовали два проверочно-фильтрационных лагеря: спецлагерь № 283 («Тульский спецлагерь», ПФЛ № 283, лагерь «Угольный») с управлением в Сталиногорске и с пропускной способностью до 20 тыс. человек в год; спецлагерь № 0308 (ПФЛ № 0308) с управлением в Туле с пропускной способностью до 10 тыс. человек в год.

По оценкам Тульского «Мемориала», на шахтах Подмосковного угольного бассейна (Мосбасс) трудилась 1/10 часть всех «бывших военнослужащих», проходивших «госпроверку» в фильтрационных лагерях СССР. Только в лагере «Угольном» в Сталиногорске трудилась почти 1/5 часть всего спецконтин гента, «п ри п исан ного» к Наркомату угольной промышленности.

Суммарная численность контингента, фильтровавшегося в лагерях Тульской области, составляет без малого к 100 тыс. человек.

Кроме этого, с 1943 по 1950 г. в Тульской области действовали лагеря военнопленных: Подмосковный (№ 388) в Сталиногорске, № 323 в Туле, № 427 (Косая Гора), несколько лагерных отделений лагерей Калужского № 107, Ступинского № 156, Орловского № 395 и № 406 (ГУШОСДОРа НКВД) лагерей военнопленных, а также отдельные лагерные отделения УПВИ НКВД СССР: № 10, № 29, № 72 и № 2, № 27 (Мордвес), № 24 (Серебряные Пруды), ряд отдельных рабочих батальонов, а также спецгоспитали - № 5385 в Туле и № 5384 в Алексине.

ЛАГЕРНЫЕ ОТДЕЛЕНИЯ СПЕЦЛАГЕРЕЙ БЫЛИ ВО ВСЕХ УГЛЕДОБЫВАЮЩИХ РАЙОНАХ ОБЛАСТИ И ОКОЛО ВАЖНЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ.

Тульский спецлагерь (№ 283) был открыт в марте 1942 г. в Сталиногорске. Многие годы он был самым мощным учреждением подобного рода в крае. В марте 1942 г. сюда завезли первые 3 тыс. «бывших военнослужащих» из окруженцев или освобожденных из плена. Их разместили на шахтах треста «Болоховуголь», просто огородив территорию колючей проволокой и поставив охрану. Спустя месяц уголь добывали более 9 тыс. человек. Нужды фронты требовали скорейшей фильтрации и отправки на фронт военнослужащих, однако нехватка трудовых ресурсов на трудовом фронте Мосбасса держала людей в лагере. Во избежание срыва производства комбината «Москвауголь» НКВД организовал непрерывный поток «бывших военнослужащих» из Рязанского, Калачского, а позже и других спецлагерей. В начале войны до 90-93% спецконтингента успешно проходило «госпроверку». Прочих как коллаборационистов или предателей отправляли или расстреливали на верную гибель дальше в ГУЛАГ.

Показательна судьба солдата Ивана Петровича ГУБАНОВА из деревни Осташково Орехово-Зуевского района Московской области. В начале войны он попал в плен, позже был освобожден. Губанов содержался в спецлагере № 283 на лагпункте на шахте 20-бис в тресте «Болоховуголь», где работал плотником. Изредка писал письма домой. Зимой 1943 г. на адрес дальних родственников пришло необычное письмо без обычных отметок цензуры, в котором Губанов сообщал, что он арестован особым отделом, содержится на шахте в подземной тюрьме и ожидает худшего. Он просил прислать племянника Арсения, чтобы рассказать ему правду. В письме содержался подробный план и инструкции по проникновению в лагерь. Когда шестнадцатилетний подросток добрался до зарешеченного люка и окликнул дядю Ваню, то увидел, как из глубины медленно выползли исхудалые и больные люди. Они были очень рады и удивлялись отчаянной дерзости пацана. Арсений привез дяде еду, папиросы, письмо от жены. Иван Петрович рассказал, как попал в окружение и в плен, и утверждал, что ни в чем не виновен и пусть родственники не стыдятся за него. Он передал домой свою одежду, ватные брюки и записку жене. При прощании с узниками Арсений понял, что все они смертники. Губанов был осужден за дезертирство и измену Родине, отправлен в Воркутинский ИТЛ и умер в ноябре 1943 г. от пеллагры на Котласской пересылке.

Во второй половине войны среди спецконтингента до 30% увеличилась доля граждан, длительное время находившихся на территории, занятой противником, среди которых было много коллаборационистов - пособников оккупантов, полицейских и старост (впрочем, вина многих заключалась лишь в том, что они в оккупации продолжали работать - чтобы прокормиться). Вследствие этого упало число прошедших фильтрацию: в 1943 г. фильтрацию проходило до 50%, в первом полугодии 1944 г. -до 13%. Изменение качественного состава контингента спецлагерей привело к усилению режима и приближению его узников к заключенным ИТЛ по степени зависимости и срокам содержания, что также привело к расширению этих учреждений. К концу 1943 г. были открыты 7 новых лагерных отделений в поселках Болохово, Косая гора, Скуратовском и Товарковском, в Туле и в Щекино. Впоследствии на их основе был организован спецлагерь № 308 с управлением в Туле. К концу войны в нем было более десятка лагерных отделений, в спецлагере № 283 их число доходило до 27.

В конце 1944 г. привезли освобожденных из финского плена. В их числе оказался известный поэт Ярослав Смеляков, «фильтровавшийся» в спецлагере № 283. Вначале, как и все, он трудился в забое, потом устроился в лагере банщиком, затем по ходатайству московских друзей перешел работать в газету.

В финском потоке был и Семен Абрамович Янтовский (1909-2003), известный в будущем активист еврейского движения. Будучи сотрудником института АН СССР, он в 1941 г. ушел в ополчение, воевал на Ленинградском фронте, попал в плен. В 1944 г. он был освобожден, проходил госпроверку в спецлагере № 3, откуда был направлен на шахты комбината «Тулауголь». Через много лет, в Израиле, он выпустил несколько книг, одна из которых «Лагерь советских военнопленных евреев в Финляндии».

После освобождения Прибалтики граждане прибалтийских государств трудились на зонах при угольных шахтах «Тулаугля». В ноябре 1946 г. оставшихся 2106 репатриантов из числа латышей, литовцев и эстонцев отправили на родину. Численность умерших во время интернирования неизвестна, но недавно в областном архиве был обнаружен список 20 умерших и погибших в 1945 г. на шахте по лаготделению № 24, в числе которых 6 латышей и 3 литовца.

В январе-марте 1945 г. с территории нынешней Польши и из Вильнюса в Сталиногорск стали поступать интернированные поляки (6326 человек). Гражданских поместили в спецлагерь № 283, военнослужащих Армии Крайовой (буквально — Отечественная армия — вооруженные формирования польского подполья во время Второй мировой войны, действовавшие в пределах довоенной территории польского государства, была основной организацией польского Сопротивления,— Прим. ред.) — в-лагерь для военнопленных № 388. В сборнике В сборнике «Узники Сталиногорска» (НИПЦ»Мемориал» (Москва) -Варшава: Центр «Карта», 1999.) указывается, что из этого потока 327 человек умерли в лагерях. Еще один список жертв - 91 человек — поляки, умершие в центральном лазарете спецлагеря № 308. Это были заболевшие и снятые в Туле с эшелона № 47429, следовавшего в 1945 г. из тюрьмы города Цеханова в Сталиногорск. Этот список опубликован в пятом томе «Книги памяти».

...В конце войны тульские лагеря приняли граждан Германии, мобилизованных и интернированных с родины для трудового использования в СССР, а также по программам денацификации Германии и «дегерманизации» Румынии, Югославии, Венгрии, Болгарии и Чехословакии.

Во второй половине февраля 1945 г. в Узловую прибыл эшелон с жителями Восточной Пруссии, Бранденбурга и Саксонии, чьи земли освобождали от немецкого населения в связи с передачей их Польше. В основной массе это были женщины и подростки до 14 лет, старики и старухи старше 60 лет. Они прибыли в плачевном состоянии: избитые, грязные и заросшие, завшивевшие, без обуви и одежды, и почти все с начинающейся дизентерией. Все более или менее ценное было украдено у них в пути.

Начальник лагеря № 283 подполковник госбезопасности А.Ф. Боечин отказывался принимать этот эшелон из-за невозможности хозяйственного использования подобного контингента на шахтах. Вагоны стояли на станции в течение нескольких суток, люди умирали от холода и болезней. По настоянию Москвы лагерь принял депортируемых, но возникшая эпидемия дизентерии продолжалась еще долго и унесла жизни многих узников.

В тульских лагерях содержались и женщины. В феврале 1944 г. из 8563 узников спецлагеря № 0308 357 были женщины и 10 из них были несовершеннолетними.

Свидетели рассказывают, что в Сталиногорском спецлагере № 283 существовала особая лагерная зона для женщин, работавших в шахте.

К 1945 г. советских женщин в лагерях не осталось, их место заняли женщины-иностранки. В январе 1945 г. в спецлагерь № 283 прибыл : эшелон № 84350 с интернированными из Белостока (Польша), где из 790 человек 61 были женщины.

В том же году в Туле с эшелона . № 47429 из Цеханова (Польша) были сняты заболевшие, большая часть которых умерла в центральном лазарете лагеря № 0308. Среди них были: Бакофен Вера Гуговна (1908— 20.04.1945); Мацпулевска Ф.Ф.(1907-01.05.1945), диагноз - туберкулез легких; Ольшецка Э.А. (?—21.04.1945) - дистрофия; Пенцицинска И.А. (? - 29-30.05.1945) - дистрофия и лихорадка; Ягодинская Х.Ф. (? — 24-25.04.1945).

В конце марта 1945 г. в лагерь № 283 прибыли немки из Восточной Пруссии. Среди них была госпожа Гебауэр, мать восьмерых детей, которых у нее отобрали. Ее награду «Муттеркройц» (золотой «Крест почета германской матери», эквивалент нашего ордена «Мать-героиня») приняли за нацистскую награду, и особый отдел всерьез ею занимался.

Удивительная судьба выпала Гизеле Якобиус, урожденной Шеер, еврейке из Берлина. Ей удалось выжить в городе и дождаться прихода освободителей - Красной Армии. В этот факт НКВД не могло поверить. Гизела была арестована, ее интернировали в СССР и отправили в Сталиногорск в ПФЛ № 283 — в лагерь для иностранцев, где она трудилась на заводе, делала гвозди и ходила на допросы. К счастью, среди следователей нашелся человек, знавший идиш и подтвердивший, что она действительно еврейка и рассказывает о себе правду. Тем не менее, только в 1946 г. Гизелу отпустили домой. Потом она жила в Израиле и Германии, занималась общественной деятельностью и умерла в Берлине в 2011 г.

В сталиногорских лагерях побывала и Сюзанна Эриксен, будущая мисс Германия. Она родилась в 1925 г. в Берлине. В июне 1945 г. вышла замуж за норвежца Свена Эриксена. Супруги были арестованы при зачистке Берлина от иностранцев и отправлены в Красногорский лагерь под Москвой. Свен пропал без вести, а Сюзанну этапировали в Сталиногорский ПФЛ № 283, где она 2 года таскала камни и цемент на строительстве шахты. В 1947 г. она вернулась на родину с опухшими от сердечной недостаточности ногами, с дефицитом веса и синюшным цветом кожи. Поправив здоровье, пошла работать на киностудию и позже стала фотомоделью. В 1950 г. она победила на конкурсе красоты и завоевала титул «мисс Германия». Умерла 13 января 2002 г. в Берлине.

В сентябре 1945 г. из лагеря в постоянные кадры промышленности было передано 7937 человек, из них 7052 - комбинату «Москвауголь». Ранее 400 человек были оставлены на Сталиногорской ГРЭС и 1 тыс. человек на химкомбинате. Таким образом, наряду со спецпоселенцами бывший спецконтингент стал основой послевоенного населения тульских соцгородов и шахтерских поселков.

СПЕЦПОСЕЛЕНЦЫ

После освобождения Крыма от немецких войск в мае 1944 г. началась депортация крымских татар по обвинению в пособничестве фашистам. Большинство их было вывезено в Среднюю Азию (старики, женщины, дети). Газета «30 октября» подробно писала об этом в № 120. Около 5 тыс. мужчин призывного возраста направили в распоряжение комбината «Тулауголь» (2516 человек) и треста «Москвоуголь» для работы на шахтах. Часть депортированных (обвиненных в коллаборационизме) пропустили через спецлагеря № 283 и № 308.

Постановлением Совета министров СССР от 17 августа 1947 г. спецпереселенцам — мобилизованным немцам и крымским татарам, работавшим на шахтах Подмосковного угольного бассейна, было разрешено перевезти семьи к месту своей работы и прописывать их при условии предоставления предприятиями жилплощади.

ТРУДАРМЕЙЦЫ

К этой категории относились репрессированные во время войны советские немцы, корейцы и крымские татары. Все они в разное время были депортированы с мест своего постоянного проживания, составили трудовую армию и попали, в частности, на шахты Подмосковного угольного бассейна.

В январе-феврале 1942 г. по ходатайству Наркомугля в Подмосковный угольный бассейн было направлено 3 тыс. человек из так называемых строительных колонн, а две трети из них - в наиболее пострадавшие тресты «Болоховуголь» и «Молотовуголь».

Они должны были восстановить разрушенные шахты и возобновить добычу угля. Этот период был наиболее тяжелым для трудармейцев, поскольку территория бассейна лежала всего в 80—100 км от линии фронта. Часто приходилось работать под бомбежкой.

Снабжение продовольствием было ужасным. Члены рабочих батальонов получали по 200 граммов хлеба в день при условии выработки нормы. В противном случае пайку хлеба урезали. Баланду варили из воды, крапивы и гнилых круп. Мяса или рыбы не было вовсе. Смерть от истощения и голода была нормальным явлением.

Трудармейцы жили по лагерному распорядку: за колючей проволокой, под строгой охраной кадров НКВД. Работы в шахтах производились вручную, не было даже электрических лампочек.

К июню 1942 г. в распоряжение комбината «Москвоуголь» было направлено дополнительно 27 тыс. человек «новых кадров», впервые пришедших в угольную промышленность.

Из них более 80% составляли подконтрольные НКВД контингенты: члены рабочих колонн (17 тыс. человек) и спецконтингент (4700 человек) спецлагеря № 283.

В Сталиногорске 1307 немцев-трудармейцев содержались в двух лагерных отделениях. Рабочая колонна № 1900 размещалась в Узловой и Дубовке. Около 2400 человек работали на шахтах треста «Калининуголь» и треста «Епифаньуголь» комбината «Москвоуголь».

Места их работ находились всего в 2—3 км от рубежа Тульского укрепрайона № 54, занятого воинскими частями. Во время летнего наступления немцев на Сталинград трудармейцы строили оборонительные сооружения в районе города Богородицка.

Участники тех событий рассказывают, что якобы имелось указание, согласно которому в случае прорыва немцев все трудармейцы подлежали ликвидации.

В течение второго полугодия 1942 г. и в течении 8 месяцев 1943 г. пополнение кадров «Москвоугля» снова происходило главным образом за счет спецконтингента (около 10 тыс. человек) и рабочих колонн (20 тыс. человек).

К концу 1944 г. более 43% рабочих, занятых на шахтах комбината «Тулауголь», составляли спецпереселенцы-немцы — 6725 человек, спецпереселенцы-крымские татары - 2516 человек и спецконтингент фильтрационного спецлагеря № 308 - 5500 человек.

Весной 1943 г. на 27 шахтах и в 5 стройконторах комбината «Тулауголь» работало 9823 немца. Примерно столько же их было в комбинате «Москвоуголь».

Немецкая выносливость и трудолюбие преодолели все трудности. Трудармейцы добилась расконвоирования, получили право переписываться с семьей и посылать родным часть своего заработка.

В конце 1945 г. рабочие колонны были распущены. Мобилизованные на работу в угольную промышленность немцы и крымские татары получили возможность перевезти свои семьи к месту своей работы. Но это право не распространялось на тех, кто работал на шахтах Подмосковного угольного бассейна, в Ленинградской области и в Украинской ССР (директива НКВД СССР № 121 от 30 июля 1945 г.). Только в августе 1947 г. Совет министров СССР предоставил им такую возможность.

В 1946 г. один за другим закрывались фильтрационные лагеря, и только принудительный труд спецпоселенцев широко использовался в народном хозяйстве области.

В 1949 г. в Тульской области насчитывалось 18 440 спецпоселенцев, из них немцев было 13 202 чел., крымских татар - 3446 чел., «власовцев» - 1792 чел.

В Московской области (в основном в Мосбассе) из 8402 спецпоселенцен немцев было 7142 человек, крымских татар 1260 человек.

В июне 1950 г. распоряжением Совета министров СССР 22.289. спецпоселенцев, работавших в Тульской и Московской областях, перевели в постоянные кадры предприятий угольной промышленности.

Спецпоселенцев сняли с учета в органах МВД лишь в 1956 г., но остался запрет на возвращение на родину.

Поэтому немецкие поселения дожили до наших дней. Они сохранились во всех угледобывающих районах области: Богородицком — 7, Кимовском — 9, Киреевском - 18, Ленинском — 16, Новомосковском — 8, Плавском — 7, Узловском — 9, Щеки иском — 14. В 1959 г. в Тульской области проживало 12 928 немцев, в 1979 г. - 7142 человека, в 1989 г. - 7049.

Массовый отъезд немцев на историческую родину начался после перестройки, а к 2010 г. их осталось 2718 человек.

КОРЕЙЦЫ

В марте 1943 г. 5135 корейцев были направлены в Подмосковный угольный бассейн в Тульской области. К весне 1945 г. осталось 700 мобилизованных в трудармию корейцев, из них в тресте Щекиноуголь — 175 человек, Скуратовуголь — 406, Епифаньуголь — 15, Стройконторе — 11. В апреле 1945 г. в области насчитывалось 844 корейца, а во втором квартале 1945 г. — 1027. Некоторое увеличение их численности объясняется разрешением на воссоединение семей, а также прибытием демобилизованных из армии корейцев. Вскоре корейским семьям разрешили «отправиться по месту первоначального поселения» в Казахскую и Узбекскую ССР. Таким образом было закреплено принудительное трудовое устройство и ограничение на свободное передвижение примерно 1 тыс. корейцев, не имевших семей. Через год статус спецпоселенцев с них был снят, часть из них уехала в Среднюю Азию. В 1959 г. в области корейцев осталось 381 человек, но к 2010 г. их численность выросла до 772 человек.

Материальные следы ГУЛАГовской системы все еще сохранились в области. Так, например, в поселке Дубовка под Узловой есть квартал лагерных бараков, в котором и ныне живут потомки репрессированных немцев Поволжья, а в бывших лагерных зонах расположились колонии УФСИН по Тульской области.

Андрей КЛОЧКОВ, Тульский « Мемориал»

Источник: http://memorialtula.ru/articles/articles/2014-06.html
* * * * *

Схема типового лагерного отделения № 26 Сталиногорского ПФЛ-283

Хозяйственная необходимость привела к тому, что к началу 1944 г. лаготделения, дислоцировавшиеся на территории Тульской области, были выделены из состава спецлагеря № 283 и образовали самостоятельный Тульский спецлагерь № 0308 с управлением в Туле[19]. В задачу последнего входило обслуживание комбината «Тулауголь». Спецлагерь же № 283 стал носить название «Угольный»[20] и обслуживал хозорганы, расположенные на территориях, отошедших к Московской области. В 1943 г. закончился первый этап функционирования спецлагерей, характеризовавшийся краткими сроками проведением спецпроверки и массовой отправки на фронт профильтрованных военнослужащих[21].

Во второй половине войны главной задачей спецлагерей стало обеспечение рабочей силой хозяйственных объектов, вследствие чего бывшие военнослужащие все чаще задерживаются и после окончания проверки. Так, например, если в 1942 г. на фронт вернулось до 90% бывших военнослужащих, в 1943 г. военкоматам было передано 50 % об общего числа содержащихся в спецлагерях, то в первом полугодии 1944 г. только 13 %...

Поэт Ярослав Васильевич Смеляков (первый ряд - крайний справа) вместе с шахтерами-заключенными на шахте № 19 в поселке Донской, в ПФЛ-283, 1945
Подробнее на
Клочков А. Н. Сталиногорский ГУЛАГ 1941-1946 https://stalinogorsk.ru/gulag

* * * * *
История посёлка Дубовка

У меня в паспорте в графе «место рождения» стоит – пос. Дубовка Узловского района Тульской области. Интересен тот факт, что в районе только один роддом, и все узловчане на самом деле родом из Дубовки.
Подходя к полувековому юбилею, как-то стало стыдно, что про Родину свою я ничего толком и не знаю. Не учили мы в школе этого. Родители почему-то особо не рассказывали о своей молодости, а нам оно было и не надо…Теперь спросить уже не у кого, поэтому перевоплотился я на несколько дней в архивариуса и занырнул в безбрежные воды Интернета. Однако и здесь информации оказалось не очень много, но, тем не менее, кое-что нашлось…
Мои родные места напрямую связаны с разработкой угля в Подмосковном угольном бассейне. Уголь здесь нашли еще при Петре Великом, но в такие дали мы не пойдем, а начнем повествование с 40-х годов ХХ века. Для того времени значение угля невозможно переоценить – это и электричество, и тепло, и транспорт (паровозы). Шахты в здешних местах стали строить перед войной. Первой в 1939 году была сдана в эксплуатацию шахта №2 у деревни Пашково. В те же годы были заложены и Дубовские шахты. Война внесла свои коррективы в развитие этого угольного региона. Все шахты, и рабочие, и строящиеся были затоплены, коммуникации взорваны. Я не знаю, как происходил этот процесс у меня на родине, в Донбассе же в аналогичной ситуации люди бунтовали, выходили на улицы и не давали НКВД взрывать стволы и копры, их разгоняли пулемётами. На оккупированной территории немцы пытались восстановить разрушенные шахты, даже была организована акционерная угольная компания. Пытались согнать на работу оставшихся в оккупации шахтёров. Врубмашинист шахты № 2 И. А. Филимонов вспоминал: «Четыре раза гитлеровские прихвостни приходили ко мне и пытались заставить работать в шахте. Под всякими предлогами я уклонялся. Но, убедившись, что от меня не отстанут, сбежал из дома в город Донской, где скрывался до прихода Красной Армии». Оккупация длилась недолго, 14 декабря 1941 года Узловая была освобождена, вот тут и начинается настоящая история Мосбасса. Уголь был нужен как никогда!

Разруха
27 декабря 1941 г. – И.В. Сталин подписывает постановление Государственного Комитета Обороны № 1069 / от 27.12. 41. о создании специальных лагерей НКВД для проверки лиц, вернувшихся из плена и вырвавшихся из окружения.
5 февраля 1942 г. выходит постановление СНК СССР «О мероприятиях по восстановлению угольных шахт Подмосковного бассейна в первом полугодии 1942 года». К концу года предписывалось восстановить 67 шахт. А всё лежало в руинах. В г. Сталиногорск организовываются проверочно-фильтрационный лагерь №283 и лагерь военнопленных №388. По слухам, в последствии, здесь сидели разведчики, члены группы «Альта», добывшие сведения о плане «Барбаросса», дядя канцлера Колля, 6300 поляков, (из них более 3500 арестованных по обвинению в принадлежности к Армии Крайовой и другим антигитлеровским подпольным формированиям) несколько тысяч военнопленных немцев, австрийцев, итальянцев, венгров, финнов.
- PFEnr283 - Лагуправление проверочно-фильтрационного лагеря №283
- Oboznr388- Лагуправление лагеря военнопленных №388
- Laz. Centr. - центральная больница в г. Донской, она обслуживала оба лагеря
- цифры в кружках показывают номера лагерных пунктов (зон) лагеря 283
- цифры в прямоугольниках показывают номера лагерных пунктов (зон) лагеря 388 Многочисленные отделения этих лагерей располагаются на местных шахтах. Кроме указанных категорий сюда сгонялись те, кого родина для фронта посчитала неблагонадёжными – поволжские немцы, корейцы, поляки. Вспоминает В.М.Женко: «В июле 1943 года на новую шахту № 6 перебросили колонну немцев Поволжья. Кто-то из них приехал с семьями, другие прибыли по одиночке. Их заставили работать, запретили куда-либо выезжать. Их считали просто рабочей силой, которая обязана трудиться, ничего не спрашивая и ничего не требуя» Зона 9 или 32 в Дубовке называлась "польский городок". Позже в число подмосковных шахтёров влились крымские татары, украинские повстанцы.
Условия были ужасные. Умирали тысячами. На Дубовке нет кладбища. Не предусмотрено оно было для спецконтингента. Трупы зарывали, в шахте, в терриконах. Несколько сухих донесений: «Ужасная скученность в общежитиях шахтёров, особенно в семейных: на 20-25 кв. м помещаются 2-3 семьи. Отсюда завшивленность и случаи сыпного тифа». «Секретарю Узловского РК ВКП(б). Докладная записка. 16.05.1942. Совершенно секретно. В бараке № 1 шахты № 4 в комнате № 13 размером 12 кв. м поселено 11 человек рабочих, коек имеется всего 6 штук. Пять рабочих спят на полу или вынуждены ожидать очереди, когда освободится койка... Начальник Узловского отделения УНКВД лейтенант госбезопасности Астафьев». «На шахте № 4 рабочие вынуждены спать на голых койках или стелить свои пальто на полу. Около двух месяцев мыло не выдавалось. Имеет место не выход на работу по случаю отсутствия обуви и одежды. Например, 13 мая 1942 года не вышел на работу 51 человек». «В общежитии седьмой шахты полно клопов». «Тумбочки в общежитии - диковинка». «На шахте № 2 есть 25 землянок, где живут люди». «На шахте 7-бис рабочих вселили в конюшню, неприспособленную под жильё». «Ученики ФЗО, проходящие обучение на 8-й и 10-й шахтах живут в большой скученности.

Постельное бельё меняется нерегулярно. Теснота. Грязь». «Душевые на Дубовских шахтах находятся в неприспособленных помещениях, их недостаёт. Женских душевых нет». «В столовой шахты № 2 не соблюдаются правила санитарии. Не хватает ложек. Пообедает один шахтёр, его ложку, не помыв, не вытерев, тут же передают другому». Тоже наблюдалось и на 7-й шахте, где «ложек всего 7 штук, а тарелок 10». В письме к родным рабочая шахты № 3 В.С.Черненко сообщала: «Я вас прошу, вытребуйте меня отсюда, пришлите телеграмму, что-нибудь случилось, и я приеду, а обратно не вернусь, лучше буду там работать, здесь очень плохо, а в особенности из-за продуктов...». Порой происходили случаи, за которые в военное время судили. Например, рабочий шахты № 7 Е.И.Сухов писал: «Некоторые убегали, другие не работали».
В 1942 году И.В. Сталиным подписываются постановления СНК СССР «Об увеличении добычи угля в Подмосковном бассейне» (апрель), «Об увеличении добычи угля в Подмосковном бассейне до 40 тысяч тонн в сутки» (27 июня), «Об увеличении добычи угля в Подмосковном бассейне» (23 октября). К этому времени шахта №2 уже дала первый уголь. Вскоре к ней присоединились шахты № 1, 3, 4, 5, 5-бис, 6, 7, 7-бис, 8,10.
В сентябре 1942 г., т.е. через 8 месяцев после начала восстановительных работ, среднесуточная добыча угля в достигла довоенного уровня, а еще через год восстановление шахт было полностью завершено. К концу 1944 г. добыча угля удвоилась по сравнению с довоенным временем. В это время, а именно 22 ноября 1944 года, населенный пункт при шахтах №№ 6, 7, 8 города Узловая Московской области был отнесен к категории рабочих поселков с присвоением ему наименования Дубовка.

Карта современного пос.Дубовка

Спутниковая карта
Война закончилась, жизнь постепенно приходила в нормальное русло. Лагеря расформировали, выжившие пленные немцы, поляки и др. вернулись домой. Многие из спецконтингента прижились, обзавелись семьями. Некоторым категориям спецпереселенцев не разрешали вернуться на родину, и они остались жить здесь. Так, к примеру, на посёлке оказалось очень много татар. Я уже писал, что на Дубовке нет кладбища, русского кладбища, а татарское послевоенное на шахте 6-7 есть. Много украинцев.. Я как-то в пионерском возрасте переписывал ветеранов Великой Отечественной и вписал в тетрадку двух своих соседей с украинской фамилией. Отец увидел и твёрдо указал вычеркнуть…без объяснения причин.. Потом только стало понятно, что они ветераны не той армии… К слову, отношения между людьми на посёлке были очень интернациональные, и никто никому старых грехов никогда не вспоминал. Искупили люди грехи человеческие нечеловеческим трудом… Срок службы местных шахт не превышал 20 лет, и к 60-м годам они начали вырабатываться. Предприятия закрывались, но не так стихийно, как это происходило в 90-х годах. На каждой закрытой шахте открывалось какое-то производство.
Шахта №9 стала обувной фабрикой, №8 – швейной. В 1960 году на базе закрытой шахты №11 организовали винзавод по производству и разливу молдавских вин. Шахта №5 моего родного посёлка в 1962 году превратилась в клавиатурную фабрику, а шахта №15 приютила автоколону сельхозтехники. Жалко, но почти всё из этого современной России оказалось не нужно. Всё закрыто…никакого производства сейчас на Дубовке нет. Я в Интернете нашел интересный документ: «Проект генерального плана муниципального образования рабочий посёлок Дубовка Узловского района Тульской области», датируемый 2009 годом. Интересное чтиво, прям научно-фантастический роман Кира Булычева про коммунизм и Алису Селезнёву. Запланировано неимоверное развитие этого региона, строительство жилья и даже таун-хаусов (хоть убей – не знаю, что это такое). Но это потом, а пока сюда бандитские риэлторы переселяют люмпенский элемент из Москвы и Подмосковья., дороги отсутствуют вообще. Если учесть, что авария на Чернобыльской АЭС очень хорошо пометила эту территорию, то будущее у моей родины довольно грустное. Как говорится, у каждого из нас в прошлом было светлое будущее, только дорогу туда не каждый находит…Мы, как правило, плутаем…

В моих поисках очень помогли материалы ведущего научного сотрудника Узловского Краеведческого музея А.В. Хорева
И сведения Генеалогического форума ВГД

Постскриптум (P.S.). Небольшая галерея давно закрытых Дубовских шахт

Источник: http://foxrecord.ucoz.ru/blog/istorija_posjolka_dubovka/2011-03-20-78



Tags: гулаг, советская мифология, строительство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment