harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Category:

Сруль (Израиль) и Мошко Бланки - линия предков Ленина

Что вас не устроило в названии? Недавно на выставке в Ульяновске об этом говорили:  "С этого времени калмыцкие корни вождя перестали считаться постыдными. Но это то, что касается его происхождения по отцовской линии. А вот материнская линия Ленина как считалась у коммунистов позорной и кощунственной при Сталине, Хрущёве и Брежневе, так считается таковой и сегодня.В трудах Шагинян дед Ленина по материнской линии А.Д. Бланк фигурирует как малоросс (по-новому – украинец). Сей вариант вполне устраивал и устраивает сейчас многих." И разве вы не читали об этом у одного из известных сталинистов нашего времени Николая Старикова, и не забывайте, что пытаясь отмазать Кобу Бесовича Джугашвили от его неисчислимых преступлений против русского народа, сталинисты давно сдали в помойку русофобскую тварь Ленина:
"Моше Бланк появился в Староконстантинове, будучи уже взрослым, и в 1793 году женился на местной 29-летней девице Марьям (Марем) Фроимович...В 1794-м у него родился сын Аба (Абель), а в 1799-м – сын Сруль (Израиль)..."


Оригинал взят у nstarikov в Тайны биографии Ленина



<...>

«О ВОЗМОЖНОСТИ ЕВРЕЙСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ»

Родословную семьи Бланк начали изучать сестры Ленина – Анна и Мария. Анна Ильинична рассказывала: «Старшие не могли нам выяснить этого. Фамилия казалась нам французского корня, но никаких данных о таком происхождении не было. У меня лично довольно давно стала являться мысль о возможности еврейского происхождения, на что наталкивало, главным образом, сообщение матери, что дед родился в Житомире – известном еврейском центре. Бабушка – мать матери – родилась в Петербурге и была по происхождению немкой из Риги. Но в то время как с родными по матери у мамы и ее сестер связи поддерживались довольно долго, о родных ее отца, А.Д. Бланк, никто не слышал. Он являлся как бы отрезанным ломтем, что наводило меня также на мысль о его еврейском происхождении. Никаких рассказов деда о его детстве или юношестве у его дочерей не сохранилось в памяти».

О результатах розысков, подтвердивших ее предположение, Анна Ильинична Ульянова сообщила Иосифу Сталину в 1932 и 1934 годах. «Факт нашего происхождения, предполагавшийся мною и раньше, – писала она, – не был известен при его [Ленина] жизни… Я не знаю, какие могут быть у нас, коммунистов, мотивы для замолчания этого факта».

«Молчать о нем абсолютно» – таков был категорический ответ Сталина. Да и вторая сестра Ленина, Мария Ильинична, тоже полагала, что факт этот «пусть будет известен когда-нибудь через сто лет».

Ста лет еще не прошло, но уже опубликованные данные позволяют с достаточной уверенностью прочертить родословную семьи Бланк…

Прадед Ленина – Моше Ицкович Бланк – родился, видимо, в 1763 году. Первое упоминание о нем содержится в ревизии 1795 года, где среди мещан города Староконстантинова Волынской губернии под номером 394 записан Мойшка Бланк. Откуда появился он в здешних местах – неясно. Впрочем…


Панорама Симбирска со стороны Московского тракта. 1866–1867 годы. Предоставлено М. Золотарёвым

Некоторое время тому назад известный библиограф Майя Дворкина ввела в научный оборот любопытный факт. Где-то в середине 1920-х архивист Юлиан Григорьевич Оксман, занимавшийся по заданию директора Ленинской библиотеки Владимира Ивановича Невского изучением родословной вождя мирового пролетариата, обнаружил прошение одной из еврейских общин Минской губернии, относящееся якобы к началу XIX века, об освобождении от подати некоего мальчика, ибо он является «незаконным сыном крупного минского чиновника», а посему, мол, община платить за него не должна. Фамилия мальчика была – Бланк.

По словам Оксмана, Невский повез его ко Льву Каменеву, а затем втроем они явились к Николаю Бухарину. Показывая документ, Каменев буркнул: «Я всегда так думал». На что Бухарин ему ответил: «Что вы думаете – неважно, а вот что будем делать?» С Оксмана взяли слово, что он никому не скажет о находке. И с тех пор этого документа никто не видел.

Так или иначе, Моше Бланк появился в Староконстантинове, будучи уже взрослым, и в 1793 году женился на местной 29-летней девице Марьям (Марем) Фроимович. Из последующих ревизий следует, что он читал как по-еврейски, так и по-русски, имел собственный дом, занимался торговлей и плюс к тому у местечка Рогачево им было арендовано 5 моргов (около 3 га) земли, которые засевались цикорием.

В 1794-м у него родился сын Аба (Абель), а в 1799-м – сын Сруль (Израиль). Вероятно, с самого начала у Моше Ицковича не сложились отношения с местной еврейской общиной. Он был «человеком, который не хотел или, может быть, не умел находить общий язык со своими соплеменниками». Иными словами, община его просто возненавидела. И после того как в 1808 году от пожара, а возможно и поджога, дом Бланка сгорел, семья переехала в Житомир.

ПИСЬМО К ИМПЕРАТОРУ

Много лет спустя, в сентябре 1846 года, Моше Бланк написал письмо императору Николаю I, из которого видно, что уже «40 лет назад» он «отрекся от Евреев», но из-за «чрезмерно набожной жены», скончавшейся в 1834-м, принял христианство и получил имя Дмитрия лишь 1 января 1835 года.

Но поводом для письма стало иное: сохраняя неприязнь к своим соплеменникам, Дмитрий (Моше) Бланк предлагал – в целях ассимиляции евреев – запретить им ношение национальной одежды, а главное, обязать их молиться в синагогах за российского императора и императорскую фамилию.

Любопытно, что в октябре того года о письме было доложено Николаю I и он полностью согласился с предложениями «крещеного еврея Бланка», в результате чего в 1850-м евреям запретили ношение национальной одежды, а в 1854-м ввели соответствующий текст молитвы. Исследователь Михаил Штейн, собравший и тщательно проанализировавший наиболее полные данные о родословной Бланк, справедливо заметил, что по неприязни к своему народу Моше Ицковича «можно сравнить, пожалуй, только с другим крещеным евреем – одним из основателей и руководителей Московского Союза русского народа В.А. Грингмутом»…

тайныбиографииленина (10)

Александр Дмитриевич Бланк (1799–1870). Предоставлено М. Золотарёвым

О том, что Бланк решил порвать с еврейской общиной задолго до своего крещения, свидетельствовало и другое. Оба его сына, Абель и Израиль, как и отец, тоже умели читать по-русски, и, когда в 1816 году в Житомире открылось уездное (поветовое) училище, они были зачислены туда и успешно его окончили. С точки зрения верующих евреев, это было кощунство. И все-таки принадлежность к иудейскому вероисповеданию обрекала их на прозябание в границах черты оседлости. И лишь событие, случившееся весной 1820 года, круто изменило судьбы молодых людей…

В апреле в Житомир прибыл в служебную командировку «высокий чин» – правитель дел так называемого Еврейского комитета, сенатор и поэт Дмитрий Осипович Баранов. Каким-то образом Бланку удалось встретиться с ним, и он попросил сенатора оказать содействие его сыновьям при поступлении в Медико-хирургическую академию в Петербурге. Баранов евреям отнюдь не симпатизировал, но довольно редкое в то время обращение двух «заблудших душ» в христианство, по его мнению, было делом благим, и он согласился.

Братья сразу же отправились в столицу и подали прошение на имя митрополита Новгородского, Санкт-Петербургского, Эстляндского и Финляндского Михаила. «Поселясь ныне на жительство в С. -Петербурге, – писали они, – и имея всегдашнее обращение с христианами, Греко-российскую религию исповедающими, мы желаем ныне принять оную».

Ходатайство удовлетворили, и уже 25 мая 1820 года священник церкви Преподобного Сампсония Странноприимца в Санкт-Петербурге Федор Барсов обоих братьев «крещением просветил». Абель стал Дмитрием Дмитриевичем, а Израиль – Александром Дмитриевичем. Младший сын Моше Бланка новое имя получил в честь своего восприемника (крестного отца) графа Александра Ивановича Апраксина, а отчество – в честь восприемника Абеля сенатора Дмитрия Осиповича Баранова. А 31 июля того же года, по указанию министра просвещения князя Александра Николаевича Голицына, братьев определили «воспитанниками Медико-хирургической академии», которую они и окончили в 1824-м, удостоившись ученого звания лекарей 2-го отделения и презента в виде карманного набора хирургических инструментов.

ЖЕНИТЬБА ШТАБ-ЛЕКАРЯ

Дмитрий Бланк остался в столице полицейским врачом, а Александр в августе 1824 года начал службу в городе Поречье Смоленской губернии в должности уездного врача. Правда, уже в октябре 1825-го он вернулся в Петербург и был зачислен, как и его брат, врачом в штат полиции города. В 1828 году его произвели в штаб-лекари. Пора было подумать и о женитьбе…

Его крестный отец граф Александр Апраксин был в то время чиновником особых поручений при Министерстве финансов. Так что Александр Дмитриевич, несмотря на происхождение, вполне мог рассчитывать на приличную партию. Видимо, у другого своего благодетеля – сенатора Дмитрия Баранова, увлекавшегося поэзией и шахматами, у которого бывал Александр Пушкин и собирался чуть ли не весь «просвещенный Петербург», младший Бланк и познакомился с братьями Грошопфами и был принят в их доме.

тайныбиографииленина (11)

Илья Николаевич Ульянов (1831–1886) и Мария Александровна Ульянова (1835–1916)

Глава этой весьма солидной семьи Иван Федорович (Иоганн Готлиб) Грошопф был из прибалтийских немцев, состоял консулентом Государственной юстиц-коллегии лифляндских, эстляндских и финляндских дел и дослужился до чина губернского секретаря. Его супруга Анна Карловна, в девичестве Эстедт, была шведкой, лютеранкой. Детей в семье было восемь: трое сыновей – Иоганн, служивший в русской армии, Карл, вице-директор в департаменте внешней торговли Министерства финансов, и Густав, заведовавший рижской таможней, и пять дочерей – Александра, Анна, Екатерина (в замужестве фон Эссен), Каролина (в замужестве Биуберг) и младшая Амалия. Познакомившись с этой семьей, штаб-лекарь сделал предложение Анне Ивановне.

МАШЕНЬКА БЛАНК

Дела у Александра Дмитриевича поначалу складывались неплохо. Как полицейский врач, он получал 1 тыс. рублей в год. За «расторопность и усердие» не раз удостаивался благодарностей.

Но в июне 1831-го, во время холерных беспорядков в столице, взбунтовавшейся толпой был зверски убит его брат Дмитрий, дежуривший в центральной холерной больнице. Эта смерть настолько потрясла Александра Бланка, что он уволился из полиции и более года не работал. Лишь в апреле 1833-го он вновь поступил на службу – ординатором в Городскую больницу святой Марии Магдалины для бедных из заречных районов Петербурга. Между прочим, именно здесь у него в 1838 году лечился Тарас Шевченко. Одновременно (с мая 1833-го по апрель 1837 года) Бланк работал в Морском ведомстве. В 1837-м, после сдачи экзаменов, он был признан инспектором врачебной управы, а в 1838-м – медико-хирургом.

В 1874 ГОДУ ИЛЬЯ НИКОЛАЕВИЧ УЛЬЯНОВ ПОЛУЧИЛ ДОЛЖНОСТЬ ДИРЕКТОРА НАРОДНЫХ УЧИЛИЩ СИМБИРСКОЙ ГУБЕРНИИ.
А В 1877-М ЕМУ БЫЛ ПРИСВОЕН ЧИН ДЕЙСТВИТЕЛЬНОГО СТАТСКОГО СОВЕТНИКА, РАВНЫЙ ПО ТАБЕЛИ О РАНГАХ ГЕНЕРАЛЬСКОМУ ЗВАНИЮ И ДАВАВШИЙ ПРАВО НА ПОТОМСТВЕННОЕ ДВОРЯНСТВО

Расширялась и частная практика Александра Дмитриевича. Среди его пациентов были представители высшей знати. Это позволило ему переехать в приличную квартиру во флигеле одного из роскошных особняков на Английской набережной, который принадлежал лейб-медику императора и президенту Медико-хирургической академии баронету Якову Васильевичу Виллие. Тут в 1835 году и родилась Мария Бланк. Крестным отцом Машеньки стал их сосед – в прошлом адъютант великого князя Михаила Павловича, а с 1833 года – шталмейстер Императорского двора Иван Дмитриевич Чертков.

В 1840-м Анна Ивановна тяжело заболела, умерла и была похоронена в Петербурге на Смоленском евангелическом кладбище. Тогда заботу о детях целиком взяла на себя ее сестра Екатерина фон Эссен, овдовевшая в том же году. Александр Дмитриевич, видимо, и прежде симпатизировал ей. Не случайно родившуюся в 1833 году дочь он назвал Екатериной. После смерти Анны Ивановны они сближаются еще больше, и в апреле 1841 года Бланк решает вступить с Екатериной Ивановной в законный брак. Однако подобные браки – с крестной матерью дочерей и родной сестрой покойной супруги – закон не разрешал. И Екатерина фон Эссен становится его гражданской женой.

В том же апреле они все покидают столицу и переезжают в Пермь, где Александр Дмитриевич получил должность инспектора Пермской врачебной управы и врача Пермской гимназии. Благодаря последнему обстоятельству Бланк и познакомился с учителем латыни Иваном Дмитриевичем Веретенниковым, ставшим в 1850 году мужем его старшей дочери Анны, и преподавателем математики Андреем Александровичем Залежским, взявшим в жены другую дочь – Екатерину.

В историю российской медицины Александр Бланк вошел как один из пионеров бальнеологии – лечения минеральными водами. Выйдя на пенсию в конце 1847 года с должности доктора Златоустовской оружейной фабрики, он уехал в Казанскую губернию, где в 1848-м в Лаишевском уезде было куплено имение Кокушкино с 462 десятинами (503,6 га) земли, водяной мельницей и 39 крепостными крестьянами. 4 августа 1859 года Сенат утвердил Александра Дмитриевича Бланка и его детей в потомственном дворянстве, и они были занесены в книгу Казанского дворянского депутатского собрания.

СЕМЬЯ УЛЬЯНОВЫХ

Вот так Мария Александровна Бланк оказалась в Казани, а затем в Пензе, где познакомилась с Ильей Николаевичем Ульяновым…
Их свадьбу 25 августа 1863 года, как до этого и свадьбы других сестер Бланк, сыграли в Кокушкине. 22 сентября молодожены уехали в Нижний Новгород, где Илья Николаевич получил назначение на должность старшего учителя математики и физики мужской гимназии...<...>

..Исходя из некоторых архивных документов, писательница Мариэтта Шагинян выдвинула версию, согласно которой Анна Алексеевна – не родная дочь Смирнова, а крещеная калмычка, вызволенная им из рабства и удочеренная якобы лишь в марте 1825 года.
Бесспорных доказательств данной версии нет, тем более что уже в 1812 году у них с Николаем Ульяновым родился сын Александр, умерший четырех месяцев от роду, в 1819-м на свет появился сын Василий, в 1821-м – дочь Мария, в 1823-м – Феодосия и, наконец, в июле 1831 года, когда главе семейства было уже за 60, сын Илья – отец будущего вождя мирового пролетариата....http://nstarikov.livejournal.com/1722738.html

* * * * *

А вот из недавнего 30.01.2018 :
Чем прославился прадед Ленина Мошко Бланк
Существование еврейских корней у Ленина подтверждено многими историческими трудами. Исследователи «докопались» до прапрадеда Ильича по материнской линии, Ицко Бланка, который жил на Волыни в маленьком городке Староконстантинове.

Но наиболее яркой фигурой в «ленинской еврейской генеалогии» был прадед будущего разрушителя империи Мошко Ицкович Бланк. Он обладал неуемным нравом и умудрился настроить против себя всю еврейскую общину города. Его обвиняли в краже соломы, мошенничестве, обмане клиентов и даже в «организации» пожара, который уничтожил 23 дома добропорядочных евреев. По последнему обвинению Мошко провел почти целый год в тюрьме, пока специальным решением Сената в Санкт-Петербурге его не признали невиновным.

После этого прапрадед Владимира Ильича решил начать другую жизнь и перебрался в Житомир. Видимо, хлебнув лиха, Мошко Ицкович решил устроить жизнь своих сыновей - Абеля и Исраэля - вне контекста еврейской общины. Согласно исследованию историка Йоханана Петровского-Штерна, в 1820 году Бланк договорился с сенатором Дмитрием Барановым, чтобы тот помог перебраться его детям в Петербург. Взамен Мошко якобы рассказал о «грязных делишках» евреях Волыни - взятках чиновникам, обмане, незаконном ростовщичестве и винокурении и «заговорах против власти».

В архиве Житомира два письма Мошко к царю Николаю I от 7 июня 1845 и 18 сентября 1846 года, в которых тот обвинял евреев в ненависти к православным и в том, что они не молятся за здоровье Его Императорского Величества. Бланк рекомендовал государю «силою принудить евреев избрать собственную пользу, так, как принуждают больного, который не хочет принимать лекарство». В качестве же мер исцеления предлагалось, чтобы евреи не получали от христиан никаких выгод (т.е. чтобы те, к примеру, не исполняли для них какую-либо работу в субботние и праздничные дни, когда сами они работать не могли, и не вели торговлю с ними), чтобы им «воспрещены были ежедневные молитвы о пришествии мессии», а вместо этого «их принуждали в каждый субботний день молиться за государя, за наследника престола и за всю царскую фамилию», чтобы им запрещены были «все собрания у хасидов», а раввинам (их Бланк именовал «лицемерными святошами»), соблазняющим евреев «к лжеумствованию», не позволяли объезды своих приходов.

Неизвестно, как отреагировал Николай I на идеи прадедушки будущего могильщика династии Романовых. Видимо, с вниманием, поскольку вскоре сыновья Мошко получили разрешение покинуть черту оседлости и покрестились в Православную веру. Причем крестным отцом Исраэля стал сам сенатор Баранов. Так в Российской империи появился новоявленный христианин, Александр Дмитриевич (в честь крестного отца) Бланк, у которого в 1870 года родится внук - Владимир Ильич Ленин.   http://russian7.ru/post/chem-proslavilsya-praded-lenina-moshko-b/?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

* * * * *
Оригинал взят у velelens в Мальчик еврейский, Володя Ульянов...
БРАТЬЯ БЛАНКИ
Еврейские страницы Ленинианы
Валентин ДОМИЛЬ, Акко

Первым оставившим след в истории представителем еврейской ветви ленинской родни был некий Моше Бланк.Проживал он в городе Староконстантинове, что на Волынщине.У Моше Бланка имелось в пользовании питейное заведение – шинок. Ещё он владел участком земли в Новоград-Волынске. Характер у Моше был преотвратный. Причём с криминальным подтекстом. Его судили то за кражу сена, то за какие-то винно-водочные махинации, то за оскорбление общинного чина. И, наконец, за поджог. Конфликт между Бланком и еврейской общиной Староконстантинова зашел настолько далеко, что он был вынужден спешно бежать в Житомир.
То ли в отместку, то ли руководствуясь какими-то идейными мотивами, Моше Бланк отправлял в высшие инстанции многочисленные письма, в которых излагал свои соображения относительно еврейского житья-бытья. И указывал на его коренное несоответствие законодательству Российской империи.
Ещё он что-то рекомендовал. И советовал тоже что-то.
У Моше Бланка и его жены Мирьям было три дочери и два сына – Абель и Сруль.
Абель родился в 1794 году. А Сруль не то в 1801, не то в 1804 году. Первая дата представляется более вероятной.
Вопреки традиции, Моше Бланк отдал детей учиться не в хедер, а в уездное училище. Что было по тем временам явлением из ряда вон выходящим. И обращало на себя внимание.
18 ноября 1816 года в семье Бланков произошло событие, чуть было не обернувшееся катастрофой.
Моше зашел к недавно женившемуся сыну Абелю. Жена Абеля Малка потребовала от Моше денег, обещанных им перед свадьбой, но не выданных. Во время словесной перепалки, кто-то ударил Моше по голове.
На крик Моше сбежались соседи, и некий Янкель Шиманович сказал, что он видел, как Абель подошел к отцу сзади и ударил его.
Оскорбленный Моше обратился в полицию и попросил взять сына под стражу за неповиновение и причинение побоев.
Потом он передумал и взял заявление обратно. Но делу был дан ход.
Под присягой было опрошено 12 житомирских и столько же староконстантиновских евреев. Для того, надо полагать, чтобы иметь представление о личности участников тяжбы. Житомирские евреи о Моше Бланке и его семье отозвались “одобрительно”. Староконстантиновские же утверждали, что “с самого начала знания их Мошки Бланка, оный Бланк был поведения самого худшего, по еврейскому закону подвергал себя неоднократно криминалу, а также был замечен в разных воровских делах и блудодействовании”.
Моше Бланк и его сын Абель чуть было, не загремели в Сибирь. Но потом их отдали на поруки “шести житомирским оседлым и ни в чём не подозрительным жителям…”
Сделано это было, как сказано в постановлении Житомирского магистрата, “в целях воздержания их впредь от худых поступков”.
Моше Бланку пришлось заплатить в виде штрафа за необоснованное прошение 50 рублей ассигнациями и дать подписку, что он впредь не будет затруднять начальство подобными жалобами.
10 июля 1820 года Сруль и Абель приняли православие.
Восприемником Сруля (Александра после крещения) был действительный статский советник граф Александр Иванович Апраксин.
Восприемником Абеля (после крещения Абель был переименован в Дмитрия) – сенатор, статский советник Дмитрий Осипович Баранов.
В данном контексте отчество Мошевич никак не звучало. И братья Бланк стали Дмитриевичами. Судя по всему, в честь одного из восприемников сенатора Дмитрия Баранова.

Александр Дмитриевич (Мойшевич) Бланк – дед В.И.Ульянова-Ленина по материнской линии

Интересная деталь: приняв в преклонном возрасте православие (раньше он этого не мог сделать из-за противодействия жены Мирьям), Моше Бланк, стал Дмитрием. Хотел, судя по всему, соответствовать приобретенному сыновьями отчеству.В Центральном государственном историческом архиве Ленинграда хранилось дело под названием “О присоединении к нашей церкви Житомирского поветового училища студентов Дмитрия и Александра Бланковых из еврейского закона”.Дело содержало заявление братьев следующего содержания:“Поселясь ныне на жительство, в С.-Петербурге и имея всегдашнее обращение с христианами, греко-российскую религию исповедующими, мы желаем ныне принять оную. А посему, Ваше преосвященство, покорнейше просим о посвящении нас священным крещением учинить Самсониевской церкви священнику Федору Борисову предписание… К сему прошению Абель Бланк руку приложил. К сему прошению Израиль Бланк руку приложил”.Наряду с заявлениями о зачислении в академию в деле находились также аттестаты, полученные братьями в Житомирском поветовом училище, и свидетельство о крещении, выданное им священником церкви преподобного Самсония Федором Барсовым.Ещё там было обязательство братьев Бланк блюсти все требования, предписываемые православием. Не нарушать, так сказать догмы.

Читайте полностью: http://isrageo.wordpress.com/2012/08/23/leninblank/

  * * * * *
В генеалогии Владимира Ильича Ульянова прослеживается пять ветвей: калмыцкая, чувашская, еврейская, немецкая и шведская. Первые две ветви относятся к отцовской линии, три других — к материнской.



Первым известным предком Ленина по отцовской линии является Андрей Ульянин, крепостной крестьянин деревни Еропкино (сейчас -- Пильненский район Нижегородской области). На протяжении веков эта территория принадлежала чувашам и была заселена исключительно тюркоязычными племенами. Праправнук Андрея Ульянина Николай Васильевич Ульянин (Ульянинов, Ульянов) в 1791 году получил от помещика Степана Михайловича Брехова вольную и переехал в Астрахань. Там он женился на дочери мещанина Анне Алексеевне Смирновой, там же в 1831 году родился его сын, будущий отец Ленина.

Дед Анны Алексеевны Лукьян Смирнов, потомок ойратов -- кочевников, переселившихся в XIII веке в Центральную Азию, а в начале XVII века в междуречье Урала, Волги и Дона -- судя по всему, принадлежал к богатым слоям феодальной знати. Его сын Алексей был состоятельным человеком: имел солидный дом со службами, свой выезд, множество дворовых людей, вел широкую предпринимательскую и общественную деятельность.

Прадед Владимира Ульянова по материнской линии Ицык (Ицко) Бланк являлся подданным Речи Посполитой, жил в Староконстантинове. Имел собственный дом, владел землей. Его сын, Мойша Бланк, был записан в мещанское сословие города Староконстантинова Новоград-Волынского уезда и занимался в основном торговлей. Дети Мойши Абель и Израиль в 1820 году приняли православие и полностью изменили имена: Абель стал Дмитрием Дмитриевичем, а Израиль Александром Дмтриевичем.
В 1824 году братья окончили Медико-хирургическую академию, получив специальность хирурга-акушера. Дед Ленина, Александр Бланк, работал в различных городах России. Был женат на Анне Ивановне из богатой семьи Гроссшопфов. Но Анна умерла рано, в 1838 году. От брака осталось шестеро детей, в т.ч. Мария, будущая мать Владимира Ульянова. 10 апреля 1841 года Александр Бланк получает разрешение на вступление в повторный брак с "вдовою чиновника 12-го класса фон Эссена Екатериною Ивановою” и женится на ней. После ухода в отставку в 1847 году А.Д.Бланк, немного попутешествовав в поисках благоприятного места постоянного жительства, наконец, с семьей приезжает в Казань.

Что касается немецкой ветви, то, как уже было сказано, А.Д.Бланк был женат на немке А.И.Гроссшопф, родившейся в 1810 году. Гроссшопфы происходили из Северной Германии (Любек, Мекленбург, Гольштейн), были богатыми и знатными. Некоторые представители этой ветви считались видными людьми не только в Германии, но и в немецкой колонии в Петербурге. Прадедом Ленина по линии его бабушки Анны Ивановны был Йоган (Юган) Готлиб Гроссшопф (1756-1822),
занимавший солидную должность в бюрократической иерархии российского государства. Он начал свою карьеру в России с представителя немецкой торговой фирмы “Фридрих Шаде и К°” и дослужился до должности консультанта государственной юстицколлегии по делам Лифляндии, Эстляндии и Финляндии. Женат был Йоган Гроссшопф на шведке Анне Беате Эстедт.
Шведские родственники Ленина берут свое начало от семьи его прапрадеда, богатого предпринимателя, занимавшегося производством шляп в городе Упсала, Симона Новелиуса. Внучка Новелиуса, Анна Кристина Борг, была замужем за сыном перчаточника Карла Рейнгольда Эстедта, богатым ювелиром Карлом Фредериком Эстедтом, уроженцем города Упсала. Позднее он с семьей переселяется в Санкт-Петербург. Его дочерью и была Анна Беата (Анна Карловна).
Источники информации:
1. Штейн М.Г. Ульяновы и Ленины. Тайны родословной и псевдонима. -- СПб., 1997.
2. Арутюнов А. Досье Ленина без ретуши. -- М., 1999.

Источник: https://genealogist.livejournal.com/1398.html

  * * * * *
И вообще в его происхождении же ничего страшного никогда и не было, Ленин же не из каких-то там рабочих или крестьян, а дворянского происхождения, тем более что мечтатели о мировом пролетарском пожаре о нациях никогда не задумывались, они так и считают:
8 марта 2018:
"PS^ если вы хотели шокировать коммуниста тем что у Ленина О УЖАС!!! - еврейские корни, то это не делает чести Вашей образованности. Коммунисты - они интернационалисты."




Tags: ленин, советская мифология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments