harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Полуграмотный тёмный крестьянин в "отсталой" Российской империи что отгрохал.

Только и слышно на каждом углу визжание советских лжецов как забито жилось крестьянам в "отсталой" РИ, и социального лифта-то у них никакого не было, всю жизнь прозябали под пятой помещиков-супостатов. А многие из вас знают о родившемся в крестьянской семье художнике, полярном исследователе А.А. Борисове, по работам которого и других инженеров был разработан проект строительства Обь-Мурманской железной дороги, Борисов пытался пробить стройку до самой смерти, и на этой же царской базе и БАМ тот же пришлось строить, в отличие от ТрансСиба за 26 лет, советские за 65 лет не построили БАМ, только в 2003 уже в РФ закончили.
Как видим о Иване Поляшове, обычный русский крестьянин жил себе, строил крепкое хозяйство, пока не пришло коммунистическое зверьё и не определило его в "кулаки" и не разрушило всё созданное им и ему подобными русскими в России.

Оригинал взят у ltraditionalist в Памятник любви.

Просматривая ленту новостей "Вконтакте", наткнулся вот на это чудо:

Русский терем в Погорелово, Костромская область.

Можно подумать, что тут до революции жил какой-нибудь барин с прислугой... Но я немного поискал в Сети и обнаружил здесь, что, оказывается, построил этот терем в Погорелове в 1902 — 1903 годах местный крестьянин Иван Иванович Поляшов, в народе имевший кличку Поляш. Вот он на старинной фотке с закладки храма — с часовой цепочкой, господин слева.

Поляш

Имея крестьянское происхождение, он был обучен минимальному — счёту и чтению, что позволило ему уже потом, в отходническом промысле, самому вести бухгалтерию и заключать договора. А были у Ивана Ивановича артели плотников и резчиков — занимался он строительством загородных домов и малых архитектурных форм в Петербурге и его окрестностях, был подрядчиком. Выходило всё очень хорошо — у Поляшова были вкус и хватка, а в артели были талантливые работники. Поэтому появились даже заказы из Зимнего дворца. Разбогател Поляшов и решил вернуться в родной чухломской край.

Поляшов развернулся в Погорелове весьма широко. Построил на Виге мельницу с маслобойкой, лесопильный завод с несколькими филиалами (один из них был в Чухломе). У него было много земли и угодий, его леса постоянно чистились и возобновлялись. Были многочисленные стада скота. Впоследствии Поляшов скупил все старые мельницы в окрестностях и построил новые, оборудованные по последнему слову техники. Поляшовский помол слыл самым лучшим — зерно везли ему.

Иван Иванович поставил даже часовню в селе. Она стоит до сих пор, только покосилась уже сильно.

часовня

У Ивана Ивановича было много работников, и предпочтение отдавалось непьющим. Если кто нуждался — Поляшов всегда помогал. Погорельцам мог из своего леса избу поставить и скот дать.

Был Иван Иванович человеком весёлого нрава, и жить бобылём долго не смог. Отделив взрослых детей, он решил жениться. Вторая жена Поляшова, Мария Николаевна Суворова, была сосватана из семьи священника Введенской церкви и была на двадцать с лишним лет моложе своего мужа. Правда, без глубокой симпатии, видимо, не обошлось — брак был счастливым.

Поляшов для молодой жены и построил этот терем. Всё ему хотелось на барскую ногу. Правда, он был практичным человеком, и дом, построенный на его вкус, был вполне утилитарен — были действующие туалеты, он хитро отапливался, а стены и потолки были покрыты росписями. Мария Николаевна была прекрасной хозяйкой, сама занималась садом и щеголяла в лучших нарядах, но так как часто рожала и полнела, раздавала платья девушкам Погорелова и работницам, из-за чего говорили, что «Погорельские бабы самые нарядные — их сам Поляш одевает».

В семье родилось пятеро детей. Поляшовы жили открыто. Праздники устраивались широко — на улице ставились столы и селяне, работники гуляли и угощались. Сохранились воспоминания старожилов, в которых рассказывается, что Поляшов любил праздники и на Масленицу иногда рядился медведем, одевая медвежью шубу. Однажды на него в таком обличье напали сельские собаки — крестьяне его еле отбили, а Иван Иванович заливался смехом.  Было дело, что на снежных горках у его шубы оторвали рукав, отчего Поляшов не только не рассердился, но и шутил безостановочно. Вне праздников Иван Иванович любил вечерние чаепития, приглашая гостей.

Революция всё нарушила.

Поляшовых раскулачили, отняв у них сначала все, кроме дома. Потом и в дом было решено заселить местную администрацию, врача и несколько крестьянских семей. Поляшовым оставили одну комнатку на первом этаже — там в 1935 году Иван Иванович и умер. Семья его уехала в Сибирь. Следы трех детей затерялись во времени — может, их унесли репрессии, а может — война. Потомки оставшихся двух приезжали в Погорелово, прогулялись, пофотографировали дом и уехали — у терема с 1971 года другой хозяин.

Кстати, автор сей заметки жалуется на заброшенность и безлюдие Чухломы, то есть восточной половины Костромской области,

куда даже Сусанин не дошел, сгинул где-то ближе к губернскому центру вместе с поляками. А тут медвежий угол. Край земного диска, откуда видны слоны, стоящие на черепахе.

Но так было не всегда — когда-то Чухлома была весьма живым краем предприимчивых людей, лесных трактов, речных мельниц и огромных молочных стад.

А сейчас…

Вместо трактов — старые грунтовки и еле видные тропы, нарисованные на картах пунктиром.

Вместо когда-то многолюдных богатых сел и деревень слова «урочище» и «нежилой», иногда с крестиками храмов и погостов.

И всюду море.. нет, океан леса — все восточное полушарие глобуса Костромской губернии раскрашено зелёным.

Я ещё тут от себя добавлю, что князь Дмитрий Донской набирал мужиков для Куликовской битвы именно из Заволжья, из той же Чухломы. Значит, край тот был в те времена оживлённый, обжитой, и жизнь там кипела ключом...

Наверно, в каждом селе были свои предприимчивые крестьяне типа Ивана Ивановича, и на них-то всё и держалось. Подмяло их под себя государство, - и пришёл тот край в запустение... "Государство пухло, а народ хирел", - это ещё Ключевский подметил.
__________________________________________________________________
Оригинал взят у sofya1444 в   Чудо -терем в покинутой деревне Погорелово

Есть, есть в России настоящая русская интеллигенция. Низкий ей поклон!

Оригинал взят у sapiens4media в ПогореловоОригинал взят у varganshik в Погорелово


Погорелово - забытая и заброшенная деревня в Костромской области.
Когда то это было государственное (и потому богатое) село.
Местные крестьяне в основном промышляли отходничеством, то есть ездили на заработки в Питер.
Некоторые зарабатывали прилично и крепко становились на ноги.
В одной из таких семей родился Иван Дмитриевич Поляшов, "Поляш" в местном фольклоре.
Поляшов взлетел выше всех остальных Костромских отходников -
венцом его карьеры был субподряд на ремонтных работах в Зимнем Дворце.
Получив статус потомственного почетного гражданина,
вдовец Поляшов вернулся в родную деревню, женился
и  в 1903-ем году построил дом-терем
(а кроме того стал одним из крупнейших землевладельцев Чухломского уезда,
построил современную мельницу на Виге, часовню в Погорелово,
новый придел в приходской церкви в Дорке итд).

Поляшовский дом уникален своей эклектичностью - постройка со сложной объемной планировкой, перекликающаяся с лучшими образцами загородных дач в русском стиле, с невероятно богатыми интерьерами парадных комнат, в то же время совершенно практична с деревенской точки зрения - здесь все сделано по уму и все приспособлено для ведения крестьянского хозяйства.

Судьба дома после революции повторяет судьбы десятков усадеб Костромской области - дом был реквизирован в 1918-ом году. Поляшова переселили в одну из комнат на первом этаже, а в доме разместили сельсовет и несколько крестьянских семей. Поляш умер в 1935 году, избежав раскулачивания и репрессий. Дети его переехали в Сибирь, где до сих пор должен жить правнук Поляшова.

В 1972-ом году сельсовет закрылся и выехал из Поляшовского дома. Дом бы несомненно пропал, если бы не чистая случайность. Черта московских художников-авангардистов - Анатолий Жигалов и Наталья Абалакова совершенно случайно тем же летом задумала байдарочный поход по речке Виге. Чухломской край в те времена все еще был страшной глушью, дороги только начинали строиться, добираться сюда надо было Ан-2 из Костромы. К тому же Костромская область была в разы менее популярна чем Русский Север с точки зрения байдарочных походов. Поэтому их появление в Погорелово было полной случайностью. Увидев дом, Анатолий купил его (что было непросто - как и во всех случаях покупки государственной собственности).

Таким чудесным образом дом был спасен от верной гибели. Погорелово, где в 1972 году жило около 40 человек, вымерло к началу 90-ых. Почти все избы в деревне сгнили и развалились, поля поросли бурьяном. Основная дорога в Погорелово - бревенчатый настил-мостовая, проложенный через глушицу, давно утонул в грязи. Терем же стоит без сколько то значительных утрат, если не считать рухнувшей еще в 1973-ем году хозяйственной пристройки.

Теперь это вдвойне удивительное место, где фантастический по красоте дом стоит среди ландшафта, все более приближающегося к дикой природе - поля, перелески, заросли иван-чая.

Через витражные окна экркеров можно наблюдать за безжалостным наступлением природы и времени на покинутую деревню. Изба Лукича, председателя Погореловского колхоза, крепкая еще несколько лет назад, рухнула этой зимой. Через проем, образовавшийся на месте крыши, теперь видна часовня, построенная на деньги Поляшова.
Давайте обойдем дом и прогуляемся по нему:


Погорелово
Наличник окна баньки с солярным знаком.
Старая аллея идет от парадного крыльца.
Потолок крыльца, с облупившейся и обветрившейся от времени краской.
Кухня - на заднем плане через окно виден сруб Лукича.

Эркер рядом с кухней. В витраже Толин друг нарисовал Макария Унженского - покровителя Погорелово. День его памяти, 7 августа - престольный праздник Погорелово. Хотя деревня давно уже вымерла, окрестные жители все еще помнят о празднике - в этом году нас поздравляли. Думаю, только особым вмешательством Макария можно объяснить то, что дом хранился все эти годы.
Бабочки очень любят витраж со святым угодником,
защищающим от змей, мора, и пожаров.
Вообще дом кишит живностью -
с хозяйственной стороны гнездятся ласточки,
на чердаке живут поколения голубей,
в подвале - мыши.
Да и сам дом - живой. Потрескавшаяся от времени краска похожа на морщинистую кожу старика.
Старика с лукавым характером, который то гулко кашляет, то скрипит половицами, то барабанит по крыше.
Волшебная настойка на зверобое и калгане,
которой так приятно воздавать почести угоднику Макарию.
Обойдя первый этаж, поднимемся по парадной лестнице в горний мир спален и гостиных.
Резной плафон над холлом парадной лестницы.
Витражная дверь в светелку.
Там же.
Северная гостиная.
Потолок в северной гостиной
Дверь из западной в северную гостиную.
Южные окна западной гостиной.
Ножка от лавки в западной гостиной
Деталь декора потолка западной гостиной
Деталь росписи в углах западной гостиной
Парадные двери из южной гостиной.
Светелка в южной гостиной над парадным крыльцом.
Южная светелка на чердачном этаже.
Старая детская кроватка и кости в северной светелке.
Жизнь в доме - переодеваемся, чтобы красить крышу.



Tags: жильё, здания времен империи, империя, советская мифология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments