harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Categories:

Вавилов сдох, сдох как собака...Сдох он от пелагры. Речь Эфроимсона в Политехническом музее.

«Великий ученый, гений мирового ранга, гордость отечественной науки, академик Николай Иванович Вавилов не погиб. Он сдох. Сдох как собака в саратовской тюрьме...Сдох он от пеллагры И надо, чтобы все, кто собрался здесь, знали и помнили это...»


Оригинал взят у jenya444 в Речь Эфроимсона в Политехническом музее

после просмотра фильма о Вавилове, Москва, декабрь 1985-го года. Приводится в двух источниках:

Елена Кешман (Изюмова)
https://www.e-reading.club/chapter.php/1003958/4/Efroimson_-_Genialnost_i_genetika.html

Вавилов Ю.Н. В долгом поиске. Книга о братьях Николае и Сергее Вавиловых.
http://www.ihst.ru/projects/sohist/books/vavilov2008.pdf

Кешман:

Владимир Павлович говорил о себе довольно часто: «Вообще-то я трус, но я не могу молчать, когда творится несправедливость». Но надо было видеть Эфроимсона зимой 1985 года, чтобы правильно понять эти слова… В тот вечер в Политехническом музее московской «научной общественности» впервые показали очень смелый по тем временам фильм «Звезда Вавилова». После просмотра фильма на сцену Политехнического музея вышли известные отечественные ученые. Они уселись вдоль длинного стола, из-за которого по очереди поднимались, выходили к трибуне и говорили о филь­ме… Они произносили какие-то вялые, округленные фразы о трагической судьбе Вавилова, не говоря, в чем же трагизм судьбы.Они бормотали что-то о каких-то «злых силах», не называя этих сил… Были сказаны слова об «очень большой несправедливости» (в общем, смерть нестарого человека – всегда несправедлива)… Видно было, что все ораторы чувствуют свою сме­лость и гордятся и собой, и создателями фильма, и тем, что все это происхо­дит не во сне, а в реальной жизни… И после всего этого, когда все ораторы уже выступили, Владимир Павлович, которого никто выступать не пригла­шал, вырвался на сцену, и кивнув академику Раппопорту (он уважал его и всегда восхвалял смелость и отвагу Иосифа Абрамовича), произнес, вернее – прокричал в микрофон, оглушая зал, – жуткие, страшные слова. То, что он говорил, ввергло присутствующую в зале «московскую на­учную интеллигенцию» в столбняк. Это был шок. Я хочу привести слова Вла­димира Павловича Эфроимсона полностью.


«Я пришел сюда, чтобы сказать правду. Мы посмотрели этот фильм… Я не обвиняю ни авторов фильма, ни тех, кто говорил сейчас передо мной… Но этот фильм – неправда. Вернее – еще хуже. Это – полуправда. В филь­ме не сказано самого главного. Не сказано, что Вавилов – не трагический случай в нашей истории. Вавилов – это одна из многих десятков миллионов жертв самой подлой, самой бессовестной, самой жестокой системы. Системы, которая уничтожила, по самым мягким подсчетам, пятьдесят, а скорее – семьдесят миллионов ни в чем не повинных людей. И система эта – стали­низм. Система эта – социализм. Социализм, который безраздельно властво­вал в нашей стране, и который и по сей день не обвинен в своих преступле­ниях. Я готов доказать вам, что цифры, которые я называю сейчас, могут быть только заниженными.

Я не обвиняю авторов фильма в том, что они не смогли сказать прав­ду о гибели Вавилова. Они скромно сказали – «погиб в Саратовской тюрь­ме»… Он не погиб. Он – сдох! Сдох как собака. Сдох он от пеллагры – это такая болезнь, которая вызывается абсолютным, запредельным истощением. Именно от этой болезни издыхают бездомные собаки… Наверное, многие из вас видели таких собак зимой на канализационных люках… Так вот: великий ученый, гений мирового ранга, гордость отечественной науки, академик Ни­колай Иванович Вавилов сдох как собака в саратовской тюрьме… И надо, чтобы все, кто собрался здесь, знали и помнили это…

Но и это еще не все, что я хочу вам сказать…

Главное. Я – старый человек. Я перенес два инфаркта. Я более два­дцати лет провел в лагерях, ссылке, на фронте. Я, может быть, завтра умру. Умру – и кроме меня вам, может быть, никто и никогда не скажет правды. А правда заключается в том, что вряд ли среди вас, сидящих в этом зале, най­дется двое-трое людей, которые, оказавшись в застенках КГБ, подвергнув­шись тем бесчеловечным и диким издевательствам, которым подвергались миллионы наших соотечественников, и продолжают подвергаться по сей день лучшие люди нашей страны, – вряд ли найдется среди вас хоть два человека, которые не сломались бы, не отказались бы от любых своих мыслей, не отреклись бы от любых своих убеждений… Страх, который сковал людей – это страх не выдуманный. Это реальный страх реальной опасности. И вы долж­ны это понимать.

До тех пор, пока страной правит номенклатурная шпана, охраняемая политической полицией, называемой КГБ, пока на наших глазах в тюрьмы и лагеря бросают людей за то, что они осмелились сказать слово правды, за то, что они осмелились сохранить хоть малые крохи своего достоинства, до тех пор, пока не будут названы поименно виновники этого страха, – вы не мо­жете, вы не должны спать спокойно. Над каждым из вас и над вашими деть­ми висит этот страх. И не говорите мне, что вы не боитесь… Даже я боюсь сейчас, хотя – моя жизнь прожита. И боюсь я не смерти, а физической боли, физических мучений…

Палачи, которые правили нашей страной, – не наказаны. И до тех пор, пока за собачью смерть Вавилова, за собачью смерть миллионов узни­ков, за собачью смерть миллионов умерших от голода крестьян, сотен тысяч военнопленных, пока за эти смерти не упал ни один волос с головы ни од­ного из палачей – никто из нас не застрахован от повторения пройденного… Пока на смену партократии у руководства государства не встанут люди, отве­чающие за каждый свой поступок, за каждое свое слово – наша страна будет страной рабов, страной, представляющей чудовищный урок всему миру…

Я призываю вас – помните о том, что я сказал вам сегодня. Помните! Помните!»



Это – декабрь 1985 года. Я спросила его, когда мы плелись от Поли­технического к метро «Дзержинская», – почему он так кричал в микрофон? Он ответил: «Я боялся, что меня и на этот раз не услышат…»

_______________________________________________________________________________


Когда скульптор Константин Сергеевич Суминов, закончив работу, собирался перевезти монумент на кладбище, к нему в мастерскую явились представители саратовского Главлита. "Искусствоведы в штатском", а по существу сотрудники КГБ, не одобрили работу художника. Нет, речь шла не о портретном сходстве. Оно кагебешников не интересовало. Но зато они потребовали, чтобы Суминов стесал на гранитном лице ученого все морщины. Морщины эти, по их мнению, намекали на дурное питание, которое покойный получал в Саратовской тюрьме № 1. Нежелательным был объявлен и прищур вавиловских глаз. Особенно криминально щурился правый. Он явно намекал, что в тюрьме ученого били. И чтобы уж навсегда покончить с мрачным прошлым академика, главлитчики потребовали от скульптора вырубить на лице гранитного Вавилова широкую улыбку. Суминов пробовал протестовать, но ему пригрозили, что, если указания Главлита не будут выполнены, памятник не разрешат установить, а сам скульптор будет исключен из Союза художников. Станем ли мы обвинять в слабоволии провинциального, обремененного семьей художника, которого власти вынудили собственными руками изуродовать свое детище. Скорее следует посочувствовать ему…
Старый вировец профессор Николай Родионович Иванов прислал мне описание грустной саратовской тризны. "Один из членов оргкомитета сказал мне, - пишет Н. Р. Иванов, - что, если бы мы не управились 25-го, то 28-го из Москвы запретили бы и торжественное заседание ученого совета Сельскохозяйственного института, и празднование в честь пятидесятилетия закона гомологических рядов, и открытие памятника. Подумать только: прошло уже более 30 лет, как Вавилов перестал работать, но тень этого гиганта науки все еще кого-то пугает…" Профессор Н. Р. Иванов прислал две до крайности скупые заметки, опубликованные в саратовской областной и университетской газетах относительно вавиловских торжеств. О памятнике в заметках сказано буквально по нескольку слов. Остальные газеты страны вообще не упоминали об этом событии. Очевидно, оно показалось им малозначительным. Нашелся, однако, орган печати, который кратко, но четко объяснил своим читателям, что именно произошло на могиле автора закона гомологических рядов:
"25.9.70 г. на Воскресенском кладбище в г. Саратове был открыт памятник академику-биологу Н. И. Вавилову, умершему от голода в Саратовской тюрьме. Тело его было сброшено с металлической биркой на ноге в одну из общих ям, поэтому найти подлинное место погребения Николая Ивановича Вавилова не удалось. Поставил памятник сын Н. И. Вавилова - Юрий, деньги в течение 2-х лет собирали биологи страны, ученики, сотрудники и друзья покойного. Памятник установлен при входе на кладбище рядом с памятником Н. Г. Чернышевскому. Власти расследуют, кто организовал сбор средств на памятник Н. И. Вавилову. В связи с этим многие видные ученые Саратова, Ленинграда и Москвы были допрошены в своих институтах. Некоторым из них сделано внушение по партийной линии".
Этими строками из семнадцатой хроники "Год прав человека" за 1970 год я заканчиваю печальную повесть о беде и вине академика Николая Вавилова.
Марк Поповский - Дело академика Вавилова
Марк Поповский - Дело академика Вавилова
Марк Поповский - Дело академика Вавилова
Марк Поповский - Дело академика Вавилова
Марк Поповский - Дело академика Вавилова
Марк Поповский - Дело академика Вавилова
Марк Поповский - Дело академика Вавилова
Марк Поповский - Дело академика Вавилова
Марк Поповский - Дело академика Вавилова
Марк Поповский - Дело академика Вавилова
Марк Поповский - Дело академика Вавилова
Марк Поповский - Дело академика Вавилова


«УТВЕРЖДАЮ"
Нарком госбезопасности СССР
комиссар госбезопасности з ранга
И. Серов

5 июля 1941 года

ОБВИНИТЕЛЬНОЕ заключение

По следственному делу № 1500 по обвинению ВАВИЛОВА Николая Ивановича в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 58−1 «а», 58−7, 58 п. 9 и 58−11 УК РСФСР.

В 1940 году в НКВД СССР были получены материалы о том, что быв. директор Всесоюзного института растениеводства, академик ВАВИЛОВ Николай Иванович, являясь одним из руководителей контрреволюционной организации, на протяжении ряда лет проводит вредительскую работу по подрыву оборонной и хозяйственной мощи СССР и ведет шпионскую работу в пользу иностранных разведок.

На основании этих данных 7 августа 1940 года ВАВИЛОВ Н. И. был арестован.

В процессе следствия установлено, что ВАВИЛОВ, будучи враждебно настроен к существующему строю, с 1925 года являлся одним из руководителей контрреволюционной организации «Трудовая Крестьянская партия» и проводил вредительскую работу направленную на подрыв колхозного строя и ослабление социалистического земледелия в СССР. (т. 2 л. д. 43, 44, 45, 46; т. 3 л. д. 50, 54, 60, 61, 118, 119, 210, 219, 227, 230, 249, 302, 346).

В 1925—1926 гг. г. при организации Всесоюзного института прикладной ботаники, на руководящие посты в институте выдвинул своих единомышленников, —активных участников «Трудовой Крестьянской Партии».

В 1926—1929 гг. г. выполняя антисоветские установки «ТКП», опытно-полеводческое дело поставил на службу интересам кулацкого хозяйства.

Совместно с активными участниками «ТКП» — ТАЛАНОВЫМ (умер) и ПИСАРЕВЫМ (осужден), создал из крестьян-кулаков сеть опытников, которых снабжали улучшенными семенами и обеспечивали необходимой агротехнической помощью (т. 2 л. д. 46, 47; т. 3 л. д. 60, 61, 141, 240, 360).

В 1930 году через быв. Наркома Земледелия ЯКОВЛЕВА установил связь с антисоветской организацией правых и, пользуясь своим служебным положением Президента Всесоюзной Сельскохозяйственной Академии, а затем директора двух институтов Растениеводства и Генетики, продолжал вести вредительскую работу в сельском хозяйстве. (т. 1 л. д. 95, 110, 121, 122, 214; т. 2 л. д. 50, 53).

В 1930−31 г. г. из числа контрреволюционно настроенных специалистов сельского хозяйства ВАВИЛОВ создал во Всесоюзном институте растениеводства антисоветскую группу и во вредительских целях в руководимом им институте растениеводства проводил линию на отрыв научно-исследовательской работы от практических задач по развитию социалистического хозяйства, что выразилось:

а) в срыве обеспечения сети селекционных опытных станций Союза ценным сортовым материалом;

б) во вредительском районировании сельско-хозяйственных культур;

в) в задержке размножения и уничтожении ценного сортового семенного материала, приобретенного в Европе и Америке;

г) игнорировании дела внедрения в колхозы и совхозы местных, отечественных сортов сельско-хозяйственных культур.

При непосредственном участии ВАВИЛОВА во вредительских целях было создано ряд нежизненных узкоспециализированных научно-исследовательских институтов в Москве (институт сои, цикория и др.), и около 30 так называемых институтов социалистической реконструкции сельского хозяйства на периферии, оторванных от практической работы по оказанию непосредственной помощи социалистическому сельскому хозяйству В результате произошло распыление научных кадров и непроизводительно были израсходованы государственные средства.

При непосредственном участии ВАВИЛОВА была ликвидирована областная сеть вполне оправдавших себя опытных полеводческих станций. (т. 1 л. д. 214—219; т. 2 л. д. 53, 54, 55, 57, 59, 64; т. 3 л. д. 3, 38- 40, 63, 156, 168, 179, 180, 197, 345, 346, 365, 366, 368, 384, 388).

Большую вредительскую работу ВАВИЛОВ провел в руководимом им Всесоюзном Институте растениеводства:

1. Значительное количество семенных материалов разных сортов и культур, приобретенные в странах Западной Европы и Америке, было доведено до потери всхожести.
В результате задержки репродукции погибли сотни ценных образцов семян, приобретенных за границей на золотую валюту и был нарушен правильный сортообмен соответствующих культур.
2. Большой сортовой материал по кормовым травам, собранный в СССР и за границей, своевременно размножен не был и вследствие вредительского отношения к этому делу в значительной мере потерял всхожесть.
3. Ценный новый сортовой материал по хлопчатнику был смешан, а также была смешана и загублена часть сортов семенных плодовых деревьев, вывозимых из Западной Европы. Разбазарен сортовой материал по цветочным культурам, приобретенным в Европе и Америке.
4. Будучи директором ВИР’а ВАВИЛОВ игнорировал практически ценные местные советские сорта по ряду культур, которые, как правило, до 1938 года не включались в конкурсные сортовые испытания, несмотря на их большую практическую ценность.
5. ВАВИЛОВЫМ в массовом масштабе в нечерноземную полосу Европейской части СССР продвигалась яровая пшеница, сорт «Цезиум III», несмотря на ее большую поражаемость пыльной головней.
6. Умышленно задерживал культивирование хлопчатника в районах Украины и Северного Кавказа и продвижение ценных сортов Милетского хлопчатника в Азербайджан и южные районы Средней Азии. (т. 1 л. д. 220−223; т. 2 л. д. 65—69; т. 3 л. д. 30,103, 104,105, 160, 162, 163; 180, 181, 182, 187, 188).

Кроме того, ВАВИЛОВ проводил шпионскую работу в пользу иностранных разведок, будучи связан с заграничными белоэмигрантскими кругами и поддерживая неофициальные связи с представителями иностранных консульств и иностранцами, проживавшими на территории СССР.
По указанию БУХАРИНА, ВАВИЛОВ осуществлял непосредственную антисоветскую связь с заграничными белоэмигрантскими кругами, используя для этой цели свои выезды за границу в научные командировки. (т. З л. д. 50, 51, 52, 53, 54, 57, 119, 120, 191, 263−268, 378, 379).

ВАВИЛОВ Н. И. признал себя виновным в связях с 1925 г. с участниками к. р. организации «Трудовая Крестьянская Партия», а также в принадлежности с 1930 г. к антисоветской организации правых и проведении вредительской работы в сельском хозяйстве СССР.
В шпионаже виновным не признал.

Во вражеской работе ВАВИЛОВ изобличается показаниями: МУРАЛОВА А. И., ДОМРАЧЕВА Д. В., МАРГОЛИИА Л. С., ЧАЯНОВА С. К., ВАРЕЙКИСА И. М., МЕЙСТЕР Г. К., ТУЛАЙКОВА Н. М., ГАЙСТЕРА А. И., АБДУЛОВА Н. П., ЗАМОТАЕВА И. И., САВИЧ В. М., СИЗОВА П. В., БОРДАКОВА Л. П., ДАВИД Р. Э., СОЛЯКОВА П. А., БАЙДИНАА. И., КУЛЕШОВА Н. Н., ПИСАРЕВА В. Е., ТРИФОНОВА В. А., АЛЕКСАНДРОВА А. Б., ПЕРЕВЕРЗЕВА Н. С., АРТЕМОВА П. К., ЛАПИНА А. К., КЛЕЙМЕНОВА П. Д., ТАЛАНОВА В. В., ГАНДЕЛЬСМАНА Ф. Е., ТЮНТИНА К. А., ТЕЙТЕЛЬ А. В., НАУМОВА Н. Г., МУРАВИНА Б. Е., КОЛЬ А. К., УШАКОВОЙ А. П., КОТЛЯРЕВСКОГО С. А., КУЗНЕЦОВА И. В., ГОРЕЦКОГО Г. И. (осуждены), показаниями ПАНШИНА Б. А., БОНДАРЕНКО А. С., ГОВОРОВА Л. И., КАРПЕЧЕНКО Г. Д., ЗАПОРОЖЕЦА. К., очными ставками с 5-ю последними. Показаниями свидетелей: СИДОРОВА Ф. Ф., ЗИХЕРМАН X. Я, ИОРДАНОВОЙ И. К., БЕЛИЛОВОЙ X. З.-ІІІ. Материалами НКГБ и документами, (т. 3).

На основании вышеизложенного:
ВАВИЛОВ Николай Иванович, 1887 года рождения, урож. гор. Москвы, русский, гр-н СССР, сын быв. крупного московского купца, беспартийный, до ареста —директор Всесоюзного института Растениеводства, вице-президент сель. хоз. Академии Наук им. Ленина и член Академии Наук СССР, —

Обвиняется в том, что:

1. С 1925 г. являлся одним из руководителей к. р. организации «Трудовая Крестьянская партия», а с 1930 г. — активным участником антисоветской организации правых в системе Наркомзема СССР.
2. Занимался шпионажем в пользу иностранных разведок и имел антисоветскую связь с заграничными белоэмигрантскими кругами.
3. Проводил диверсионно-вредительскую работу направленную на подрыв колхозного строя и ослабление социалистического земледелия в СССР, т. е. в преступлениях, предусмотренных ст. Ст. 58−1 «а» 58−7, 58 п. 9 и 59−11 УК РСФСР.
Следствие по делу № 1500, по обвинению ВАВИЛОВА Николая Ивановича закончено и подлежит направлению в Прокуратуру Союза ССР, для передачи по подсудности.

ПОМ. НАЧ. I ОТДЕЛА СЛЕДЧАСТИ НКГБ СССР
СТ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ
А. Хват.
СОГЛАСНЫ: ЗАМ. НАЧ. СЛЕДЧАСТИ НКГБ СССР
МАЙОР ГОСБЕЗОПАСНОСТИ
Л. Шварцман.
НАЧ. СЛЕДЧАСТИ НКГБ СССР
МАЙОР ГОСБЕЗОПАСНОСТИ
Л. Е. Влодзимирский.
Справка: Обвин. ВАВИЛОВ Николай Иванович арестован 7 августа 1940 г., содержится во Внутренней тюрьме НКГБ СССР. Вещественных доказательств по делу нет.
ПОМ. НАЧ. I ОТДЕЛА СЛЕДЧАСТИ НКГБ СССР
СТ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ
А. Хват.
ЦА ФСБ России, № Р-2311, т. 1, л. 446—453. Машинопись.

источник: http://diletant.media/articles/34811257/


Tags: гулаг, наука, советское
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments