harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Categories:

Побег группы Девятаева из фашистского ада к смерти. Классическая советская благодарность.

“Мы тебя по ошибке туда послали. Ты, — говорит, — был в плену, скажи спасибо, что мы тебя держим”.

8 февраля 1945 года, 10 советских военнопленных - Иван Кривоногов, Владимир Соколов, Владимир Немченко, Фёдор Адамов, Иван Олейник, Михаил Емец, Пётр Кутергин, Николай Урбанович и Тимофей Сердюков - во главе с лётчиком-истребителем Михаилом Петровичем Девятаевым совершили отчаянный побег из немецкого концлагеря Пенемюнде, угнав с аэродрома Heinkel He 111. Невероятная история, которая сегодня выглядит будто крутой голливудский боевик. Только с той разницей, что она произошла на самом деле, и подвиг совершили реальные, изможденные неволей люди...



Михаил Петрович Девятаев родился в семье крестьянина и был 13-м ребёнком в семье. По национальности мокшанин. Член КПСС с 1959 года. В 1933 году окончил 7 классов, в 1938 году — Казанский речной техникум, аэроклуб. Работал помощником капитана баркаса на Волге.
Настоящая фамилия Девятайкин. Ошибочная фамилия Девятаев была внесена в документы в Казани во время его учёбы в речном техникуме.
В 1938 году Свердловским РВК города Казань призван в Красную Армию. Окончил в 1940 году Первое Чкаловское военное авиаучилище лётчиков им. К. Е.Ворошилова.
На фронте
В действующей армии с 22 июня 1941 года. Боевой счёт открыл 24 июня, сбив под Минском пикирующий бомбардировщик Junkers Ju 87.
22 июня 1941 года в 4.30 утра капитан Бобров со своей эскадрильей новеньких Як-1 237-го авиаполка (первыми в ВВС получили эти самолеты) поднялся в воздух навстречу бомбящей СССР фашистской воздушной армаде и уже через 10 минут сбил первого своего "юнкерса". М. Девятаев свой первый фашистский бомбардировщик сбил 24 июня 1941 года в районе города Минск, за что был награжден орденом Боевого Красного Знамени. В сентябре того же года Девятаев во время воздушного боя был ранен осколком в ногу.
Необходимую для операции кровь сдал, в частности командир его авиационного полка В.И Бобров.
После лечения в госпитале Девятаеву поставили диагноз "не годен к боевой авиации" и отправили в "тихоходную" и санитарную, но смиряться со своей "санитарной" долей Девятаев не желал, забрасывая командование рапортами об отправке в "большую авиацию".

Судьба свела на жизненном пути Девятаева со многими выдающимися личностями своего времени, и Владимир Бобров — один из них. Прославленный летчик-ас, командир полка, сбивший лично 24 самолета и 18 в составе группы, воспитавший 31 Героя Советского Союза, сам он получил это звание только в 1991 году посмертно. Причиной были неприязненные отношения с высшим руководством ВВС. Именно Бобров в 1944 году помог Девятаеву, списанному по ранению в «тихоходную» авиацию, вновь сесть за штурвал истребителя. В мае 1944 года Бобров отыскал его, познакомил со знаменитым уже к тому моменту дважды Героем Советского Союза подполковником Александром Покрышкиным, готовящимся принять командование над 9-й Гвардейской истребительной авиадивизией. Вот туда к себе в 104-й авиаполк, получивший через Иран новейшие союзнические "Аэрокобры" Р-39N, Бобров и забрал старого знакомого. https://tverdyi-znak.livejournal.com/1758446.html и http://kryaker.dwg.ru/?p=14505 (полностью читать по ссылкам)


Трижды Герой Советского Союза генерал-полковник авиации А. И. Покрышкин (слева), в центре — дважды Герой Советского Союза Главный маршал авиации А. А. Новиков и Герой Советского Союза М. П. Девятаев.


Они вместе участвовали в памятном бою 13 июля 1944 года западнее Горохува (близ Львова), когда после трех боевых вылетов вновь столкнулись с "мессершмиттами" врага. "Аэрокобра" Девятаева попала под прицельный огонь и полыхнула. Бобров (позывной "Выдра") по рации отчаянно орал: "Мордвин" (позывной Девятаева), прыгай!". Тот едва выбрался из охваченной огнем машины, но, прыгая, сильно ударился о стабилизатор хвостового оперенья и потерял сознание, успев лишь рвануть кольцо парашюта.
В бессознательном состоянии его с тяжелыми ожогами и подобрали немцы.
Сначала Девятаева допрашивали в штабе летной части 6-й армии, которая подобрала сбитого пилота. Потом, не добившись толку, отправили в Варшаву. Пришедший в себя "Мордвин" нес такую околесицу, что там были уверены в контуженности русского. После войны стали достоянием гласности протоколы допроса Девятаева в абвере: "На допросе производит впечатление не очень умного человека. Трудно подумать, что он располагает столь незначительными данными о своей части, будучи старшим лейтенантом". https://1mim.livejournal.com/613283.html


Направленный в Лодзинский концлагерь пилот, немедленно вступил в подпольную группу и уже 13 августа совершил попытку побега через подкоп с группой других военнопленных летчиков. Однако беглецов задержали и приговорили к смерти. От немедленной казни Девятаева спасло то, что у немцев уже крайне не хватала рабочих рук. Смертников отправили в Заксенхаузен, где они должны были умереть на каторжных работах. Сочувствующий коммунистам лагерный парикмахер помог подменить нашивку смертника на нашивку штрафника убитого в лагере учителя Степана Никитенко. Именно под этим именем Михаил Девятаев был отправлен в свой следующий лагерь.

Лагерь на немецком острове Узедом был необычным. Он поставлял рабов для обслуживания испытательного полигона фашистского ракетного центра Пенемюнде. Именно здесь проходили испытания немецких ракет Фау один и два. В остальном это была такая же нацистская машина смерти, как и остальные концлагеря.




Мысль о побеге на самолете возникла у Девятаева практически сразу – на острове был аэродром. На краю летного поля находилась свалка разбитых самолетов, именно по этим обломкам Девятаев и изучал оборудование кабин незнакомых ему прежде машин. Группа, в которую вошел Девятаев, под руководством Ивана Кривоногова планировала побег из концлагеря на лодке через пролив, однако Михаил Петрович убедил их изменить планы. Всего в состав группы вошли десять человек: три офицера – Девятаев, Кривоногов и Емец; шесть солдат и сержантов – Соколов, Немченко, Адамов, Олейник, Кутергин, Сердюков. Десятый участник группы, Николай Урбанович попал в плен еще ребенком.
Восьмого февраля 1945 года, во время обеденного перерыва, Кривоногов ударом заточки в голову убил конвоира. Шинель последнего настолько была залита кровью, что использоваться для побега не могла, и вместо задуманного маскарада с сопровождением заключенных охранником побег пришлось совершать наудачу в лагерной одежде.

Беглецы проникли в бомбардировщик «Хенкель -111», но на самолете отсутствовал аккумулятор. Это устройство удалось найти, доставить и установить на самолет. С первой попытки незнакомая машина взлетать не пожелала, и вторая попытка предпринималась уже на глазах сбежавшихся, но ещё ничего не сообразивших фашистов. Лишь когда несколько членов группы навалились на штурвал, в самолете, что-то хрустнуло, и он оторвался от земли.

Heinkel He 111

Вслед угнанному самолету был немедленно выслан на истребителе немецкий ас Гюнтер Хоббом, но он потерял беглецов. Другой немецкий ас, Вальтер Даль встретил самолет Девятаева, но сбить его не смог – он возвращался с задания и не имел боеприпасов.
Генерал-майор авиации Валерий Высоцкий потом рассказывал, что 26-летнему летчику Девятаеву удалось уникальное - захватить абсолютно незнакомый самолет с непонятной начинкой и системой управления.
- Если бы не мастерство Девятаева, его бы догнали и сбили истребители, - уверен Высоцкий, - он принял решение не подниматься высоко, а идти на бреющем полете.

На подлете к советской территории по "хейнкелю" уже изрядно отработали родные зенитчики. Севший на прифронтовую взлетную полосу (надо было еще умудриться посадить незнакомую машину - в полете управлять ею гораздо легче, чем сажать) южнее населенного пункта Голлин у городка Вольдемберг (ныне Добегнев Любошского воеводства Польши) Девятаев потом насчитал десятки пробоин в хвостовом оперенье бомбардировщика, включая следы от зенитных снарядов. Два из них были возле кабины пилота плюс пять дыр от пуль крупнокалиберных пулеметов.
Потом из протокола осмотра станет понятно, что "хейнкель" не сел, а фактически лег на брюхо, переломав несущие плоскости. Правый мотор отвалился в сторону, левый поврежден. Но самое главное - аппаратура, с которой проводились испытания в Пенемюнде ракет, не пострадала. И еще более важное - никто из находящихся в самолете не получил ни царапины. https://1mim.livejournal.com/613283.html

Обнаружившие беглецов советские солдаты были в восхищении от эдакой диковинки. Но тем предстояла еще "дружеская встреча" с любимым СМЕРШем, в котором подобных шуток просто не понимали.

Трое суток в СМЕРШе их без перерыва допрашивали на "фильтрационном конвейере". Начальник отдела контрразведки СМЕРШ 61 армии полковник Мандральский докладывал:

СПРАВКА

О приземлении немецкого самолета «Хейнкель-111» в расположении  311 СД и о задержании экипажа в количестве 10 человек
8 февраля 1945 года в 14 часов 40 минут в районе дислокации 1067 СП 311 СД (северо-западнее 3 км мест. Шлоппе) приземлился немецкий ночной бомбардировщик.
В самолете находилось 10 человек по национальности русских, бывших военнослужащих Красной Армии и гражданских лиц, угнанных немцами в Германию и находившихся в лагерях военнопленных....
Показаниями вышеуказанных задержанных установлено, что последние несколько месяцев все они работали в маскировочной команде на немецком аэродроме острова Свинемюнде (Германия). В конце января с.г. договорились бежать из немецкого плена на самолете, предварительно убив охранявшего их часового-немца.

8 февраля с.г. во время размаскировки самолетов Кривоногов убил часового, вся команда, во главе с военнопленным – летчиком Девятаевым, сели в самолет «Хейнкель-111». Девятаев завел мотор, взлетел с аэродрома и взял курс на северо-восток, затем – на юго-восток, в 14 часов 40 минут самолет приземлился на территории, занятой нашими войсками, и при этом разбился...
Все перелетевшие на нашу сторону одеты в арестантские халаты с номерами, никаких документов при себе не имеют, в самолете «Хе-111», кроме трех бортовых пулеметов, никакого вооружения или посторонних предметов не обнаружено. Допросы задержанных – Девятаева и других – ведем в направлении изобличения их в принадлежности к разведывательным органам противника. О результатах дальнейшего следствия сообщу дополнительно.

Начальник Отдела Контрразведки

«Смерш» 61-й Армии – полковник Мандральский

«-» февраля 1945 года...  https://gistory.livejournal.com/4884.html

Девятаев доложил командующему 61 армией генерал-лейтенанту Павлу Белову о месте расположения секретного немецкого полигона, что стало настоящей сенсацией для штаба. После этого Узедом бомбили пять дней. Возможно, в том, что 14 февраля 1945 года с площадки №7 в Пенемюнде взлетела последняя ракета "Фау-2" с заводским номером 4299, и полигон был закрыт есть заслуга летчика из села Торбеево.

Но неповоротливая фильтрационная машина имеет свои законы. Беглецов-солдат отправили в штрафбаты "искупать вину" (где почти все они и погибли), а Девятаева определили...в освобожденный лагерь Заксенхаузен, ставший "спецлагерем НКВД №7". https://1mim.livejournal.com/613283.html

Там его в сентябре 1945 года на рубке леса и отыскал некий "полковник Сергеев", живо интересовавшийся разгромленным центром в Пенемюнде. Суровый коренастый дядька обматерил конвоира, заявив, что "теперь я тут за все отвечаю" и повел обомлевшего Девятаева показывать полигон. Тот показал "полковнику", где располагались пусковые установки, подземные цеха. Отыскали даже узлы ракет. Из собранных деталей вскоре был сконструирован "советский фау", который был запущен в ноябре 1947 года и пролетел 207 км.




На прощанье "полковник" извинился, что не может его сейчас освободить, но пообещал это сделать в ближайшее время. Слово сдержал - Девятаева вскоре перевезли в Псковскую область, освободили и дали звание младшего лейтенанта ...артиллерии...

"Приехал я в Казань живой и здоровый, а на работу устроиться не могу — как узнают, что был в плену, сразу от ворот поворот. В феврале 1946 года поехал в Мордовию. В Саранске отказали в двух местах. Обратился на механический завод, там мой друг, земляк, солагерник Василий Грачёв работал в автопарке механиком или инженером. Мы с ним вместе 7 классов в Торбееве закончили. Такой толковый парень был. Он попросил за меня, но мне отказали, а его самого, боевого офицера — лётчика, за то, что был в плену, за измену Родине, выгнали с завода и посадили на 10 лет. Он сидел в тюрьме в Ирбите. Там он и сейчас живёт. Стал начальником цеха, потом в профсоюзах работал.
Поехал в Торбеево. Там сразу обратился к своему другу детства Гордееву Александру Ивановичу, третьему секретарю райкома партии. Он очень хорошо принял, позвал к себе в гости вечером. Я рассказал, как в плену был. Он: “Миша, тебе работа будет”. Утром, как договорились, прихожу. “Нет здесь для тебя работы. Здесь Волги нет, давай езжай к себе на Волгу”.
…Потом всё же взяли меня в речной порт, дежурным по вокзалу. Всякое было, пленом этим мне то и дело тыкали. А с 1949 года я уже ходил капитаном на катере. Прошёл обучение на механика, сдал на отлично, а замещение должности не получил. Нас было 13 человек, все получали лишние 100 рублей за замещение должности механика и только мне не дали. Директор затона Павел Григорьевич Солдатов говорит: “Мы тебя по ошибке туда послали. Ты, — говорит, — был в плену, скажи спасибо, что мы тебя держим”.
После XX-го съезда КПСС, когда Хрущев развенчал Сталина, вопрос с бывшими пленными был поставлен так — изменников надо карать, а тех, кто не сам сдался, кто не сотрудничал с немцами, их нужно реабилитировать, а заслуги отметить. Журналистам дали задание — искать среди бывших пленных примечательных людей. Завотделом газеты “Советская Татария” Ян Борисович Винецкий тоже ходил по военкоматам. В нашем Свердловском райвоенкомате ему сказали, что, дескать, есть у нас артиллерист, улетел из плена на немецком самолёте, привёз 9 человек. А Ян Борисович сам был лётчиком, воевал в Испании. Он решил узнать всё подробнее…
Ян Борисович Винецкий написал обо мне большую статью. В “Литературке” обещали под Новый год статью обо мне опубликовать.
Однако, затем её перенесли ко Дню Красной Армии, на 23 февраля. Потом ко мне приехал полковник из журнала ДОСААФ “Патриот”. Оказывается, ещё не верили… 23 марта утром я поехал на железнодорожный вокзал. Там киоскеру даю 10 рублей, беру “Литературоку” и вижу долгожданную статью. Радость какая была.
Начальство сразу зауважало меня. Директор затона вызывает к себе, выражает почтение, говорит, что меня ждёт к телефону министр речного флота СССР Шашков Зосим Алексеевич. А я в то время преподавал на курсах в Аракчино. Там готовили младших специалистов — рулевых, мотористов и так далее. В этот день у меня был последний урок. И пошло, и поехало. Меня перехватил подполковник Георгий Евстигнеев из редакции “Советской авиации”. Мы с ним на транспортном самолёте Ил-14 улетели в Москву, в Министерство Речного Флота. http://kryaker.dwg.ru/?p=14505


И далее опять разночтения по-советски: Девятаев в 1945 году находился на территории Польши и Германии, подвергался допросам и проверкам (по некоторым данным, он был на некоторое время помещён в фильтрационный лагерь в Польше, находившийся под контролем советских войск). В сентябре 1945 года С. П. Королёв, работавший под псевдонимом «Сергеев», вызвал его на остров Узедом и привлёк для консультаций. В конце 1945 года Девятаев был уволен в запас (по некоторым данным, он непродолжительное время находился на территории колонии-поселения в Псковской области) и долгое время, как бывший военнопленный, испытывал затруднения с поиском работы. В 1946 году (по другим данным — в начале 1950-х) он вернулся в Казань, но смог устроиться на работу в Казанском речном порту только грузчиком, несмотря на то, что имел квалификацию Капитана, полученную до войны. В некоторых публикациях содержатся сведения о том, что Девятаев был осуждён за «измену Родине» и отправлен в лагеря, но через 9 лет попал под амнистию. Через 12 лет после событий, 15 августа 1957 года по инициативе С. П. Королёва Девятаеву было присвоено звание Героя Советского Союза (по некотором сведениям, награда была вручена за вклад в советское ракетостроение), а другие участники побега награждены орденами (в том числе посмертно). Вскоре после награждения Девятаеву были поручены испытания «Ракеты» — одного из первых советских судов на подводных крыльях; он долгие годы работал капитаном речных судов, и стал первым капитаном теплохода «Метеор». http://voinanet.ucoz.ru/index/pobeg_gruppy_devjataeva_prodolzhenie/0-9054

Лётчик-герой издал две автобиографические книги о событиях — «Побег из ада» и «Полёт к солнцу», в которых описал побег из лагеря. («Побег из ада» - здесь.).
Это описание касается только главного участника побега. А что же случилось с другими? Точных сведений нет по гибели шести человек, четверо считаются утонувшими при "героическом" форсировании Одера.
М.П. Девятаев и И.П. Кривоногов

Воспоминания детей двоих из выживших, допросы в МЕРШе и послевоенное https://refdb.ru/look/2282323-pall.html

"Но это были наши. Встреча была нерадужной, под конвоем группа была доставлена в расположение в/части и отдана следственным органом особого отдела «СМЕРШ», но отец об этом никогда не говорил. Допросы были жестокими и в основном ночью (ФИО – Адамов Ф.П. и т.д.), двое суток не кормили. Сидели по 2 человека, отдельно друг от друга. На третьи сутки допрос был мягче, наверное, выяснили, а утром вся группа собралась вместе, принесли сухарей и кипятку. После всех выяснений был дан месяц карантина. Мы, 7 человек рядовых, были вместе, а Девятаева, Кривоногова и Емца увезли. Через месяц нас бросили на форсирование «Одера», все семь человек были отправлены в штрафную роту, здесь отец был ранен, ранение было не тяжелым, и отец закончил войну в Германии, там он встретил День Победы. Военную службу закончил в Германии в 1946 году.

Но никого из своих товарищей по побегу он больше не встречал. Что все были направлены в штрафроту, для меня это было, как гром среди ясного неба, отец никогда об этом не рассказывал. До 1957 года никто ничего не знал об этом побеге, да и папа об этом молчал. В 1957 году появилась статья в газете, где летчик Девятаев искал своих бывших товарищей, и оказалось, что в живых остались Девятаев, Кривоногов, Емец и Адамов. После этого отец много выступал, рассказывал, в 1958 году за этот перелет был награжден орденом Красной звезды и орденом Отечественной войны за форсирование «Одера». До конца своей жизни отец поддерживал связь с Девятаевым.
Умер Федор Петрович Адамов в 1968 году.
Заканчивая свое воспоминание об отце, хочу сказать: «Не было бы этого побега без участия всех членов группы из 10 человек, и каждый из них внес свою лепту. Хотя я отдаю должное Девятаеву М.П.: он плохо ни о ком не сказал, единственное, победа должна была поделена на всех, а поражение на командующего, так должно быть»...

М.А. Емец и М. Девятаев
От сына М.А. Емец - Алексея Михайловича  (г. Гадяч, Полтавской области, Украина. 13.01.2010 г.)
"Жестоко избивали тяжелыми фашистскими сапогами в гестапо, жандармерии, потом в концлагерях на территории Германии. При любых случайных возможностях пытался сбежать, за что его жестоко «казнили». Потом отправили в концлагерь Заксенхаузен...

...Возвратился Михаил Алексеевич, старший лейтенант, домой к жене и дочкам в с. Борки Гадячского р-на Полтавской обл. в декабре 1945 г. После войны у них с женой Надеждой Гавриловной родилось еще четверо детей: сын – 1948 г.р. и дочки – 1949 г.р., 1951 г.р. и 1953 г.р. Всего было пять дочерей и один сын.

После войны жизнь тоже была не сладкой. Никто не верил в побег ни в селе, ни в органах. Даже на допрос вызывали. Тем более, что у него тогда не осталось партийного билета, значит или предатель или все врет. Даже работы сначала не было. Михаил Алексеевич переписывался с Девятаевым Михаилом Петровичем. В 1945г. их вызвали в Москву на допрос. Только благодаря А.И. Покрышкину им поверили. Тогда Михаилу Алексеевичу снова выдали партийный билет. А в 1958г. в Москве ему вручили орден Отечественной войны первой степени, а Девятаеву – Золотую Звезду Героя Советского Союза, но это было только в 1957г., через 12 лет после войны. До этого, сколько унижений, оскорблений, недоверия.Плен и эти 12 послевоенных лет способствовали подрыву нервной системы. Михаил Алексеевич стал раздражительным, вспыльчивым, а иногда и жестоким, соответственно от этого страдали жена и дети. Может быть, поэтому он мало рассказывал, а дети не хотели да и боялись напоминать о том страшном периоде жизни."

   * * * * *

"После задержания трое офицеров были оставлены «до выяснения», остальных же, в том числе и Урбановича, отправили в действующую армию. С войны вернулся только один из них — Адамов. Сам Девятаев подвергался множеству допросов в «СМЕРШ», впоследствии он называл эти допросы «унизительными», но обид на свою страну никогда не высказывал." http://kryaker.dwg.ru/?p=14505

Судьба других участников побега
В конце марта 1945 года после проверки и лечения 7 из 10 участников побега (Соколов, Кутергин, Урбанович, Сердюков, Олейник, Адамов, Немченко) были зачислены в одну из рот 777-го стрелкового полка (по другим данным — в 447 стрелковый Пинский полк 397 стрелковой дивизии) и отправлены на фронт. Трое офицеров — Девятаев, Кривоногов и Емец — до конца войны оставались вне зоны боевых действий, ожидая подтверждения воинских званий.
Рота, в которую были зачислены семеро из десяти беглецов, участвовала в штурме города Альтдама. 14 апреля, во время форсирования Одера, погибли Соколов и Урбанович, ранен Адамов. По сведениям Девятаева: Кутергин, Сердюков и Немченко погибли в бою за Берлин за несколько дней до победы, а Олейник погиб на Дальнем Востоке, в войне с Японией. Из семерых остался в живых только один — Адамов, он вернулся в посёлок Белая Калитва Ростовской области и стал шофёром. Емец после войны вернулся в Сумскую область и стал бригадиром в колхозе. http://voinanet.ucoz.ru/index/pobeg_gruppy_devjataeva_prodolzhenie/0-9054

"фильтрационная машина имеет свои законы. Беглецов-солдат отправили в штрафбаты "искупать вину" (где почти все они и погибли), а Девятаева определили...в освобожденный лагерь Заксенхаузен, ставший "спецлагерем НКВД №7". https://1mim.livejournal.com/613283.html

Из книги М. Девятаева: "Первым перестал присылать мне свои «треугольнички» [270] тот, кто больше всех отдавался делу побега, — бесстрашный Володя Соколов. Смертельно раненный при форсировании Одера, пошел солдат на дно чужой реки. Вскоре второе известие: не стало Коли Урбановича. Четверо остальных товарищей со своим полком прошли до Берлина. Бывшие узники фашистских застенков увидели его руины и пожары, услышали гром расплаты. Но в столице фашистской Германии снаряды и мины рвались очень густо. Тут и пали в бою Петр Кутергин, Тима (его настоящее имя, как потом установили, было Тимофей) Сердюков, Владимир Немченко, за несколько дней до победы и мира. Иван Олейник, сын Кубани, который в первый год войны оказался в окружении и попал в партизанский отряд в Белоруссии, после Берлина побывал на Дальнем Востоке. И там он отличился храбростью в боях против японских захватчиков. Самурайская пуля оборвала его жизнь.С Великой войны домой возвратился из всей семерки только Федор Адамов. Из Харькова откликнулся полковник в отставке Владимир Бобров. Из города Горького дал о себе знать Иван! Кривоногов, он работает на заводе." http://militera.lib.ru/memo/russian/devyataev_mp/13.html
* * * * *

* * * * *
С рядовыми и сержантом поступили проще, буквально через 2 недели после побега и проверки на Сборно-пересыльном пункте №23, они 22 февраля были зачислены в 215 АЗСП 61 Армии, а позже оказались в 337 СД, которая готовилась к Берлинской операции и форсированию Одера.

По некоторым сообщениям они были отправлены в штрафную роту, правда я так и не нашел этому четкого подтверждения. На то, что это так, указывает в своих воспоминаниях сын Петра Адамова. "Мы, 7 человек рядовых, были вместе, а Девятаева, Кривоногова и Емца увезли. Через месяц нас бросили на форсирование «Одера», все семь человек были отправлены в штрафную роту, здесь отец был ранен, ранение было не тяжелым, и отец закончил войну в Германии, там он встретил День Победы. Военную службу закончил в Германии в 1946 году."
По информации из ЦАМО они были зачислены в 7-ю стрелковую роту 3-го стрелкового батальона 447-го стрелкового Пинского полка.
Выписка из приказа по 447 стрелковому Пинскому полку от 1 апреля 1945 года № 023 о назначении на должности сержантского состава. Под № 51 в списке - красноармеец Соколов Владимир Константинович, помощник комвзвода 7-й стрелковой роты; под № 55 - Кутергин Петр Емельянович, комотделения; под № 56 - Урбанович Николай Михайлович, комотделения; под № 64 - Немченко Владимир Романович, комрасчета стрелкового полка.

Среди обнаруженных документов – «Раздаточная ведомость № 51 на выдачу денежного содержания рядовому и сержантскому составу 7-й стрелковой роты 3-го стрелкового батальона 447-го стрелкового Пинского полка за апрель 1945 года» с записями:
«Прибыл 20.03.1945 года помощник командира взвода Соколов В.К.
Прибыл 20.03.1945 года командир отделения Кутергин П.Е.
Прибыл 20.03.1945 года командир отделения Урбанович Н.М.
Прибыл 20.03.1945 года стрелок красноармеец Сердюков Т.Г.».
В списке 64 человека, 6 подписей в получении денег. Пятеро, как отмечено в документе, ранены, остальные, по всей вероятности, погибли, их подписи отсутствуют.
В ведомости № 53 на выдачу денежного содержания есть фамилии Немченко В.Р. (есть и его подпись), Адамова Ф.П. – с пометкой «ранен».
Возможно, эти документы опровергают утверждения о том, что бывшие пленные были отправлены в штрафную роту. (* - но в воспоминаниях их дети пишут про штрафную)




Информацию по Урабновичу и Сердюкову найти не удалось. А Немченко, записан как Нимченко...

"61-я армия в первый день наступления проводила разведку боем, т.е. то же, что уже сделали другие армии фронта 14 и 15 апреля. С 6.00 16 апреля двумя батальонами от 397-й и 75-й гв. стрелковой дивизии велась разведка на западном берегу Одера. Первый батальон 212-го гв. стрелкового полка и 152-я штрафная рота в 6.15 после 15-минутного огневого налета форсировали Одер и образовали плацдарм у северной окраины Ной-Глитцена. В этом районе оборонялся 56-й егерский полк 5-й егерской дивизии. Частям полка удалось предотвратить форсирование Одера батальоном 397-й стрелковой дивизии в районе ж.д. моста у Нидер-Вутцова и ограничить расширение плацдарма у Ной-Глитцена. Предпринятая в 15.00 вторая попытка форсировать Одер у Нидер-Вутцова также успеха не принесла. Попытки усилить зацепившуюся за Ной-Глитцен группу успеха не имели."
Исаев А. В. Берлин 45-го.



Вероятно первым пошел как раз третий батальон 447 СП. Среди погибших 16 апреля оказались четверо из экипажа Девятаева, они утонули при форсировании Одера. Петр Адамов был ранен и более не принимал участия в боевых действиях.
Первая страница Донесения о безвозвратных потерях, в котором перечислены четверо погибших - утонувших в Одере.



Кутергин Петр Емельянович



Соколов Владимир Константинович и Урбанович Николай Макарович



Сердюков Тимофей Герасимович



На следующий день дивизия все же смогла форсировать Одер, закрепиться и начать продвижение на запад.
"397-я стрелковая дивизия 89-го стрелкового корпуса при содействии 286-го батальона ОСНАЗ форсировала несколько рукавов Альте-Одера к юго-западу от Брайлица и захватила город Фалькенберг на «Рейхсштрассе № 167»."

В этих боях погибли еще двое бежавших из Ада.

Олейник Иван Васильевич, наводчик ПТР 448 СП погиб 21 апреля 1945. Похоронен в 400 м южнее деревни Тернов, земля Брандербург.



Немченко Владимир Романович, командир отделения 447 СП погиб 24 апреля 1945. Похоронен в 400 м южнее деревни Тернов, Оберсфальдского района




Тернов и Терно это деревня Ternow. После войны Немченко был перезахоронен на воинском мемориале в г. Эберсвальде-Финов, ул. Фрайенвальдер-штрассе
В архиве еще попалась переписка о пенсии назначенной семье Николая Урбановича. Из-за путаницы с отчеством Макарович или Михайлович, пенсия некоторое время не выплачивалась* (*- всего-то 5 лет без пенсии) , но потом после запроса в 1950 году, этот вопрос был решен положительно.


Источник последнего тщательного расследования судеб бежавших из плена - "Побег из Ада навстречу смерти" https://gistory.livejournal.com/4884.html

* * * * *
Примечания :
Подвиг Девятаева: пора рассказать правду. «Эрзянь мастор» - тоже можно прочитать из-за "Фау-2"



Tags: авиация, война, источники, советское
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments