harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Categories:

Юмор недозволенный в свободном от цензуры СССР


В СССР существовал юмор дозволенный и недозволенный. Официально в те времена были сатирический журнал «Крокодил» и последняя страница «Литературной газеты». На экране царили киножурнал «Фитиль», а позднее – телепередача «Вокруг смеха». На эстраде долгое время трещали дуэт Тарапуньки и Штепселя, а также  Аркадий Райкин. Позднее к ним присоединились и до сих пор известные Михаил Жванецкий, Михаил Задорнов, пародист Александр Иванов, Геннадий Хазанов, Аркадий Арканов и другие. Однако с экрана можно было сказать далеко не все. Цензура не допускала никакой мысли, кроме партийной, так что в советском обществе процветал специфический жанр устного народного и творчества – политический анекдот, прозванный "кухонным", но и там эти анекдоты рассказывали шепотом, и только самым надежным людям. Еще бы! Ведь если о подобной «вольности» советского человека узнавали «компетентные органы», кара могла последовать неминуемая. За неуемное чувство юмора могли исключить из вуза, турнуть с работы, и уж точно лишить партийного билета… И все-таки анекдоты рассказывали. На каждую нелепость в политической жизни страны народ реагировал сразу, метко и весело. К примеру, вот так выглядела советская история в устном народном творчестве времен СССР

1917–1924

В Ленинграде возле зимнего идут съемки фильма об Октябрьской революции. Большевики наступают, юнкера отстреливаются. Из глазеющей толпы кричат:

– Родненькие! Держитесь до последнего!

* * * * *

Дзержинский звонит Ленину:
– Владимир Ильич, когда расстреливать – до или после обеда?
– Пренепременно до обеда! А обеды отдайте детям – дети рабочих голодают!


Дзержинский и Ленин

  * * * * *

Американцы, изрядно поторговавшись, купили у СССР Мавзолей и поставили его на крышу небоскреба.
Проснулся Ленин, глянул вниз и говорит:
– Вот так я себе все и представлял!

(жаль, конечно, что эта фантастика никак не сбудется, его можно американцам и так подарить)

1924–1953

Сталин делает доклад. Вдруг в зале кто-то чихнул.
– Кто чихнул? (молчание.)
– Пэрвый ряд, встать. Расстрелять! (бурные аплодисменты.)
– Кто чихнул? (молчание.)
– Втарой ряд, встать. Расстрелять! (бурная овация всего зала, все встают, возгласы: «Слава великому Сталину!)
– Кто чихнул?
– Я! Я чихнул (рыдания).
– Будьти здаровы, таварищ!



  * * * * *
Археологи раскопали пещеру каменного века с лозунгом  над входом: «Да здравствует рабовладельческий строй – светлое будущее всего человечества!».

  * * * * *

Один старый большевик другому:

– Нет, дорогой, мы-то с вами до коммунизма не доживем, а дети…

– Детей жалко!

* * * * *

1937 год. В здании суда встречаются два судьи.
– Чему улыбаешься, – спрашивает один другого.
– Сейчас тааакой анекдот услышал, от смеха помрешь…
– Расскажи, – просит второй судья.
– Не! Не могу, сам только что за него 10 лет дал…

  * * * * *

– Кто у вас в этой камере?
– Те, кто рассказывал политические анекдоты!
– А в этой?
– Те, кто их слушали!


Плакат СССР

  * * * * *

Александр  Македонский, Цезарь и Наполеон в качестве почетных гостей наблюдают парад войск на Красной площади.

– Если бы у меня были советские танки, – говорит Александр, – я был бы непобедим!

– Если бы у меня были советские самолеты, – говорит Цезарь, – я завоевал бы весь мир!

– Если бы у меня была газета «Правда», – говорит Наполеон, – мир до сих пор не узнал бы о Ватерлоо!


 * * * * *

1953–1964

– Бабушка, а Ленин был хороший?

– Хороший, внучек, хороший.

– Бабушка, а Сталин был плохой?

– Плохой, внучек, плохой.

– Бабушка, а Хрущев какой?

– Когда умрет, тогда и узнаем.


  * * * * *

Умерли Маленков и Хрущев и попали немедленно в Ад.
Встречают их на входе черти:
-  А наконец-то, пожаловали. Ну, пошли на своё законное место наказания, заодно экскурсию проведём, как грешники свои преступления искупают. Ведут их по аду, везде котлы кипят, крики дикие раздаются, вдруг видят:

Целый океан кровушки, а в нём по горло стоит Сталин.

Хрущев недоумевает:
 - Да как же так, Иосиф Виссарионович, вы же столько миллионов людей изничтожили беззаконно, и всего-то уровень по горлышко, а не с макушкой.

И отвечает Сталин:
-  Я же на плечах Владимира Ильича стою!

* * * * *
Другая концовка этого старого советского анекдота:

- Плохо ви Краткий курс учили, товарыш Брэжнэв. Сталин всэгда стоит на плэчах Лэнина

* * * * *

На повестке дня колхозного партсобрания два вопроса: строительство сарая и строительство коммунизма.
Ввиду отсутствия досок сразу перешли ко второму вопросу.

* * * * *

Попал после смерти Хрущев в ад.

Встретил там Маркса, Ленина и Сталина.
У всех как у одного на лбу клеймо «ТК».
Погляделся Хрущев в зеркало – то же самое. Подходит к главному по котлам:

– Чёрт, а чёрт! А что это у Маркса за клеймо на лбу?
– ТК, – отвечает тот, – это значит, что он теоретик коммунизма.
– А у Ленина тогда что?
– Ленин, значит, творец коммунизма.
– Ну а Сталин тогда кто?
– Сталин – тиран коммунизма.
– Ну а у меня-то тогда на лбу что? Я-то кто?!
– А ты – трепло кукурузное!

* * * * *

1964–1982

Какая разница между «Правдой» и «Известиями»?

В «Правде» нет известий, а в «Известиях» нет правды.


* * * * *
Брежнев прощается на аэродроме с одним из политиков США. Они долго обнимаются и целуются. Наконец, политик поднимается в самолет и улетает. Брежнев плачет. К нему подходит Суслов:
– Ну что вы, Леонид Ильич, перестаньте. Ведь как политик он ничего не значит.
– Он как политик ничего не значит, но как целуется!


* * * * *

БРЕЖНЕВ И МЭРИЛИН В АДУ

Помер Мобуту Сесе Секо и попал в ад. Встретили его черти и повели на вечную муку. Ведут мимо ряда комнат: в одной Гитлера в газовую камеру засовывают, в другой Сталина на морозе голого держат... Вдруг - комната, а там Брежнев Мэрилин Монро шпарит. Мобуту:
- Эй, парни, я тоже такую муку хочу, как у Брежнева! Я ничем не хуже!
Черти:
- Иди-иди, здесь муки не для Брежнева, а для Мэрилин...

  * * * * *

Уважаемый Леонид Ильич, от лица народа и руководства Ливии хотел бы поблагодарить Вас за поставку ракет класса «земля–воздух» для нужд нашей армии. Не могли бы вы в следующий раз также поставить нам ракеты класса «земля-самолет»?

* * * * *

Собрал как-то Брежнев космонавтов, говорит:
– Товарищи, американцы оказывается на Луну летали! Так вот! Мы тут с товарищами посовещались и решили, что вы полетите на Солнце!
– Так Леонид Ильич, жарко там очень, температуры высокие, сгорим ведь!
– Вы думаете, в ЦК дураки сидят? Ночью полетите!

* * * * *
Брежнев, выступая по радио, говорит:
– Мне недавно сообщили (пауза), будто бы все считают (пауза) будто вместо меня в машине ездит чучело…
Так вот я официально заявляю (пауза) что вместо чучела в машине езжу я.

  * * * * *
Правда ли, что Брежневу собираются присвоить звание генералиссимуса?
– Это точно. А если он это слово сумеет еще и выговорить, то ему дадут народного артиста.
При Ленине было как в туннеле: кругом  тьма,  впереди  свет. При Сталине – как в автобусе: один ведет, половина сидит, остальные трясутся. При Хрущеве – как в цирке: один говорит, все смеются. При Брежневе – как в кино: все ждут конца сеанса.
У постели умирающего Брежнева сидит Андропов. Леонид Ильич спрашивает:
– Юра, вот за кем же пойдет народ после того, как я умру?
– За мной – отвечает Андропов.
– Но если народ не захочет идти за тобой?
– Тогда он пойдет за Вами, Леонид Ильич…

  * * * * *

1982–1984

Умер Брежнев. На Политбюро обсуждается новая кандидатура на пост

великого вождя всех народов. Предлагается кандидатура Андропова. Входит
Андропов. С автоматом.

– Руки вверх. Одну опустить. Единогласно.


  * * * * *
Вопрос армянскому радио:
– За что борется Андропов?
– За мир и госбезопасность во всем мире!

  * * * * *
На гранитном берегу канала — трехметровые буквы: Да здравствует советский народ — вечный строитель коммунизма!

* * * * *
Одной ногой мы стоим в социализме, а другой уже шагнули в коммунизм, — говорит лектор. Старушка его спрашивает:
— И долго, милок, нам эдак раскорякой стоять?

* * * * *
— Что унаследовала Германия от Маркса?
— Восточная — коммунистический манифест, западная — капитал.

* * * * *
Карл Маркс захотел выступить в СССР по радио.
— Хоть вы и комунисиський основоположник, — сказал ему Брежнев, — я не могу единолично решить такой важный вопрос. У нас коллективное руководство.
— Я скажу только одну фразу!
Сказать одну фразу Брежнев разрешил под свою ответственность.
Маркс подошел к микрофону и прокричал:
— Пролетарии всех стран, простите меня!

* * * * *
— Какая разница между математикой и научным коммунизмом?
— В математике что-то дано и что-то требуется доказать, а в научном коммунизме все доказано и ничего не дано.

* * * * *

1. Заседания

Брежневу звонит женщина: «Меня зовут Мария Петровна Иванова». – «Простите, не припомню». – «Мы с вами вместе спали». – «Как?! Когда?!» – «Во Дворце съездов». – «Не было такого!» – «Было, было. Вы спали в президиуме, а я – в зале».

Во времена застоя самые обсуждаемые темы, кроме дефицита – это бесконечные заседания и главный бровеносец страны Леонид Ильич Брежнев. Собственно, традиция максимально насыщать жизнь советских граждан совещаниями, политинформацией, планерками и съездами началась в первые же годы после революции. Но если изначально государство требовало относиться к ним серьезно, а при Сталине храп в неподходящий момент считался антисоветской агитацией, то в семидесятых давление заметно ослабло.

2. Дефицит



Кооперативные магазины, не имея реальных товаров, часто украшают свои полки пустыми консервными банками. Простая рабочая женщина пришла в такой магазин и захотела купить консервы, указывая на полные полки.
«Моя дорогая, – сказал ей продавец, – это лишь украшение».
– «Ну хорошо, – вздохнула женщина, – дайте мне две банки этого. В наше время нужно брать все, что есть».

Дефицит, очереди, пустые прилавки магазинов постоянно присутствовали в жизни и так же регулярно появлялись в анекдотах. Возможно, именно неспособность советской власти решить вопросы снабжения и привела в результате к развалу СССР. Такая ситуация была главным раздражающим фактором для населения.
Конечно, говорить о том, что товаров не было вообще – нельзя. Настоящее опустошение советской торговли началось уже в 1987 году, однако и шутки вроде «Длинная, зеленая, пахнет колбасой? Конечно, московская электричка!» - появились не просто так.
Кроме непосредственно государственной торговли купить продукты можно было прямо на предприятиях. На руки выдавали немного, но пайки распределялись регулярно. Если совсем ничего не было в универсамах, всегда можно было пойти на рынок. Например, если в обычном магазине мясо появлялось редко, на завод привозили по два килограмма в руки, то на любом базаре купить его можно было без проблем. Просто дороже в три-четыре раза. В восьмидесятых, при Андропове, московский ОБХСС вскрыл целую организацию, которая занималась переправкой говядины и свинины из госсети на рынок.

3. Суд и парторганизация

Чем жена держит мужа? Немка – питанием, чешка – властью, испанка – страстью, кубинка – пляской, полька – лаской, китаянка – лестью, мексиканка – местью, гвинейка – пением, грузинка – терпением, негритянка – умением, гречанка – красотой, армянка – полнотой, француженка – телом, американка – делом, итальянка – шиком, еврейка – криком, японка – грацией, русская – судом и парторганизацией.

4. Жена

Академик, директор института показывает иностранным гостям свой институт, лаборатории, рассказывает об исследованиях. Гости восхищены и потрясены глубиной и новизной работ, великолепно поставленными экспериментами. «Скажите, – спрашивает один из гостей директора, – а кто у вас главный помощник?» – «Моя жена!» – «О! Великолепно! А дети у вас есть?» – «Да, двое…» – «А кто их воспитывает? Кто ухаживает за ними?» – «Как кто? – отвечает академик. – Конечно, жена». – «О! Колоссально! А кто убирает квартиру, готовит обед? Сколько у вас человек прислуги?» – «Никакой прислуги у нас нет. Все делает жена…» – «Мы читали ваши книги, статьи, знаем о вашей работе в общественных организациях. Кто у вас секретарь, кто ведет переписку?» – «Жена». – «Вы видите, – говорит иностранный гость коллегам, – я был прав, утверждая, что в Советской России – многоженство!»

5. Советский быт



Корова и лошадь уходят из СССР и на границе встречают идущих навстречу клопа и петуха. Петух спрашивает лошадь: «Зачем ты уходишь из СССР, у вас ведь так хорошо?». – «Делать нечего, нас женщины заменили, работают как лошади». – «Ну а ты, корова?» – «Доят меня семь раз в день, а кормят один раз». – «Ну а ты, петух, чего сюда идешь?» – «Еще бы, у вас раз споешь – и лауреатом будешь». – «А ты, клоп?» – «Плохо в Европе, ходишь, ходишь по квартире, еле человека найдешь, у вас по пятнадцать человек в одной комнате живет, раздолье!»

Долгое время жить большинству граждан приходилось в бараках и огромных коммуналках. На десять комнат один туалет и кухня, до сотни людей на сотню квадратных метров. Но и за этот метр приходилось бороться. Когда в шестидесятых власти стали раздавать тесные, маленькие и не очень удобные квартиры в хрущевках, у народа случился форменный экстаз. Увы, жилищную проблему решить так и не удалось – коммуналки пережили СССР. Так что клоп прекрасно знал куда ехать.

6. Партработник

На курорте отдыхали шахтер, академик и партработник. Познакомились с женщинами.
Шахтер один день ухаживал, двадцать дней любил; академик двадцать дней ухаживал, один день любил; партработник один день любил, двадцать дней упрашивал, чтобы никому не рассказывала.
  * * * * *


  * * * * *
По источникам: http://ussr-kruto.ru/2015/07/09/nedozvolennyj-yumor/

http://maxpark.com/community/3782/content/5108458
https://sovtime.ru/anekdot/soviet


Tags: советское, юмор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments