?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Коммунисты и по сей день визжат и всеми копытами упираются, отрицая убийство русского поэта Сергея Есенина чекистскими палачами в 1925 году. Сколько уже было рассмотрений официального советского бреда о якобы самоубийстве С. Есенина, но так советофапы и продолжают повторять грубейшие несоответствия, хотя точной версии пока не имеется из-за набросанных коммунистами за десятилетия гор лжи вокруг имени поэта. Например,
"БРАУН Н. Н. Сергей Есенин умер при допросе" https://tanya-mass.livejournal.com/2824180.html
Старший следователь Э. Хлысталов. "Как убили Сергей Есенина." http://esenin.ru/o-esenine/gibel-poeta/khlystalov-e-kak-ubili-sergeia-esenina

Вся советская история в любой сфере жизни была соткана из лжи, ежегодно переписывалась с приходом очередного "верного ленинца", сразу начинавшего с очернения предыдущего "наивернейшего ленинца-сталинца". Иллюстрировано коммунистическая ложь с первых дней  с 1918 г. отлично показана в "изменяющихся" фотографиях в "Как большевики иллюстрировали историю" https://historical-fact.livejournal.com/70282.html
Теперь снова всплывает версия о убийстве воспевателя-гвоздителя Маяковского,  вполне возможно, начавший мочить часть ленинского  окружения другой верный ленинец Джугашвили, и пьяница Маяковский мог случайно что-то сбрендить об этом в своих виршах, как его застрелила Полонская об этом уже писали в 2002 г.

Взято у oboguev в  https://oboguev.livejournal.com/6196079.html     -  "Как выясняется, похоже Маяковский не застрелился, а его застрелила Полонская."

"Один агент ОГПУ застрелил другого."

http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2009_8/Content/Publication6_1604/Default.aspx

___________________________________________________________________________________________
Наталия Румянцева
Возможно, было так
Версия смерти Владимира Маяковского

В день смерти Владимира Маяковского кто-то из журналистов успел позвонить в Ленинград, и «Красная газета» от 14 апреля 1930 года вышла с сообщением, что Маяковского застрелила актриса МХАТа. «Сегодня утром он <…> возвратился в такси, в сопровождении артистки МХАТа N. Скоро из комнаты Маяковского раздался револьверный выстрел, вслед за которым выбежала артистка N. Немедленно была вызвана карета „скорой помощи”, но еще до прибытия ее В. Маяковский скончался. Вбежавшие в комнату нашли Маяковского лежащим на полу с простреленной грудью»[1]. Но через несколько часов заговорили о самоубийстве.

Главный редактор газеты «Известия» В. М. Грон­ский вспоминал, что в этот день присутствовал на вечернем заседании то ли Совнаркома, то ли Политбюро ЦК: «И об этом сказал мне Ягода. Мы с ним сидели так в сторонке у окна рядышком. Он меня спросил, знаю ли я о самоубийстве Маяковского. Я говорю, что вот мне Могильный (помощник Вячеслава Молотова, на тот момент члена секретариата ЦК. — Н. Р.) сказал. Ну он мне рассказал кое-какие подробности<…>»[2] Гронский после заседания часов около 11 вечера приехал в редакцию, выбросил, по его словам, в корзину приготовленные материалы о самоубийстве и написал небольшую статью, которая начиналась словами: «Умер (не покончил с собой! — Н. Р.) Владимир Владимирович Маяковский», позвонил Сталину, зачитал текст. Сталин текст одобрил, и по его указанию дали сообщение РОСТА, «Правда» и все другие средства массовой информации.

Строки из письма В. Вешнева от 16 — 18 апреля 1930 года приводит Бенедикт Сарнов: «В первый день, как водится, ходили самые нелепые слухи, вроде того, например, что его застрелила артистка МХТа Вероника Полонская. Газеты рассеяли все нелепые слухи»[3].

Для обоснования официальной версии в первой половине 30-х годов был приглашен сотрудник Института мозга Г. И. Поляков, который составил заочное заключение на основании свидетельств Лили и Осипа Бриков и близких им людей: Льва Кассиля, Александра Бромберга, Николая Асеева[4]. Отметим, что в этом списке нет матери, сестер, нет друзей, не связанных с Бриками. Поляков отметил ряд психических особенностей личности Маяковского и попытался реконструировать его физическое и психическое состояние накануне самоубий­ства. Поляков считал одним из серьезных факторов перенесенный Маяковским незадолго до смерти грипп, указывал, что поэт охрип, переутомился; перед смертью появилась апатия, жаловался на одиночество, был нервен и раздражителен. Поляков указывал, что на фоне подобного состояния «роковой исход» мог быть спровоцирован свойственной поэту «неуравновешенностью характера» и «склонностью его к импульсивным, под влиянием минуты, реакциям»[5].

Выводы заочного исследования Г. И. Полякова вызывают сомнения: по По­ля­­кову, получается, что каждый перенесший грипп может совершить суицид. Правда, мысль о гриппе как причине суицида впервые пришла в голову не сотруднику Института мозга, а кому-то другому, она была озвучена вскоре после гибели Маяковского: в дневнике Михаила Презента записано: «20.4.30. При исследовании мозга М[аяковского] были обнаружены гриппозные микробы, вызывавшие психическую усталость поэта»[6].

Выводы об отсутствии у Владимира Владимировича силы воли и хладнокровия опровергаются близко знавшими его людьми «небриковского» круга. Странно звучит вывод и об импульсивности в принятии решения уйти из жизни: Маяковский, по официальной версии, два дня ходил с написанным предсмертным письмом, занимался работой, назначал встречи, решал с Вероникой Витольдовной Полонской вопрос о создании семьи, бывал в гостях, играл в карты.

Родственники и друзья, не хуже Бриков знавшие характер Маяковского, отрицали у него склонность к суициду. Василий Каменский утверждал, что в бытность их дружбы Володя никогда не помышлял о самоубийстве. «О любви к матери и признании, что он никогда не покончит с собой прежде всего из-за нее, Маяковский говорил и Веронике Полонской в тот тяжелый для него год, когда ему, вроде бы шутя, задавали вопрос, не собирается ли он покинуть сей мир»[7]. Сосед по квартире в Лубянском переулке студент Большин рассказывал следователю, что Маяковский «был с уравновешенным характером и угрюмым был очень редко»[8].

Из протокола допроса М. Яншина: «…в обществе Вл. Вл. нам было всегда очень приятно бывать. Мне и Норе (моей жене) было приятно бывать с человеком душевно сильным и здоровым, лишенным всяких „мердихлюндей” и меланхолей, что часто встречалось в среде других людей, нас окружавших»[9].
В донесении агента «Арбузова» Я. Агранову от 18 апреля 1930 года говорится, что «сестра поэта Людмила, которую не пустили в кабинет (шло следствие), твердила: „Я не могу этому поверить. Я должна сама увидеть его. Не может быть, чтобы Володя, такой сильный, такой умный мог это сделать”»[10]. План разговора Маяковского с Полонской накануне смерти содержит пункт: «11). Я не кончу жизнь не доставлю такого удовольст<вия> худ<ожественному> театру»[11].

Кстати, Николай Асеев рассказывал: «В 1913 г. в Петербурге была проведена под видом вечеринки тайная консультация психиатров для определения его умственных способностей»[12]. Тайный консилиум не обнаружил патологии: Маяковский был признан психически здоровым человеком.

Эти свидетельства ставят объективность экспертизы Г. И. Полякова под сомнение. Было бы интересно узнать мнение независимых специалистов по поводу заключения, сделанного заочно.

Версию самоубийства, утвержденную официальным следствием, старательно проводили Лиля Брик и ее окружение...

Возникает вопрос: зачем нужно было Брик уверять общественность в самоубийстве поэта? Рискну предположить, что ее попросил об этом Яков Агранов, поскольку факты указывают, что именно эта версия устраивала руководство ОГПУ; далее рассмотрим, почему.

Почти у всех современников поэта возникало ощущение какой-то недоговоренности, тайны, окутавшей последний период его жизни и смерть. Событие обросло легендами. Шептались и намекали на убийство. При этом не очень верили в «любовную лодку, разбившуюся о быт»: как известно, она «разбивалась» у Маяковского за последние восемь — десять лет не единожды. Мариенгоф писал: «Какая же „любовная лодка” разбилась? Явно их было две. А возможно — три»[17]. «Когда так много женщин, от несчастной любви не стреляются» (из записных книжек А. Ахматовой).

Агент «Арбузов» докладывал 18 апреля 1930 года: «Разговоры в литер.-худож. кругах значительны. Романическая подкладка совершенно откидывается. Говорят здесь более серьезная и глубокая причина. В Маяковском произошел уже давно перелом и он сам не верил в то, что писал и ненавидел то, что писал»[18]. Агент «ШОРОХ» приходит к выводу, «что если поводом
к самоуб. послужили любовные неудачи, то причины лежат гораздо глубже: в области творческой: ослабление таланта, разлад между официальной ли­нией творчества и внутренними, богемными тенденциями, неудачи с последней пьесой, сознание неценности той популярности, которая была у Маяк., и т. п., основной упор на разлад между соц. заказом и внутренними побуждениями <…> Это мнение в разных оттенках и вариациях высказывали: Эм. ГЕРМАН (КРОТКИЙ), Е. СТЫРСКАЯ, В. КИРИЛЛОВ, Б. ПАСТЕРНАК, И. НОВИКОВ, БАГРИЦКИЙ, В. ШКЛОВСКИЙ, АРГО, ЛЕВОНТИН, ЗЕНКЕВИЧ и мн. друг., — причем все ссылаются на то, что об этом „говорят”. Таким образом указанное мнение можно считать господствующим»[19].

Несколько женщин упоминали о том, что предчувствовали гибель поэта: по воспоминаниям Е. Лавинской, написанным 18 лет спустя, Маяковский якобы говорил о намерении застрелиться случайно зашедшей жене Натана Альтмана и даже читал предсмертное письмо[20]. Лавинская также говорит, что художницу Рашель Смоленскую насторожили его странный вид и открыто лежащий на столе пистолет[21]. С Ириной Щеголевой Владимир Владимирович якобы собирался в ночь перед смертью ехать в Ленинград. В эту же ночь Мусе Малаховской, Валентине Ходасевич и Наталье Брюханенко, с их слов, предлагал ночевать в квартире в Гендриковом переулке[22]. В записных книжках Гинзбург находим: Муся Малаховская утверждала, что в последнюю ночь он звонил ей по телефону в Ленинград каждый час[23]. Из дневника Л. Брик: «6.9.1930. Володя спросил Зину Свешникову — бросила ли бы она мужа, если бы он стал с ней жить. <…> Звонил ей 12-го ночью в половине первого, просился притти, но ей было неудобно»[24]. Эти воспоминания создают ощущение неотвратимости трагедии...

Полностью читать на http://www.nm1925.ru/Archive/Journal6_2009_8/Content/Publication6_1604/Default.aspx



Comments

( 4 comments — Leave a comment )
kuznec_d_k
Feb. 8th, 2018 01:53 pm (UTC)
строчки "гвозди бы делать из этих людей:/ Крепче бы не было в мире гвоздей" к Маяковскому отношения не имеют, это Николай Тихонов, "баллада о гвоздях": http://rupoem.ru/tixonov/spokojno-trubku-dokuril.aspx
harmfulgrumpy
Feb. 8th, 2018 02:15 pm (UTC)
"строчки "гвозди бы делать из этих людей:/ Крепче бы не было в мире гвоздей" к Маяковскому отношения не имеют, это Николай Тихонов, "баллада о гвоздях"

Спасибо! Исправил в тексте на просто "гвоздителя" Маяковского. Вот видите, как и подавляющее большинство, не знал, что это строчки Тихонова. Продолжаем страдать от советских мифов. посмотрел по инету, везде такое же "возмущение":
" Гвозди бы делать из этих людей,
Не было б в мире прочнее гвоздей!

Почему-то был полностью уверен, что стрОки эти принадлежат В.В.Маяковскому. Интерннет подсказал мне совершенно иного автора.

И гвозди, которые были в моём представлении стойкими борцами Революции, оказались иной - по всей видимости неПролетарской закалки." https://www.liveinternet.ru/users/3834816/post176558343/

"- Всю жизнь была убеждена , что это было написано Маяковским. Хотела сейчас найти это стихотворение, и оказалось, ан нет!
Открытие!)))
Более того, таких как я, судя по поисковику оказалось тоже очень много.
А еще более-более того, вывод из двухминутного анализа - стих-то белогвардейский, похоже!
- Маяковский писал о плачущем большевике, которого надо выставить в музее. О том, откуда строка, отвечать не буду, уже ответили. Но вот по поводу белогвардейщины возражу. Понятие "Белая гвардия" скорее политическое, в противовес понятию "Красная гвардия". Не будем отвлекаться на историю возникновения этих названий. В стихотворении речь идет о Русской армии, ее героизме. Поверьте, нам есть чем гордиться! Точно не помню, но, кажется, речь идет о событиях на Дальнем Востоке...
- На самом деле вопрос спорный. Нам эти строки известны, как принадлежащие В.В.Маяковскому. Между тем такая же фраза имеется в "Балладе о гвоздях" известного русского писателя Николая Семёновича Тихонова (1896 - 1979 гг)" http://www.bolshoyvopros.ru/questions/95297-gvozdi-by-delat-iz-etih-ljudej-chja-eto-fraza.html

"Гвозди Маяковского
«Эхо Москвы», программа «Без дураков», 24.02.2013: Эдвард Радзинский:
«Вот Маяковский говорил: «Гвозди бы делать из этих людей, не было бы в мире прочнее гвоздей…» (32:16)" https://vaga-land.livejournal.com/652514.html

В общем, везде по этим стишатам поправки, т.е. такое же незнание как и в отношении приписываемых Грибоедову, но Алябьевских: "Служить бы рад, прислуживаться тошно" https://harmfulgrumpy.livejournal.com/1073942.html
kuznec_d_k
Feb. 8th, 2018 03:33 pm (UTC)
У Пелевина где-то тоже попадалось, что это Маяковского строки)))

Edited at 2018-02-08 03:35 pm (UTC)
harmfulgrumpy
Feb. 8th, 2018 03:48 pm (UTC)
О том, что Пелевин ошибся тоже в таких отзывах попадалось, но его текст можно при желании трактовать, что Пелевин якобы просто приписал своему художественному герою чужие строки, присвоив их Маяковскому:
"– Кто... Кто...

– Кто звонил? – догадалась я. – Не знаю. Какой-то мужчина.

Он застонал. Удивительно. Нормального человека после такого удара по голове волновали бы вечные вопросы. А этот думал о телефонных звонках. Как писал Маяковский, «гвозди бы делать из этих людей, всем бы в России жилось веселей» (это он потом исправил на «крепче бы не было в мире гвоздей», а в черновике было именно так, сама видела)."
"Пелевин Виктор Олегович > Священная книга оборотня"
https://www.litmir.me/br/?b=67963&p=15
( 4 comments — Leave a comment )

Profile

harmfulgrumpy
harmful_grumpy

Page Summary

Tags

Latest Month

February 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   

Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars