harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Categories:

Эффектменеджеры ЦК КПСС отказались в 1966 от автобана Москва-Владивосток, хватит и одного заводика


Ford Country Squire 1965 года и Fiat 124 Familiare 1966-1974

Что при первом "эффектменеджере" Сталине - "Административный экстаз Иосифа Виссарионовича", советские партработники и директора стремились выжать всё из бесплатного рабского труда на "великих стройках коммунизма", так и позже продолжали экономить на всем, единственная возможность была одну-единственную дорогу через всю страну построить качественно в дополнение к, итак, закупаемому импортному автозаводу, но нет, пусть и дальше советские люди ездят по ухабным дорогам.

Непостроенное - Москва – Неверск – 5 130 км
Неверск – Хабаровск – 1720 км
Хабаровск – Владивосток – 665 км, всего - 7 520 км



Генри Форд III по-своему расценил уклончивость председателя Совмина и, чтобы нейтрализовать предложения потенциальных конкурентов, выложил свой самый весомый аргумент: если СССР приобретет его завод за 5 миллиардов долларов, он готов, используя канадские технологии строительства автотрасс (климат Канады, как известно, схож с климатом Российской Федерации), бесплатно построить автостраду от Москвы до Владивостока.

За всю историю Советского Союза более выгодного предложения от иностранных предпринимателей никогда не поступало! Но... возобладали политические соображения, и Политбюро в итоге отклонило предложение Генри Форда.

"АВТОМОБИЛЬ КАК СПОСОБ СПАСЕНИЯ ОТ ИНФЛЯЦИИ

В начале 1966 года председатель СМ СССР Алексей Косыгин на заседании Политбюро в очередной раз поднял вопрос о строительстве в стране автозавода по производству автомобилей малого класса, так как количество выпускаемых "Волг", "Москвичей" и "Запорожцев" не могло удовлетворить растущий спрос населения. Подчеркнул, что золотовалютные запасы страны позволяют кардинально решить проблему. Брежнев поинтересовался, что имеет в виду докладчик.

"Я, — ответил Косыгин, — предлагаю купить иностранный автозавод с полным циклом производства.

Вместе с тем все комплектующие будут изготовляться внутри страны. Приобретя иностранный завод, мы станем обладателями новых технологий, которые внедрим на наших автозаводах. Кроме того, на новый уровень развития выйдут смежные отрасли промышленности: химическая, металлургическая, нефтяная. Стоимость, по подсчетам экспертов Госплана, около миллиарда долларов..."

"Миллиард долларов... Многовато!" — разочарованно произнес Брежнев, страстный автолюбитель, уже видевший себя за рулем иномарки.

"Прошу прощения, Леонид Ильич, — отчеканил Косыгин, — хотел бы напомнить, что в течение трех последних лет Советский Союз от экспорта нефти, золота и пушнины ежегодно имел 10 миллиардов долларов! Прибавьте к ним 9,5 миллиарда, каждый год перечисляемые в Госбанк арабскими странами за поставку нашего вооружения, и тогда приобретение автозавода будет равняться покупке детского велосипеда..." "Нет, Алексей Николаевич, придется повременить..."

Однако Косыгин выложил на стол самый весомый козырь: "Леонид Ильич! Если мы не хотим раскрутить инфляцию, то завод надо покупать как можно скорее! На руках у населения сегодня 80-90 миллиардов рублей, то есть по официальному курсу более 100 миллиардов долларов. Накопления наших граждан растут из года в год в арифметической прогрессии, причем люди не доверяют сберкассам, а держат деньги в кубышках! Чтобы в обращении находились купюры в 50 и 100 рублей, Гознак не выключает печатный станок. Когда-нибудь эта денежная масса лавиной обрушится и раздавит всех... Нас в первую очередь! Чтобы изъять из кубышек эти миллиарды, надо выбросить на внутренний рынок не ювелирные изделия и импортный ширпотреб, как сегодня, а нечто более весомое. Этим "более весомым" и будет наш новый отечественный автомобиль, созданный на основе западных технологий!". "А как вы подсчитали деньги наших граждан? Они же в кубышках!". "Все очень просто, Леонид Ильич! Объем спрятанных в кубышках накоплений никогда не являлся для экспертов Госбанка тайной. Люди всегда прятали в кубышки купюры только высшего номинала. У нас таковые пятидесяти- и сторублевки. Зная количество выпущенных "полтинников" и "стольников", банковские служащие, подсчитав в конце года возвратившиеся банкноты этого достоинства, могут с точностью до миллиарда сказать, какая сумма осталась на руках у населения". "Надо же... Я бы недодумался. Ну что ж, Алексей Николаевич, убедил! Дай указание своим подчиненным — председателю КГБ и министру Внешторга, чтобы они выяснили, в какой стране можно дешевле приобрести завод... Даем тебе полгода... Управишься?".

Первыми о принятом, без преувеличения, эпохальном решении Политбюро узнали американцы. Как? А очень просто: Совет министров, уж не говоря о Министерстве внешней торговли, были, как дырявый швейцарский сыр, насквозь проедены агентурой ЦРУ. Поэтому уже через месяц после заседания кремлевского ареопага в Москву прибыла американская делегация во главе с владельцем автоконцерна Генри Фордом III.

Попав на прием к Косыгину, Генри Форд III, не раскрывая своих источников информации, предложил завод по производству легковых автомобилей малого класса. Добавил, что его концерн разработал две малолитражные модели: "Форд-капри" и "Форд-таунус", которые своим классом соответствуют автомобилям Западной Европы и СССР.

Предсовмина как опытный дипломат и коммерсант сослался на то, что вопрос решается коллегиально на Политбюро. На самом деле Косыгин выжидал, когда поступит информация от председателя КГБ и главы Минвнешторга, которым было дано задание по своим каналам выяснить, какой из западноевропейских автомобильных концернов готов за приемлемую для СССР цену продать автозавод...

Генри Форд III по-своему расценил уклончивость председателя Совмина и, чтобы нейтрализовать предложения потенциальных конкурентов, выложил свой самый весомый аргумент: если СССР приобретет его завод за 5 миллиардов долларов, он готов, используя канадские технологии строительства автотрасс (климат Канады, как известно, схож с климатом Российской Федерации), бесплатно построить автостраду от Москвы до Владивостока.

За всю историю Советского Союза более выгодного предложения от иностранных предпринимателей никогда не поступало! Но... возобладали политические соображения, и Политбюро в итоге отклонило предложение Генри Форда.

Разгадка заключалась в том, что в 1966 году США стали утрачивать свое влияние на западноевропейские страны. Претендуя на главенствующую роль в НАТО, американская администрация во главе с президентом Линдоном Джонсоном, попросту говоря, "перегнула палку". Президент Франции де Голль первым восстал против гегемонии США, покинув военную организацию НАТО, оставив там лишь своего наблюдателя. Демарш де Голля отрезвляюще подействовал и на руководителей других стран — членов НАТО. В альянсе начались разброд и шатания. Руководство СССР воспользовалось сложившейся политической конъюнктурой и решило купить автозавод в Западной Европе. Вопрос был в том, у кого купить дешевле?

ПЕРВЫМ ДЕЛОМ — АВТОЗАВОДЫ

Маркус Вольф был не только талантливым руководителем разведки, но и прозорливым политиком. Анализируя внутриполитическую ситуацию ФРГ и акции правящего союза ХДС/ХСС, генерал пришел к выводу, что этот альянс исчерпал свой потенциал, а для населения ФРГ все более привлекательными становятся идеи социал-демократии, глашатаем которых и была СДПГ. Поэтому основным заданием Ханзена и Аниты стали поиск, изучение и вербовка тех руководителей СДПГ, которые были заинтересованы в сближении со странами "восточного блока". Кроме того, супругам вменялось в обязанность своевременно сигнализировать об угрозе обострения международной обстановки, которая могла бы привести к открытому военному конфликту. Основное не значит единственное. И вот в 1966 году Гийомам пришлось сделать "шаг в сторону": заняться экономическим вопросом, хотя для СССР это был даже не вопрос — проблема. Причем как политического, так и экономического свойства.

Словом, от своего куратора Маркуса Вольфа супруги-разведчики получили задание выяснить, у какого из западноевропейских концернов Советскому Союзу выгоднее приобрести автозавод.

* * *

Из донесения Ханзена следовало, что целесообразнее заключить сделку с концерном "ФИАТ", так как последний для производства авто приобретает комплектующие у западногерманских автогигантов "БМВ" и "Мерседес Бенц", а также у французского концерна "РЕНО". Таким образом, по заключению Гийома, СССР имеет уникальную возможность "одним выстрелом убить трех зайцев" — надолго "привязать" к себе разом экономики Италии, ФРГ и Франции. Согласно выводам разведчика укрепление экономических связей СССР с этими странами будет иметь и политические последствия: они и в дальнейшем станут проводить внешнюю политику без оглядки на Штаты. Наконец, утверждал Гийом, учитывая, что итальянская автопромышленность стагнирует, владельцев "ФИАТа" можно будет без труда склонить к заключению сделки на условиях советской стороны.

Маркус Вольф, оценив важность донесения Ханзена, немедленно вылетел в Москву, где доложил информацию председателю КГБ Юрию Андропову, а он ознакомил с ней Алексея Косыгина. Последний полностью согласился с доводами Ханзена и, высоко оценив усилия ГУР, поставил на Политбюро вопрос о поощрении немецких товарищей. Маркус Вольф был награжден орденом Красного Знамени, Гюнтеру Гийому было досрочно присвоено звание полковника ГУР.

Таким образом, отправной точкой для заключения в 1967 году договора между Советским Союзом и Италией о строительстве Волжского автозавода (ВАЗ) стала аналитическая справка-донесение Гюнтера Гийома. Сделка обошлась СССР в беспрецедентно малую в мировой практике сумму — всего 550 миллионов долларов!..."

Источник: Служба Внешней Разведки Российской Федерации
http://svr.gov.ru/smi/2009/vpk20091028-2.htm

Tags: автомото, безмозговие, советская власть
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments