harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Categories:

Ленин и коммунистическая пропаганда в русской и немецкой армиях 1917-18.

"Ленин прибыл в Россию благополучно. Он работает в точности так, как мы хотим."
"Germany and the Revolution in Russia, 1915-1918: documents from the Archieves of the German Foreign Ministry"

Из мемуаров генерала Макса Гофмана, о пропаганде:
http://www.grwar.ru/library/Gofman-LostWar/LW_018.html
В царской армии:
«На родине у нас был человек, поддерживавший сношения с жившими в Швейцарии эмигрантами; он пришел к мысли привлечь некоторых из них к этому делу, чтобы еще скорее отравить и подорвать моральное состояние русских войск.
Он обратился к депутату Эрцбергеру, а Эрцбергер - в Министерство иностранных дел. Таким образом, дело дошло до ставшей впоследствии известной перевозки Ленина в Петербург через Германию...

надо иметь в виду, что в то время, кроме Ленина, в Россию проникло много большевиков, живших до того времени в качестве политических эмигрантов в Лондоне и Швеции.
Как я уже сказал, лично я ничего не знал о перевозке Ленина. Но если бы меня об этом спросили, то я вряд ли стал бы делать какие-либо возражения против этого, потому что в то время ни один человек не мог предвидеть, какие несчастные последствия должно было иметь выступление этих людей для России и всей Европы...
Новые сомнения возникли у меня из разговоров с офицерами, особенно с адмиралом Альтфатером. С ним я много говорил о прекрасном царском войске и о том, как это могло случиться, что революция его окончательно уничтожила.
     Альтфатер ответил: "Влияние большевистской пропаганды на массы огромно. Ведь я вам уже много раз рассказывал и сокрушался о том, что при защите Эзеля войска прямо растаяли у меня меж пальцев. Так было во всем войске, и я говорю вам заранее, что и в вашей армии случится то же самое". Тогда я прямо поднял на смех злосчастного, впоследствии убитого адмирала."
…Между тем в России события развивались. Офицеры были лишены своих привилегий и смещены. Были созданы солдатские советы. Таким уничтожением дисциплины армия была сведена на-нет, войсковые части превращены в вооруженные скопища, не представлявшие никакой ценности в военном отношении. Наряду с распадом армии шло разложение и внутри страны. ..
В то время у Ленина и Троцкого еще не было Красной армии. Они были заняты разоружением остатков старой армии и отправкой ее по домам. Их власть опиралась всего лишь на несколько латышских батальонов и вооруженных китайских кули, которых они употребляли, да и теперь еще употребляют главным образом в качестве палачей.

Аналогичные сообщения от большевиков о состоянии остатков армии:
«Действительно, по ту сторону от германских окопов находилось всего лишь сборище плохо вооруженных людей. Прибывший в Петроград в конце декабря начальник штаба XIV армейского корпуса полковник Алексей Петрович Беловский свидетельствовал, что «никакой армии нет; товарищи спят, едят, играют в карты, ничьих приказов и распоряжений не исполняют; средства связи брошены, телеграфные и телефонные линии свалились, и даже полки не соединены со штабом дивизии; орудия брошены на позициях, заплыли грязью, занесены снегом, тут же валяются снаряды со снятыми колпачками (перелиты в ложки, подстаканники и т. п.)…
Но Советское правительство с маниакальным упорством продолжало добивать даже это вконец разложившееся воинство, по недоразумению все еще считавшееся армией. 30 ноября по частям было разослано «Временное положение о демократизации армии», упразднявшее офицерские чины, знаки отличия и ордена. А 16 декабря декрет «Об уравнении всех военнослужащих в правах» провозгласил окончательное упразднение самого офицерского корпуса. Эти документы вызвали новый всплеск ненависти к офицерам. «Не проходило и дня без неизбежных эксцессов, — с болью писал генерал Будберг. — Заслуженные кровью погоны, с которыми не хотели расстаться иные боевые офицеры, не раз являлись поводом для солдатских самосудов». Последние, и без того уже призрачные дисциплинарные узы с солдатской массы были сняты. Дезертиры толпами повалили в тыл. Из штаба Ставки в Совнарком сообщали (18 января 1918 года), что «дезертирство прогрессивно растет… целые полки и артиллерия уходят в тыл, обнажая фронт на значительных протяжениях, немцы толпами ходят по покинутой позиции…».
В своей заботе о сохранении территориальной целостности России большевикам пришлось полагаться не на русскую армию, а на европейскую социал-демократию, которая, казалось, вот-вот должна была, по примеру России, свернуть шею своим правительствам и заключить с Советами демократический мир без аннексий и контрибуций. Вся нехитрая тактика Ленина сводилась к затягиванию переговоров, а для этого, по его словам, был нужен «затягиватель». На эту роль был выбран нарком по иностранным делам Лев Троцкий — один из немногих советских вождей, не имевший отношения ни к проезду революционеров через Германию, ни к немецким деньгам.
первый комендант (Зимнего Дворца)  Григорий Исаакович Чудновский открыто обвинял вождя большевистской партии в подрыве боеспособности русской армии: «То, что сделано сейчас тов. Лениным, уничтожает возможность для наших солдат идти в бой, в том случае, если германское правительство не пойдет на мирные переговоры и нам придется продолжать войну, неся германскому пролетариату освобождение на концах своих штыков». https://sergeytsvetkov.livejournal.com/685206.html

М. Хоффман. В германской армии:
Войска, находившиеся в распоряжении Верховного командования весной 1918 года, были, бесспорно, хороши. Доказано, что коммунисты и социалисты всеми средствами старались подорвать моральное состояние войск. Однако по свидетельству сотен офицеров, которых я по этому поводу опрашивал, весной 1918 года в войсках еще не чувствовалось серьезного влияния этой агитации.
       Хуже обстояло дело в тылу. Распространявшийся тут яд, правда, медленно, но все же проникал в войска, и только под впечатлением длительных тяжелых боев летом 1918 года наступило разложение
, которое привело к крушению самой доблестной армии в мире…

* * * * *

После первой неудачной попытки большевикам удалось в ноябре захватить власть.
Одним из первых мероприятий нового правительства было радио, посланное 26 ноября народным комиссаром Крыленко, произведенным из унтер-офицеров в главнокомандующие, в котором он запрашивал, согласно ли германское верховное командование заключить перемирие.
Генерал Людендорф вызвал меня к телефону и спросил: "Что же, можно с этими людьми вести переговоры?".
Я ответил: "Да, с ними можно вести переговоры. Вам нужны войска, и отсюда вы их получите скорее всего".
Я часто раздумывал о том, не лучше ли было бы, если бы имперское правительство и верховное военное командование уклонились от всяких переговоров с большевистскими властями. Тем самым, что мы дали им возможность заключить мир и таким образом исполнить страстное желание народных масс, мы им помогли прочно захватить власть и удержать ее.
Если бы Германия отклонила переговоры с большевиками и заявила бы, что согласна вести переговоры только [160]
с правительством, избранным свободным голосованием, то большевики не могли бы удержаться у власти.
Тем не менее я полагаю, что ни один благоразумный человек не станет упрекать нас в том, что мы приняли предложение Крыленко о перемирии. ..
Русская комиссия состояла из Иоффе, которого, увы, к сожалению, у нас слишком хорошо потом узнали, Каменева (зятя Троцкого), госпожи Биценко, уже получившей некоторую известность убийством какого-то министра, за- [161]  тем одного унтер-офицера, одного матроса, одного рабочего и одного крестьянина. Это все были члены, имевшие право голоса.
Эта комиссия была еще пополнена некоторым количеством офицеров генерального штаба, в том числе адмиралом Альтфатером. Они не имели права голоса и были только экспертами. Секретарем комиссии был Карахан…Иоффе, Каменев, Сокольников, особенно первый, производили впечатление чрезвычайно интеллигентных людей. С большим воодушевлением говорили они о лежащей перед ними задаче возвести русский пролетариат на вершину благополучия и счастья. Все трое ни минуты не сомневались, что так оно и будет, если народ сам будет управлять страной, руководствуясь учением Маркса. Самое меньшее, о чем мечтал Иоффе, это - чтобы всем людям жилось хорошо, а некоторым, в числе которых он, по-моему, считал и себя, даже несколько лучше. Кроме того, все трое совершенно не скрывали, что русская революция есть лишь первый шаг к счастью народов. Само собой разумеется, говорили они, невозможно, чтобы государство, управляемое на началах коммунизма, продержалось долго, если окружающие государства будут управляться на основах капиталистических. Поэтому цель, к которой они стремятся, есть мировая революция. http://www.grwar.ru/library/Gofman-LostWar/LW_018.html

* * * * *
Ленин отлично продемонстрировал свою русофобскую «заботу о территориях бывшей империи, плевать ему на них, лишь бы у власти удержаться:

Ленин предлагал американской делегации, состоявшей из одного дипломата с двухлетним стажем, одного журналиста и одного военного разведчика, следующее. Советская Россия готова отказаться*от контроля над 16 принадлежавшими царской империи территориями, в число которых войдут не только Польша, Румыния и Финляндия, но и все три балтийские республики вместе с половиной Украины и западной Белоруссией, весь Кавказ и Крым, весь Урал и Сибирь с Мурманском впридачу. „Ленин предлагал ограничить коммунистическое правление Москвой и небольшой прилегавшей к ней территорией, плюс город, известный теперь как Ленинград". Буллит был в восторге от Ленина: „подумать только, если бы я имел такого отца, как он!", тогда Ленин тоже тепло отнесся к американцу, называл его своим другом.
(По вопросу о визите У. Буллита в Россию и содержании его переговоров с Лениным см.: Freud S., Bullit W.C. Thomas Woodrow Wilson. A Psychological Study. Boston, 1967; Farnsworth B. William. C. Bullit and the Soviet Union. Indiana University Press. 1967; Brownell W., Billings R.N. So Close to the Greatness. A Biography of William C. Bullit. N.Y., 1987; Orv/7/ H. Bullit. Personal and Secret Correspondence between F.D. Roosevelt and W.C. Bullit. Boston, 1972) https://v-tretyakov.livejournal.com/838220.html?thread=153924172#t153924172
Советским отрицателям не вопить о «фальшивке» этих данных, поскольку имеются сообщения из многих источников, в том числе смотрим заявление от упертых сталинистов: «Миф № 111. Сталин предал Ленина и его дело. Геополитический аспект.
Это не миф. Это правда. Сущая правда. Только вот не Сталин предавал, а Ленин. И предал "гениальный вождь" саму Россию! Потому Сталин и отринул ленинский курс, хотя и не хулил своего предшественника. Суть же дела в следующем.
До сих пор широкой общественности практически ничего не известно о так называемом визите в Россию в феврале 1919 г. личного представителя президента США В. Вильсона — Уильяма Буллита, который в то время занимал пост начальника отдела секретной информации при американской делегации на Парижской мирной конференции, которой завершилась Первая мировая война. Между тем обстоятельства, приведшие к этому визиту, содержание состоявшихся тогда переговоров и особенно договоренностей У. Буллита с В.И. Лениным представляют чрезвычайный интерес…» http://www.e-reading.mobi/chapter.php/92120/11/Martirosyan_3_Stalin__biografiya_vozhdya.html

* * * * *
Имея в тылу мирно настроенную Россию, из которой изголодавшиеся центральные державы могли бы извлекать продовольствие и сырье, можно было прийти к заключению не начинать на западе наступления, но выжидать, чтобы инициатива наступления исходила от Антанты.
      Но этой предпосылки как раз и не было. Слухи, шедшие из России, с каждым днем становились все печальнее; там происходили всякие ужасы, убийства многих тысяч образованных и имущих людей, разбой и кражи, - междоусобица, исключавшая всякую возможность возобновления правильных торговых сношений.

      Таким образом, для того, чтобы вступить на вышеуказанный "выжидательный" путь на Западном фронте, следовало сначала создать на востоке условия, открывающие возможность снабжения центральных держав продовольствием и сырьем.

К командованию Восточным фронтом ежедневно обращались с мольбами о помощи из всех кругов русского населения. Наши делегации, посланные нами в Россию, в большинстве случаев заявляли, что мы ни в коем случае не должны сложа руки смотреть на неистовства большевиков, - но, несмотря на это, следовало признаться, что трудно было решиться нарушить уже заключенный мир и снова с оружием в руках выступить против России. Я откровенно признаюсь, что в первое время и я никак не мог примириться с таким решением.


Что происходит в России, мы не знали, относительно целей чехословацкого движения у нас царило полное неведение. Как и всегда на войне, носились преувеличенные слухи об их численности и их намерениях.
   Рассказывали, что Англия снабжает их деньгами и что они, опираясь на Англию, собираются с востока напасть на Москву и захватить правительственную власть. В таком случае снова сомкнулось бы кольцо вокруг Германии.
  Поэтому с весны 1918 года я стал на ту точку зрения, что правильнее было бы выяснить положение дел на востоке, то есть отказаться от мира, пойти походом на Москву, создать какое-нибудь новое правительство, предложить ему лучшие условия мира, нежели в Брест-Литовске, - например, вернуть ему в первую голову Польшу - и заключить с этим новым русским правительством союз. Подкреплений для этого похода Восточному фронту не понадобилось бы.



Майор Шуберт, наш новый военный атташе в Москве, первым высказавшийся за решительное выступление против большевиков, полагал, что двух батальонов было бы вполне достаточно для водворения порядка в Москве и установления нового правительства.
      Хотя я и считал его точку зрения слишком оптимистической, но все-таки я думал, что нам вполне бы хватило для проведения этого начинания тех немногих дивизий, которыми мы еще располагали.
      В то время у Ленина и Троцкого еще не было Красной армии.
Они были заняты разоружением остатков старой армии и отправкой ее по домам. Их власть опиралась всего лишь на несколько латышских батальонов и вооруженных китайских кули, которых они употребляли, да и теперь еще употребляют главным образом в качестве палачей.
https://oper-1974.livejournal.com/765130.html


Плакат времен гражданской войны «Так большевистские карательные отряды из латышей и китайцев насильственно отбирают хлеб, разоряют деревни и расстреливают крестьян.»

«На Лубянку из всех мест заключения было привезено много народа. Там им было объявлено, что все они сегодня будут расстреляны…И у этого человека, который сам должен был умереть через несколько часов, для каждого нашлось слово утешения. [...] Расстреляли всех в Петровском парке. Казнь была совершена публично. Чекисты выкрикивали имена казнимых. Указывая на Щегловитова, они кричали: "Вот бывший Царский министр, который всю жизнь проливал кровь рабочих и крестьян..." За несколько минут до расстрела Белецкий бросился бежать, но приклады китайцев вогнали его в смертный круг. После расстрела все казненные были ограблены"
Видимо, для современников участие китайцев в таких  акциях было обычным делом.


Китайский батальон перед отправкой на фронт.

Первыми, кто заметил бесхозных китайцев, были большевики, позвавшие "братьев по классу" на службу в ЧОН - части особого назначения, карательные отряды Красной армии, которым поручалась самая "грязная работа". Чем хороши были китайцы? Основная масса китайцев не знала русского языка и не представляла страны, в которую они попали, ее религии, нравов и образа жизни. Поэтому они держались своих соплеменников, образовывая сплоченные закрытые группы с твердой дисциплиной. В отличие от русских, татар или украинцев, китайцы не уходили при случае домой, их дом был слишком далеко. Они не становились перебежчиками, потому что белые, осведомленные обо всех ужасах, которые творили "чоновцы", расстреливали китайцев без суда и следствия.

Впрочем, пытки и казни мирного населения нравились далеко не всем китайцам, многие из мигрантов люди шли в солдаты просто для того, чтобы не погибнуть от голода и холода. В одном из донесений китайских дипломатов читаем: «Секретарь Ли пригласил завербованных в армию рабочих в посольство и откровенно поговорил с ними. Они разрыдались и сказали: "Разве можно забыть свою родину? Но в России очень трудно найти работу, а у нас нет денег на обратный путь. Мы не можем свести концы с концами, потому и записались в солдаты».
Страница петроградской ежедневной газеты «Вооруженный народ» с информацией про китайский интербатальон, 1919 г.

Итак, первым отрядом, где наняли китайских мигрантов на военную службу стал интернациональный отряд при 1-м корпусе – это личная ленинская гвардия. Потом этот отряд с переездом правительства в Москву переименовали в «Первый интернациональный легион Красной армии», который стал использоваться для охраны первых лиц. Так, например самый первый круг охраны Ленина состоял из 70 китайских телохранителей. Также китайцы охраняли и товарища Троцкого, и Бухарина, и всех остальных видных партийцев.

  * * * * *
Генерал М. Хоффман: Таким образом, по-моему, было бы легко смести большевистское правительство, если бы мы, например, продвинулись на линию Смоленск - Петербург и, заняв ее, образовали бы новое русское правительство.
Таким образом, Россия была бы избавлена по крайней мере от страданий. Какое впечатление произвели бы эти события в Германии и на Западе, это нетрудно себе представить. Несомненно, что значение этого начинания было бы огромно, если бы только мы решились на это раньше, чем Людендорф начал свое первое наступление в марте 1918 года.
        Войска, находившиеся в распоряжении Верховного командования весной 1918 года, были, бесспорно, хороши. Доказано, что коммунисты и социалисты всеми средствами старались подорвать моральное состояние войск.
Однако по свидетельству сотен офицеров, которых я по этому поводу опрашивал, весной 1918 года в войсках еще не чувствовалось серьезного влияния этой агитации.
       Хуже обстояло дело в тылу. Распространявшийся тут яд, правда, медленно, но все же проникал в войска, и только под впечатлением длительных тяжелых боев летом 1918 года наступило разложение
, которое привело к крушению самой доблестной армии в мире..." http://www.grwar.ru/library/Gofman-LostWar/LW_018.html

  * * * * *
О методах более поздней пропаганды коммунистов и белых можно ознакомиться в дискуссии историков:
"Российский историк Сергей Леонов: Пропаганда сыграла ключевую роль для победы большевиков. И фактор, который, на мой взгляд, обеспечил громадное значение пропаганды для большевиков, это наличие у них с 1918 года мощного государственного аппарата, который позволил им развернуть массированную, можно сказать, невиданную дотоле в мире пропаганду, охватывающую огромные слои населения. Причем первоначально главной формой пропаганды, как позднее признал Ленин, явились сами большевистские декреты. Тот же декрет о мире, принятый II съездом Советов, был адресован не столько правительству, сколько непосредственно народным массам, минуя это правительство. То есть он был предназначен прежде всего для развертывания революционной агитации, он был нацелен на подталкивание мировой революции, носил прежде всего пропагандистский характер. Говоря о большевистской пропаганде, нужно сделать две оговорки, она помогла им придти к власти и помогла устоять им в самый первый трудный период в первой половине 1918 года, когда у большевиков еще не было надежного государственного аппарата. Во-вторых, пропаганда большевиков всегда подкреплялась насилием..."
https://www.svoboda.org/a/24204589.html

Tags: германия, коммунисты, первая мировая
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments