harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Categories:

Великий и могучий СССР жалкий Сомали вытурил за неделю, ещё и ограбил вдобавок. 1977

Из неоспоримых достижений СССРа: "Гагарин.Спутник.Стройка АЭС. Идеологический контроль если не над половиной, то над третью земного шара..."


"Трактовка" марксизма в Сомали  в период Сиада Барре

Оригинал взят у oper_1974 в Наши люди в Сомали. 1972-1977 г.

<...>  Выступая на XXV съезде КПСС, сомалийский лидер Сиад Барре рассказывал, как он строит социализм, и наше руководство охотно ему верило, потому что хотело верить. Мы, те, кто работали в Сомали, убеждались, что наше руководство слабо знает обстановку в этой стране. Был торжественный визит Н.В.Подгорного, который в Москве считали очень удачным. А в Могадишо визитом остались недовольны, потому что считали, что советский руководитель должен был привезти им большие денежные подарки или кредиты. Им нужно было с нас получить как можно больше. … в стране царили феодальные порядки, фанатизм и культ личности президента.
Я пытался информировать Москву об истинном положении вещей, но мои письма туда не доходили, иногда уничтожались на моих глазах, поскольку шли вразрез с оптимистическими реляциями руководства советской колонии. Явление в общем-то распространенное…
Первый признак надвигающейся грозы был связан с визитом Фиделя Кастро в Сомали. По всему Могадишо расклеили портреты гостя. В Сомали, кстати, работали и кубинские военные советники, и у них была та же проблема, что и у нас, хорошие отношения с Эфиопией.
Когда Кастро выступал, ему аплодировали. Но в тот момент, когда в своей речи он посоветовал сомалийцам перенять опыт Эфиопии в создании коммун, началось что-то невообразимое: поднялся ор и свист, в кубинского лидера полетели камни, люди бросились срывать его портреты со стен. Сиад Барре отдал приказ всем кубинцам покинуть страну в течение 48 часов. Кубинцы явно не успевали, и мы приютили их у себя, благо наша колония военных специалистов с семьями находилась не в самом Могадишо, а несколько на отшибе.
Но дошла очередь и до нас. И вот что меня поразило - как мгновенно друг может стать врагом.
Мы действительно дружили с нашими сомалийскими коллегами. Они, бывало, говорили: "У нас с вами много общего в самом главном. У нас революция произошла в октябре, и у вас революция октябрьская. Ваша страна называется СССР, и наша по-русски называется СССР - Союз Сомалийских Социалистических Республик". Я поинтересовался, а какие республики входят в состав Сомалийского Союза? Выяснилось, что президент Сиад Барре считал неотъемлемой частью Сомали такие государства, как Кения, Эфиопия, Джибути...
Еще утром - 13 ноября мы с сомалийскими коллегами здоровались, улыбались друг другу. Днем президент объявил о денонсации договоров с Советским Союзом и фактически предложил нам убираться вон. Вечером мы уже были окружены врагами.
Для Москвы, убаюканной сказками о нерушимой дружбе, это был неприятный сюрприз. А для нас - сущий кошмар. В домах, где жили советские семьи, отключили электричество и воду. Поселок оцепили коммандос. Чтобы защищать нас от разъяренных толп. Они скапливались вокруг, выкрикивали угрозы и оскорбления, швыряли камнями. Начались трудности с питанием - в магазинах советским ничего не продавали. Удалось подстрелить несколько диких свиней, мясо которых в Сомали считается несъедобным.
В отличие от кубинцев нам милостиво дали целую неделю на то, чтобы покинуть страну. Советская колония оказалась на положении заложников. Кроме того, там была масса советского имущества. Как все это вывезти за неделю? Сомалийцы решили проблему просто, взяли и все конфисковали. Но как за неделю вывезти тысячи советских специалистов с семьями? Я обратился к командующему сомалийским флотом с просьбой разрешить заход в порт наших десантных кораблей из Аденского залива для эвакуации нашего имущества. Но Сиад Барре запретил: "эвакуировать из Сомали нечего".
Наша группа начала переправляться в аэропорт, который оказался ловушкой. Там над нами просто измывались. За нами присылали спецрейсы - пассажирские "ИЛы", которые вели опытные военные пилоты в штатском. Когда ночью самолеты шли на посадку, на взлетных полосах полностью вырубали электричество. Только чудо и сноровка наших летчиков спасали от катастроф.
_________________________________________________________

201
М.С. Барре и Н.В. Подгорный, Москва 1975

Оригинал взят у neonivanov в Исход из Сомали. 1977 г.

На карте Гугл можно увидеть все то, что СССР им построил в Бербере.

Во времена СССР многие феодальные африканские князьки пытались выудить экономическую помощь и вооружения объявив "курс на социализм". Таким князьком в Сомали являлся Сиад Барре.
В 1970году он и объявил "социализм", кстати, замешанный и на законах шариата.
И двинулась помощь:
Построили 4 современных аэродрома, две ВМБ (одну для нашего базирования - Бербера, вторую поменьше - для флота Сомали, которому СССР сей флот и подарил - десяток ракетных, патрульных и торпедных катеров, СДК и обученные экипажи), почти сотня самолетов (истребители и бомбардировщики), ну и , безусловно, танки , БТР и ЗРК.
Предложили наши лидеры этому князьку объединяться и с эфиопами. Но он решил по шумок у сосеей целую провинцию оттяпать. А Эфиопия к тому времени тоже социалистической стала. Страна со своими сепаратистами-Эритрейцами. Вобщем-то и покрупнее Сомали, да и население христианское, без законов Шариата. Тоже князек Хайле Мариам, но он и с Фиделем Кастро быстро подружился.
Вобщем-то стратегически картина складывалась удачная - Красное море с двух сторон зажимали от НАТО крепко. Невзирая на  потерю Египта в 1974,артерии транспортные Красного моря зажимались Йеменом, Эфиопией, да и Персидский залив тоже мог конролироваться. Флот имел кучу стоянок и ПМТО. Тут как раз президет Египта Саддат и надоумил "шариатского строителя социализма" пошантажировать СССР, да и обратиться к Американцам заодно. И без саудитов тут тоже не обошлось.
Далее события развивались неконтролируемо:
""После того, как во время начавшейся агрессии сомалийской армии против Эфиопии Куба и СССР выступили на стороне последней, отношения, длившиеся много лет между нашими странами, были разорваны. 13 ноября 1977 года президент Сомали Сиад Баре обьявил о прекращении действия советско-сомалийского договора от 11 июля 1974 года.
Страну до 20 ноября должны были покинуть две тысячи советских специалистов и членов их семей.
15 ноября 1977 года ТАСС опубликовал заявление «К вопросу о советско-сомалийских отношениях»: «Правительство Сомалийской Демократической Республики заявило о том, что оно не считает необходимым дальнейшее пребывание в СДР советских специалистов, а также прекращает действие советско-сомалийского Договора о дружбе и сотрудничестве от 11 июля 1974года. Свою акцию сомалийское правительство предприняло в одностороннем порядке и в условиях фактической войны, развязанной им против соседней Эфиопии. По существу за этой акцией стоит недовольство тем, что Советский Союз не поддержал территориальные притязания Сомали к соседнему государству и отказался содействовать разжиганию братоубийственной войны на Африканском Роге.""

В общем, как раз те 2 тысячи наших граждан и оказались заложниками ситуации:
Из воспоминаний Игоря Георгиевича Пенкова, в то время  политического советника начальника политотдела ВМС Сомали:

"Первый признак надвигающейся грозы был связан с визитом Фиделя Кастро в Сомали. По всему Могадишо расклеили портреты гостя. В Сомали, кстати, работали и кубинские военные советники, и у них была та же проблема, что и у нас, хорошие отношения с Эфиопией. Когда Кастро выступал, ему аплодировали. Но в тот момент, когда в своей речи он посоветовал сомалийцам перенять опыт Эфиопии в создании коммун, началось что-то невообразимое: поднялся ор и свист, в кубинского лидера полетели камни, люди бросились срывать его портреты со стен. Сиад Барре отдал приказ всем кубинцам покинуть страну в течение 48 часов. Кубинцы явно не успевали, и мы приютили их у себя, благо наша колония военных специалистов с семьями находилась не в самом Могадишо, а несколько на отшибе.

Но дошла очередь и до нас. И вот что меня поразило — как мгновенно друг может стать врагом. Мы действительно дружили с нашими сомалийскими коллегами. Они, бывало, говорили: «У нас с вами много общего в самом главном. У нас революция произошла в октябре, и у вас революция октябрьская. Ваша страна называется СССР, и наша по-русски называется СССР — Союз Сомалийских Социалистических Республик». Я поинтересовался, а какие республики входят в состав Сомалийского Союза? Выяснилось, что президент Сиад Барре считал неотъемлемой частью Сомали такие государства, как Кения, Эфиопия, Джибути...

Еще утром 13 ноября мы с сомалийскими коллегами здоровались, улыбались друг другу. Днем президент объявил о денонсации договоров с Советским Союзом и фактически предложил нам убираться вон. Вечером мы уже были окружены врагами. Для Москвы, убаюканной сказками о нерушимой дружбе, это был неприятный сюрприз. А для нас — сущий кошмар. В домах, где жили советские семьи, отключили электричество и воду. Поселок оцепили коммандос, чтобы защищать нас от разъяренных толп. Они скапливались вокруг, выкрикивали угрозы и оскорбления, швыряли камнями. Начались трудности с питанием — в магазинах советским ничего не продавали. Удалось подстрелить несколько диких свиней, мясо которых в Сомали считается несъедобным.

В отличие от кубинцев нам милостиво дали целую неделю на то, чтобы покинуть страну. Советская колония оказалась на положении заложников. Кроме того, там была масса советского имущества. Как все это вывезти за неделю? Сомалийцы решили проблему просто, взяли и всё конфисковали. Но как за неделю вывезти тысячи советских специалистов с семьями? Я обратился к командующему сомалийским флотом с просьбой разрешить заход в порт наших десантных кораблей из Аденского залива для эвакуации нашего имущества. Но Сиад Барре запретил: «эвакуировать из Сомали нечего».

Наша группа начала переправляться в аэропорт, который оказался ловушкой. Там над нами просто измывались. За нами присылали спецрейсы — пассажирские «ИЛы», которые вели опытные военные пилоты в штатском. Когда ночью самолеты шли на посадку, на взлетных полосах полностью вырубали электричество. Только чудо и сноровка наших летчиков спасали от катастроф.

Очередь на таможенный досмотр стала бесконечно долгой. Женщины с детьми спали на полу, начали болеть. А таможенники неторопливо, круглые сутки, сменяя друг друга, потрошили чемоданы и сумки. Не знаю — правда или нет, но говорили, что особенным издевательствам подвергся кубинский посол. Его раздели чуть ли не догола. Впрочем, и нашим досталось — не дай Бог. Отбирали практически все, включая поношенные детские вещички. Вытряхивает таможенник чемодан и попросту грабит. Смеется и откладывает приглянувшиеся ему вещи, говорит: «Это — моё». А сверху на антресолях дежурили с кинокамерами корреспонденты Би-би-си и Синьхуа. Посол строго- настрого наказал: не давать им «компромата».

И все-таки дождались те корреспонденты сенсации. Дошла очередь до одного нашего специалиста. Когда таможенник затеял издевательство над его семьей, расшвырял по полу детские вещи, он, здоровенный мужик, врезал ему как следует. И тут мы все, безоружные, вооружились полными бутылками «пепси-колы» и встали стеной, готовые драться. Те сообразили, что любая заваруха со стрельбой по безоружным кончится плохо для них. Струсили. Тут как раз и наш морской десант подоспел. Дело сразу пошло быстрее. Я улетал последним на АН-12, Меня таможня вообще не досматривала. Ну а когда прибыли на Родину, с нас взяли подписку о неразглашении...»


Из воспоминаний  адмирала Михаила Николаевича Хронопуло, в то время капитана 1 ранга, начальника штаба 8 ОПЗСК: «В то время я находился на большом десантном корабле «50 лет шефства ВЛКСМ».
Базировались мы тогда на севере Сомали в порту Бербера в Аденском заливе. 13 ноября 1977 года президент Сомали Сиад Барре объявил, что до 20 ноября все советские граждане должны покинуть страну. Кроме того, сомалийское руководство заявило, что все советское имущество, находящееся на территории республики, конфискуется. Я немедленно информировал центр о необходимости срочно организовать эвакуацию. Центр устроил мне нагоняй за паникерство и предложил составить план постепенной эвакуации до нового года. Я такой план составил и передал в центр. 14 ноября пришло указание переделать план. В этой волоките прошел еще один день. Только 16 ноября поступило распоряжение срочно идти в Могадишо.

...Поскольку сомалийские власти вели себя по отношению к нам, мягко выражаясь, непорядочно, я не счел нужным запрашивать разрешение на вход в гавань Могадишо. Там еще стоял наш транспортный корабль, которому не разрешали подойти к причалу для погрузки советского имущества. Мол, грузить нечего, всё теперь стало собственностью Сомали. Естественно, эту противозаконную акцию мы не признали. Высадили морских пехотинцев на берег. Как только на берегу появились наши десантники, ситуация мгновенно изменилась. Издевательства над нашими людьми прекратились, и никто не осмелился препятствовать погрузке советского имущества на транспортный корабль»....<...>

ВЫВОД можно сделать следующий: 1. Руководство СССР хотело знать только то, что ему нравилось. Объективность в расчет в Кремле не принималась.
Негативную роль в определении советской политики с сомалийским лидером сыграл назначенный в сентябре 1974г. послом в Сомали Г.Е.Самсонов. Он сменил А.С.Пасютина, который придерживался разумной сдержанности в оценке Сиада Барре, что, видимо, не ускользнуло от внимания последнего и побудило его во время визита в Могадишо в июле 1974г. Н.В.Подгорного попросить высокого гостя назначить послом другого, приглянувшегося ему советника-посланника нашего посольства. Что и было сделано и лишь усугубило наше некритическое отношение к политике Сиада Барре. Тем более что Сиад Барре при встречах с нашими делегациями и в посланиях советскому руководству неизменно выступал с убаюкивающими заявлениями в миролюбии Сомали. В Москве ему верили. При активном содействии тогдашнего посла в Могадишо Г.Е.Самсонова между Сиадом Барре и Л.И.Брежневым осуществлялась оживленная личная переписка, причем посол явно поправлял «реноме» сомалийского лидера собственными выкладками, ссылками на то, что «товарищ Сиад заверил», «товарищ Сиад просил передать лично товарищу Брежневу» и т.д


Опять из воспоминаний Игоря Георгиевича Пенкова :

Выступая на XXV съезде КПСС, сомалийский лидер Сиад Барре рассказывал, как он строит социализм, и наше руководство охотно ему верило, потому что хотело верить. Мы, те, кто работали в Сомали, убеждались, что наше руководство слабо знает обстановку в этой стране.

Был торжественный визит Н.В.Подгорного, который в Москве считали очень удачным. А в Могадишо визитом остались недовольны, потому что считали, что советский руководитель должен был привезти им большие денежные подарки или кредиты. Им нужно было с нас получить как можно больше, в стране царили феодальные порядки, фанатизм и культ личности президента.

Я пытался информировать Москву об истинном положении вещей, но мои письма туда не доходили, иногда уничтожались на моих глазах, поскольку шли вразрез с оптимистическими реляциями руководства советской колонии. Явление в общем-то распространенное… В итоге руководство перестало делиться со мной объективной информацией. Я и вся наша колония военных советников вынуждены были следить за ходом сомалийско-эфиопской войны по «голосам».


2.История с высадкой десанта, овеянная за 35 лет кучей легенд, на самом деле в основном показательна тем, что моряки и командиры умело действовали самостоятельно по защите своих родных граждан, не дожидаясь указаний центра, которые как всегда, были бы запоздалыми. И показательна тем страхом, который распоясавшиеся вояки-сомалийцы испытали перед советской силой оружия.
Конечно, раньше силу демонстрировать надо было. Может и не было бы исхода....

Кстати: никакой стрельбы, кроме очередей из пулемета в воздух для острастки, со стороны десанта не было.
Имущество вывезли почти все, что можно было забрать, плавсредства тоже.


ССЫЛКИ: http://alerozin.narod.ru/Somalia.htm автор Розин Александр.
http://www.airwar.ru/history/locwar/africa/ogaden/ogaden.html

__________________________________________________________________________
Александр Розин - Советское присутствие в Сомали, сотрудничество и разрыв.

После того как сорвались попытки купить оружие у западных стран, в ноябре 1963г., сомалийское руководство объявило, что это примет советское предложение. И уже  4 декабря 1963г. было принято распоряжение Совета Министров СССР об обеспечении поставок в Сомали стрелкового вооружения. Позже кредит был увеличен до 55 миллионов долларов. Советский Союз, стремясь противостоять влиянию Соединенных Штатов в Африканском Роге, сделал этот кредит беспроцентным и установил срок погашения в двадцать лет. Были поставлены танки  T-34, БТР, самолеты МиГ-15 и МиГ-17, артиллерия и боеприпасы. С 1963г. сомалийцы располагали как минимум 12 МиГ-17 (некоторые источники говорят о 54 поставленных к 1967 году). Приблизительно 300 советских военных советников прибыли в Сомали, чтобы обучать армию, а приблизительно 500 сомалийцев (пилоты, офицеры, техники) обучались в СССР.

Боевые катера переданные Советским Союзом ВМС Сомали в 1965-1969гг.
6 сторожевых катеров пр.368П (2 единицы в 1965, 3 единицы в 1966): тип 9.
6 малых торпедных катера пр.123бис.
4 большие торпедные катера пр183 в 1968: тип 7.
4 десантных катера пр.1785 в 1968-1969.
               Торговый флот Сомали к 1966г. насчитывал 3 судна общей вместительностью 10.857брт.
               В мае 1965г. в порт Могадишо советский п/х «Иван Сеченов» доставил оборудование для молокозавода строящегося с помощью СССР. Советские специалисты передали правительству Сомали проектное задание на порт Бербера который страна будет строить при помощи нашего долгосрочного кредита. Кроме «Сеченова» в Сомали за последнее время побывали «Магнитогорск», «Андижан», «Восток», «Наманган» и другие.
До строительства Советским Союзом порта, Бербера имела  один пирс с одним пятитонным краном. О строительстве нового порта в Бербере СССР и Сомали договорились в 1962г., и уже в конце того года в Берберу прибыла изыскательская экспедиция «Союзморниипроекта». Пока готовилось проектное задание, место строительства порта изучали гидрологи. Осенью 1964г. группа специалистов приезжала сделать привязку проекта к местности. И в соответствии с договором в середине 1965г. в Берберу прибыла первая группа советских специалистов для начала строительства порта. Тогда же началась доставка необходимого для строительства оборудования. В сентябре 1965г. из Николаева буксир «Горделивый» (капитан Рубцов) начал буксировку кран-копер который будет работать на строительстве порта в Бербере.
15 января 1966г. в Бербере был заложен первый камень будущего порта строящегося с участием СССР.  Директором строительства являлся сомалиец Мухамеджан Абди, но все ведущие специалисты были из СССР - главный инженер строительства порта Амеран Мелитонович Зенайшвили, главный инженер проекта Игорь Иванович Медовиков. Всего в Бербере проживали  около ста советских специалистов и членов их семей. Они — рабочие, техники, инженеры: моряки и монтажники, водолазы и водители  автомашин, бульдозеристы и экскаваторщики, работали вместе с сомалийцами. Главный инженер строительства А.М.Зенайшвили лично проводил основную работу по отбору людей, которые поедут строить морской порт в Бербере, и поэтому хорошо знал каждого человека. За плечами таких инженеров, как Николай Александрович Хвостик, Андрей Павлович Воронин, Иван Петрович Петренко, огромный жизненный опыт...
В конце 1966г. линия шпунтов уже протянулась почти на всю длину будущих причалов. В Бербере смогут одновременно обрабатываться два крупно тоннажных судна. Естественные глубины здесь составляли в то время 9 метров. Но их  планировалось и углубить, если в том будет необходимость. На берегу шло строительство склада генеральных грузов, здания управления порта, крупных механических мастерских.               Моряки тоже участвовали в строительстве, и не только участвуя в доставке грузов для стройки по морю, но и работая в Бербере. Наши специалисты работали на водолазном боте, рейдовом буксире «Труженик» и других вспомогательных судах занятых в строительстве...
Эксплуатация порта в Бербере началась с апреля 1969г. Он был механизирован, имел два портальных и три автокрана. Он вышел на первое место по числу обрабатываемых судов и на второе по тоннажу судов. На Берберу приходится 50% сомалийского грузооборота. Ежемесячно в порт заходит около 40 судов. За год через порт отправляется на экспорт свыше 1 мил. голов скота. За три года после начала эксплуатации в порт зашло 800 судов, суммарный грузооборот составил более 440 тысяч тонн и было вывезено свыше 3,5 млн. голов скота. Экспорт из Берберы идет в арабские страны, главным образом в Саудовскую Аравию и НДРЙ, в меньшей мере – в Кувейт и Бахрейн. С самого начала порт функционировал как рентабельный объект...
Техника и оборудование была основным что поставлял СССР в Сомали, так в 1966г. на долю машин и оборудования приходилось 83,3% советского экспорта в Сомали. Помимо этого поставлялись и другие товары, так в 1968г. из СССР было поставлено 4 мил. метров хлопчатобумажных тканей, 30 тысяч тонн цемента, 4 тысячи тонн пшеничной муки...
11 июля 1974г. СССР заключил с Сомали  Договор о дружбе и сотрудничестве на 20 лет, в Могадишо его с Мохаммедом Сиадом Барре подписал Н.В Подгорный.
Автомобилями переселенцев доставляли в созданные лагеря близ Эль-Буре, Гардо, Бере, Мерке. Оттуда советские самолеты АН-12 перевозили беженцев на крайний юг страны, к Джубе и Шебели. Самолеты садились близ лагерей переселенцев, несмотря на трудные грунтовые аэродромы, несмотря на ветры, песчаные бури которые бушевали в это время на Севере Сомали. Экипажи работали на износ, так как в этой ситуации от времени зависели жизни эвакуируемых. Экипажи АН-12 ежедневно вставали в три часа ночи, работа продолжалась до позднего вечера, потом короткий отдых, и вновь летчики садились в самолеты. По окончании переселения, 165 грузовиков ЗИЛ-157 участвовавших в операции, были переданы в дар сомалийской стороне.
В порту находилась плавказарма и плавбаза подводных лодок. На берегу было новое здание госпиталя и три постоянных барака, трубопровод с опреснительным оборудованием, мощный радиопередатчик который хорошо охранялся...
к 1977г. в  Бербере советские строители с привлечением сомалийских специалистов сделали много. Первоклассный аэродром с взлетно-посадочной полосой длиной 4 км. На такую полосу можно базировать любые тяжелые сверхдальние самолеты как военные, так и гражданские. На берегу имелись: специально построенный узел связи, станция слежения, хранилище для тактических ракет, хранилище на 175 тыс. баррелей топлива. ПМТО имел пункт беспричальной бункеровки, плавучий док «ПД-66» приведен в конце 1975г. и плавучую судоремонтную мастерскую, с конца сентября 1976г. это была «ПМ-156». Последнее — жилой и казарменный городок на 1,5 тысяч человек, в котором была опреснительная станция на основе ионообменных элементов,  госпиталь. Отлично спроектированный, хорошо построенный и оборудованный госпиталь   был сдан в эксплуатацию в июле 1977г...
При содействии Советского Союза была создана мощная сомалийская армия. СССР поставлял в Сомали вооружение и военную технику для всех этих видов вооруженных сил. Поставки включали: танки Т-54 и Т-55, зенитные пулеметные установки ЗУ-2 и самоходные ЗСУ-57-2, бронетранспортеры БТР-152 и БТР-60ПБ, боевые разведывательно-дозорные машины БРДМ, стрелковое оружие — автоматы АКМ, пистолеты ПМ, пулеметы, ручные противотанковые гранатометы, артиллерийские орудия (76-мм пушки ЗИС-3,122-мм гаубицы М-30 и др.), 82-мм и 120-мм минометы, боеприпасы к поставленному вооружению, инженерную технику, истребители МиГ-17 и МиГ-21, военно-транспортную авиацию (самолеты Ан-12 и вертолеты Ми-8), аэродромное оборудование, авиационные тренажеры, автоматические системы управления зенитными ракетными комплексами с радиоуправляемыми ракетами, автомобили многоцелевого назначения (УАЗ-462, ГАЗ-66, ЗиЛ-131, «Урал-375» и др.), артиллерийские тягачи, подвижные средства ремонта и обслуживания ВТ, торпедные, сторожевые катера, полевые кухни и другое военно-техническое имущество.                По линии Главного технического управления ГКЭС были построены:
- три аэродрома с твердым покрытием ВПП в городах Бербера, Дафет, Кисмаю, со всеми необходимыми сооружениями, обеспечивающими эксплуатацию и ремонт авиатехники;
- военно-техническое училище;
- ВМБ в Кисмаю для торпедных катеров;
- сеть снабжения армии ГСМ;
- войсковые учебные центры;
- стрелковые и артиллерийские полигоны;
- объединенные мастерские по ремонту вооружения и военной техники и другие объекты...


Источник: http://alerozin.narod.ru/Somalia.htm

Tags: армия, демагогия, советская мифология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments