harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Categories:

Повседневная жизнь народа-победителя после ВОВ при палаче народов Сталине

Оригинал взят у tbv в Что же там было?
Получив это письмо из Рязани, Сталин инициировал проверку на уровне ЦК КПСС. Факты подтвердились, из-за чего слетело рязанское руководство. Значит, мы можем доверять этому свидетельству. Таково было положение со жратвой в русских городах через 7,5 лет после войны:

«Я остановлюсь только на фактах, ибо описывать - не хватит бумаги, чтоб письмом переслать.
1. Черный хлеб в очередь.
2. Белого не достанешь вообще.
3. Масла ни растительного, ни сливочного нет.
4. Мяса в магазинах нет.
5. Колбасы нет.
6. Круп никаких нет.
7. Макарон и других мучных изделий нет.
8. Сахару нет.
9. Картошки в магазинах нет.
10. Молока и других молочных изделий нет.
11. Жиров (сала и т. д.) нет».

Чего ни хватишься... м-да. Зато при Сталине цену на колбасу снижали. Несуществующую в магазинах.

Оригинал взят у sm_sergeev в  Повседневная жизнь народа-победителя

В послевоенном СССР "питание среднестатистического советского гражданина, как в деревне, так и в городе, было чрезвычайно скудным. Городские рабочие питались чуть лучше, чем крестьяне. Однако эту разницу трудно признать принципиальной. При Сталине сформировался и утвердился на долгие годы преимущественно хлебно-картофельный рацион. В семьях рабочих и крестьян в среднем в день на одного человека потреблялось мучных изделий (в основном хлеба) около половины килограмма в мучном эквиваленте, а также небольшое количество круп. 400-600 граммов картофеля и около 200-400 граммов молока и молочных продуктов (в основном молока) в день в дополнение к хлебу составляли основу рациона.Все остальные продукты были доступны в незначительных количествах. В день в среднем потреблялось около 150 граммов овощей и бахчевых, 40-70 граммов мяса и мясных продуктов, 15-20 граммов жиров (животного или растительного масла, маргарина, сала), несколько ложек сахара, немного рыбы. Одно яйцо среднестатистический житель СССР мог позволить себе примерно раз в 6 дней. Для того чтобы оценить размеры этого рациона, можно отметить, что он был почти равен основным нормам снабжения заключенных лагерей. В сутки заключенный должен был получать 700 граммов хлеба, 120 граммов крупы и макарон, 20 граммов мяса и 160 рыбы, 400 граммов картофеля и 250 граммов других овощей и т. д. Паек для заключенных, занятых на тяжелых работах, был выше. Кроме того, для всех заключенных предусматривались надбавки за перевыполнение норм.

Наконец, нужно учитывать, что приведенные данные ЦСУ, которое испытывало постоянное политическое давление, вероятнее всего приукрашивали действительность. Средние показатели могли увеличиваться, например, за счет включения в бюджетные обследования более высокооплачиваемых рабочих или крестьян из относительно благополучных колхозов. Не учитывали бюджетные обследования и качество продуктов. По многим свидетельствам оно часто было низким. Как говорилось в письме, отправленном Сталину в ноябре 1952 года из Черниговской области, «теперь выпекают черный хлеб, и то некачественный. Кушать такой хлеб, особенно больным людям невозможно».

Столь же недостаточным, как и потребление продуктов питания, было снабжение промышленными товарами. Цены на них традиционно оставались чрезвычайно высокими. Мужское шерстяное демисезонное пальто в апреле 1953 года стоило в магазинах Москвы 732 руб., а мужские сапоги 202 руб. При этом средняя месячная заработная плата рабочих и служащих в 1953 году составляла 684 руб. Денежный доход одного колхозного двора не превышал 400 руб. в месяц, или примерно 100 руб. на человека. Нетрудно заметить, что промышленные товары даже в государственной торговле были предметом роскоши для основной массы населения. Люди довольствовались простейшими сравнительно дешевыми изделиями, но и их покупали немного. Например, кожаную обувь в 1952 году смог приобрести только каждый третий крестьянин. Но не все имели и более простую обувь и одежду. Как жаловался в письме Сталину в декабре 1952 года житель одной из деревень Тамбовской области, «в нашем колхозе колхозники имеют одну зимнюю одежду на 3-4 члена семьи, дети зимой у 60 % населения учиться не могут, ибо нет одежды».

Чрезвычайно тяжелыми были жилищные условия подавляющего большинства населения страны. При Сталине жилье строили по остаточному принципу, направляя в коммунально-жилищную сферу совершенно недостаточные капиталовложения. Накапливающиеся годами проблемы были усугублены военной разрухой. На начало 1953 года в городах на одного жителя приходилось 4,5 квадратных метра жилья. Наличие временно проживающих и не прописанных, не попадавших в учет, снижало эту цифру. При этом качество жилья было низким. В городском обобществленном жилищном фонде лишь 46 % всей площади было оборудовано водопроводом, 41 % канализацией, 26 % центральным отоплением, 3 % горячей водой, 13 % ванными. Причем и эти цифры в значительной степени отражали более высокий уровень благоустройства крупных городов, прежде всего столиц. Малые города были снабжены перечисленными коммунальными удобствами в минимальной степени. Ярким показателем кризисного состояния жилищного хозяйства было широкое распространение в городах бараков. Причем количество населения, зарегистрированного в бараках, увеличивалось. Если в 1945 году в городских бараках числилось около 2,8 млн человек, то в 1952 году — 3,8 млн. Более 337 тыс. человек жили в бараках в Москве".

В начале ноября 1952 г. "в поле зрения Сталина попало письмо секретаря партбюро станции Ряжск Рязанской области В. Ф. Дейкиной. В нем говорилось:

«Сейчас октябрь месяц, а у нас черный хлеб в очередь и то не достанешь, а сколько высказывают рабочие неприятных слов и не верят в то, что пишут [в газетах], что, дескать, нас обманывают [...] Я остановлюсь только на фактах, ибо описывать — не хватит бумаги, чтоб письмом переслать.

1. Черный хлеб в очередь.
2. Белого не достанешь вообще.
3. Масла ни растительного, ни сливочного нет.
4. Мяса в магазинах нет.
5. Колбасы нет.
6. Круп никаких нет.
7. Макарон и других мучных изделий нет.
8. Сахару нет.
9. Картошки в магазинах нет.
10. Молока и других молочных изделий нет.
11. Жиров (сала и т. д.) нет.

[...] Я не клеветница, я не злопыхатель, я пишу горькую правду, но это так [...] Местное начальство все получает незаконно, как говорят, из-под полы, доставляют на квартиры им их подчиненные. А народ для них — как хочет, им дела мало [...] Прошу выслать комиссию и привлечь к ответственности виновных, научить, кого следует, как планировать потребности. А то сытый голодному не верит». ...

В Рязанскую область был отправлен недавно назначенный секретарь ЦК КПСС А. Б. Аристов, отвечавший за работу местных партийных организаций. 17 ноября 1952 года в кабинете Сталина собрались секретари ЦК КПСС Г. М. Маленков, Н. С. Хрущев, А. Б. Аристов, Л. И. Брежнев, Н. Г. Игнатов, Н. А. Михайлов, Н. М. Пегов, П. К. Пономаренко, М. А. Суслов . Сталин потребовал отчета о положении в Рязанской области. Несколько лет спустя, на пленуме ЦК КПСС в июне 1957 года, Аристов в присутствии других участников этой встречи так изложил ее ход:

«Входит Сталин и говорит: “Что там в Рязани?” Все молчат. “Кто был в Рязани?” Тогда поднимаюсь: “Я был в Рязани”. “Что там? Перебои?” “Нет, — говорю, — тов. Сталин, не перебои, а давно там хлеба нет, масла нет, колбасы нет”. В очереди сам становился с Ларионовым [секретарь Рязанского обкома КПСС] с 6-7 утра, проверял. Фонды проверял, они крайне малы [...] “Что у нас за секретарь там. Шляпа. Почему не сигнализировал нам? Снять его”, — кричал Сталин [...] Я стал возражать Сталину, сказал, что Ларионов не виноват, что такое положение с хлебом есть и в других городах [...] Мне бы сильно попало, если бы не выручили тт. Хрущев и Игнатов [...] Никита Сергеевич говорит: “Тов. Сталин, наша Украина — пшеничная, а пшеницы, белого хлеба не бывает. Игнатов тоже заявил, что и в Краснодаре такое же явление”».


Хлевнюк О.В., Горлицкий Й. Холодный мир: Сталин и завершение сталинской диктатуры. М. 2011. (С. 101 - 104 doc-версии http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=3889504)


В марте 1947 г. свыше 30 % промышленных рабочих Ленинграда страдали от дистрофии и авитаминоза.

В 1947 г. смертность от дизентерии в крупных городах выросла в 2-5 раз.

В крупных и малых городах и рабочих посёлках РСФСР туберкулёз стал ведущей причиной смертности среди граждан обоего пола от 29 до 39 лет и мужчин от 20 до 49 лет.

Чуть ли не главной причиной широкого распространения болезней (тифа, дизентерии, диареи) был низкий уровень гигиены из-за тотального дефицита мыла, отсутствия спецодежды, теплой верхней одежды и зимней обуви, антисанитарии в рабочих общежитиях. Скажем, общежития нефтепромыслов Татарии и Башкирии были настолько заражены вшами и клопами, что рабочие предпочитали ночевать на улице или в соседних лесах. Профсоюзная проверка общежитий Уральского турбинного завода в Свердловске выявила полное отсутствие ванн, титанов для кипятка, сушилок, кухонь и даже водопроводных кранов; ни на самом заводе, ни в общежитиях не было прачечных, и люди стирали одежду в комнатах в самодельных бадьях, изготовленных из нелегально вынесенного с завода металла, которые поэтому приходилось прятать от начальства. В 1946 г. завод им. Куйбышева в Иркутске в течение 3-х месяцев не получал ни грамма мыла, а задолженность по поставкам достигала 2,5 тонны. В четвёртом квартале 1947 г. в Свердловск, которому по нормам полагалось 235 т. мыла, реально поставили всего 15 т.

По всей стране, включая Москву, наблюдался серьёзный дефицит лекарств. В 1947 г. произошло фактическое падение производства лекарств по сравнению с 1945-46 гг. Дефицитными стали даже глюкоза, борная кислота, касторовое масло, ампулы для инъекций. Сорок важнейших лекарств и мед. препаратов не производились вовсе. Больницы и поликлиники в провинции находились в удручающем состоянии, так, в Тамбовской области в 1947 г. треть года больницы вообще не принимали пациентов из-за отсутствия топлива.

В послевоенные годы, начиная с 1946-го, основной поток заключённых составляли рабочие и крестьяне, осуждённые "за хищение государственной собственности" (около 2 млн чел.), которое, сколь бы незначительным оно ни было, каралось заключением в лагерь от 7 до 25 лет. Многотиражка ленинградской фабрики "Красный треугольник" сообщала, напр., о двух женщинах, получивших за хищение со своего предприятия четырёх метров ситца 8 и 9 лет лагерей и ещё об одной женщине, осуждённой на 10 лет лагерей за хищение трёх пар ботиков и пары тапочек.

"В канун смерти Сталина условия существования среднестатистического советского рабочего..., безусловно, несравненно улучшились по сравнению с периодом 1945 - 1948 годов. Но не вызывает сомнений тот факт, что его жизнь по-прежнему являлась не более чем борьбой за выживание".

См.: Фильцер Дональд. Советские рабочие и поздний сталинизм: Рабочий класс и восстановление сталинской системы после окончания Второй мировой войны. М., 2011. С. 45, 96 - 97, 131, 145 - 158.
___________________________________________________________________

Для справки, средний размер заработной платы в стране тогда составлял 500-550 рублей в месяц (подробнее cм. 18), можно на досуге заняться расчётами. Собственные расчёты уже летом 1948 провели финансисты посольства США в СССР – они сравнили стоимость продуктов в столицах двух государств (Москве и Вашингтоне), при пересчёте доллара на рубль приняв официальный курс 8 руб. за бакс. Получилось у них вот что [2, с. 18]:

Продукты Москва Вашингтон
Белый хлеб из муки 1 сорта 7 1,88-1,94
Белая мука 1 сорта 8 1,57-1,73
Яблоки 16-25 1,47-1,94
Молоко (1 л) 3-4 1,61-1,94
Макароны 10 2,65
Мясо 1 сорта 30 10,40-12,16
Масло 64 13,60-14,96
Чай (100 г) 16 1,76
Кофе 75 6,79-8,96

Столь впечатляюще высокие новые цены позволили в последующие годы проводить одну из самых знаменитых своих пропагандистских акций.

2. Пихоя Р.Г. Советский союз: история власти. 1945-1991. Новосибирск, 2000.
18. Среднемесячная денежная заработная плата в рублях рабочих и служащих по отраслям народного хозяйства СССР в 1940, 1945, 1950-1955 гг.

http://red-kommuna.narod.ru/pgazeta/ru/htm/029/12.htm
=====
...в 1948-49 займы «съедали» не менее трети-четверти «выигрыша» от снижения цен, а с 1951-го – как минимум весь «выигрыш», а то и значительную сумму сверх того. Интересна динамика внутреннего долга советского государства по займам: если на 1 января 1948 он составлял 185,6 млрд. руб., а год спустя благодаря денежной реформе понизился до 92,6 млрд., то в 1950-м уже составил 118,3, в 1951 – 148, в 1952 – 178,8, а в 1953 – 218,5 млрд. [27, с. 553], тo есть незадолго до смерти Сталина не просто достиг дореформенной отметки, а значительно превозмог её. Вот тебе и оздоровление финансов!

Кстати, насчёт финансов – если верить сборнику документов «Советская жизнь, 1945-1953», займы являлись одним из важнейших источников пополнения госбюджета: если в 1948 они обеспечивали 24% всей доходной части, то в 1952 – уже 42% [27, c. 539].

Займы проводились и позднее, так что к 1956 внутренний долг по ним вырос до почти 300 млрд. руб., а выплаты по процентам превышали собственно суммы займов! Однако после 1952 их размещение сталкивалось с большими трудностями и уже в 1953-54 плановые суммы побора оказывались в 2,5 раза меньше, чем в предыдущие два года [22, с. 365].

В результате в 1957 руководство страны «по многочисленным просьбам трудящихся» от дальнейшего размещения займов решило отказаться – как, впрочем, и от процентных выплат по ним. Возобновились они только в середине 70-х (только для тех, конечно, кто сохранил облигации государственных займов).

22. Петухова Н.Е. История налогообложения в России IX-XX вв. М., 2009.
27. Советская жизнь. 1945-1953 гг. М., 2003.
=====
Выводы

Что же мы имеем в сухом остатке?

1. Можно однозначно констатировать, что социально-экономическая политика позднесталинского периода была
направлена на поддержание уровня потребления советских граждан на сколь возможно низком уровне
. В условиях конфронтации со странами Запада основное внимание руководство страны уделяло вопросам обороны, почти не заботясь о компенсации для населения тягот и потерь военных лет. Важной причиной плачевного уровня жизни являлось плачевное же состояние аграрного сектора, по отношению к которому после Победы была возрождена довоенная политика максимального выкачивания средств, – что стимулировало сельское население не на выполнение государственных заданий, а на бегство из села и, таким образом, с каждым годом делало положение всё более острым;

2. Денежная реформа может считаться удачной только с точки зрения сиюминутной выгоды для государства – в долгосрочной же перспективе очевидно, что провозглашённых целей она не достигла: денежная масса неуклонно нарастала, а внутренний долг государства и вовсе перекрыл дореформенные показатели. Крайне слабо оказались затронуты реформой «спекулятивные круги», зато для основной массы населения она явилась очень тяжёлым ударом, выразившись в конфискации накоплений;

3. Отмена карточек отнюдь не свидетельствовала о «крепнущей мощи советского государства», напротив, была призвана снять с этого государства всякие обязательства по гарантированному снабжению населения продовольствием, проблема с которым при жизни Сталина так и не была решена. Установленные по отмене карточек цены на пром- и продтовары в торговой сети оказались крайне высокими и практически недоступными для целого ряда категорий советских граждан. Кроме того, сохранялась важная составляющая карточной системы – нормирование продовольствия в торговой сети;

4. Снижения цен явились очередным подтверждением проводившейся с конца 1920-х политики дискриминации сельского населения. В целом же они представляли собой чисто пропагандистский ход, не подкреплённый никаким реальным содержанием – видимо снизившись к 1954 по сравнению с уровнем 1947-го, цены на треть превышали довоенный уровень (который, в свою очередь, был в несколько раз выше уровня 1928). Кроме того, снижения приводили к исчезновению с прилавков магазинов самых востребованных и доступных по цене видов продтоваров и постоянно ухудшали качественные характеристики промтоваров;

5. Потери бюджета от снижения цен государство компенсировало целым рядом мероприятий по изъятию сэкономленных средств из карманов граждан. Основным инструментом были ежегодные принудительные займы, непременно следовавшие за каждым снижением и стоившие гражданам месячной зарплаты (8% годового дохода). Кроме того, за снижениями следовали рост цен на транспорт, платы за коммунальные услуги и жильё, снижения расценок на предприятиях, повышение налогов и сокращение пользующихся льготами по обложению категорий граждан.

В результате сталинская политика привела СССР в состояние острого внутреннего кризиса и стала причиной многочисленных реформаторских акций почти сразу после смерти «вождя».
  * * * * *
Голодомор 1946-48
http://afanarizm.livejournal.com/281648.html
Голод в 1951-55
http://afanarizm.livejournal.com/239150.html
«Последний сталинский голод»: сельхоз в 5-ю пятилетку 1951-55 в 4-х частях
http://afanarizm.livejournal.com/239150.html
В третьей части нормальные люди знакомятся с 220 комментами в https://afanarizm.livejournal.com/239622.html
Гордое советское: «Нищих в СССР нет» в pdf
https://docviewer.yandex.ru/view/0/?*=mLzQvGibp7HqLPx4PoW3zauer9F7InVybCI6Imh0dHA6Ly9lbGFyLnVyZnUucnUvYml0c3RyZWFtLzEwOTk1LzQwODUwLzEvbWFteWFjaGVua292LW5kOC0yMDE2LnBkZiIsInRpdGxlIjoibWFteWFjaGVua292LW5kOC0yMDE2LnBkZiIsInVpZCI6IjAiLCJ5dSI6IjQ0NDA5NzAzMDE1MDkxODY5OTIiLCJub2lmcmFtZSI6dHJ1ZSwidHMiOjE1MTExODc3NzU2NzB9&page=2&lang=ru

Tags: американцы, голодомор, советское, сталин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments