harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Categories:

Постановление Президиума ЦК КПСС «О клеветническом романе Б. Пастернака». Нобелевская премия.



Постановление Президиума ЦК КПСС «О клеветническом романе Б. Пастернака»

23.10.1958

Строго секретно

П 188/ХLII

1. Признать, что присуждение Нобелевской премии роману Пастернака, в котором клеветнически изображается Октябрьская социалистическая революция, советский народ, совершивший эту революцию, и строительство социализма в СССР, является враждебным по отношению к нашей стране актом и орудием международной реакции, направленным на разжигание холодной войны.

2. Опубликовать в журнале «Новый мир» и в «Литературной газете» письмо редакции журнала «Новый мир», направленное Пастернаку в сентябре 1956 года.1

3. Подготовить и опубликовать в «Правде» фельетон, в котором дать резкую оценку самого романа Пастернака, а также раскрыть смысл той враждебной кампании, которую ведет буржуазная печать в связи с присуждением Пастернаку Нобелевской премии.

4. Организовать и опубликовать выступление виднейших советских писателей, в котором оценить присуждение премии Пастернаку как стремление разжечь холодную войну.

РГАНИ. Ф. З. Оп. 14. Д. 250. Л. 15–16. Подлинник.

Опубл.: Источник. 1993. № 4. С. 1.


Источник: http://www.alexanderyakovlev.org/almanah/inside/almanah-doc/144
___________________________________________

Вообще, вся эта комунистическая тараканья возня с попытками запрета романа за границей, организацией зарубежных откликов на ещё не выпущенную книгу, выдвижение в противовес на нобелевскую премию М. А. Шолохова - очень занимательна. Кстати, если кто не знает - Нобелевская премия была вручена посмертно сыну Пастернака:

"
Среди событий, связанных со столетием Бориса Пастернака, особое место занимает решение Нобелевского комитета восстановить историческую правду, признав вынужденным и недействительным отказ Пастернака от Нобелевской премии, и вручить диплом и медаль семье покойного лауреата. Присуждение Пастернаку Нобелевской премии по литературе осенью 1958 года получило скандальную известность. Это окрасило глубоким трагизмом, сократило и отравило горечью остаток его дней. В течение последующих тридцати лет эта тема оставалось запретной и загадочной.

Разговоры о Нобелевской премии Пастернака начались в первые послевоенные годы. По сведениям, сообщенным нынешним главой Нобелевского комитета Ларсом Гилленстеном, его кандидатура обсуждалась ежегодно начиная с 1946-го по 1950-й, снова появилось в 1957-м, премия была присуждена в 1958-м. Пастернак узнавал об этом косвенно – по усилению нападок отечественной критики. Иногда он вынужден был оправдываться, чтобы отвести прямые угрозы...
внезапно пришел К. Федин, который мимо возившейся на кухне хозяйки поднялся прямо в кабинет Пастернака. Федин потребовал от Пастернака немедленного, демонстративного отказа от премии, угрожая при этом завтрашней травлей в газетах. Пастернак ответил, что ничто его не заставит отказаться от оказанной ему чести, что он уже ответил Нобелевскому комитету и не может выглядеть в его глазах неблагодарным обманщиком. Он также отказался наотрез пойти с Фединым на его дачу, где сидел и ждал его для объяснений заведующий отделом культуры ЦК Д.А. Поликарпов.

В эти дни мы ежедневно ездили в Переделкино. Отец, не меняя обычного ритма, продолжал работать, он переводил тогда «Марию Стюарт» Словацкого, был светел, не читал газет, говорил, что за честь быть нобелевским лауреатом готов принять любые лишения. В таком именно тоне он написал письмо в президиум Союза писателей, на заседание которого не пошел и где по докладу Г. Маркова был исключен из членов Союза. Мы неоднократно пытались найти это письмо в архиве Союза писателей, но безуспешно, вероятно, оно уничтожено. Отец весело рассказывал о нем, заехав к нам перед возвращением в Переделкино. Оно состояло из двадцати двух пунктов, среди которых запомнилось:

«Я считаю, что можно написать «Доктора Живаго», оставаясь советским человеком, тем более, что он был кончен в период, когда опубликовали роман Дудинцева «Не хлебом единым», что создавало впечатление оттепели. Я передал роман итальянскому коммунистическому издательству и ждал выхода цензурованного издания в Москве. Я согласен был выправить все неприемлемые места. Возможности советского писателя мне представлялись шире, чем они есть. Отдав роман в том виде, как он есть, я рассчитывал, что его коснется дружественная рука критика.

Посылая благодарственную телеграмму в Нобелевский комитет, я не считал, что премия присуждена мне за роман но за всю совокупность сделанного, как это обозначено в ее формулировке. Я мог так считать, потому что моя кандидатура выдвигалась на премию еще в те времена, когда романа не существовало и никто о нем не знал.

Ничто не заставит меня отказаться от чести, оказанной мне, современному писателю, живущему в России, и, следовательно, советскому. Но деньги Нобелевской премии я готов перевести в Комитет защиты мира.

Я знаю, что под давлением общественности будет поставлен вопрос о моем исключении из Союза писателей. Я не ожидаю от вас справедливости. Вы можете меня расстрелять, выслать, сделать все, что вам угодно. Я вас заранее прощаю. Но не торопитесь. Это не прибавит вам ни счастья, ни славы. И помните, все равно через несколько лет вам придется меня реабилитировать. В вашей практике это не в первый раз».

Гордая и независимая позиция помогала Пастернаку в течение первой недели выдерживать все оскорбления, угрозы и анафематствования печати. Он беспокоился, нет ли каких-нибудь неприятностей у меня на работе или у Лени в университете. Мы всячески успокаивали его. От Эренбурга я узнавал и рассказывал отцу о том, какая волна поддержки в его защищу всколыхнулась в эти дни в западной прессе.

Но все это перестало его интересовать 29 октября, когда, приехав в Москву и поговорив по телефону с О. Ивинской, он пошел на телеграф и отправил телеграмму в Стокгольм: «В силу того значения, которое получило присужденная мне награда в обществе, к которому я принадлежу, я должен от нее отказаться, не примите за оскорбление мой добровольный отказ». Другая телеграмму была послана в ЦК: «Верните Ивинской работу, я отказался от премии».

Приехав вечером в Переделкино, я не узнал отца. Серое, без кровинки лицо, измученные, несчастные глаза, и на все рассказы – одно: «Теперь это все не важно, я отказался от премии».

Но эта жертва уже никому не была нужна. Она ничем не облегчила его положение. Этого не заметили на общемосковском собрании писателей, состоявшемся через два дня. Московские писатели обращались к правительству с просьбой лишить Пастернака гражданства и выслать за границу. Отец очень болезненно переживал отказ Зинаиды Николаевны, сказавшей, что она не может оставить родину, и Лени, решившего остаться с матерью, и живо обрадовался моему согласию сопровождать его, куда бы его ни выслали. Высылка незамедлительно последовала бы, если бы не телефонный разговор с Хрущевым Джавахарлала Неру, согласившегося возглавить комитет защиты Пастернака. Чтобы спустить все на тормозах, Пастернаку надо было подписать согласованный начальством текст обращений в «Правду» и к Хрущеву. Дело не в том, хорош или плох текст этих писем и чего в них больше – покаяния или самоутверждения, важно то, что написаны они не Пастернаком и подписаны вынужденно. И это унижение, насилие над его волей было особенно мучительно в сознании того, что оно никому не было нужно...
9 декабря, на торжественном приеме в Шведской академии в присутствии нобелевских лауреатов, послов Швеции и СССР, а также многочисленных гостей непременный секретарь академии профессор Сторе Аллен передал мне Нобелевскую медаль Бориса Пастернака. Он прочел обе телеграммы, посланные отцом 23 и 29 октября 1958 года, и сказал, что Шведская академия признала отказ Пастернака от премии вынужденным и по прошествии тридцати одного года вручает его медаль сыну, сожалея о том, что лауреата нет уже в живых. Он сказал, что это исторический момент. Ответное слово было предоставлено мне. Я выразил благодарность Шведской академии и Нобелевскому комитету за их решение и сказал, что принимаю почетную часть награды с чувством трагической радости. Для Бориса Пастернака Нобелевская премия, которая должно была освободить его от положения одинокого и гонимого человека, стала причиной новых страданий, окрасивших горечью последние полтора года его жизни. То, что он был вынужден отказаться от премии и подписать предложенные ему обращения в правительство, было открытым насилием, тяжесть которого он ощущал до конца своих дней..."
Источник: http://n-t.ru/nl/lt/bp.htm


Вся серия переписки и ужимок коммунистов по Б. Пастернаку



  1. 31.08.1956
    Записка министра иностранных дел СССР Д.Т. Шепилова о передаче рукописи
    романа Б.Л. Пастернака «Доктор Живаго» за границу

  2. 24.10.1956
    Записка Отдела ЦК КПСС по связям с иностранными компартиями об обещании
    итальянских коммунистов возвратить в СССР рукопись романа «Доктор Живаго»

  3. 16.01.1957
    Записка отделов ЦК КПСС культуры и по связям с иностранными компартиями о
    необходимости принятия мер для возвращения рукописи романа Б.Л. Пастернака
    «Доктор Живаго»

  4. 01.08.1957
    Записка Отдела культуры ЦК КПСС о мерах по предотвращению или задержанию
    выхода романа «Доктор Живаго» в Италии

  5. 21.08.1957
    Записка Отдела культуры ЦК КПСС об отправке Б.Л. Пастернаком телеграммы
    издателю Дж. Фельтринелли

  6. 30.08.1957
    Записка Отдела культуры ЦК КПСС о публикации отрывков из романа «Доктор
    Живаго» в польском журнале «Опинье»

  7. 03.10.1957
    Информация Всесоюзного объединения «Международная книга»
    о неудаче попыток воспрепятствовать изданию романа «Доктор Живаго» за
    границей

  8. 16.11.1957
    Записка Отдела культуры ЦК КПСС о подготовке выступлений «прессы друзей»
    за рубежом в связи с предстоящим выходом романа «Доктор Живаго»

  9. 05.04.1958
    Записка Отдела культуры ЦК КПСС о противодействии выдвижению кандидатуры
    Б.Л. Пастернака на Нобелевскую премию и поддержке кандидатуры М.А. Шолохова

  10. 07.04.1958
    Постановление Комиссии ЦК КПСС по вопросам идеологии, культуры и
    международных партийных связей об утверждении телеграммы послу СССР в
    Швеции

  11. 17.09.1958
    Письмо Б.Н. Полевого с просьбой об указаниях ЦК КПСС в связи с предстоящим
    выходом романа «Доктор Живаго»

  12. 21.10.1958
    Записка отделов культуры, пропаганды и агитации ЦК КПСС о мерах в связи с
    возможным присуждением Б.Л. Пастернаку Нобелевской премии

  13. 23.10.1958
    Постановление Президиума ЦК КПСС «О клеветническом романе Б. Пастернака»

  14. 23.10.1958
    Записка секретаря ЦК КПСС М.А. Суслова с предложением мер в связи с
    присуждением Б.Л. Пастернаку Нобелевской премии по литературе

  15. 25.10.1958
    Записки заведующего Отделом культуры ЦК КПСС Д.А. Поликарпова секретарю ЦК
    КПСС М.А. Суслову о попытках писателя К.А. Федина убедить Б.Л. Пастернака
    отказаться от Нобелевской премии

  16. 26.10.1958
    Постановление Президиума ЦК КПСС «Об ответе совпосольства в Швеции на
    телеграмму по поводу присуждения Нобелевской премии Борису Пастернаку»

  17. 27.10.1958
    Письмо Б.Л. Пастернака в Президиум Правления Союза писателей СССР в связи
    с общемосковским собранием писателей

  18. 28.10.1958
    Записка Отдела культуры ЦК КПСС об итогах обсуждения на собраниях
    писателей вопроса «О действиях члена Союза писателей СССР Б.Л. Пастернака,
    несовместимых со званием советского писателя»

  19. 28.10.1958
    Письмо К.А. Федина Д.А. Поликарпову с информацией о возможности
    самоубийства Б.Л. Пастернака

  20. 30.10.1958
    Информация МГК КПСС об откликах на исключение Б.Л. Пастернака из членов
    Союза писателей СССР

  21. 30.10.1958 Телеграммы из-за границы в поддержку Б.Л. Пастернака

  22. Письмо Б.Л. Пастернака Н.С. Хрущеву

  23. 01.11.1958 Постановление Президиума ЦК КПСС «Проект заявления ТАСС в связи с письмом Б. Пастернака т. Хрущеву Н.С.»

  24. 05.11.1958 Письмо Б.Л. Пастернака в редакцию газеты «Правда»

  25. 20.01.1959 Записка Отдела культуры ЦК КПСС о предложении посольства СССР в Швеции повлиять на Б.Л. Пастернака с целью передачи его зарубежных гонораров Всемирному совету мира

  26. 16.02.1959 Записка Комитета госбезопасности при СМ СССР о выявлении связей Б.Л. Пастернака с советскими и зарубежными гражданами

  27. 18.02.1959 Записка Комитета госбезопасности при СМ СССР о материалах «в отношении писателя Пастернака Б.Л.»

  28. 20.02.1959 Записка генерального прокурора СССР с предложением принятия мер к Б.Л. Пастернаку в связи с публикацией его стихотворения «Нобелевская премия»

  29. 27.02.1959 Постановление Президиума ЦК КПСС «О Пастернаке Б.Л.»

  30. 14.03.1959 Записка генерального прокурора СССР Р.А. Руденко о допросе Б.Л. Пастернака

  31. 08.11.1958 Записка МИД СССР о письме королевы Бельгии Елизаветы с выражением беспокойства за судьбу Б.Л. Пастернака

  32. 19.11.1958 Постановление Президиума ЦК КПСС «Об ответе на письмо королевы Бельгии Елизаветы на имя т. Ворошилова относительно Пастернака»

  33. 28.11.1958 Письмо Г. Андреева и А. Кашина из Западной Германии К.Е. Ворошилову с требованием прекращения травли Б.Л. Пастернака

  34. 22.01.1959 Записка Отдела культуры ЦК КПСС о намерении Б.Л. Пастернака получать гонорары за границей из-за непредставления работы и невыплаты денег в СССР

  35. 16.04.1959 Записка Отдела культуры ЦК КПСС с предложением рекомендовать Б.Л. Пастернаку отказаться от получение гонорара за норвежское издание романа «Доктор Живаго»

  36. 04.06.1960 Информация Отдела культуры ЦК КПСС о похоронах Б.Л. Пастернака

  
Tags: литература, советское
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments